Завтрак был сытный и вкусный. Что-что, а в Блоке были настоящие кудесники своего дела – от врачей и охраны, до техперсонала и поваров. Именно благодаря им я встал на ноги, и в свои неполные четырнадцать лет, три из которых был «овощем», моё состояние было ничем не хуже других подростков.  Благодаря заботе врачей, хорошему питанию и постоянным тренировкам, я окреп и был даже слегка полноват, на мой взгляд. Но меня это ничуть не тревожило, ведь будучи подростком, я легко мог перевести лишний вес в мышечную массу, чем я и занимался у себя в палате.

По одежде, которую мне принесли сразу после завтрака, я понял, что за стенами госпиталя было лето. Лёгкая рубашка из нано-волокна и льняные спортивные брюки были как по мне сшиты.  Быстро переодевшись из больничной пижамы в эту удобную одежду, я стал ждать нового знакомого. Долго ждать мне не пришлось.

Дверь открылась и в палату вошёл Марк. Когда он подошёл поближе, я рассмотрел его более детально. Он был действительно молод – лет восемнадцати или двадцати. Юноша, среднего роста, немного выше меня. Его холодный безучастный взгляд выдавал в нём непоколебимость и стойкость – отличные качества для военного. Но вот телосложение было эктоморфным и щуплым, и можно было предположить, что детство он провёл достаточно в тяжёлых условиях, возможно, в провинции на подобии моей, где для гармоничного развития ребёнка необходимы были постоянные витамины и пищевые добавки. Марк, по-видимому, в годы своего взросления это не получал. Зато по его ровной осанке можно было сказать, что он получил военное и даже суровое воспитание, которое давало ему преимущества над телосложением. Марк был рождён не солдатом, но был воспитан им.

- Кей, ты готов? – спросил меня Марк ровным голосом.

- Ещё бы! – с энтузиазмом ответил я.  – Я не выходил дальше коридора слишком долгое время.

Марк усмехнулся.

- Пошли.

И мы вышли через дверь в конце стерильного коридора с палатами.

За дверью были врачи и военные, что выдавало настоящее предназначение этого места. Блок, по словам Зефа, не был тюрьмой, но и сильно от неё не отличался. Дойдя по запутанным коридорам с кучей дверей до лифта, я по табличке увидел, что мы были на третьем этаже.

- Держи, это тебе пригодится – сказал Марк и дал мне солнцезащитные очки. – Ты долго не видел солнца, и твоим глазам будет непривычно первое время за пределами палаты.

Спустившись на первый этаж, мы попали в холл, который был уставлен скудной мебелью. В середине холла была рецепция, за которой сидела молодая девушка и с кем-то говорила по телефону. Она даже не взглянула на нас, пока мы не подошли к стеклянной двери, за которой виднелась зелень листвы.

- Мы на прогулку, - коротко бросил ей Марк.

Без вопросов девушка нажала какие-то клавиши в своём компьютере, и стеклянная дверь открылась.

Выйдя на улицу, я почувствовал на своей коже солнце. Рубашка из нано-волокна не пропускала ни холод, ни жару, но лёгкое прикосновение тепла было ощутимо и приятно. Для этого и создавалась такая одежда – лёгкая, но защищающая от капризов природы, которых было немало с изменениями климата. Она способна была выдержать как низкие, так и высокие температуры, поглощая их и переводя в приятные телу условия, и нередко ею пользовались военные. Об этом, как и о многом другом, я прочитал в книгах. Но реальность куда лучше книг.

Впереди нас был мини-парк без скамеек, окружённый деревьями, за которыми виднелась стена. К ней мы и отправились.

- За этой стеной находятся остальные здания Блока. Это было сделано для безопасности пациентов и их комфортного пребывания. – Сказал Марк, уловив,  куда я смотрю.

- Блок – это тюрьма?

- Нет, скорее место перевоспитания. Можешь считать, что это школа. Сюда попадают многие люди, и обо всех них заботится Компания, делая их более податливыми для сотрудничества. Компании нужны люди и Блок даёт их.

Мы шли по тропе между деревьями вдоль стены, которая была сделана из толстенных камней. Я было хотел прикоснуться к ним, но Марк отстранил мою руку.

- Стена на самом деле выглядит лишь как каменная. Это сверхпрочный металл под напряжением, поэтому лучше к ней не прикасаться.

- Зеф говорил, так же как и ты, что Компания нуждается в людях. Но если это не тюрьма, то зачем здесь такие стены. Отсюда можно выйти?

- Ты должен понять следующее, Кей. Компания, давая людям возможность перевоспитания и переобучения, требует потом с них определённые навыки. Я попал в Блок ещё ребёнком, и Зеф и другие специалисты, помогли мне найти себя в военном промысле. Теперь я помогу тебе.

- Я читал про военных Компании. В книгах пишут, что это престижно, но отец мне рассказывал, что нередко военные творят плохие дела. Он тоже был в молодости военным. Может он и здесь был?

- Кей, твой отец, Сол, долгое время здесь считался героем. Мне Зеф рассказывал о нём., ведь в молодости они служили вместе:  Сол, Зеф, и тот священник, что заходит к тебе.  Он, твой отец, для Компании и своей команды делал очень многое, но однажды его на службе сильно ранили, и ему пришлось покинуть военное дело, став простым рабочим. Зеф заботился о нём как мог.

Я вспомнил визит в детстве Зефа к моему отцу и порошок, который он давал ему для «эликсира». Но я предпочёл не спрашивать об этом у Марка.

- Я признателен Зефу за то, что он сделал для моей семьи.

- И скоро ты ему ответишь на добро. Зеф поручил мне заняться твоей подготовкой, но я должен сразу тебя предупредить – будет не просто. У Компании особые методы.

- Какие методы?

- Скоро ты всё узнаешь, а пока – наслаждайся прогулкой.

И действительно, я насладился прогулкой под зелёной листвой деревьев. Марк более не говорил ни слова о моих будущих занятиях, зато рассказал о Городе. В провинции, где я жил, вспыхнуло восстание мятежников против Компании, и все силы были направленны на урегулирование положения в этом регионе. Компания не хотела гражданской войны, ведь война – это затраты, которые можно перенаправить на более важные нужды. Например, говорил Марк, на борьбу с чёрными торговцами, которых немало за последнее время стало на Рынке. Они занимались нелегальным предпринимательством, и часто нечеловеческим, продавая оружие мятежникам, нелегальные вещества, и даже людей, делая из них далитов. Компании чёрные торговцы не подчинялись, часто скрываясь от неё, и вся борьба с ними сводилась в рейды на их дома и лавки. Но доказать, что кто-то занимается незаконным промыслом, было очень тяжело.

 Я слушал Марка, шагая с ним по тропе. Пока мы говорили, уже стало солнце садиться, но одежда из нано-волокна не позволяла почувствовать приближающиеся холода ночи.  Мы сделали несколько кругов вдоль стены, которая окружила здание Блока. Но, самое интересное, вход извне, я так и не увидел. Стена казалась сплошной, возвышаясь над деревьями на несколько метров, и хоть сами деревья были немаленькими, стена казалась просто огромной.

- Уже поздно, тебе пора отдыхать. Завтра за тобой зайдут, сказал Марк, проведя меня обратно к моей палате в госпитале. – Набирайся сил, Кей.

Марк ушёл, оставив меня в одиночестве. От небывалого избытка воздуха и эмоций, я быстро уснул.