Шел необычный, для привычного в то время климата, сильный и порывистый дождь. Тучи имели пепельный цвет. На дворе было холодное лето 1099 года. Недалеко от святого города, стояло многотысячное войско рыцарей с крестами на груди. Как Всемирный потоп, разносилась воодушевляющая речь одного из лордов:

- Братья мои, наша цель- нести слово господа в мир, прогнивший из-за ереси, скупости и тьмы, которая воцарилась в сердцах людей. Стоя у врат Иерусалима, я горд за то, что сражаюсь плечом к плечу с сынами Божьими, несущими свет в царство проклятых, отравленное нечестивостью. Мы- святой орден праведников! Мы- братство, несущее истину! Мы- воля Господа нашего! Принесем же огонь веры в грешные земли! И окропит землю кровь неверных, чьи слова- кощунство над святыней! За Гроб Господень! Вперед!

Крик моих воинов разрывает уши. Меня переполняет гордость. Моя вера непоколебима. Я несу свет, дабы очистить мир от ереси. Всадники рвутся в бой, оставляя за собой гору трупов, больше похожую на вершину Скопуса. Звон ударов стали о сталь отдается в моих ушах, как песня лучшего барда об этом славном дне. Воины сносят ворота при помощи осадных орудий и не щадят никого. В воздухе застывает запах крови, отрубленные части тел падают на землю как капли дождя, крики людей смешиваются со звуком ударов меча о плоть. Я вхожу на своем черном коне в город, полный грешников, дабы нести волю Господа. Каждый мой удар кладет на землю неверного, чьи помыслы полны яда. Мои доспехи кипят от крови. Удар, удар и еще удар, и тело сарацина падает без головы на мокрую землю. Я снимаю шлем, и моему взору предстает картина, которую я прокручивал в голове уже не один десяток раз: тела неверных лежат рядами из-за града стрел, обрушенного на них Господом; воины, способные сражаться, гибнут от мечей моей Армии света, а желание тех, кто задумал сбежать, тут же прерывается пылающими стрелами, несущими правду. Я слезаю с коня и отдаю приказ ,- “Смерть неверным!”.

Мой голос разносится ветром, как лихорадка по телу, но Иерусалим еще издает вздохи борьбы. Горящие дома омываются дождем, но это не спасет город…

Спокойным шагом я продолжаю движение до Гроба Господня, дабы действующий лидер признал право святого войска на эти земли. Лорд, ведущий нас к победе, идет впереди меня, а я с другими солдатами иду позади. Мы его длань возмездия, мы несем его слово…

Дождь бьет о мои черные волосы, капли стекают по лицу, усеянному боевыми шрамами. Сзади все еще слышен звон мечей, сопровождаемый криками неверных о пощаде, но её не будет!

Мой лорд улыбается, смеется, как ребенок, радуясь скорой победе, но молния пронзает его тело, разрывая на куски…

-Отец!..

Вскрикнул я, как мальчишка. Глаза наполняют слезы. Они стекают по моим щекам, но дождь скрывает их. Куски его тела ударяются об мою железную грудь. Я обнажаю свой меч и делаю выпад, сопровождаемый ветром неистовой силы.

В меня летит огонь из рук мага, он обжигает моё лицо, но мне все равно, выживу я или нет, ибо слово Господа отдается в моей душе, в моем клинке, пронзающем тело нечестивого.

-Ааааа…

Кричу я, срубая его голову, но ощущаю, что силы стали покидать меня. Оборачиваясь назад, я вижу, как наши солдаты умирают, а на смену им приходят новые, но отряд, шедший за моим отцом, уничтожен тем, кто смог пронзить меня своим клинком сейчас.

Его глаза пылают огнем, а изо рта выходит пар, который плавит мои доспехи. Он вытаскивает меч из моей груди, поднимает его над моей головой, и наносит последний удар. Я лишь успеваю выкрикнуть ,- Этого хочет Бог!..

Его удар мечом так же легок, как моя голова, которая покатилась вниз по ступенькам.

В последнюю секунду я понимаю, что Иерусалим все равно падет, и слово света услышат все…

Я открываю глаза, и оказываюсь в темном коридоре. Моя голова на месте, а раны в области груди нет. Я попал в рай? Шепот зовет меня на свет, который появился впереди, как символ того, что Бог вознаградит меня за мою веру! Но я резко проваливаюсь вниз…

Пытаюсь кричать, но не слышу своего голоса, только тишина…

Упав на дно, я оказываюсь на стуле рядом с деревянным столом. Напротив сидит человек в странном одеянии. Как позже выяснится, эти вещи имеют своё название.

Он достает еще один неведомый предмет из глубин своего одеяния, кладет его себе в рот и поджигает. Место, где мы сидим, резко окутывает дым, выходящий из его рта.

Он начинает улыбаться, и моему взору предстает ряд из острых, бесконечно повторяющихся зубов. Его глаза сверкают огнем, и он начинает говорить:

- Здравствуй, Ивин. Я рад сообщить тебе, что за твои заслуги, проявленные в бою, с целью нести свет и правду в мир инакомыслия, твой Бог решил наградить тебя вечными муками в пристанище грешников.

Смех начинает литься из него, как водопад. Звук пронзает мои уши, они начинают кровоточить, но он резко останавливается и замолкает. Я чувствую на себе его взор, он протыкает меня своим взглядом, по спине начинают бежать мурашки, а сердце бьется так, будто я горю на костре…

Он или оно, видимо, ждет, пока я что-то спрошу или скажу?

- Не стесняйся. Если есть вопросы, то задавай их скорее. Времени у нас не так много.

Я осматриваю то место, где мы находимся, пытаюсь убрать дым, но он сформировал купол вокруг нас. Маг, приспешник тьмы, но всё гораздо прозаичнее.

-Ты решил перекусить своим языком, Ивин? Если нет, то я жду вопросов.

Легкий смешок пронесся по комнате, но я уже ощутил неимоверный страх. Я умер, и попал в ад ? Я снова осматриваю существо, которое сидит напротив меня, но, кроме странной одежды, странного предмета во рту, горящих глаз и зубастой улыбки, ничего не вижу. Я собираю всю свою волю в кулак и начинаю с ним говорить.

- Где я?

-Нет, Ивин. Мы не с того начали. Поприветствуй меня.

Боль снова пронзает тело, и рана появляется на груди. Кровь начинает течь из моего рта, как бьющийся фонтан воды из земли. Я выдавливаю из себя “Приветствую”, и рана затягивается. Я вновь возвращаюсь в прежнее состояние.

- Отличное начало, мой дорогой друг. Как полагаю, ты хочешь знать, кто я или что я такое? Ну что же, я буду краток. Вы называете меня Князем тьмы, Сатаной, Демоном, Чертом, Абаддоном, Велиаром, но моё самое любимое- Люцифер.

-Ты- зло.

- Надо же, какой дерзкий. Отдам тебе должное, я еще ни за кем не следил с таким наслаждением. Пятьсот загубленных душ от твоего меча. Да, ты ценный экспонат в моей коллекции. И я не зло. Я тот, кто уравновешивает мир и приносит порядок.

- Я в аду?

- Надо же, разговорился. Это прогресс. Выпьем за это?

Предо мной появляется маленький сосуд, полный неизвестной для меня жидкости.

- Это виски. Хороший и терпкий напиток, как раз подходит для нашего разговора.

Я выпиваю залпом, и начинаю кашлять. Ком встает в горле, и меня выворачивает на черный пол.

-Как тебе, Ивин?

- Ужасное пойло.

-Нет, ужас- то, что ждет тебя дальше, если ты не решишь.

- Не решу что, демон?

Я пытаюсь встать, но такое ощущение, будто я прикован к стулу.

- О, зверь хочет выйти из капкана? Посмотри вниз. Посмотри, что ждет тебя за твои грехи, рыцарь- праведник, ахахахахах…

Моя голова сама опускается вниз, и я вижу огонь, а в нем людей, которые молят о помощи. Крики миллионов людей разрывают мою голову, а их боль передается мне, но продолжается это всего секунду. Демон резко прекращает все это, и продолжает свою речь:

-Тебя ждет ад, мучения за то, что ты слепо следовал извращенным святым писаниям.

- Я делал то, что требовал Бог.

- Нет, ты делал то, что является грехом. Как вы люди говорите? Бог есть любовь? Разве любовь заставляет убивать тех, кто чужд вам по убеждениям? Нет, просто такова человеческая природа. Ха-ха-ха, ты весьма забавный для того, кто убил пять сотен человек.

-Я не убийца! Я- сын Божий!

-Нет, у вашего Бога нет детей убийц. Есть только праведники и скот. И ты, мой экспонат, часть скота, который следует забить по причине неурожая и голода. Бог отвернулся от вас. Думаешь, что все, кто убивают, прикрываясь его волей, будут на небесах пить вино и ублажать небесных дев? Нет, их ждет то же, что и тебя. Вечный огонь, муки, пытки, и так всегда…

Но я хочу дать тебе шанс. Не гоже отправлять такой кадр страдать в огне, переживать все убийства, чувствовать вечную и невыносимую боль.

-Что ты хочешь от меня?

-Откажись от веры. Сними со своей груди крест, скинь его со своей шеи в огонь, и тогда мы продолжим обсуждать то, что я хотел бы дать тебе,- с безумной ухмылкой говорит демон.

Его слова слишком убедительны, но моя вера все еще  сильна . Руки  сами  тянутся к шее, дабы снять оковы праведности, обжигающие мою плоть, но мысленно я читаю “Отче Наш” . Я замечаю, что по куску металла течет слеза.  Как только кончики пальцев  касаются  цепочки,  я чувствую сильное жжение, сопровождаемое скрежетом плавящегося металла. Крест сам спадает с моей груди и летит вниз в огонь преисподней. 

Я сам понял, что всеобъемлющий бог отказался от меня, но в сердце все еще не зачах росток надежды на прощение.

- Отлично, замечательное начало…

По моим щекам начали течь слезы, но они тут же высохли и обожгли меня, а я даже не чувствовал боли. Я понял, что все то, что я делал, было глупой борьбой за амбиции человека, который назвал себя тем, кто слышит свет и знает волю творца.

- Я отрекаюсь от несущего свет, и признаю тебя своим Богом.

-Отлично сказано, но встань на колени, скажи это снова, и произнеси моё имя. Сразу хочу внести ясность. Я деловой человек, мне очень важно время, так как это ценнейший ресурс, как и люди. Так что, сейчас же встань на колени!

Я даже не понял, как это произошло, но я уже стоял на коленях. Сатана улыбнулся мне и сказал: “Моё имя- Бог Ярящегося Хаоса. Повтори.”.

- Я отрекаюсь от Несущего свет, и признаю тебя своим Богом, Бог Ярящегося Хаоса. Я клянусь тебе в верности и покорности.

-Отлично, Ивин. Теперь составим договор, который ты подпишешь.

-Что составим?

Я снова оказываюсь за столом, и предо мной из воздуха материализуется пергамент с пером.

-Ивин, ты будешь моим всадником на вороном коне. Я дам тебе силу тысячи воинов, бессмертие и прочую магическую чушь, которую вы считаете произведением лукавого. Но взамен, я заберу половину твоей души, но не переживай, я заполню недостающую половину. Ты должен будешь уничтожать все на своем пути, миллионы падут от твоих рук, ты будешь нести хаос в мир, дабы насытить меня грешниками. Но через восемьсот лет ты должен будешь убивать не меньше одного грешника в день.

-Почему одного?

- Это ты и сам поймешь. А сейчас, подпиши…

-А что будет с моей половиной души?

-Ничего, она будет гореть в аду, в качестве залога за твою преданность. Когда ты сослужишь мне свою службу, я отдам её обратно.

-А после службы?

Смех раздался в моей голове снова. Я почувствовал его горячее дыхание на себе.

-Конца службы нет, Ивин. Вечная служба.

-Чем ты заменишь мне душу?

- Хватит разговоров, Ивин. Подпиши и начни нести мою волю…

Я беру перо, но оно режет меня, как нож, и капли крови падают на лист.

- Чудесно, превосходно. Рад сообщить, что ты теперь в моей власти, дорогой рыцарь.

Люцифер резко встает, стол и стулья пропадают, и его рука вонзается в моё тело. Боль, несравнимая ни с чем боль, пронзает всего меня. Я кричу, мой крик отдается по всему телу, как дрожь. На моих глазах он вытаскивает мою душу и разрубает её пополам. Я чувствую, как он разрезал её, ибо моё тело отсоединяется на две равные части, но я все еще вижу то, что он делает. Сатана забирает половину моей души, и пожирает её, а другую половину небрежно кидает в мою сторону, и она сама входит в “тело”.

-Сейчас это закончится,- с безумной ухмылкой повторяет Люцифер.

Из глубин преисподней вырывается нечто неподвластное моему объяснению. Темное, облачное в доспехи, существо. Бог Ярящегося Хаоса наводит свой взор на него, и демон превращается в неосязаемый сгусток чего-то непонятного. Сатана хватает этот сгусток своей рукой, разделяет на две части и всовывает половину в меня. Моё тело начинает сшиваться, и возвращается в прежнее состояние…