Уважаемый пользователь. У вас отсутвует псевдоним, поэтому страница профиля недоступна. Пожалуйста добавьте данные в разделе Мои настройки - Данные входа - Псевдоним

Мои настройки

Для правильной работы мышц, да и всего организма в целом, нужны тренировки.  Без постоянных усилий мышцы просто умирают, и человек может остаться инвалидом. Я быть таким просто не мог, после трёх лет в овощеподобном состоянии, и поэтому у себя в палате я регулярно делал лёгкие упражнения, которые помогали прийти в форму. Отжимания, поднимание туловища и другие силовые упражнения, пока давались мне с трудом, однако простая утренняя гимнастика уже была мне по плечу, и я был горд собой. Я чувствовал в себе силы, и надеялся, что совсем скоро покину палату и увижу яркое солнце и зелёную траву. Мне хотелось вернуться к прежней жизни и быть простым подростком. Но не всем желаниям суждено сбываться.

После того как мой организм более ни менее окреп, я под присмотром врачей начал выходить из палаты. Мои двери, как оказалось, не были заперты, но выходить за пределы белой комнаты мне не хотелось. Я чувствовал некий страх перед местом, где оказался по воле судьбы. Точнее по воле Зефа.

Мне разрешали выходить не дальше длинного коридора, белого и стерильного, где помимо моей палаты находилось много других дверей. Своих «соседей», однако, я ни разу не видел, и, как мне позже объяснили врачи, я нахожусь в особом корпусе, куда отправляют преступников с тяжёлыми травмами мозга. Проще говоря, мой корпус был для коматозников и «овощей», и я единственный пришедший в себя пациент.  Поначалу мне было жутко это знать, ведь кроме того что меня за стенами окружали преступники и изгои, я нахожусь один в сознании на этаже, и помочь мне было некому.

Госпиталь, как объяснял Зеф, был ничем иным как одним из корпусов места содержания всех, кто идёт против Компании, однако, по его словам, именно тут работают лучшие врачи, благодаря которым я и встал на ноги. Сюда отправляли людей, преступников и мятежников, для перевоспитания и переобучения, и нередко отсюда выходят действительно хорошими людьми. Всех кто плохо себя чувствовал, отправляли в госпиталь, а тех, кто в лечении не нуждался, содержали в особых, мягких, условиях. Компания нуждается в людях, уверял меня Зеф, и Блок, так называли это место, давал этих людей.

Мне было приятно, что обо мне заботятся, ведь Зеф заходил почти каждый день, интересуясь моими успехами. И я с каждым днём всё больше и больше радовал его прогрессом моего состояния. Иногда меня посещал и священник, за что я был очень признателен. Он напоминал мне о доме и близких людях, и я старался держаться из-за всех сил. Я старался не унывать, ведь впереди – целая жизнь, и я обязательно добьюсь в ней успеха.

В один из дней, когда я лежал у себя в палате, я услышал за дверью  мужские голоса. Мне стало очень любопытно, ведь врачи редко переговаривались при мне,  а кроме них это могли быть только Зеф и священник. Но они крайне не часто пересекались у моей палаты или в ней, поэтому моему детскому любопытству просто не сиделось на месте. Я подошёл к двери и услышал разговор. Это действительно оказались Зеф , священник и ещё один мужчина, обладатель незнакомого приятного баритона.

- Так больше не может продолжаться. Есть много других способов, чем то, что ты здесь делаешь  – уверял священник.

- Мы с тобой говорили не раз. Эта тема исчерпана. Вот парень. Ему намного лучше. Почти наверняка скоро он уже сможет выйти отсюда – задумчиво ответил Зеф.

- Разрешите, выскажусь, магистр. Если ему и вправду лучше, то мы можем начать занятия по его подготовке.  – Сказал обладатель незнакомого голоса.

- Я не уверен, что это хорошая мысль. Он ещё слаб, и мало ли как отреагирует его тело. Вы знаете, для ваших целей он ещё совсем юн. – Тихо произнёс священник.

- Нет, он не юн, он как раз в самом расцвете сил, вспомни хотя бы нас в первый день подготовки.  Несчастный случай ещё раз доказал, что он – лучший вариант, - проговорил Зеф. – И потом,  находясь здесь взаперти от него мало толку. Он начинает скучать, а от скуки у него появляются вопросы. Я до сих пор не знаю как объяснить, что стало с Мнемой, до того как ты обратился ко мне.

- Я хотел как лучше для него. У меня не было денег, и поэтому я к тебе и обратился так рано. Я боялся потерять его, как и Сола. Но я не думал, что ты решишь заняться им в столь непростое время.  - Ответил священник. - А про Мнему ничего не говори. Она пропала без вести, как и её дочь. Мои поиски на Рынке не привели к успеху.

- Ты уверен, что последнее место, где  её видели это Рынок?

- Абсолютно! Мои старые связи не будут мне врать. Мнема была перед исчезновением на Рынке, и если она поступила так, как я думаю, то мы её больше не увидим. Сам знаешь, попавшая на Рынок женщина без сопровождения – лёгкая  добыча для чёрных торговцев. Мнема не так стара и если она попала к ним - либо на Дальние Земли, либо на разделочный стол. Исход один.

- Либо продажа всего тела, либо продажа по частям. – Заключил Зеф, и обратился к молчавшему до сих пор третьему мужчине. – Марк, ты должен всё проверить. Если Мнема жива – она нужна нам. Если нет, то упокой Бог её душу.

- Есть, - произнёс обладатель баритона и удалился.

- Парню не слова, он и так многое пережил. – Повторил священник.

- Как скажешь, друг, – согласился магистр Зеф.

Зеф со священником зашли ко мне, едва я успел лечь обратно к себе в кровать.