Мечтатель 0+

Эта работа входит в список рекомендуемых - узнать больше

История об отце и сыне, живущих в Новой Зеландии. Сын – необычный ребенок со своими желаниями и способностями. Отец – задумчивый и угрюмый человек, радующийся лишь тому, что у него есть сын. Оба дружат с красивым синим китом, не отплывающим от них далеко. За несколько дней их жизнь бесповоротно меняется.

  • Комментарии 7
  • Рецензия ЛитКамина +1

Войдите или Зарегистрируйтесь для добавления комментариев
Также, вы можете зайти под своим аккаунтом Вконтакте, Facebook, Google, Яндекс и других сервисов

Тимур Салихов 18 сентября 2016 в 16:27

Shiva, спасибо вам за столь теплые слова.

Ответить Показать кому ответ
Shiva Lovegood 15 сентября 2016 в 07:36

Очень красивый рассказ, его приятно читать, совсем как признанную литературу. Думаю, вы один из немногих на этом сайте, кто может достичь в литературе настоящих успехов. Конечно, не помешала бы редактура, но редкие ошибки меркнут на общем фоне. Удачи вам в вашем творчестве!

Ответить
Ярина Катич 12 августа 2016 в 09:32

Ваша работа будет опубликована в группе "Типичный писатель" 12 августа в 13:45.

Ответить
Ярина Катич 10 августа 2016 в 01:16

Ваша работа попала в список "Рекомендуемого к прочтению", где заслужила оценку "отлично" от наших ридеров, а потому уже добавлена в список рекомендуемых работ на Самиздате.

Кроме того, на этой неделе она будет опубликована в группе "Типичный писатель". Дату и время публикации мы вам сообщим дополнительно.

Подробности: http://typicalwriter.ru/news/rekomendovano_k_prochteniyu_4

Ответить
Yana Zagaiko 4 августа 2016 в 23:59

Тимур, не за что) всегда рада дать комментарий хорошей работе)

Ответить Показать кому ответ
Тимур Салихов 4 августа 2016 в 11:16

Yana, большое спасибо вам за прочтение рассказа. Я очень рад, что он вам понравился. Честно говоря, это первый отклик на мое произведение, да и к тому же такой лестный. Благодарю.

Ответить Показать кому ответ
Yana Zagaiko 1 августа 2016 в 23:45

Очень приятный глазу текст, плавный, без ошибок. Грамотные предложения, одно удовольствие читать. И на фоне всей мистики, привидений, разбитых сердец, банальщины и полной безграмотности встретить что-то, что рассказывает о мечте, семье и таких простых ценностях – это настоящее сокровище. Одна из немногих историй, которая заставила меня плакать. Спасибо.

Ответить
Рецензент: Василий Криптонов 27 апреля 2017

Автор: Тимур Салихов

Название: Мечтатель

Последняя редакция на момент написания рецензии: 30 июля 2016


Рассказ «Мечтатель» своей морской и философской атмосферой напомнил романтически настроенному рецензенту недавно прочитанные романы Анники Тор. С поправкой на широты и климат, конечно – у Анники все более сурово. Но сам стиль навязывает приятные параллели, что идет рассказу в плюс.


Но беда в том, что, помимо атмосферности и стиля в литературном произведении должно быть и кое-что еще. Пусть стиль будет первым китом, вторым станет сюжет, а третьим – персонажи. С первым разобрались, он работает. Есть, конечно, чисто технические придирки, но о них ниже. А мы пока поработаем с китами номер два и номер три.


Итак, сюжет. Стряхнем всю шелуху и посмотрим, что за схема тут работает. А схемка-то простая. «Красные лапти» Бунина, «Слон» Куприна, «Мечтатель» Салихова запросто встают в один ряд. Болезненный ребенок поправляется за счет чего-нибудь этакого (красные лапти, слон, кит), и все очень трогательно. Нет, помимо сарказма, схема-то хорошая, ей вполне можно пользоваться, но как минимум себе нужно отдавать отчет в том, что рассказ, написанный по этой схеме, будет отдавать вторичностью и даже третичностью. Имеет смысл связываться, если есть что сказать такого, чего никто раньше не говорил. Есть в сюжете «Мечтателя» что-то такое? Не уверен.


Давайте возьмем хорошую дубинку и от души поколотим сюжетный каркас, поглядим, не отвалится ли где чего. Вот, смотрите, уже известка полетела небольшими кусочками. Например, здесь:


 Догадавшись, Питер выискал в зарослях лица маленькую, завёрнутую в трубочку, записку. В ней было написано: «Они у вас в шкафу: один защитит от угроз внешних, другой защитит от угроз внутренних. Зовут сии чада Полли и Нэтси.» Прочитав сообщение, супруги пошли в спальню и нашли в шкафу маленьких щенка и котёнка.

 

Первый вопрос: зачем? Какую-то роль в сюжете эти зверюшки сыграют? Не-а. Но их появление так обставлено, будто оно что-то да значит. Вот типичный пример ружья, которое не стреляет, и даже, по большому счету, на стене не висит.


Второй вопрос: сколько времени в шкафу сидели щенок и котенок? С ночи? С утра? Все то время, пока отец и сын плавали смотреть кита? За все эти часы они не издали ни звука, не привлекли внимания матери, даже не насс… не сделали лужу или кучу? Они что, под препаратами были? Жестоко…


Далее. Философский разговор с Пепе. Слов нет, все очень мудро и правильно. Только, опять-таки, зачем? Какое отношение к рассказу имеют все эти выкладки? Пепе подводит нас вот к чему «Нет ничего хуже, когда равнодушный человек проходит мимо творящихся несправедливостей. Тем самым он даёт молчаливое согласие на все то, что происходит вокруг него». Забавная аллюзия: почти с точно таких же слов начинается замечательный фильм «Святые из трущоб». Знаете, о чем он? О двух братьях, которые решают жестоко убивать всех подряд бандитов, начиная от просто уличных подонков и заканчивая итальянской и русской мафией. Вот типичный пример того, как философские фразы работают на сюжет. Парни решили не быть равнодушными и навести порядок на улицах, чтобы простые люди жили спокойно. А с какими несправедливостями борется Питер? Или Пепе? Чисто для справки: кита они кидаются отбивать из эгоистических, а не альтруистических побуждений. Выходит, весь эпизод с диалогом – просто добивка. Он отваливается от сюжета за ненадобностью.


Что еще падает от удара нашей сюжетоиспытующей дубины? Нервы Питера. Что у него с нервами-то? Я уж промолчу, что на сюжет эта подробность никак не влияет, ладно. Так она ведь и на Питера не влияет никак. «От неполадок в генераторе Питер сорвался» - говорите вы. А как сорвался? А куда сорвался? Чего случилось-то? Может, он просто пнул генератор и сказал нехорошее слово? Или взял дробовик и пошел убивать людей? Или разбил себе голову о стену? Или развел давно припасенную дозу и ширнулся? Очень по-разному можно срываться, и простого слова «сорвался» явно не достаточно. Ну да, несколько раньше Питер еще проснулся от нехорошего сна и пошел в машину пить кофе. Как бы это сказать, тоже не самая выразительная подробность.


Еще один удар, и с диким воплем падает мисс Флауэрс. «Питер знал, что он ей нравится. Знаки её внимания были видны ещё во время домашнего обучения Тома», - говорите вы, и мы ждем, что эта тема получит развитие, но увы. Мисс Флауэрс исчезает, не успев появиться. Зачем появлялась? Зачем нам было знать, что ей нравится Питер? Загадки во тьме…


Потом у нас идет сцена в баре, и тут уже просто слезы наворачиваются. Такой милый, робкий и угнетенный деспотичной женой тряпочка-Питер вдруг пытается проявлять какие-то совершенно ему несвойственные качества (тут мы уже касаемся персонажей, но, право, трудно отделить их от сюжета, ведь все работает в комплексе).


Уже давно Питер нарёк его своим врагом. И он не мог упустить возможности подколоть противника. Увидев, что он не слабо пьян, Пит захотел позлорадствовать над ним, потому как знал, что в опьянении этот человек становился слабым.

 

Вот с какого это все потолка взято? Ваш герой (Питер) вообще никак не относится к такому психотипу, который будет злорадствовать. Это раз. Второй раз: в чем повод для злорадства? Злорадствуют, когда кто-то оказывается в какой-то плохой ситуации. А тут человек просто напился, причем, не до поросячьего визга. Вообще понять невозможно, чего от него хочет Питер. Но читаем дальше.


- Пить будешь? – спросил Хоак.

- С удовольствием, – съязвил Питер.

 

А в чем язва, позвольте полюбопытствовать? Нормальный вопрос, нормальный ответ. Хоак не обиделся. Кто заметил язву, кроме автора? Очень сильно все натянуто, причем, без всякого повода. Если хотите показать неприязнь одного героя к другому – сделайте это через конфликт. На данный момент конфликта не существует, как следствие, не существует и этой сцены.


Следующий пассаж хочется процитировать целиком:


- Сочтёшь ты нужным прислушаться ко мне или нет, но я думаю, что тебе следует во что бы то ни стало найти быструю и высокооплачиваемую работу, способную принести солидную сумму для дочери, – промолвил Питер.

- Зачем же тебе пристало сжалиться надо мной? Хотя, постой. Я знаю твой ответ. Дети – наше всё, – предположил старик.

- Ты совершенно прав, Хоак. Нет ничего ценнее.

- Спасибо тебе, Питер, за твой совет. Теперь я знаю, на какую работу нужно пойти, – произнёс успокоенный Хоакин.

 

Капитан Очевидность снова в строю! Это мне напомнило диснеевского Винни Пуха. Там Винни однажды дал Тигре совет, как научиться летать: «Тебе нужно подпрыгнуть и не опускаться!» Вот и Питер делает то же самое. Уважаемый автор… Ну ладно бы все было сложно, но здесь-то все просто! Вы сделали эту сцену для того чтобы Питер сам подтолкнул Хоакина к охоте на кита и потом терзался угрызениями совести. Но… Но почему вы сделали это ТАК деревянно? Что это за совет – иди, найди быструю высокооплачиваемую работу? Сам совет – детский, глупый, дает его человек, ничего в деньгах не соображающий (живет за счет жены). И каким макаром Хоакин делает из него вывод, что надо убить кита?! Нет, ладно, он мог такой вывод сделать. Но, как бы помягче выразиться, роль в этом Питера настолько минимальна, что об этом даже говорить смешно. Сцена просто провальная. Абсолютно.


Кстати, обратите внимание, из чего они пьют скотч. Из стопок или из стаканов? Скотч – это шотландский виски. Виски – это крепкий алкогольный напиток, сопоставим по градусам с водкой. Питер точно бы пошел насвинячиваться перед работой, от которой, вообще-то, жизни людей зависят? Опять-таки сомневаюсь, не проявлял он себя с такой стороны до сих пор.


Дальше в рассказе все более-менее нормально (за исключением обширного исторического экскурса, который вообще никуда и ни к чему), предсказуемо и логично. Но давайте теперь ковырнем немножко вглубь и поговорим о подтексте в диалогах. Подтекст – это душа диалога, а слова – это его тело. Очень плохо, когда тела нет. Когда персонажи превращаются в говорящие фанерки.


- Даже если Томас согласится, а я уверена в этом, что ты прикажешь делать мне? Мне всегда были чужды твои стремления к неизведанному, которые от тебя и к сыну нашему передались. Будто нельзя жить как нормальные люди.


Вот что говорит нам Марта. До сих пор она держалась, мы видели ее отношение к мужу и сыну из того, как она говорит, что она делает. Но теперь она тупо (уж простите мне это слово) выдала всю свою роль, разом перестав казаться живым человеком. Она превратилась в кукольную злую ведьму, которая злая потому что.


Я могу забрать Томаса хоть сейчас и обратно уехать в Джексон. Ничто мне не помешает. Мой дядя достаточно богатый для того, чтобы нанять лучшего адвоката. – Добавляет Марта потом, окончательно перестав быть интересным персонажем. Супруги, даже если они люто друг друга ненавидят, так не разговаривают. Это – разговор чужих людей, которые пытаются перед читателями изобразить супружескую чету. У них нет никаких точек соприкосновения, к которым они бы апеллировали в разговоре, а такого просто быть не может. Вот, например, Марта говорит о дяде. Кому говорит? Питеру? А он что, не знал? Знал, надо полагать. Но не знали читатели. Вот для них-то весь этот диалог. Который, к тому же, упал с ясного неба и никак не интегрирован в сюжет. Вернее, интегрирован, но на самом поверхностном уровне.

 

- Хоакин отчалил от берега со своей командой около двух часов назад на старом китобойном судне. Я точно не уверен, но думаю, что Хоак знает о вашем синем ките, – сказал его друг.

- Проклятье! Мы должны догнать и остановить его, иначе Боливара убьют. Мне понадобится твоя помощь, Пепе! Без тебя я никак не справлюсь, – умолял Питер.

- Конечно! Я не позволю им уничтожить это удивительное создание.

- Не будем терять времени, – сказал Питер, садясь в машину.

 

Вот тоже тихий ужас. Ну сами-то слышите этот диалог? Я прям вижу актеров, которые стоят на сцене, повернувшись к зрителям, и все это тщательно проговаривают. Ладно Пепе, но Питер! Фразу «мы должны догнать и остановить его, иначе Боливара убьют» он точно должен произносить? Может, еще пару буддистских мантр, «Отче наш», три-четыре псалма, десяток скороговорок и сказку про белого бычка? Он ведь живой человек, господи, он не будет в такой ситуации стоять и рассказывать читателю (который и так уже все понял), что может случиться дальше. Он скорее всего вообще ничего не скажет, кроме «Твою мать!» и «Ты со мной?» Ну и фраза «Не будем терять времени» - тоже очень важна, конечно. Это сарказм. Фраза лишняя и нелепая.


После сильного удара Питер с напарником упали наземь – Походу замечу: «наземь» - это значит «на землю». Они же, видимо, на палубу упали.


Они мирно все уладили. Хоакин пообещал, что не станет зарабатывать нужные деньги таким способом. «Я слишком стар для этого», - сказал тогда Хоак. Питер осознавал, что во всем это повинен он. – Это, простите, настолько смешно, что даже грустно. С какого перепугу Хоакин что-то пообещал долбо… не самому умному человеку, который только что опустил его на хорошенькую сумму денег? Для чего он вдруг оказался стар? У него вроде все прекрасно получалось, пока некоторые Пепе с Питерами не вмешались. В чем повинен Питер (ну, об этом выше)? Что это вообще за искусственное, высосанное из пальца разрешение конфликта? Хоак оказался еще одной фанеркой, у которой была только одна роль: убить кита. И он эту роль хорошо играл, он стоял и глумился над раненым китом. Ну прям лютый подонок, я им даже восхитился. И вдруг он осознал, что вел себя плохо и пообещал мамочке, что больше так не будет. Это… Нет, это даже комментировать дальше не хочется.


Финал рассказа, как это ни грустно, тоже слит. К чему приходит Питер? К тому, что сын – самое дорогое, что у него есть? Допустим. А что, в начале рассказа он думал иначе? Нет, не думал. То есть, для Питера ничего не изменилось. Для Тома ничего не изменилось. Вся эта история с китом не повлияла на героев абсолютно никак, хотя в аннотации заявлено обратное. Вот слова Питера: «Не нужны мне деньги, успех, слава. Не нужно никаких ответов мироздания на тяготеющие вопросы человечества. Не нужен океан, не нужен мир. Лишь бы ты стоял рядом со мной. Твои мечты – они и мои». Хорошо, принято. Ну а где в рассказе он стоял перед выбором между сыном и деньгами? Сыном и успехом? Сыном и славой? Сыном и ответами мироздания на тяготеющие вопросы человечества, что бы это ни значило? Сыном и океаном? Сыном и миром? Да нигде. Вся эта речь просто взята с потолка.


Результат таков. Если пытались рассказать трогательную историю – вышло из рук вон плохо. Она бы получилась, если бы вы проработали логику повествования и характеры. А так – ляп на ляпе, и от этого никакого погружения не происходит. Если хотели сделать абстрактную зарисовку, то перегрузили ее множеством ненужных телодвижений. Сократите до странички – будет в самый раз.


Целостного впечатления не возникает. Рассказ будто сшит из разных кусочков. Вы, очевидно, пытались подражать одновременно нескольким различным авторам, но сделали это до ужаса механически. От кого-то взяли любовь к природе, от кого-то бытовые зарисовки, от кого-то – семейные конфликты. Я не хочу сказать, что всего этого нельзя увязать в одном рассказе. Нет, можно, и гораздо больше. Я хочу сказать, что лучше бы для начала поставить цель попроще. Сосредоточиться на ките, или на семье, сделав остальное фоном. Безжалостно отсейте все лишнее. На данный момент рассказ очень рыхлый.


Будь в тексте побольше грамматических ошибок, я бы присвоил рецензии статус «отрицательная», но ошибок мало, и потому она будет «нейтральной». Не знаю, право, на что уж это влияет и влияет ли вообще. Затрудняюсь давать и какие-то рекомендации по доработке, помимо уже высказанной: сузьте поле зрения, расскажите что-то одно, посмотрите, как сработает.


А теперь несколько грамматических замечаний. Обратите внимание:


«Кит был очень большим. Тому нравилось за ним наблюдать. Особенно когда морской зверь вытворял маленькие пакости. Например, волнами от плавников тревожить яхту отца, тем самым прерывая его сладкий сон. Или погрузиться в воду на несколько секунд и со всей силой выпрыгнуть, летя мгновенье над гладью». – Для чего-то устроили такую чехарду с временами глаголов. Плохое впечатление начинается уже отсюда, а это – первый абзац. Напишите, например, так: «Кит любил вытворять маленькие пакости», и тогда все остальные «тревожить» и «погрузиться» окажутся к месту.


- Пока, Боли́вар. Не уходи далеко, – сын помахал рукой на прощание. – Слова автора представляют собой отдельное предложение, не связанное с прямой речью. Соответственно и оформляется диалог в данном случае иначе:


- Пока, Боли́вар. Не уходи далеко. – Сын помахал рукой на прощание.

 

Либо такой вариант:


- Пока, Боли́вар. Не уходи далеко, – помахал Том рукой на прощание.

 

Разницу, думаю, почувствовать несложно.


Питер обернулся на 360 градусов – Во-первых, «повернулся», потому что 360 – это полный круг, а оборачиваются на что-то, чего из начальной позиции не видно. А во-вторых, в художественных текстах принято использовать числительные вместо чисел.


- Поймёшь, когда мы будем дома, - улыбнулся мальчик, - и после того, как ты увидишь подсказку, то покраснеешь от стыда.

Томас надул щеки и задержал дыхание, отчего белёсое лицо покрылось багряной краской. Выдохнув, сын сказал:

- Вот примерно таким, – и снова мило улыбнулся.

 

Потеряли согласование. «Станешь красным от стыда» - тогда согласен. Или «Вот примерно так».


Оба - и сын, и отец, - были взнузданы тишиной города – Это, простите, как? У слова «взнуздать» есть значение, поинтересуйтесь.


Питер с Томасом уже ехали на красном Бьюике Сенчури – Названия автомобилей кириллицей пишут в кавычках, латиницей – без кавычек. Над этим правилом регулярно ломаются копья, но пока что вроде бы так принято. Кстати, уж названия книг-то однозначно в кавычки нужно заключать, а у вас несколько выше Том читает Моби Дика.


ничего не мысливший в ораторстве Питер – Не смысливший.


Лейтмотивом неприязни было то, что Хоакин всегда и везде пытался доказать всем свое превосходство над остальными людьми. – Тут слово «лейтмотив» абсолютно ни к месту. «Причина» - да, «лейтмотив» - нет.


После кораблекрушения, Хоакин выжил и униженным отправился домой – Лишняя запятая после «кораблекрушения».


Каким же идиотом я был, когда подсел рядом с пьяницей в баре – Подсаживаются к кому-то (ну или, в отдельных случаях, на что-то), а не рядом с кем-то. В данном случае достаточно простого «сел».


Длина верёвки начала увеличиваться. – Может, веревка начала разматываться? Или лучше канат. Просто длина обычно – фиксированная величина. Ее, конечно, можно уменьшать (например, отрезав), но увеличивать…


Через миг конец яхтовой мачты упёрся в верёвку и порвал её – О как. Кит, значит, порвать не смог, а мышка бежала, хвостиком махнула, да веревка и порвалась. Это, конечно, не грамматическая оплошность, а еще один логический ляп, но ранее я его не заметил, поэтому положу здесь.


На этом, по большому счету, все. Желаю автору творческого роста и вдохновения!

Согласны с рецензией? 0 (за: 0; против: 0)

Да Нет