Уважаемый пользователь. У вас отсутвует псевдоним, поэтому страница профиля недоступна. Пожалуйста добавьте данные в разделе Мои настройки - Данные входа - Псевдоним

Мои настройки

Истории… Как много их в этом мире. И каждая по-своему уникальна, каждая имеет что-то не похожее ни на что. Многие истории идут по одному сценарию: рождение, школа, университет, работа, свадьба, дети, смерть. И лишь детали меняются. И именно в этих деталях и заключается вся наша суть, то, что мы зовём жизнью.

Моя жизнь началась, как и у всех людей из моего квадранта с рождения. Точнее нет, начнём, пожалуй, не с этого.  Надо, наверное, представиться.

Всем привет, зовите меня Кей, и я рождён для продажи! Напоминает приветствие из клуба анонимных алкоголиков. Мой отец пил, пил много, пил дома, на работе, после работы. Видеть отца трезвым можно было только утром, когда он шёл чистить зубы и справлять малую нужду. Занимало это минут пятнадцать. После шёл на кухню, и вместо кофе пил заготовленную заранее жижу, которую называл «эликсир». Этот «эликсир» гнал он сам, и, если мне бы довелось бы его попробовать, то, наверное, я бы с вами не беседовал.

Отца ничего не брало. Казалось его организм настолько привык к алкоголю, что просто уже не мог без него существовать . Впрочем, возможно, так оно и было.

Человеческий организм привыкает ко всему. Организм отца привык к «эликсиру», мой организм – к постоянным перегрузкам. Причём как к физическим, так и к психологическим. Ещё в детстве я понял, что привычка отца – способ убежать. Убежать от того, что его ждало, а в последствие и меня. Он пытался отвлечься, находясь в постоянном похмельном синдроме, я же с детства любил астрономию.

Наука за несколько веков набрала невиданные обороты, и вот в двадцать первом веке, казалось бы, осуществилась мечта всего человечества – стали производить искусственные органы взамен попорченным болезнями и старостью. Трансплантация стала одной из самых развитых областей, наравне с моей любимой астрономией. Причём, если в астрономии я где то и что то разбирался, то в трансплантологии для меня всё было в новинку, и, каково было моё удивление, когда я столкнулся с этой областью как нельзя близко – на разделочном столе с катетером в руке и странной болью в голове. Впрочем, опять я спешу.

Моё детство прошло в небольшом городе квадранта К-19. Рос  я смышлёным, но замкнутым. Тогда я это не понимал, так говорили моему отцу. Он лишь ухмылялся, и продолжал лакать свой «эликсир». 

- Посмотрите на этого хулигана, - любила приговаривать моя тётка-сестра отца. – Вырастет, и весь в тебя будет. Без работы, без перспектив.

- Вырастет, - кивал отец. – А там, сам будет выбирать.

Меня очень раздражало, что меня считали хулиганом, хотя ничего хулиганского я не делал. Разве что любил бегать к священнику за новой информацией. Школ в нашем городе не было, и священник заменял ребятне и учителя, и духовного гуру, и в целом – был примером для подражания. Однако его не любили – не принято было у нас проводить время в пастве вместо добычи руды для Компании. Всё надо было делать на благо общества, а общество тебе за это ответит прибылью. Такие отношения были приняты в моём детстве. И   с годами мало что изменилось.

В один день, когда отец был в полупьяном, полу сонном состоянии, я снова сбежал к священнику. И каково было моё удивление, когда я застал его не одного, как обычно это было с утра, а с человеком в белых одеждах. И каково было моё удивление, когда этот человек обратился ко мне, незнакомому мальчишке, по имени.ашего произведения...