Обыденность 16+

Это интро в цикл рассказов. История про писателя любителя, которому предлагают участвовать в проекте по созданию визуального романа. Здесь не будет чего-то эпичного или драматичного до слёз, я не хочу обманывать вас, в тексте я буду стараться интересно описать в общем-то рядовые действия и ситуации в которые главный герой будет непременно попадать.

  • Оценили: 0
  • Просмотров: 199
  • Текст работы

День уже как час назад пережил свою кульминацию, и сейчас мне повезло наблюдать как нежно облизывают здания вокруг лучи ослабевающего солнца. Сквозь большое панорамное окно кафе я видел летнюю улицу родного города, десятки молодых пар, которые воркуя и не спеша прогуливались по гранитной брусчатке, они смеялись, перешёптывались, целовались, наслаждались компанией друг друга, казалось, что многие из них не замечают больше никого, кроме своего партнёра. Ветер гулял в пышных кронах деревьев, посаженных вдоль улицы, отчего отбрасываемая ими тень была неоднородной, то и дело прорываемая особо шустрыми солнечными лучами. Юбки девушек струились волнами, волосы развевались, улыбки озаряли кавалеров. Люди жили своей равномерной, вполне благополучной жизнью. И, наверное, я почти уверен, что если бы меня не занесло сюда, то и моя жизнь меня бы сейчас радовала.

Из-за установившейся тёплой погоды в кафе почти никого не было. Зал с отделкой в стиле «чем теплее – тем лучше» приятно сказывался на настроении, аромат чая нежно обволакивал рецепторы носа, давая некое подобие наслаждения. Я сидел параллельно центра зала прислонившись виском к окну, стараясь растворится в открывшимся виде, пытался встать на место кого-нибудь из гуляющих, хотел думать о чём угодно, лишь бы не загадывать что будет со мной дальше. Я волновался, сильно волновался, руки немного потряхивало, под ложечкой сосало, на лбу проступил пот. Очень странно чувствовать себя так, особенно если учесть, что это всего лишь бывшая одноклассница, которую я не видел уже лет пять, у меня в школьные годы даже чувств к ней никаких не было, и не сказать, что я вспоминал её ранее чем двое суток назад, когда в сообщениях у меня появилось никогда не стареющая фраза «Привет, как дела?». Есть такие одноклассники, с которыми ты вроде и отучился десяток лет, виделся на протяжении этого времени каждый день, может даже общался, но вот выпускной, вот высшее образование, новые люди, новые ощущения, совсем другое представление себя в социуме, и они забываются, может они были и не плохими ребятами, но времени их вспоминать у тебя просто нет. И желания, к слову тоже. Такой одноклассницей была и она. Аня Овсянникова. Для того, чтобы вспомнить как она выглядит мне пришлось искать фотографии с выпускного. Странное ощущение посмотреть со стороны на себя жившего в школьную бытность, увидеть своих школьных товарищей, школьную любовь, которая к слову училась на класс старше и что бы увидеть её пришлось зарыться в самые недра жёсткого диска. Это… это забавно. Видеть эти молодые смешные лица, огоньки в глазах, девчонок в форме, ребят в строгих костюмах, которые имея ещё мальчишеские физиономии создавали вкупе с этими нарядами потешный вид. Мы находили в преддверии взрослой жизни, ну это нам так казалось, сейчас же, в данный момент я себя каким-то взрослым не чувствую, наверное, я недалеко ушёл от себя тогдашнего.

- Никита, привет.

Аня стояла передо мной. Узкие плечи, небольшой рост и каштановые волосы, затянутые в свободный хвост, придавали ей миниатюрности. Она уже снимала чёрную кожаную куртку, обнажив миру голые плечи, на которые тут же легли свободолюбивые локоны. Она улыбнулась мне, затем положив сумочку на кресло села напротив меня, прикрыв курткой выглядывающие из-под юбки тонкие колени. Её большие зелёные глаза пробежались по моему раздосадованному лицу, затем опустились на серую футболку с замысловатым принтом, однако, что на ней написано разглядеть ей так и не удалось, что сразу же отразилось на её лице.

- Это стихотворение – Я улыбнулся ей. – На футболке.

- Что за стихотворение? Я его знаю?

Я пожал плечами, откуда мне знать, что она знает, а что нет. Не люблю такие вопросы, я понимаю, что это даже не вопрос как таковой, а скорее фраза для продолжения разговора, такими пользуются все, однако сейчас, она звучала для меня как вырванный кусок диалога из рядового сет-кома. Сейчас я ей отвечу «Это Уильям Хенли «Непокорённый»» она ответит «Хмм… никогда не слышала, а о чём он?» и у нас начнётся разговор о стихотворении под какую-нибудь спокойную, мелодичную песню в стиле инди-рок, а камера начнёт часто менять ракурсы, намекая, что нам так интересно и весело. Тут крупным планом её улыбку, тут момент как наши руки тянутся ближе друг к другу, здесь мои счастливые глаза по морщинам вокруг них можно догадаться, что мой рот расплылся в сладостной улыбке, и сразу же её смущённое лицо, покрывшееся румянцем. Обожаю сет-комы, там свидания такие тёплые, спокойные, не такие как на самом деле, приукрашенные.

- Хенли, «Непокорённый».

Но она ответила совсем не так, как я ожидал.

- Ох, Хенли, мне он нравится.

Из ночи, скрывшей наc, — как ров

Меж полюсами мира, чёрной, -

Благодарю за то богов,

Что дух мне дали непокорный.

Очень сильные строки, вдохновляющие. Я сразу и не поняла, что это он, это всё мой плохой английский, прости.

Это сбило мой предвзятый настрой, выбило из колеи на мгновение. Может и не зря я пришел, думаю, надо всё же выслушать её, а не отказываться сразу, как я планировал ранее.

- Не за что просить прощения, всё бывает. – ответ вырвался, как только я пришёл в себя. – Так значит, любишь стихи?

Она подняла взгляд в угол своих век и немного смутившись ответила.

- Я бы не сказала, что люблю их, скорее мой парень их любит, поэтому приходится слушать особо понравившееся ему произведения. Скажем так, я ценитель по неволе.

Представленная сцена из сет-кома всполохнула алым пламенем и посыпалась унылым пеплом на паркетный пол кафе.

- Он у тебя…

- Фотограф. Ему нравится знакомить людей с творчеством. Он очень любит литературу, любит стихи, из-за его любви к живописи мы не пропускаем ни одной выставки, ходим на литературные вечера. И так как он любит делиться с людьми, то я много читаю из того, что ему понравиться. Думаю, ты понимаешь меня как никто другой, у тебя, наверное, тоже есть читатель, который первым видит твои работы или то что повлияло на тебя, верно?

- Даа… - мои глаза предательски ушли в пол рядом с нашим столиком.

Как же много таилось за этим протяжным «да». У меня слишком много «первых читателей», порой мне кажется, что они рвут меня на куски вместе с произведением, одному подавай больше романтики, другому эротики и больше женских персонажей, третьему противостояний и резких слов, и никого не волнует, что ты пишешь, детскую книжку или буклетик для сети ресторанов быстрого питания. Ах да, а ещё у меня есть «контрольный первый читатель». Мой старший брат, который по совместительству генеральный директор компании издателя «MoeFist» издающий мои работы. Можно было бы сказать, что я помазанный, тот кто в любом случае издаётся, без очередей, без редактирования, без курирования, без бумажной волокиты. Нет, нет, если очень попросить, да, нет, да. В итоге работу на печать проверяет сам директор, который в этом бизнесе лет 6-7 и съел на этом деле по меньшей мере стаю волков, и если есть спорные моменты (а они очень часто всплывают), то всё сообщается куратору, приставленному ко мне, а она женщина красивая, умная, довольно приятная в общении, но властная, и мне кажется в её роду были люди из КГБ, ибо так заставлять писать что-либо умели только они. В общем я получаю титаническую обратную связь от своих читателей.

- Так что за проект, о котором ты писала мне? – Я решил быстро встать у руля диалога, что бы не дай Бог речь зашла о ком-либо из банды «Первых читателей».

- Сразу о деле. – Аня улыбнулась. – Андрей хочет создать визуальный роман. У него уже есть идея, но как бы сказать…

- Он не может отразить эту идею на бумаге.

- Именно. У него есть друг программист, с которым они смогут написать код игры, уже ведётся разговор с художником, я помогу с музыкальным сопровождением, но всё впустую, если нет сценария игры, нет самого главного.

Я устало вздохнул. Предложение паршивое, тут и говорить не о чем, писать для кого-то под его идею и под его руководством. Писать для меня это свобода выражения себя, брат делает мне замечания при сдаче работы, но только касаемо орфографии или компоновки предложений, не больше. А тут совсем о другом разговор.

- Почему он сам не пришёл, а подослал тебя?

- Ну… - Её зелёные глаза забегали из стороны в сторону давая понять, что моя догадка верна.

- Решил, что миленькой девушке, с которой я когда-то учился будет легче меня уговорить?

- Да. – Глаза девушки перестали бегать и сейчас как-то виновато смотрели на меня исподлобья.

- Хитро, хитро. – Я улыбнулся ей. – Но нет. Спасибо за встречу, за кофе я уже заплатил.

Я быстро встал и направился к выходу. Писать в таких условиях не для меня, нужно быть профи что ли, чтобы легко и интересно писать в рамках, в чужих рамках, и это не количество слов или дэдлайн, нет, тут сюжет и 100% персонажи уже придуманы, их характеры, их поступки. Я не так пишу, совсем не так. Зря приходил, думал, что-то интересное предложат, а не «Ой знаешь, у нас как бы всё готово, ты просто под диктовку всё напиши, а мы потом сами всё сделаем.»

- Никита, постой!

Донеслось до моих ушей, когда до двери оставалось пара спасительных шагов. Я всё же вышел, намекая что продолжить разговор стоит на улице, а не в помещении. Она вышла из кафе попутно одевая куртку и двинулась за мной иногда шаркая своими крохотными кедами. Аня была на две головы ниже меня и потому смотрела снизу-вверх. Это забавно, честно забавно, по-доброму смешно, видеть, как твоя ровесница чуть ли не бежит за тобой при этом задрав голову.

- Не руби с плеча, давай всё обсудим.

А девчонка оказалась не такой застенчивой как мне показалось вначале. Или это была великолепная актёрская игра и весь наш разговор был продуман заранее? А сейчас значит Аня открывается такой какая она есть. Хмм, занимательно.

- А что обсуждать? Для меня там нет никакой работы, всё придумано, есть сюжет, есть герои, есть окружающий мир, так что мне там делать нечего. Не диктант же писать.

- Всё не так как ты думаешь.

Я почувствовал, как рукав футболки обтянул плечо. Аня стояла в шаге позади и внимательно смотрела мне в глаза. В глубине зелёного океана блестели всполохи настойчивости в то же время у уголков век наворачивались самородки слёз, которые полыхали заходящим солнцем. Это… так красиво, я бы хотел, чтобы это была сцена признания в любви, так трогательно она сейчас выглядела, эта воздушная миниатюрность Ани, казалось, что вот-вот и порыв ветра поднимет её с брусчатки и она, поймав попутный своими белоснежными крыльями отправиться домой, в место где на входе стоит святой Пётр, который конечно же пропустит вернувшегося ангела. Моё сердце больно кольнуло увиденное, неужели она так нуждается во мне?

- Пожалуйста. – одними губами прошептала Аня и слезинка не удержавшись прочертила влажный след по её бархатистой, розовой от румянца, щеке.

Я в порыве нежности взял её за руку, которой она придерживала меня за рукав, взяв её хрупкую ладонь в свои, я сделал шаг вперёд приблизившись почти в плотную. Девушка едва заметно дёрнулась, но поборов себя осталась на месте. Что ж, вот он самый подходящий момент, в голове пронеслись те воспоминания о ней в школьные годы, я вспомнил её.

- Женщина, на меня это не действует. Один хрен отказываюсь. – Я расплылся в победоносной улыбке.

Отпустив руку, я сделал шаг назад набрав дистанцию для возможных манёвров. На пару секунд её лицо приобрело выражение полной растерянности, рука плетью опустилась, а глаза опустели. Но как только она взяла себя в руки, лицо вновь приобрело прежнее отчаянное выражение. Играет до конца, похвально.

- Ничего на тебя не должно действовать? Ты очень нам нужен, ты нужен мне.

- Ань, я домой. Делай что хочешь, но я в эту муть всё равно не верю.

Я развернулся и прогулочным шагом направился домой, благо идти до него совсем немного. При выборе места встречи я руководствовался скорее расстоянием до дома нежели другими аспектами. В деловых встречах я холоден и расчётлив, я им нужен – значит будьте добры езжайте через весь город ради разговора, и мне плевать на честность и выдуманную солидарность. Думаю, будь я девушкой я был бы той ещё сукой, при первом взгляде этого было бы не понять, но при дальнейшем общении это постепенно бы проявлялось, а к кульминации собеседник сбегал в слезах от вселенской несправедливости. Я была бы хороша. Настроение от таких мыслей злорадно начало подниматься, а непринуждённым мыслям пришло на смену планирование вечера. В голове уже рождался план по окончанию вечера под фильм с соседями, а потом, наверное, если будет настроение сяду за работу, благо сейчас меня никто не торопит, ибо только вчера ушёл в печать сборник рассказов с парочкой моих работ. А это значит, что пока можно не спешить и начать что-то абсолютно новое и надеюсь захватывающие. На этих греющих мою душу мыслях я услышал приближающиеся шаркающие шаги. Блять, нет.

- Ты так просто от меня не отвяжешься. – Аня поравнялась со мной и вновь приступила к созерцанию меня снизу-вверх. – Что тебя останавливает работать с нами?

- Ты ведь не отстанешь, верно? – Я резко остановился от чего девушка прошла немного вперёд и резво обернулась.

- Пока не назовёшь причины – нет.

- Мдэ. Лады, вот причины. Первая – мне не нравиться работать в тесных рамках. Второе – я не буду писать то, что и так уже продуманно, обдуманно и сотни раз обговорено. Третье – я не настроен работать с человеком, который вместо самоличного присутствия посылает вместо себя миловидную подружку.

- Это всё?

- Да.

- Я тебя поняла. Встрется с Андреем, после разговора с ним всё встанет на свои места, и ты проникнешься идеей, я ручаюсь за это. Встретишься?

- Я говорил, что не заинтересован в этом?

- Но со мной ведь встретиться пришёл.

- Кхм.

Удар в цель. Зачем я вообще пошёл? Неужели в глубине души… да нет, самому себе врать я не привык, тогда какого хрена я здесь стою под дождём? Дождём? Занятый своими мыслями я и не заметил, как небо заволокло чёрным монолитом туч готовым излить всю накопленную влагу на землю. Сейчас же первые капли неслись на встречу с земной твердью, разбивались об асфальт поднимая едва видимые пыльные облака, отбрасывали во все стороны свои осколки, наносили на серый бетон зданий узор из своих останков. Хорошая погода, чтобы засесть за работу с чашкой чего-нибудь бодрящего и греющего одновременно, смешать это с молоком и наслаждаясь комфортом создавать, рождать из фантазии новые миры и людей, расписывать, усложнять характеры, ставить себя на место персонажей, находящихся в таких жизненных ситуациях, в которых тебе, наверняка, никогда не предстоит побывать. Как писали задолго до меня «Трудно быть Богом» я бы добавил, что это чертовски пьянящее чувство.

- Хорошо. Встретимся с твоим Андреем. - Уже примирительным тоном продолжил я.

- Правда? Отлично, я ему передам, что ты на самом деле заинтересован.

- Я этого не говорил.

Аня просияла и сияла бы победой ещё долго, если бы капля не попала ей точно в кончик носа.

- Никит, не сочти за наглость, но можно я у тебя пережду пока за мной не приедут?

- Эмм да…

Перед глазами тут же предстала картина, как мои соседи разглядывают гостя перекидываясь при этом комментариями, ничуть не стесняясь объекта анализа. Однако, оставлять девушку на улице при такой погоде было бы верхом плохого тона, а я может и не совсем интеллигентного вида парень, но благодаря воспитанию так поступить совсем не мог. Как бы не опасался реакции своих товарищей по квартире и того, что о нас подумает Аня. Буду считать себя жертвой обстоятельств, а может эти три товарища помогут мне избавиться от неё и её паренька с их визуальной новеллой. В любом случае будет либо хорошо, либо просто отлично.

С такими мыслями я заходил в лифт пропустив перед этим свою спутницу. Как только дверь закрылась из моих уст донеслись первые слова инструктажа.

- Теперь внимательно слушай. Я живу с друзьями, они чутка странные, кроме одной, но суть в том, что ни удивляйся ничему, и не в коем случае, что бы не произошло, не говори Рите о её цвете волос или что-либо про одежду, поняла? Когда за тобой приедут?

- Через час, может раньше. Рита это?

- Рита — это моя соседка.

- А если она спросит?

- Рита не спросит.

Створки относительно нового лифта открылись, представив нам вид на поразительно рядовой лестничный пролёт новостройки, в которой и находилась квартира где я жил, работал, и где я понял, что армия — это не квинтэссенция всего странного и не поддающегося логики. Привычным движением я вставил ключ в замочную скважину, но к моему удивлению дверь была открыта, предоставляя свободный доступ к нашему жилищу любому желающему от мала до велика. Welcometoourhut. Моя фантазия тут же нарисовала несколько возможных вариантов. От грабителей вскрывших нашу квартиру в поисках добычи (ха, глупцы) до забывчивой Алисы, не закрывшей дверь, от наряда СОБРа по душу Риты до весёлых друзей моего друга, которые вроде бы и мои друзья, а вроде и нет. И каждый вариант хуже другого, может тот, который с СОБРом ещё куда бы не шёл, остальные же меня пугали. Фантазия фантазией, а открывать дверь, тем более входить внутрь, уже как-то не хотелось. «А давай на лестничной площадке подождём?» сказал бы я Ане, «А давай. Ведь я не вымокла под этим дождём и мне совсем не холодно.» ответила бы девушка и мы простояли бы всего-то час возле двери. Жизнь была бы проще, если бы люди были более сговорчивыми. Но мир таков каков он есть и в любом случае у меня там вещи, которые хоть какую-то ценность да представляют.

Я толкнул дверь и тихо вошёл в прихожую. Передо мной свою утробу в тёплом свете ламп демонстрировал коридор вглубь квартиры, которая была выдержана в хаотичном лофт стиле, ну знаете ненавязчивая кирпичная кладка здесь, лакированное дерево тёплых оттенков там, ковёр, которому давно пора на помойку, на полу и всё это разбросано в разном порядке и комбинации по квартире. Там на втором повороте была моя комната, дальше по коридору лакированные двери в туалет и ванную, затем друг напротив друга комнаты соседей. Прихожей являлся угол этого же коридора заворачивающего на кухню, которая в данный момент существовала слева от меня и была скрыта аккуратной спиной девушки.

Рыжие волосы струились, едва касаясь плеч и даже хвост, затянутый только на время пробежки, казалось никак не ущемлял их свободу. Маленькие капельки пота на шее, серая тонкая олимпийка с белыми вставками, облегающие стройные ноги лосины чёрного цвета, её любимые беговые кроссовки, которые стояли сейчас в стороне, всё говорило, о том, что она только что вернулась с пробежки и кажется, совсем не попала под дождь. Мне всегда нравилось её любовь к спорту, как она изо дня в день заставляла себя бегать на стадионе неподалёку, этакий садомазохизм для тех кому нравится быть в форме, и кто хочет верить в то, что с его психикой всё нормально. Никогда не понимал людей, которые отрицают это отклонение у спортсменов как профессиональных, так и у любителей. Не вижу смысла скрывать это, почему бы не сказать во всеуслышание «Да! Я люблю, когда мои мышцы наполняются молочной кислотой, от чего я чувствую садистское наслаждение, да мне нравится напрягать каждый мускул до его надрыва, да, я люблю спорт и да я садомазохист!». Думаю, нам спортсменам, надо организовать своё движение, парады устраивать, писать в социальных сетях статьи и на каждом углу трезвонить «Я открытый спортсмен, откройся и ты.». Про нас будут писать в газетах, а на улицах нас будут бояться. Это геям и феменисткам легко навалять, а ты попробуй открывшемуся самбисту в бороду дать, ну или пловцу? Хотя пловцу легко навалять… мда, надо исключить пловцов из нашего движения, бесполезные куски мяса.

Я тихо кашлянул, чтобы обратить на себя внимание девушки. Она едва заметно содрогнулась и быстро обернулась, будто малолетка, пойманная за кражей сигарет у отца. Ровные восходящие брови и длинные ресницы, обрамляющие горящие янтарём глаза. Прямой нос, бежевые губы, едва подрагивающие от частого дыхания, тонкие и элегантные черты лица. Её внешность, если бы её обладательница жила во времена Шекспира и Бёртона, воспевалась бы как эталон красоты, ибо как первозданная осення-огненная природа она была прекрасна. Честно сказать, бывало я заимствовал её внешность для героинь своих повестей и рассказов, можно сказать - она эталон моего мужского вкуса. Но брал я только внешность, хоть она и имела подтянутое тело, средний для женского племени рост, и как я уже говорил, красивое лицо, но ко всему прочему она обладала ещё и характером, совсем не подходящим к её внешности. Она была упряма, прямолинейна, и часто, а может и всегда, была остра на язык. Если ей что-то не нравилось, будь уверен, она скажет это открыто без капли стеснения со стороны моральных принципов. Она не лезла за словом в карман, любила поспорить, поэтому мои поиски собеседника не длились больше 5-ти минут, разговоры до глубокой ночи, обсуждение увиденного, прочтённого, прослушанного и пропущенного, всё это я мог обсуждать с ней часами. Её звали Алиса и она была для меня тем светом далёкой звезды, который дразнил меня и не давал усомниться в существовании той единственной и неповторимой девушки, созданной кажется, только для меня одного, она своим соседством со мной не давала отчаяться и перестать надеяться встретить ту самую. Для меня стало закономерным явлением, когда я начал замечать за собой, что с недавних пор смотрю на неё по-другому, что-то изменилось в том, как я её ощущаю, как думаю о ней. Я никогда не был ярым сторонником дружбы между мужчиной и женщиной, инстинкты есть инстинкты, моя фантазия ни раз выступала постановщиком постельных сцен с участием моих знакомых девушек и женщин, и если одним из участниц успела побывать Аня, то что говорить про Алису и даже Риту. Однако в последнее время Алиса всё больше появлялась в более тёплых и культурных зарисовках, если бы они воплотились на холсте в виде рисунка, то ограничение было бы лишним. Что, если честно, для меня странно. Мало кто из девушек удостаивается быть героем такого плана. Как только я заметил это, в моём сознании появилась вполне ожидаемая тревога. Не сказать, что я не хотел взять на себя роль романтика, нашедшего ту единственную, и я бы уж точно не отказался, предложи мне Алиса стать для неё больше чем другом, но, если быть честным, я боялся испортить наше общение этим.

Я никогда не считал себя ветераном меж половых отношений. Образ закоренелого мачо, который в интернете\телевидении\в книгах рассказывает юнцам какого оно иметь отношения с топ-моделью нижнего белья, никогда ко мне не относился. Это подтверждали фразы моих пассий на исходе наших с ними отношений, которые не очень хорошо отзывались обо мне. Я не особо внимателен, я мало интересуюсь её делами, я не выбираю слов при разговоре, я после месяца романа перестаю приглашать её хоть куда-нибудь. Я выслушивал это каждый раз, когда очередная «Зайка» или «Рыбка» не выдерживала и высказав всё вышеперечисленное уходила в свободное плавание. К слову, я почему-то для каждой из них был непременно «Котиком», так что, как и моё романтическое погоняло я изменяться не спешил. А зачем? Ту самую «ламповую» я не встречал, а на будущее мне было глубоко плевать, до тех пор, пока я не переехал сюда по приглашению моего друга и не встретил её. Итог моей лени я наблюдаю уже достаточно давно, и я бы не сказал, что я им доволен.

- О, ты уже вернулся… эм… как встреча?

- Откуда… откуда ты про неё знаешь?

- Есть свои источники. – она кокетливо взглянула на меня.

- Хмм… В общем она ещё не закончилась, хех, деловой партнёр ждёт в подъезде.

- Теперь берёшь работу на дом? – Алиса рассмеялась, прикрыв изящной рукой рот. – Но если серьёзно, то сейчас не время для гостей, у нас бардак на кухне.

Девушка сделала шаг в сторону что бы я мог увидеть, что творится на кухне. Картина являла собой удручающее зрелище, слава Богам, что Аня не зашла вместе со мной. Пол небольшой кухни был усеян останками забойного пьянства, пустые банки из-под пива, пакеты от чипсов и сушёной рыбы, под столом был сооружён алтарь жертвоприношений из окурков на котором окурки же и приносились в жертву. На столе лежали выпотрошенные сухари, початая бутылка сидора, почти пустая бутылка водки, а довершал картину разгульного образа жизни – Юра, который рассматривал стол с закрытыми глазами и увлечённым похрапыванием. Похоже, что наведение такого творческого беспорядка его измотало и он вырубился прямо на рабочем месте.

- Когда я уходила, Юры даже дома не было. – Девушка развела руками. – Меня не было всего час, прихожу, а он уже в таком состоянии. Это же не нормально?

- Ну нормально не нормально, а квартира его, и он имеет полное право напиться здесь, а вот то что в одно лицо – то это как-то обидно даже. – Я прошёл на кухню, в нос ударил стойкий запах алкоголя вперемешку с пиво-рыбным амбре. Алиса осталась в коридоре наблюдая за происходящим через моё плечо. – Ты его будила?

- Конечно нет. Я после прошлого раза к нему в таком состоянии и на шаг не подойду.

Я взглянул на Алису через плечо недоверчивым взглядом.

- Не думал, что ты у нас такая трусиха.

- Ничего я не трусиха!

- Ага, я не трус, но я боюсь. В общем я один не справлюсь, помоги мне его из-за стола вытащить.

- Нет! Нет! Нет! Я его трогать не буду! В прошлый раз он меня всю облапал и лез целоваться! Нет!

- Послушай, это было давно, тогда у него и девушки не было, и мы только дембельнулись, скажем так – это было совпадение обстоятельств не в твою пользу. Сейчас всё по-другому, и после того хука в его челюсть он точно больше руки не распустит.

- А если…

- Алис, либо мы сейчас его отнесём в комнату и всё будет хорошо, либо я сейчас выпью всё что здесь осталось и будет плохо.

- Тебе говорили, что ты не умеешь шантажировать? – Алиса улыбнулась.

Я подхватил Юру под руку и взвалил к себе на плечо, девушка сделала тоже самое. Не сказать, что её помощь была мне очень нужна, я бы справился один, правда у Юры бы появилось пару синяков, но это бы он пережил. Скажем так тело Юры без ведома самого Юры стало инструментом для укрепления отношений между мной и Алисой. Ведь если ты хочешь, чтобы человек относился к тебе хорошо, сделай так что бы он помог тебе. Пусть это будет пустяковая помощь, но те положительные эмоции, которые он получит, помогая тебе, будут непременно ассоциироваться с твоим именем. А это многого стоит.

Медленно, обходя углы, тело Юры направилось в его комнату. На половине пути Юра начал приходить в себя оповестив нас невнятным бурчанием, которое с каждым шагом эволюционировало в неразборчивую речь.

- Вот Никитос… Алиска ведь хорошая девчонка… - Он как-то разочарованно вздохнул. – Ты вот по ней сохнешь… я бл*ть одного понять не могу… чё ты жмёшься… надо её так и так – Юра сопроводил эту фразу хватательным движением рук. – И всё… а ты ходишь и вздыхаешь!

Я остановился, с ненавистью взглянул на Юру, в голове взыграл спор сломать ему лицо сейчас или потом, как протрезвеет. Сука, какого хрена этот кусок маринованного алкоголем мяса портит мне игру? Какого, спрашивается хрена!? Взгляд мазнул по уставившейся в пол Алисе, покрасневшие уши, румянец на щеках, смущённое выражение лица. Надо прекращать это.

- Алис, ты лучше позови Аню внутрь, я его сам дотащу. Спасибо… за помощь.

Девушка молча сняла руку Юры с плеча и пошла в сторону входной двери. Я занёс друга в его комнату, благо на момент его тирады мы были совсем рядом, и кинул неудавшегося свата на кровать.

- Ну как тебе? Я хорош, да? – Юра лёг на спину и растёкся в довольной улыбке. – Всё для тебя, чувак.

- Не, ты тот ещё придурок. – Я прыснул со смеху. – Ты чего ужрался?

- Ааа… меня Ленка бросила. Я решил раз у меня всё плохо то…

- То дай я другу всю малину обо… попорчу, да?

- Я тебе помогаю, увалень, вот увидишь, теперь у вас всё будет по-другому. Кстати, как встреча?

- Ещё не закончилась, Анька у нас сидит. Ты давай трезвей, потом на эту тему поговорим.

- Ладно. Закрой только дверь, у меня башка болит адово.

- Ответь мне на один вопрос. Ты ведь не один всё это выпил?

- Как ты догадался?

- Ты не на столько пьян, и сидр, ты не пьёшь сидр.

- Шерлок, да вы раскрыли это дело. Я с посонами в подъезде был, думал мусор выкинуть, но войдя на кухню пакет порвался.

- И ты решил вздремнуть от такого разочарования.

- Имею право.

- Я и не спорю. Давай, трезвей, пойду на кухню.

- Жду вестей с полей! – Крикнул друг в уже закрытую дверь.

Что мы имеем? Три девушки в квартире, одно пьяное тело, один я и затянувшаяся встреча. Так себе набор, однако самый шумный элемент сейчас ловит вертолёты в кровати пытаясь уснуть, и быть может ситуация не такая уж и плачевная как, казалось бы. С другой стороны времени до эвакуации Ани отсюда ещё предостаточно, а это меня не радует, ещё мне очень не понравится, если она уйдёт с мыслью о том, что наша квартира — это клоповник с набором разношёрстных умалишённых. Мне всегда было плевать, что обо мне думают, кем я кажусь в глазах других, расходится это с истиной или нет, но вот когда это суждение касается моих друзей то моя заинтересованность объявляется в самом ярком своём проявлении. И я знаю себя, знаю, что если сейчас во временной отрезок пока Аня здесь, если что-нибудь произойдёт, то я сам себе не дам покоя, начну думать, размышлять, пытаться понять, как это всё выглядело в её глазах. Опять разочарование, опять беспокойство, опять эта постоянная тревога. А что если было бы так? А если бы этого не произошло? Не, не, не, я не хочу этого, определённо не хочу, но вот загвоздка… делать что ни будь, чтобы это предотвратить я тоже не хочу. Ох, как же я «люблю» себя за такие моменты.

Дверь напротив меня открылась и оттуда выглянул сначала один локон чёрных с красным градиентом волос, затем прямой лоб, и только через пару секунд Рита явила мне своё лицо полностью. Она была симпатичной, не сказать, что красавицей, но что-то в её внешности привлекало. Может большие выразительные глаза синего цвета, постоянно окружённые оправой чёрных очков, может высокие скулы вкупе с короткими волосами, а может нежный голос, который было просто приятно слушать. Рита была не высокого роста, худая, но стройная, фигуру можно было сравнить с корпусом классической испанской гитары – тонкий гриф шеи, небольшое возвышение там, где основание грифа соприкасается с верхней декой, изящные изгибы корпуса. Всегда спокойная, добрая, нежная я бы сказал. Она была милой, пугливой, она могла успокаивать одним своим присутствием, временами было приятно просто наблюдать за ней как она готовит на кухне или разговаривает с Алисой о каких-нибудь пустяках, как мило приходит в замешательство от наших разговоров с Юрой невольным свидетелем которых она часто становилась, как забавно спорит с кем-нибудь из нас. Она училась на кафедре медицинской генетики местного ВУЗа, и думаю будь в этом учебном заведении больше парней, то они бы ложились штабелями к изящным ножкам Риты, которая по доброте душевной вся покраснев застенчиво просила бы их встать и больше так не делать.

- Как встреча? – Нежный голосок Риты растёкся по ушным раковинам заполнив спокойствием черепную коробку.

- Откуда все в этом доме знают про эту встречу?

- Есть свои источники. – она едва заметно улыбнулась.

- Где-то я это уже слышал. – Я поскрёб щетину на подбородке. – Встреча продолжается у нас на кухне.

- Опять пьёте? – Рита смотрела на меня беспокойным взглядом.

- От дождя спасаемся. Ты как? Всё нормально?

- Да, да, всё хорошо. Не беспокойся. Может, расскажешь мне как всё прошло, когда будет время?

- Замётано, как освобожусь – сразу зайду.

Я было направился к выходу, когда Рита едва коснулась моего предплечья.

- Никит, подумай хорошенько, не отказывайся сразу, как ты всегда делаешь.

Всё что мне оставалось это виновато кивнуть ей после чего направиться на кухню, откуда уже доносились девичьи голоса. Опять эти виноватые нотки при встрече с ней, я когда ни будь забуду тот эпизод? Если бы я знал её тогда, как знаю сейчас, чёрт, не прикоснулся бы и пальцем.

-… мне нравится, как он пишет, но временами мне кажется, что некоторые героини внешне напоминают меня… - Алиса, увидев меня в коридоре улыбнулась. – А вот и Никита, мы как раз о твоём творчестве говорим.

Они сидели за столом украшенным коробкой конфет, на плите грелся серый с чёрной ручкой чайник. Беспорядка на кухне как не бывало, немного пахло сигаретами, но это казалось минимальным дискомфортом по сравнению с тем, что было здесь минут 10 назад. Тучи начали расходится постепенно, обнажая для стеклянных глазниц многоэтажек нежно розовый летний закат. Он имел те же оттенки, что и закаты на афишах фильмов 80-х где фигурировал модный в те времена город Майами. Красивый, богатый на краски закат отражался от серых облаков, проникал в квартиры, и кажется проник в мою душу в самую глубину разлив там умиротворение.

- Мне Аня рассказала идею их визуального романа. И я не могу понять почему ты не соглашаешься?

- Я ей уже говорил почему. Странно что вы вообще об этом говорите.

- Мне показалось, что надавить на тебя через твою девушку хорошая идея. – Лицо Ани приняло выражение наивной безобидности.

Алиса закашлялась.

- Алиса не моя девушка, так что нет. – Я беззлобно улыбнулся. – Можешь ещё через куратора надавить попробовать, но там у тебя мало шансов.

- Шутка, я же просто шучу, да и мы уже договорились.

Остальное время до приезда друга Ани мы провели в разговоре на тему поэтов нашего времени, о визуальных новеллах (как же без них), оказалось, что у Алисы неплохой стаж в этом вопросе. Поговорили про романы бестселлеры и фильмы на их основе снятые. Девушки знали тему, и вскоре говорили уже между собой, изредка задавая мне вопросы на тему издательства. И я был рад, что Алиса взяла на себя Аню, и я просто наслаждался закатом и той атмосферой, образовавшейся за окном. А может и вправду взяться за этот роман? Новый опыт, новые знакомства как никак, авось научусь чему-то новому, узнаю, как оно изнутри. Да и брат бы одобрил моё начинание. Я его знаю, он и помочь если что сможет. Эх, была не была, встречусь и соглашусь участвовать в проекте, хуже уж точно не станет.

Через час за Аней приехала машина и она, попрощавшись, получив хороший настрой, уехала домой, перед этим не забыв спросить меня всё ли в силе. Я не успел подняться обратно, когда мой телефон получил входящий вызов с незнакомого номера.

- Здравствуй, это Андрей, Аня сказала, что ты хотел со мной встретиться, как насчёт завтрашнего дня в районе 5-ти вечера? – спокойный мужской голос донёсся из трубки, как только я нажал на кнопку принять.

- Да, почему бы и нет, завтра днём ещё раз позвоню что бы подтвердить.

- Вот и славно. Видно деловой подход. До встречи.

Я сбросил вызов. Ну что-ж я в деле.


 


 

Юра сидел за компьютером и дочитывал последнее предложение.

- Как-то так. Конец думаю развернуть немного, но на первую главу точно хватит.

- Братец, да ты просто описал то, что произошло вчера.

- Ну да.

Юра недоверчиво посмотрел на меня.

- И ты думаешь, что прокатит? -  Парень провёл рукой по своим уложенным каштановым волосам.

- Юр, мне вообще по барабану что для него написать. Он сказал, что две главы должны быть простыми без особых изысков. Вот первая глава, изысков нет, персонажи 4 штуки, не считая ГГ - есть. Я их не прописывал, я их не раскрывал, минимум затрат.

- Стой, стой, а как же там варианты ответов в диалогах и тому подобное.

- Хей, да наш мистер «Визуальные новеллы для гомиков» знает толк в визуальных новеллах. – Я с наглой улыбкой посмотрел на друга и продолжил, парадируя его. – Никита, ты дибил раз тратишь время на эти книжки с картинками! Нормальные пацаны читают мангу или комиксы!

- Завались уже! – Юра с раздражением ударил меня в плечо. – Это всё ты со своим «Бесконечным летом», почитай Юр, тебе понравиться Юр, Алиса классная Юр, вскрываемся Юр, пид*р!

Я громко рассмеялся, потирая ушибленное плечо. Юра уже давно сидел и читал первую главу для новеллы, которая совсем недавно была дописана. Я встретился с Андреем на следующий день, выслушал его, и как у меня не было особого энтузиазма перед встречей с ним, так его и не появилось после. Визуальный роман про попаданца в фэнтезийный мир со всеми вытекающими, банально, простецки. Андрей сказал, что первые две главы будут в нашем мире и что развитие ГГ на мне, сюжет и персонажей в другом мире уже придумали и их нужно только дополнить и написать в удобно читаемом виде, что и требуется от меня. Я решил не напрягаться и просто списать главного героя с себя, а второстепенных персонажей в нашем мире со своих товарищей и Ани, не думаю, что они догадаются. Ну может у Ани закрадётся крупица подозрений, но я буду всё отрицать.

- В первых двух главах вариантов в диалогах не будет. Это, скажем так, эпилог, надо только познакомить игрока с ГГ, да показать, как он жил до момента Х.

- Никит, если девчонки это увидят, к тебе будут вопросы, сам понимаешь. – Юра заговорчески понизил голос.

- Так я же имена изменю. Они и не поймут, а играть в этот роман из них никто точно никто не будет.

- Ну смотри. Опасную игру затеваешь.

- Чувак, что может случится если они себя узнают? Ну Алиса узнает, что я к ней неровно дышу, так это даже хорошо. А Рита поймёт, что я помню её… - Я задумчиво почесал щетину на подбородке. – Хотя знаешь, вот это будет плохо, думаю перепишу персонажа, будет она у нас отаку с седым цветом волос и третьим размером груди… хей Юр, да это же твой идеал девушки.

- Шутник дохрена?

- Ну так, немного практикую. – Я сел за компьютер что бы вырезать ту часть главы где фигурирует Рита. – А вообще я знаю, что тебе нравятся 15-ти летние, но я никому не скажу.

- Пошёл на х*й! Было то всего один раз! Да ты и сам бы её… ну того самого.

- Я никогда и не говорил, что этого не сделал.

Отсмеявшись Юра вдруг стал серьёзнее некуда.

- Так откуда ты знаешь Риту?

Сердце резануло, ноги онемели, пальцы рук стали ватными и уже не могли превращать мои мысли в текст. Я остановился и повернулся на кресле к Юре. Собравшись с мыслями, я начал.

- Помнишь на день медицинского института мы попали к студентам, которые его отмечали?

- Это до или после армии?

- До.

- Помню, но смутно.

Я хорошо помнил этот день.

- Смутно, потому что пить не умеешь. Но смысл вот в чём. Там была Рита, вся такая миленькая, волосы короткие, джинсы узкие, очки без линз, а ты знаешь это мой второй фетишь.

- Да не, чел, Риту…

Я замолчал, я уже много раз винил себя за это, но тогда я не знал её, я просто не мог предполагать.

- Да, чел, Риту. Я пьян, она мила, ну и слово за слово, там ей подлил, здесь смешал в нужных пропорциях, и в общем по нашей схеме.

- И ты был с таким ангельским созданием? – Юра в разочаровании прошёлся по комнате разводя руками. Он остановился, повернувшись ко мне. – Понравилось?

- Лучший и самый нежный секс в моей жизни.

- Аааа… чувак! – Он вцепился руками в голову и в таком положении спросил. - А потом что?

Я глубоко вздохнул.

- А потом я её до дома проводил.

- Джентльмен, молодец. А дальше?

- Поцеловала, сказала, что будет мне звонить и из армии ждать.

- А ты?

- А я пропал. Я помнишь тогда телефон потерял вместе с симкой, полгода тебя просил мне телефон скидывать, помнишь?

- Да помню, помню. Боже, Никит, какой же ты мудила.

- Да я и не отрицаю… я не отрицаю.

Комментарии 1

Войдите, чтобы оставить комментарий.
Вы можете авторизоваться через ВКонтакте и Facebook
Светлана Баранова 3 сентября 2017 в 18:27

Ваша работа попала в 39 выпуск Рекомендованного к прочтению!
Ознакомиться с отзывами ридеров Вы можете здесь: http://typicalwriter.ru/news/rekomendovano_k_prochteniyu!_vyipusk39

Ответить