• Текст работы

А ведь она и правда верит, что один из ближайших дней будет последним днём старого века. Для неё, конечно. А вот уже день следующий откроет дверь в новую жизнь, подарит тот пресловутый чистый лист, с которого нужно будет лишь начать. Знает ли она, что это? Спекуляция. 

 

Ещё с Бейрута меня трясло от этих мыслей, и, как водится, чем ближе причина страха, тем сильнее сам страх. Нажимаю кнопку на панели наручного компьютера, и передо мной высвечивается дрожащая голограмма с иконками приложений и инструментов. Выключаю. Нет, звонок делать явно не стоит.  Что дельного они мне скажут? “Ждите, Джамиль, будьте, на связи, осмотрите город, развейтесь”. Гнусавый голосок добавит: “Вы, как специалист, сами понимаете - до смерти пациентки это будет считаться убийством”. Потом выдержит паузу и вставит ещё: “Она  в крайне тяжёлом состоянии, по нашим расчётам развязка близится, Джамиль”. Ну да, и её деньги утяжелят ваши карманы. 

 

Мой номер охвачен жёлтым утренним солнцем. Я отхожу от окна в тень и запускаю голосовую почту. Фатин просила дать знать, когда прилечу, но со вчерашнего дня я так и не удосужился. 

 

-У кого сегодня новое доброе утро? - меня правда интересует её самочувствие, но сегодня всё приходилось свести к деланной формальности.  После перечисления потока информации о своём путешествии я поспешил закончить запись. - Держись, сестрёнка! 

 

Если я откажусь от участия в этом идиотизме, денег на лечение сестры мне больше никак не найти. А сколько она ещё протянет при таком раскладе? Им требуется присутствие на “процедуре” медика-консультанта, которому бы они заткнули рот деньгами и взятки гладки. 

 

***

 

Я не рассчитывал, что прогулка принесёт мне что-то, кроме отдыха от жары родного аравийского полуострова. В ожиданиях не обманулся. Но даже в этом южноевропейском городке субтропическая погода была заурядным явлением. В тени парка душно и лишь ветерок сокрушает жару ненадолго . Радовало одно - теперь полдень уже миновал, солнце медленно, но верно скатывается к закату. Это же и огорчало, больше чем за полдня я так ничего и не придумал. Но, сидя на скамейке, я всё же пытался мириться с ситуацией.  Как ни крути, а женщина, с которой я должен был скоро работать, была смертельно больна, ей оставалось слишком мало, чтобы я о ней волновался. 

 

Мои предки пытались делать очень многое - приручали огонь, строили убежища, изобретали орудия труда и лекарства. В конечном счёте, всё это преследовало единственную цель - возвышение или даже победу над смертью. Успех в этом предприятии неосознанно был, наверное, первой и единственной настолько грандиозной мечтой человечества. Но заморозить человека, пусть даже сразу после его смерти… Да из тех, на кого я работаю, никто даже понятия не имеет, действительно ли это панацея или просто очередной несбывшийся прогноз футурологов. Да и последние потуги учёных в этом направлении указывают на невозможность крионики. По-крайней мере, пока что. Только это не мешает моим… «работодателям» обещать умирающей клиентке новую жизнь в дивном новом мире.

 

Я, конечно, видел её, уже побитую болезнью, на фотографиях, но чувствовал странный интерес, мне отчего-то хотелось знать, как она выглядела раньше, до своего приговора. Автоматически я стал задерживать взгляд на проходящих мимо женщинах и девушках. 

 

Но Фатин больна не меньше. Если я откажусь от участия в этом сумасшедшем  эксперименте, я не смогу ничего сделать, а в отличие от той женщины, мою сестру пока ещё можно спасти. Охваченный забродившими чувствами, я поднялся со скамьи и мерно прошагал  вдоль газона. Заприметил макхбиз на другой стороне улицы. Как это там  на английском? Булочная, кажется.

 

***

 

Продавец сгрёб кучку монет и бумажку, которые я высыпал на прилавок. Нагнал он меня уже на выходе из магазина. Бодрая речь на языке, в котором я почти ни слова не могу разобрать, выкидывает меня из мыслей. Вряд ли он думает, что я не понимаю и могу говорить с ним только на английском и арабском. В руках у него моя звенящая мелочь. Я так  задумался, что отсчитал  ему немало лишнего. Продавец уже скрылся в дверях магазинчика. Не ждал благодарности, а был искренне  честен. Пожалуй,  впервые я по-настоящему знал, что делать. Риск идеалиста - решение навестить пациентку до процедуры заморозки, но сейчас это лучший компромисс между разумом и совестью. 

 

У поста в госпитале я спросил кого-нибудь, кто говорит на английском и проводил бы меня в реанимацию к “подопечной”. 

 

-К ней нельзя  кому попало, - медсестра выбрасывает холодную фразу, не отрываясь от компьютера. 

-А я как бы и не “кто попало”. Корочка из моего кармана оказывается перед её лицом. – Я прилетел из Бейрута, чтобы контролировать криоконсервацию.  

-Что? Для чего? – она, наконец, оторвалась от клавиатуры. 

-Вот ведь шайтан, для заморозки! 

 

Лечащий врач моей пациентки пришёл проводить. Всю дорогу через хитросплетения коридоров он рассказывал мне, как здесь всё теперь здорово сделано. Я не слушал. Мелькнула лестница, ведущая в криогенное отделение, так гласил указатель, а затем меня подвели двери палаты. 

 

-Ну, в общем, не долго, и не заставляйте её нервничать. Я буду приглядывать! - доктор комично погрозил мне пальцем. 

 

Я был в замешательстве от веселья врача перед дверью умирающей пациентки, но кивнул ему и вошёл. Ослепительный свет. Как ни символично, но дело было всего лишь в белых стенах и солнечной стороне здания. Цветы у окна на тумбе, приборы, цифры на дисплеях, кровать. Тело, в паутине трубок и проводов. Мушка в логове паука. Пугающее зрелище. В женщине на кровати ничто уже не могло выдать живого человека. И, тем не менее, всё ещё в сознании. 

 

-Здравствуйте, моё имя Джамиль, я буду присутствовать при вашей заморозке, - хотелось  знать, говорит ли она на английском и я проговаривал всё по слогам, будто спешкой боялся нарушить что-то в этом святилище приговорённых.

 

Она окинула меня взглядом, немного улыбнулась и попыталась помахать рукой, мешала капельница. Понимает, могу говорить свободнее. 

 

-Видите ли, дело не очень хорошее, - от своих же слов я ощущал себя законченным идиотом. 

 

Раздался вымотанный, но всё ещё красивый, живой голос: 

 

-Конечно не очень хорошее, я ведь умру со дня на день. Хотя, кто я такая, чтобы говорить, что действительно хорошо, а что плохо, - она вновь улыбалась мне. 

 

Я радовался, что  из нас двоих говорить буду не один  и ответил улыбкой. Только тридцать пять, но болезнь её состарила и попыталась обезобразить. Второе явно не вышло. Даже теперь женщина не теряла странной привлекательности.

 

-Насчёт процедуры, да и крионики в целом, - я взял стул и уселся так, чтобы ей было удобно видеть меня. -Понимаете, крионисты не имеют права обещать, что это не будет той же самой смертью, только за баснословные деньги. Никто не в состоянии дать вам гарантию на все эти сто лет. Мы не знаем, возможно ли вообще вернуть потом к жизни человека, который был заморожен, не знаем, будут ли у нас подобные технологии даже через век. Да мы можем попросту неправильно провести процедуру заморозки, не представляем, как это должно быть в идеале. К тому же, всякое может произойти за сто лет. Ни меня, ни этих людей, с которыми у вас договор, нас уже даже в живых не будет ко времени пробуждения. Это просто… спекуляция, - я задумался, переводя дыхание и пытаясь вновь найти нужные слова. - Да, выкачивание денег, спекуляция на желании людей жить вечно, на надеждах вылечить вещи подобные раку! - я срывался, запинался, пытался донести до неё правду. Вероятно, даже не для неё, а для себя – пытался вырвать всё то, что так отравляло. - Вероятность, конечно есть. Быть может, вы и правда выживете и сможете начать новую жизнь через сто лет. Но, если моё мнение как консультанта что-то значит, то… я в этом сомневаюсь. 

 

-Я знаю, - она прервала мой монолог. 

-Что, простите? - моё лицо, наверное, вытянулось. 

-Ну, подумайте сами, Джамиль. Волновали бы вас деньги и кому вы их платите, если вы вот-вот умрёте? 

 

Вопрос риторический, и так всё ясно. Пауза. 

 

-А так, хотя бы есть надежда. Мне интересно, как там будет, через сто лет, - с удовлетворённой усмешкой она закатила усталые глаза. - Всё в порядке, Джамиль, я прекрасно знаю, на что иду. Ваши работодатели думают, что я не понимаю рисков, и они меня за дуру держат. Не разрушайте их иллюзии, - она вновь одарила меня улыбкой .  -Вы не делаете ничего плохого, правда. И спасибо вам. Спасибо, что не равнодушны. 

 

В хмеле облегчения я вышел обратно в коридор. Не помню, как оказался на улице с мыслью, что ужасно будет присутствовать при фактических похоронах жизнерадостной и умной узницы рака. Вот только теперь я знал, что не обманываю её, что не участвую во всём этом по-настоящему. Сейчас этого достаточно, чтобы быть самым счастливым арабом мира.

 

 

 

 

***

 

Криогенное  отделение находилось глубоко в подвале. Всё нужное оснащение на месте - капсулы для тел, баллоны с жидким азотом. Строишь иллюзию, строй лучше, чем реальность. Крионистам это удалось.

 

Вот она. Та, с кем я беседовал позавчера, мертва. Хотя, внешний вид не отличался от мирного ночного сна. Даже теперь она не теряла чуть ироничного и задорного обаяния. Я застыл, любуясь волосами, лицом женщины, запертой в капсуле.

 

Показатели жизнеобеспечения в норме и я дал отмашку персоналу. Только того и ждут. Жидкий азот подали в капсулу, и лицо исчезло в морозном белом паре. Показатели температуры обрушились ниже нуля.

 

Меня заворожила странная уверенность. Я представил женщину, живую, смеющуюся, в городе будущего, среди непонятных современным людям вещей, в потоке иной, не имеющей аналогов, жизни. Теперь все происходящее я расценивал, как просто сто лет предстоящего сна. Не смерть, и не тьма, а лишь последний день старого века! Столетняя ночь и солнечное утро, полное веры в светлое будущее.

 

 

Посвящается JS (инициалы) – 14-летней онкобольной девушке из Великобритании, по решению суда подвергшейся криоконсервации в ноябре 2016-го года

Комментарии 2

Войдите, чтобы оставить комментарий.
Вы можете авторизоваться через ВКонтакте и Facebook
Павел Жирнов 13 апреля 2017 в 01:51

Светлана, приятно слышать!)

Ответить Показать кому ответ
Светлана Баранова 7 апреля 2017 в 19:59

Ваша работа попала в 29 выпуск Рекомендованного к прочтению! Ознакомиться с отзывами ридеров Вы можете по ссылке: http://typicalwriter.ru/news/rekomendovano_k_prochteniyu!_vyipusk29

Ответить