Мозг – удивительный механизм. Благодаря ему мы из Homo erectus (человек прямоходящий), стали разумными существами, которые овладели не только простыми механизмами, как колесо или лопата, но и медициной, астрономией, военной наукой и многими другими. Благодаря нашим интеллектуальным возможностям, мы полетели в космос и открыли новые земли, мы написали чудесные литературные произведения, стали вершиной цивилизации. Благодаря мозгу сформировалось общество, которому, однако, в моё время, человек разумный – обуза.

Мой мозг работал на пределе своих возможностей, ведь процедура восстановления организма после трёх лет в коме – это дело нешуточное. Многие люди после столь длительного пребывания в вегетативном состоянии, как говорили врачи, и вовсе не поправляются, однако, странное дело, я  шёл на выздоровление очень быстро. Речь спустя пару недель постепенно начала ко мне возвращаться, как и другие функции. Я мог уже сам принимать пищу, которую подносили ко мне медсёстры, и мог отвечать на элементарные вопросы, которые мне задавали священник, Зеф или доктор. Говорил я ещё не чётко и многие слова были непонятными, но как уверяли лечащие меня врачи, это большое чудо, что я и вовсе способен что-то произносить после длительного молчания.

Я верил им, и верил Зефу со священником, которые посещали меня каждый день. Они вели со мной разговоры обо всём на свете, о науке, книгах,  погоде за окном (в моей палате окна не было, и я даже не знал день на улице или ночь), однако на самый интересующий меня вопрос – где Мнема – ответа не было. Я не раз, после того как начал говорить, спрашивал о Мнеме, но ни один, ни второй, ответа не давали, переводя разговоры на другую тему. Я думал, она меня бросила, ведь кому нужен был ребёнок в коме, а у неё и без меня судьба не простая с исчезновением Талии и выстрела в моего отца. Отчасти я даже поддерживал это её решение, ведь желал ей только счастья.

Священник и Зеф приносили мне книги, которые сами же мне и читали, а когда их не было -  их роль выполняли медсёстры. Как то раз, Зеф принёс даже самый настоящий игровой планшет. Играть я, правда, не мог – руки слушались меня плохо – но теперь я мог смотреть мультфильмы из далёкой эпохи Микки Мауса. Это меня успокаивало и отвлекало от мыслей, ведь, по сути, я оставался ещё тем ребёнком, который трудился в огороде священника.

Постепенно мои пальцы начали меня слушать, но каждое движение, даже самое мельчайшее, что я делал, отзывалось болью в мышцах во всём теле. Как говорили врачи, многие мои мышцы за столь длительное время в коматозном состоянии, атрофировались, но благодаря электростимуляции и современным технологиям мышечного роста, я скоро смогу владеть своим телом и забуду про боль. И я старался, как мог поддерживать в себе силы и время от времени напрягать свои мышцы, давая им минимальную нагрузку по советам врачей. Я мог есть уже сам, мог немного шевелить шеей и правой рукой (левая слушалась плохо), но встать с кровати я не мог. Я просто не чувствовал своих ног.

Священник уверял, что главное верить и трудиться над собой каждый день, и тогда я встану на ноги. Зеф говорил про чудеса современной медицины, и что даже умирающего от рака человека можно сейчас спасти благодаря последним открытиям в медицине. И я действительно верил и старался, как мог, регулярно делая физические усилия и превозмогая боль. Бывало, я даже терял сознание, столь  сильна была боль в теле и столь тщетны мои усилия, но оказавшиеся рядом врачи приводили меня в чувство, и я снова и снова работал над собой. Я буквально ломал себе кости и рвал мышцы, чтобы вновь начать двигаться, и лишь спустя очень долгое время, начался прогресс

Случилось чудо на очередной процедуре электростимуляции. Процедура не из самых приятных, отдающей дань пыткам медицины двадцатого века, но, как оказалось, эффективной. Ко всему телу, даже к голове, присоединяются электроды, по которым пускается переменный ток, дающий импульс мышцам и нервам, заставляя их пульсировать и работать вовсю. Врачи крепят катетер со специальным средством, наподобие электролита, который гоняет кровь, как бешенное животное.  За счёт этого повышается работа сердца и всех органов, но волшебные таблетки, которые дают перед процедурой, заставляют замедлять их работу, приводя организм в баланс. Такой метод электростимуляции был не совсем надёжным, и нередко люди погибали на таких процедурах, но эксперимент в трёх случаях из пяти, давал плоды, и моему молодому организму он шёл на пользу.

 Так как тело своё я не чувствовал, то проводимый через моё тело электрический ток, казался мне лёгким щекотаниям, но, по словам врачей, разряд был немаленький, заставляя меня впадать в судороги, которых я не ощущал. И вот на очередной процедуре электростимуляции, я впервые почувствовал свои ноги. Сначала лёгкое ощущение, похожее на щекотание пёрышка, но затем ощущение начало нарастать, перерастая в боль, как будто тебе ломали кости. Я закричал и потерял сознание.

Очнулся я у себя в палате, рядом стояли Зеф и доктор, имени которого я не помню и сейчас. Они улыбались.

- Что произошло? – спросил я.

- Не переживай, малыш, всё хорошо. - Заверил  меня доктор. – Мы решили попробовать один способ, который ранее до этого не делали – ввели в твой организм стимулятор роста вместо общей анестезии, поэтому тебе было больно. Но твои мышцы начали работу по восстановлению, и совсем скоро ты сможешь бегать.

- Мне было больно.

- Кей,  успокойся, - сказал Зеф, улыбнувшись. - Теперь всё будет хорошо! Но тебе надо продолжать тренироваться, ведь мышцам надо вспомнить, как работать, но мы уверены, что недолго тебе осталось лежать в больнице.

- А сколько я здесь?

- Ты пришёл в сознание почти год назад, и после нескольких месяцев наблюдений, мы начали работать над тобой. Время – лечит, сынок, – произнёс врач, и покинул нас.

- Кей, я понимаю, тебе не просто, - тихо сказал Зеф, - но тебе надо стараться, ведь ты сильный молодой человек и уже не мальчик. Скоро ты встанешь на ноги, и всё у тебя будет хорошо. Я позабочусь об этом.

Я хотел спросить, откуда такая забота, но был слишком обессилен чтобы говорить. Казалось, я пробежал древнегреческий марафон, и сил у меня не было ни на что, даже чтобы говорить.

- А теперь спи, Кей, спи, и пусть тебе приснятся сны.

Зеф ушёл, и я остался в палате один. Мои глаза закрылись и я уснул.