Уважаемый пользователь. У вас отсутвует псевдоним, поэтому страница профиля недоступна. Пожалуйста добавьте данные в разделе Мои настройки - Данные входа - Псевдоним

Мои настройки

Открыв глаза, первым кого я увидел, был Зеф, друг отца и таинственный незнакомец в белом. Его фигура была мутная, но я понял сразу, что это он. От Зефа исходила какая-то непонятная мне и по сей день энергия и сила, которая позволяла узнать его из тысячи людей.

- Кей, здравствуй, - голос Зефа был тихим и умиротворяющим. – Мы уже потеряли всякую надежду, что вновь увидим тебя.

Я пытался что-то ответить, поблагодарить за заботу, но не смог произнести ни слова. Это было страшно. Мысли в голове были, а губы и язык просто не слушались меня. Моё горло было сухим, как Необитаемые районы, оставшиеся после глобальных изменений климата. Видимо глазами я показал, что испуган, и по ощущению понял, что плачу. Зеф сразу это заметил, хотя стоял на значительном расстоянии от меня.

- Ну что ты, что ты. – Поспешил успокоить меня человек в белом, и вытереть появившиеся слёзы. -  Я понимаю тебе сложно, но тебе надо отдыхать, а не переживать. Не пытайся говорить, скоро речь сама к тебе вернётся. Ты должен знать, что после твоего приступа священник нашёл тебя слишком поздно, и врачи подъехали не сразу, чёртова бюрократия. Тебя отвезли в больницу в Город, я лично настоял на этом, взяв все расходы за твоё лечение. Твой отец был очень дорог мне, и теперь я – твой ангел хранитель. Не переживай ни о чём, я позабочусь о тебе как о собственном сыне, которого у меня никогда не было, Кей.

- Сколько времени я здесь? – хотел спросить я, но не смог. Но видимо Зеф уловил мою мысль, и сам сказал.

- Три года Кей, тебя с нами не было три года. Три долгих года.  Ты должен это знать, ведь теперь ты совсем взрослый и всё поймёшь. Священник и я верили, но почти потеряли надежду, пока врачи не сообщили, что есть надежда в прошлом году. Но ты всё не приходил в себя и мы почти отчаялись.

Зеф замолчал, пытаясь подавить свои эмоции. Видимо он понял, что информации и так много для моего ослабленного осознания происходящего. И действительно - я был шокирован. Три года я пролежал в больнице и ничего об этом не помню. Зеф поборол в себе эмоции, и продолжил.

- Прошло много времени, Кей, и организм может тебя подводить на первых порах. Поэтому не пытайся говорить. Ты был в состоянии, которое люди называют кома. Мы поддерживали тебя, как могли, но тебе ещё долго придётся восстанавливаться. Это пока всё, что тебе надо знать. Сейчас ночь, утром священник приедет.

- Мнема? Она придёт. Моя Мнема!  – хотел спросить я о человеке, который мне был за родную мать, и заботился обо мне до приступа и до того как я пришёл в себя три года спустя. Я полюбил её всем сердцем, и только она была способна мне помочь. Ни священник, ни Зеф не были мне так дороги, как женщина из Общего дома, мать моей Талии. Моя мать. Но Зеф про Мнему  в ту ночь не сказал ни слова.

- Отдыхай Кей, спокойной ночи.

Зеф ушёл, но я не мог отдыхать. Я пытался понять, что же случилось со мной. Обычный солнечный удар не может привести к коме. Или может? И где Мнема, ведь это её я должен был увидеть, а не Зефа, которого знаю не так долго. Где священник и откуда у Зефа в нелёгкую эпоху деньги, чтобы содержать меня три года, ведь лечение в Городе очень дорогое? Мыслей было много, но думать было просто больно. Моя голова казалась тяжёлой и не податливой, а каждая новая мысль отзывалась в висках пульсацией.

Я не ощущал своего тела, хотя пытался, как мог пошевелить хоть пальцем. Пытался моргнуть, и с трудом прикрыл и открыл веки. Страх, что я останусь прикованным к кровати не отпускал меня до тех пор, пока не вошёл врач, который сделал мне укол. Я провалился в беспамятство, не видя никаких снов.

Открыв глаза, я увидел возле кровати не Зефа, и не дорогую Мнему, а священника, как всегда в чёрных одеяниях.

 -Кей, рад видеть тебя. Ты поспал? Не переживай, всё будет хорошо. Ты молод, а современная медицина способна на многое, поэтому ты скоро придёшь в себя и будешь как новенький. Но про работу на огороде придётся забыть.

- Какой день? –  опять попытался я задать простой вопрос, но мой речевой аппарат просто отказывался мне служить. Но священник, как и Зеф, понял меня без слов.

- Сейчас за окном осень. Очень красивая осень. В этом году она обещает быть долгой и тёплой. Ты обязательно увидишь золотые листья и почувствуешь на коже лучи солнца. Не обжигающие, а мягкие, как шёлк. Ты вновь увидишь нашу Провинцию, и вновь будешь бегать по лесам и полям. Но ты должен понять, что для этого тебе надо найти в себе силы, ведь не смотря на все заботы врачей, тебя с нами не было так долго. Ты много пропустил, но теперь всё наверстаешь. Главное – верить, сынок, всё в руках Господа. А вера у тебя сильна, я знаю это, ведь ты Кей, сын своего отца. Теперь – отдыхай, тебе предстоит не лёгкий путь к выздоровлению

О, как священник был прав! Что бы вновь стать кем я был, мне надо было пройти через многое, слишком многое. Но как бы я не старался, как бы не хотел вернуть всё как было, от старого Кея не осталось и следа. Три года в коме и полтора года восстановлений  и мучительных процедур изменили меня. Но я стал сильней.