Миллениад 12+

Перевод стихотворения американского композитора и поэта Мундога (англ. Moondog; настоящее имя — Луис Томас Хардин)

  • Оценили: 2
  • Просмотров: 147
  • Текст работы

Я полную свободу нахожу в зажатой форме,

и это парадокс — как ненормальность в теле нормы.


Дамоклов меч висит над всеми нами очень остро. 

И это повод обсудить назревшие вопросы. 


Мой принцип вот: пока идут вперед года, недели,

я каждый день стараюсь жить как в первый и последний.


Вам жаль меня, изгнанника? Жалейте вам на милость — 

но стоит жить, пока внутри душа не запылилась.


И вот те плотоядные, что съели травоядных,

поглощены всеядными, ходящими в нарядах.  


Но он не знал того, и тот не знал, что он не знал,

вдобавок он не знал того, кто знал, что он не знал,

но он узнал того — и тот не знал, что он узнал,

и наконец узнал того, кто знал, что он узнал. 


Улыбка, взгляд, возможность; затем — объятий сладость.

И годы обращают вспять все то, что в них осталось.


Мы щупаем глазами темноту грядущих дней,

надеясь на защиту помощней и посильней.


Тромбон и са́кбут, встретившись, смутились от стыда.

Один глядит на то, кем был, другой — на то, кем стал.


Всецелый молвил: "Ты не знаешь сумму всех частей.

Кончай мечтать, ищи осколки — станет все ясней".


Бог есть, и доказательство — в девятке обертонов

с рассказом о Вселенной и о всех ее законах. 


А про науку я скажу без всяких положений —

наука есть крупнейшее из древних суеверий. 


Косая башня в Пизе, наклонившись вбок, сказала:

"Я не была б известной, если бы стояла прямо". 


Снежинка приземлилась на мою ладонь, сказав:

"Придется мне лететь вперед, не таять чтоб в слезах". 


Здоровье и богатство так бессмысленны и глу́пы,

когда не знаешь цену каждой прожитой минуты. 



Оригинал


I find the greatest freedom in the stricture of a form 

that paradoxes abnormality within a norm. 


The Sword of Damocles hanging over all of us. 

In view of that what subject can we sensibly discuss. 


My credo may be this, that ere my dirth of days is passed, 

I´ll strive to live each one as if it were my first and last. 


You pity me in exile? Well, then pity if you must, 

but live - before your dear identity is lost in dust. 


Carnivores who lived on Herbivores who lived on plants, 

were all consumed by Omnivores who walked around in pants. 


He who didn´t know who didn´t know he didnt know, 

became the he who didn´t know who knew he didn´t know, 

and he became the he who knew who didn´t know he knew, 

who finally became the he who knew who knew he knew. 


A glance, a smile, a chance hallo and then - a fond embrace. 

The years roll back before my eyes to scenes I can´t erase. 


We grope with eyes wide open t´ward the darkness of futurity, 

with faith in outermost instead of innermost security. 


The trombone and the sackbut stare each other down in shame. 

One sees what he had been, the other sees what he became. 


The Whole declared, "You´ll never know the sum of all My parts, 

so stop your foolish figuring, and mend your broken hearts." 


Proof that God exist is in the overtones from one 

to nine, besides revealing how the Universe is run. 


What I say of science here, I say without condition, 

that science is the latest and the greatest superstition. 


The Leaning Tower leaned a little farther south and said, 

"I wouldn´t be so famous if I had a level head." 


A snow-flake landed on my hand and said, as if in fear, 

"I must be on my way, before I turn into a tear." 


Having healthy-wealthy possibility amounts 

to nothing, if you do not know that every minute counts.

Комментарии 0

Войдите, чтобы оставить комментарий.
Вы можете авторизоваться через ВКонтакте и Facebook