Кладовая пепла 0+

Как долго мы помним то, чего уже не вернуть? Ничего особенного, именно это - ироничный девиз рассказа

  • Оценили: 0
  • Просмотров: 153
  • Текст работы


Перекрестки поломанного асфальта слились с уличными мыслями июньского дня ; каждая лучинка, каждый кусочек воздуха создали сегодняшний идеал казистости города.

Банк по выдачи кредитов приходским горожанам. „ТОЛЬКО СЕГОДНЯ! ПРОЦЕНТ ПРО КРЕДИТУ В Н. БАНКЕ “, „СПЕШИТЕ, НЕ УПУСТИТЕ УДАЧУ, ЕЕ ХВОСТ ТОЛЬКО У НАС! ТОЛЬКО В НАШЕМ БАНКЕ“ - старики, молодежь с детьми, каким приходилось сидеть часами ради того, чтобы через пол года перестать есть бифштексы по утрам,а еще через два года - оставить ребенка на мать.

-Подпишите здесь, здесь и здесь — достаточно пяти слов, чтобы отлаживать будильник каждое утро, улыбаясь только по субботам и воскресеньям, чтобы заставить улыбаться подписавшего не чаще раза в год.

„У меня всегда найдется чем выплатить ипотеку“, „Я в разы умнее этих идиотов что сидят рядом, я обладаю силой воли и высоким умом, я знаю что делаю“ - такими мыслями был заполнен каждый деревянный стул, стоявший напротив помявшихся кресел.

И всё это происходит в свой час.

В свой час с восьми до шести. С восьми до шести пятоков лет, обреченных на работу с восьми до шести.

- Мисс Тауэр, к великому сожалению — „Ну как же, конечно же великому сожалению.“ - мы не можем выдать вам кредит на столько тысяч. Нет поводов для волнения, только в нашем банке, только в эту минуту, у Вас есть шанс на удачу, именно Вы, прямо сейчас можете взять лизинг, и тогда Ваша жизнь станет в разы лучше, Вам больше никогда не придется волноваться о деньгах. - Действительно,какое дело до денег тощему телу, похороненному спустя полтора года седым священником .

Шесть ноль ноль. Бирюзовый галстук был причиной боли в области смуглой шеи. Читая надписи рекламных компаний около двери выхода, Эрика, к счастью, чуть не протаранил грузовик. К счастью одного чернокожего водителя.

Первое съеденное им мороженое было клубничного вкуса, первая в его жизни драка была того же цвета.

- Один, два, три, четыре… девять, не хватает одного!

Дерево, закрывавшее пятнадцать лет назад Эрика, не отличалось своей толщиной.

- Эрик, хей! Нам не хватает одного! Ты умеешь играть в баскетбол?

- К...Конечно, конечно да.

Вот и первое воспоминание о разбитом носе, поцеловавшим резиновый мяч.

Пол года тренировок по баскетболу у Мистера Флоэра не прошли даром. Штат Флорида предоставлял десятки поездок по десяткам других соревнований и турниров, давая огромное количество шансов проскользить по мягкому паркету, по которому некогда бегал Онил. Первая игра не заставила себя долго ждать, первая скамейка запасных так и не успела нагреться.

В следующем году каждый знал имя Эрика, как мальчишку, что привел свою не самую богатую школу к победе на соревнованиях штата.

Первое мороженное. Мороженное — ничего необычного, простой лед да куча примесей и красителей, что штампуют из просроченных химикатов на просроченных заводах, сколько оно стоит? Цент? Доллар? Юань? Жизнь? А может это и есть смысл жить дальше. Во всяком случае, именно об этом подумал Эрик, увидев машину с леденящим вкусом на ладони.

Настал час прервать бесконечное описание и перейти к делу ; как невидимая кроткая душа бежала недалеко впереди, посмеиваясь, держа льды Антарктиды в вафельной обертке. Это был местный сорванец, какого Эрик запомнил с позапрошлого года, когда, возвращаясь с работы, перед ним стоял этот отброс с украденной булкой хлеба, ломающейся для младшего брата и сестры.

К удаче, в его кошельке нашелся еще один доллар и семьдесят центов на тот же вкус красных ягод, постоянно возвращавших его в детство.

Книжная лавка была заполнена. Тонны воздуха находились в нем, наверное по этому сюда могли войти только избранные маги и чародеи. Никакого волшебства за пределами Хогвартса. Никакого волшебства за пределами детства.

Воздушный пух липы мимо парка навевал сахарную вату, что отец, когда еще не был пристрелен, покупал мальчишке по пути в зоопарк.

-Вот слон, а это, сынок жираф, - его шея позволяет доставать для листьев деревьев, которые служат ему пищей.

- Папа, знаю, знаю! А вот мартышка, а вот филин, папа. - Мозолистые пальцы отца нежно гладили кудрявые волосы сына. - А это! Это что за животное, папа? - Бутылка портвейна заливалась в глотку цели маленького мальчишеского пальца.

Решив присесть, он наконец заметил что так и не откусил ни кусочка своего десерта. Нежно-зеленая трава нашептывала ему колыбель, что напевала мать, прежде чем умереть от передоза.

Сколько стоит жизнь? Эрик сидел на недавно покрашенной, цвета счастья, лавочке, а в голове то и дело летело всё что только могло уйти за пределы молчаливой головы.

Первое лето Флориды, в которой он прожил всю свою жизнь, оставило за собой привкус соленого пота.

-Девяноста девять… Сто!

Зеленые кусты замерли в созерцании игры ; смущенное спокойствие не смело прерываться. Вселенная не двигалась в ушах Эрика. Окружен, но не сломлен, эта игра — эталон концентрации и глупости. Звезды не смели погибать, как вдруг минуты, нет, тысячелетия ожиданий прервал сверепый смех зайца, - толку от белой шубки, что сам запачкал кровью. Бегом! Хохот гудел по всему океану, окаймляющему высоты солнечного города.

Мороженное будто и не смело таять, оно чего-то ждало. Оно живое, все что заставляет нас натянуть улыбку — живое и порой, живее нас. Сколько лет под ряд вы можете жалеть о том, чего никогда не было?

Наглый мальчишка, убежавший не так давно с вафельным рожком в руках, присел на одни доски лавочки, на каких сидел его спаситель от жажды. Эрик не смел злиться, Эрик не смел даже косо взглянуть в сторону того ребенка, но что-то, что-то глубоко в груди заставило сделать это грязного и голодавшего путника по лавочке.

-Сэр, вы курите. - Ловко заметил мальчуган, затянув смолистый дым своим подранным носом. Эрик же просто кивнул. - Я бы тоже хотел курить. Нэн — моя сестра и Пит — мой младший брат они каждый день хотят есть. Я как-то подслушал, что курение убивает чувство голода, я делю всю еду на три части, а если слухи не лгут — я мог бы обойтись совсем без еды и тогда моя маленькая сестренка, наверное, перестала бы выставлять на показ свои тощие от голода ребра и ручонки. Да. Хотел бы я быть взрослым, делать что захочу, я бы смог даже полетать на настоящем самолете! Представляете! А вы летали на самолете? Ох, вы взрослый, вы точно летали. Холодное прикосновение воздуха, от которого ты защищен железной птицей, тысячи метров на землей и, и так наверное тепло. Вы курите, вы взрослый, я бы тоже хотел курить.

-Счастливые люди не курят. - Это все, что запомнил мальчик в лохмотьях на всю свою жизнь.

Слов не было. Час ходьбы раздражал Эрика, во многом из-за вечно пытающейся заговорить обузы. Трех часов пешком достаточно, чтобы найти себе лучшего друга до конца жизни.

Наконец, они пришли к стальным балкам, перекинутым через пересохшую реку. Мост,какой чуть ли не издавна соединял две части огромного города, оказался совершенно пуст, толи из-за вечера вторника, толи на часах Англии уже пробило час ночи.

Оба сели на перекладину моста, оставаясь в невиданном сне, окутавшим каждого.

Забудьте что такое медленное чтение, следующие несколько секунд вы будете читать как можно быстрее, как можно быстрее и не важно, пропустите слова или нет, плевать!

„Первый сон. Первый поход в сад. Первое мороженное. Оторванная рука отца. Первая любовь. Первая попытка суицида. Вторая любовь. Первый глоток Хенесси. Первый школьный учебник. Листья каждой осени падают все быстрее. Труп матери. Труп лучшего друга. Труп. Первый жульен. Первый рабочий день. Первое украденное мороженное. Первый настоящий друг...“ - всё это ожило, с каждым часом принося в голову Эрика еще больше друзей.

Так все таки, сколько стоит жизнь? Стоит ли она мелочи в кармане или алмазных гор? Стоит ли жизни каждое воспоминание?

Было слишком поздно. Тело Эрика разлилось в улыбке. Тело Эрика летело с высоты сотни метров.

Он умер, умер задолго до этого, он умер в день, когда в газете его объявили как мальчика, что ничего не забывает. Изо дня в день его ело все что он помнил, а помнил он, как иронично — всё. Поднеси к костру руку, и пойми цену мгновения. Ведь бесконечно помня то, что было — вскоре и не заметишь, как пепел окутает ноги.

Комментарии 0

Войдите, чтобы оставить комментарий.
Вы можете авторизоваться через ВКонтакте и Facebook