Уважаемый пользователь. У вас отсутвует псевдоним, поэтому страница профиля недоступна. Пожалуйста добавьте данные в разделе Мои настройки - Данные входа - Псевдоним

Мои настройки

Её звали Талия, и в детстве мы с ней дружили. У неё были светлые волосы и приятная улыбка. Это я сейчас понимаю, что она была просто красавицей, а тогда в детстве, она была чуть ли не самым близким мне человеком. Даже ближе чем священник.

Жила Талия не далеко от нас с отцом, в таком же небольшом фургоне. Её мать, Мнема, была простой работницей Общего Дома, и, как и мой отец, любила выпивать. Наверное, это нас и сблизило. А может что то другое.

Талия была очень весёлой и жизнерадостной девочкой, и всегда любила поболтать, в отличие от нелюдимого меня. Она находила общий язык со всеми, и, тяжело представить её было без косичек и вечной улыбки на лице. Когда она исчезла, ей было также как и мне, семь лет.

Никто точно не знает, куда исчезают дети. Одни считали, что в Провинции завёлся психопат, который похищает детей для собственной утехи. Другие были уверены, что это заезжие Чёрные Торговцы обосновались в нашем районе. Однако, никаких фактов, следов или хотя бы намёка, куда пропадают дети, не было.

Органы власти, Ареопаг, не раз приезжали в нашу Провинцию для расследования, и как то под подозрение попал и мой отец. Я не спал, и всё слышал, когда представитель Ареопага зашёл к нам в дом. Это была холодная и тихая зима.

- Ваше имя Сол? – произнёс низкий мужской голос.

- Да, - ответил отец. – Что вам нужно от меня?

- Сущие пустяки. Мы хотим, что бы вы ответили на пару вопросов в нашем геликоптере. Пройдёмте.

- Но у меня сын, совсем один. На дворе ночь, как я его оставлю?!

- С Вашим сыном ничего не случится. А если вы будете нам помогать, то мы присмотрим за ним. Компании нужны новые дети.

- Нет, я сам. Только пообещайте, что с ним ничего не случится.

В ту ночь отец так и не вернулся. Я ждал, сколько мог, пока сон не одолел меня. Утром, когда я проснулся, отец сидел на пороге нашего фургона с бутылкой «эликсира» его собственного изготовления. Он был уже пьян.

- Пойди сюда, сорванец. У меня была тяжёлая ночь, и мне надо с тобой поговорить. Что ты знаешь про Рынок?

- Только то, что ты мне рассказывал отец. Ты и священник. Что это опасное место, и туда лучше не попадать, если не имеешь знакомств.

 - Всё верно. Запомни это, и повторяй себе постоянно.

-Что хотел мужчина, который приходил ночью?

- Ты не спал? И, наверное, слышал. Ты уже большой, и должен всё понимать. Плохие дела творятся в Городе, и, кажется, они дошли и до Провинции. Пропадают дети. Дети, такие как ты, и твоя подружка.

- Талия, - напомнил я.- А ты здесь причём?

-Я работал долгое время на Компанию и делал плохие вещи. Вещи, о которых тебе лучше не знать. Тот мужчина, из Ареопага, хотел узнать о моём прошлом. Он думает, что я как то замешен в этих делах с детьми.

- Но почему он так думает, отец?

- Ты пойми, не всё так просто в нашем обществе. И я, ты, твой священник и подружка – все мы часть этого. А я – так особенно. Ты куда то шёл?

- Я шёл к Талии, хотел с ней пойти к священнику.

- Иди. Только не разговаривай не с кем.

И я ушёл, оставив отца наедине с его «эликсиром» на пороге дома. В то утро отец казался не просто пьяным, а уставшим от всего. Я решил дать ему отдохнуть.

Талия – вот человек, который поможет мне разобраться, что происходит. Она умная и училась у священника, как и я. Но если я любил мечтать, талия любила действовать.

- Что ещё тебе сказал отец? – спросила Талия, допивая утренний чай. Её мама была на работе в Общем Доме, и Талия давно привыкла заботиться о себе сама. Хотя ей было всего семь.

- Ничего. Вот это и странно. Обычно он и того меньше говорит, однако если он начинал рассказывать, то доводил дело до конца. Особенно когда пьяный.

- Странно. Твой отец и эти истории о детях. При чём тут он?

- Вот и я не понимаю. Пропавших детей похитил какой-то маньяк, а мой отец, хоть и алкоголик, не смог бы поднять на кого то руку. Он трус и мало, что смыслит.

- Надо в этом разобраться. Может поехать к твоему отцу на работу? Дома вряд ли он будет держать тайны. Он знает, что ты любишь совать нос куда не надо.

- В трущобы? Не думаю что это хорошая мысль. Я из Провинции выбирался туда только с отцом, и только в магазин.

- Ладно, посмотрим что будет дальше. Побежали наперегонки до священника.

И мы побежали. Как мы бежали – это было что то! Было весело, свободно, и все проблемы забылись. Талия смеялась, и я смеялся. Нам было просто хорошо. Мы были детьми, и это помогало нам справляться со всеми проблемами. До тех пор, пока Талия не пропала.

Никто точно не знает, как и когда пропала Талия, но одним утром её просто не оказалось дома. Её мать, Мнема, разговаривала с человеком из Ареопага, а я просто зашёл за ней, думая пойти к священнику.

- Её нет. Её совсем нет. Её просто не стало  – Мнема проглотила содержимое кружки и расплакалась.

Похорон Талии не было, потому что хоронить было нечего. Её просто не стало, как будто она приснилась мне. Лишь фотоснимки, где мы со священником изучаем новую книгу, остались воспоминанием о девочке, которая пропала. Это была самая печальная зима, которую мне довелось на тот момент пережить.