• Текст работы

- Здравствуйте. Вы не видели эту девочку? - Виктор протянул фотографию маленькой, светловолосой девочки. Пожилой мужчина, сторожила этих мест, живущий возле леса надел очки и пристально посмотрел на фото.

- Нет, не видел. А что с ней?

- Она потерялась несколько месяцев назад. Говорят недавно, здесь был кто-то похожий на нее. Посмотрите ещё раз, пожалуйста. - Виктор снова показал фотографию.

- Нет. Простите я никого похожего здесь не видел. Извините, мне пора. - Мужчина зашёл во двор дома, закрыв за собой калитку. За забором лаяла собака. В очередной раз Виктор потратил свое время за зря. Никто не опознал фото. Ещё один день упущен, а ведь Алёна может быть где угодно. И бесконечные поиски только отдаляли его от нее. Почему больше никто не ищет? Почему никто не верит ему? Все говорят она мертва. Даже полиция, больше не ведёт расследования. Но Виктор не верил. Его дочь жива и точка. Его маленькая принцесса Алёна. Жена мертва, это он знал точно. Умерла при пожаре, когда горел их дом, но не Алёна. Она спаслась и убежала. Маленькое, перепуганное дитя. Где она? Третий месяц Виктор бродил по округе, показывая фотографию и никто не видел девочку. Эти поселки, возле леса, обширные территории, да и сам лес. Тысячи деревьев, кустарников и прочих растений. В таком лесу сложно кого-то отыскать. Да и выжить сложно, если заплутаешь, тем более семилетней девочке. Прогнав все эти мысли из своей головы Виктор пошел домой.

Пепелище оставшееся от дома резало глаз, и вызывало боль. Пожар унес все. На выжженной земле валялись куски досок, кирпичей, мебели и прочего мусора. Виктор теперь жил в маленьком, летнем домике. Каждый раз видя руины некогда семейного дома, на глаза накатывали слезы. Почему его не было рядом? Экспертиза, так и не установила причину пожара. Пламя было такое, что зарево виднелось даже на дальнем конце поселка. И на кой черт он взял тогда работу сверхурочно. А теперь оставалось лишь гадать, как все произошло. Ночь, пожар, крики о помощи его жены и дочери. А затем пожарные. Когда они приехали, тушить уже было нечего.

Виктор зашёл в летний домик, откупорил бутылку водки и налил себе выпить. Алкоголь не помогал. Не мог помочь, только слегка унимал боль. Залпом осушив бокал Виктор хотел налить ещё, но в дверь постучали.

- Кто там?

- Это я Дима.

- Заходи, открыто. - Дима друг детства, зашёл внутрь.

- Пить будешь?

- Нет спасибо, да и тебе не советую, губишь только себя этим пойлом.

- А что мне ещё делать?

- Жить дальше. Ничего не изменишь, так зачем губить себя?

- Затем, что я не могу просто так жить дальше. Все потеряно. Я уже не человек. Безликое существо. Только надежда отыскать Алёну теплит во мне жизнь.

- Снова искал ее? - Дима сел на кресло напротив Виктора, наблюдая, как тот наливает очередную рюмку.

- Искал. Никто не видел никого похожего на нее. Только трачу время, а она может быть где угодно.

- Слушай Витя я знаю, как сильно ты любишь свою дочь. Но почему ты не хочешь мне верить?

Виктор с размаху стукнул рюмкой по столу. Сильный удар, от которого рюмка не выдержала и разлетелась на мелкие осколки, впиваясь в ладонь. Потекла кровь. Виктор поднял голову и зло взглянул на Диму.

- Верить во что? В то что она мертва? В это? - спросил грубым тоном Виктор. - Я не хочу в это верить! И не буду! Моя дочь жива и точка! А ты, раз мой друг, не говори мне больше об этом. Никогда!

- Успокойся. У тебя кровь вовсю течет, аптечка есть?

- Есть. В шкафу.

Дима встал и подошёл к шкафу. Внутри среди тарелок и стаканов стояла маленькая коробочка без крышки, из которой торчал бинт. Взяв ее он вернулся к столу и достал перекись.

- Давай сюда руку. - Виктор протянул ладонь из которой торчали кусочки стекла. Дима аккуратно вытащил все до единого и обильно пролил раны перекисью. Жидкость запенилась, Виктор сморщился от боли. - Потерпи, нечего рюмки о стол бить. Сейчас перемотаю и все. - Обмотав полностью кисть, Дима убрал аптечку и сел на прежнее место. - Успокоился?

- Да.

- Теперь дослушай, что я скажу. Ты думаешь мне не больно от всего, что произошло? Я знаю тебя сколько? Лет двадцать? Больше? Дочь твою крестил, видел как она росла. Ваша семья это и моя семья тоже, вы ведь мне, как родные и слез я, пролил целое озеро. Но дело в другом, мы ведь оба с тобой видели останки и заключение о смерти Даши и Алёны. Этого нельзя отрицать и все твои поиски пусты. Ты не вернешь дочь, поскольку ее просто больше нет. Смирись, как бы не было больно. Подумай над этим, я ухожу. Приду через пару дней, проведаю и не пей слишком много, тем более эту сивуху. Бывай. - Дима похлопал Виктора по плечу и вышел, оставив своего друга наедине с мыслями.

- Поверь. Тоже мне друг. Как в такое можно поверить, все это бред сивой кобылы. Заключение. Просто полиции лень искать моего ребенка. Вот и все. Я никогда, слышишь никогда в это не поверю. Лучше сдохну в поисках, чем смирюсь. - Виктор перевязанной рукой достал другую рюмку и налил водки. С каждой следующей рюмкой обжигающий напиток приносил спокойствие. Вскоре Виктор уснул сидя в кресле. Ему вновь снился пожар. Как и все прошлые ночи он стоял и смотрел на зарево исходящее от огня. Он не мог шевелиться, тело не подчинялось приказам, все, что оставалось это стоять и смотреть, как горит его дом. Он слышал крики. Крики режущие его нутро. Крики о помощи. Но он ничего не мог сделать. Ему было больно. Боль пронзала, по щекам текли слезы. Бесконечные слезы утраты. И никого рядом, кто мог бы оказать помощь. Хотелось ринуться с места, вбежать в дом, пусть даже не спасти, но погибнуть вместе с ними. Вместе со своей семьёй. А после крики утихали. Зарево становилось меньше, легкий треск догорающих досок сводил с ума. Виктор сидел на коленях, смотря на тлеющие угли. Слезы и невыносимая боль. Проснувшись с криком в холодном поту Виктор дрожащими руками взял бутылку, на дне оставалось немного жидкости. Допив ее он выдвинул полку из стола. В ней лежал пистолет. Взяв его целой рукой он ощутил прикосновение холодного металла. Простой способ покончить со всем. Со всей этой бессмыслицей. Одно нажатие и конец. Виктор поднес ствол к виску. Нажми на курок твердил он сам себе. Нажми и избавишься от мучений. - Нет. Я должен бороться. Должен найти Алёну. Кто сможет защитить ее? Кто? Так нельзя. Или можно. Нет не сейчас. Позже. Ещё рано. А когда? Алена мертва. Нет! Нет! Она жива! - Виктор отбросил пистолет и заплакал. Держа свою голову обеими руками он уселся в кресло. - С моей головой совсем плохо. Так не должно быть. Я не понимаю, что происходит. Совсем запутался. За что все это? Лучше бы я трижды сгорел в этом проклятом доме.

Следующие несколько дней Виктор вновь бродил по округе расспрашивая людей и показывая им фото девочки. Люди сочувственно смотрели на мужчину, но никто не помог помочь.

- Привет. Я не на долго. - Дима зашёл в дом. - Как самочувствие? Пьешь?

- Пью. - Ответил Виктор.

- Выглядишь ужасно.

- Плевать мне на то, как я выгляжу.

- Может тебе стоит уехать уже отсюда? Куда-нибудь подальше, говорят смена места может помочь. С деньгами я помогу.

- К черту. Мне это не поможет. Ничего не поможет.

- Ты подумай. Сколько ты ещё будешь ходить по округе с фотографией? Послушай, знаю больно. Но прекращай, правда. Скоро я уеду в командировку на два месяца. Страшно представить, что с тобой будет.

- А что со мной будет?

- Не знаю. От этого мне и страшно. Сейчас я хотя бы в курсе, что с тобой происходит.

- Да ни черта ты не в курсе! Ты даже не можешь себе представить в каком жутком кошмаре я нахожусь. Это похуже ада. Поверь, гораздо хуже. 

- Верю. Ты мой друг и всегда готов помочь тебе, не забывай об этом. А теперь мне пора. Кстати, может я сделаю только хуже, а может и нет. Возьми. Возможно наоборот это вернёт тебя к реальности. - Дима положил на стол конверт. - Откроешь, когда я уйду и подумаешь, что тебе с этим делать. Боюсь другого выхода нет.

Дима ушел. Виктор взял конверт и покрутил в руках. Усевшись в кресло он вскрыл его. Внутри лежали фотографии. Обгоревшие останки. Одни принадлежали взрослому, другие ребенку. Виктор смотрел на них не отводя взгляда. Руки тряслись, тело прошибала дрожь. Обгоревшие жена и дочь. Сколько раз он пытался забыть эту картину.  Тогда он чуть не избил патологоанатома. А теперь снова отчётливо видел весь этот ужас. К фотографиям прилагалось заключение и записка от Димы. Виктор знал заключение наизусть, но все равно прочитал, а затем записку. "Мой друг. Я знаю твоя боль невыносима, но от правды не убежишь, хочешь ты того или нет. Смирись и прими этот факт. Я не знаю, что творится в твоей голове, но принятие правды должно облегчить твои страдания. Прости за фотографии, но по другому я не могу. Надеюсь, когда приеду ты будешь в норме. Твой друг Дима."

Прочитав Виктор аккуратно положил все на стол. За окном была уже ночь. Где-то пели птицы. Свежий воздух проникал сквозь окно. Неподвижная бутылка и рюмка стояли на столе. Виктор выдвинул ящик. И опять холодный металл коснулся пальцев, а дуло уперлось в висок. А в голове звучали мысли - Нажми. Одно нажатие. - Палец дрожал. - Нет. Не могу. Все кончено, просто жми. А вдруг нет? Да. Нет. Давай жми! Нет больше никого, смирись! Нет! Жива! Она жива! Я не верю этим фотографиям! Никому не верю! Даже себе! Поэтому жми, избавься от страданий! - Виктор тряс головой держа пистолет у виска и плакал. На часах медленно тикали стрелки часов. Птицы замолкли.

Комментарии 0

Войдите, чтобы оставить комментарий.
Вы можете авторизоваться через ВКонтакте и Facebook