Ночь сдала свои позиции внезапно, как это и бывает в горах. Вдруг, наступило утро нового дня. Над горизонтом поднималось, чуть поведённое от небольшой дымки тумана, хоть и раннее, но уже очень яркое, летнее солнце.

- Всем соням, доброе утро! - Из палатки появилось ещё заспанное, но уже очень хитрое лицо. Протерев ладонями глаза, лицо тут же увидело то, что и было нужно. А именно, - кружку с оставшейся с вечера водой. Грех было бы, упустить такую шикарную возможность. И всецело уподобляясь старинной пионерской традиции, Светлана собралась вылить эту кружку. А вылить на кого? Разумеется, на того, кто ещё к своему последующему великому сожалению, спал в спальном мешке.

Николай лёжа в спальнике, шевелил губами. Произнося непонятные Светлане слова, на непонятном языке:

 

                                                                     ***

 

 - Приветствую тебя наставник мой, всей мудростью подобный лишь весне! - Хочу спросить и уточнить, без жажды знаний, но всуе. - Что будет в те века, когда Она споёт во сне?

- О, нет. Ты ошибаешься, друг мой. То будет не всегда во сне, то вечной жизни страсть! - Здесь не приходят лишь мечты в конкретных днях. Ты слушай, и смотри закрытое в себе.

- Она поёт и в жизни, и во снах… Так просто? Но. А, вдруг возьмёт всё это надо мною власть? - Те голоса зовут меня к мечте. И называют имя. Имя Той, что снова слышу лишь во тьме.

- Мой друг, позволь. Ты снова видишь лишь часть света - тень… Не забывай, что прошлое величие всей жизни - тлен. 

- Нет, все твои слова не то. Всё больше. Но, скажи – ты видел этот зов в моих глазах? То, что Она дала взамен…

- Так было раньше. Видел я. Но, ты теперь забудь. – Я знаю, то лишь ветер в облаках. Стенаний прежних, но не в этом суть. И если не сумеешь – то тогда, познаешь Ночи плен.

- Что? Ветер был? Лишь блеск в глазах? Не то! Я вижу здесь, сам дух. Дух Озера и Древа вечности в его стенах, которое хранит его в себе. И эта страсть дана, я чувствую - души в обмен.

- Позволь узнать - твоей Души обмен? То не всерьёз. Так видишь только ты, позволь сказать, настоль обманчив этот путь. То путь теней. Ты по нему идёшь.

- Теней? Позволь, мой мудрый визави – но, вдруг ты ошибаешься?  И будет вечный плен во тьме. И, что позволите узнать взамен тех перемен?

- Плен? Юный Друг мой. Тут ошибки нет. Но, ты забудь про то… Сейчас ты не поймёшь… - Они как сон - они в твоей лишь голове.

И это лишь, твой путь. И мен Даров, взамен. – Ей, ты его сейчас несёшь!

 

***

 

Но, как бы то ни было, а слова древнего наречия, слетавшие с губ Коли, так и остались для Светланы «Китайской грамотой». Ждать окончания бредовой «беседы» надоело, и кружка с ледяной водой стремительно приближалась к лицу Николая.

- Ааааа! Такой сон обломала! - Николай, как ошпаренный выскочил из своего спальника, и стал носиться вокруг поляны как угорелый. При этом, оголтело крича и на ходу отряхиваясь по собачьи. – Во всю жизнь не прощу! Вот возьму, и запишу в блокнот. Чтобы случайно не забыть. И буду методично и тщательно, годами. Да, именно годами, готовить свою ужасную месть. А она будет ужасной – вот увидишь! Прокляну до десятого колена. Какой сон обломала!

Вся эта, чрезвычайно импульсивная и пламенная речь, сопровождалась театрализованным сотрясанием кулаков над головой.

 - Стерва, стерва! Просто уму не постижимо! Такой сладкий сон, негодная дрянь обломала. Какая же дрянь! Человек девчонок голых наверняка разглядывал. А ты его так жестоко! За что, спрашивается, такая подстава? - не упустила шанс, вставить свой ехидный комментарий вторая сестра. При этом, неспешно потягиваясь и выбираясь на четвереньках из палатки.

- А, вот интересно. Наш учёный господин знает такую вещь, что если человека неожиданно разбудить во время сна, то этот сон и остаётся в памяти! Если же проснуться самостоятельно, то скорее всего сон будет навсегда забыт. Так, что запиши лучше. В свой тот самый блокнот. О великой милости, милостивой госпожой тебе оказанной. И ноги мне целуй, а то обижусь и в монастырь уйду.

- Обиижуусь. В монастыыырь уйдууу… Зад мне, мой розовый расцелууй… - плаксивым голосом, спародировала свою сестру Дарья. - Скажи уж лучше, что наголо обреюсь, смолой измажусь и перьями обсыпавшись в бордель пойду работать!

После этой фразы, виртуозно уклонившись от летящей в её голову жестяной кружки из которой ранее была вылита вода, Даша стремительно побежала в сторону. Но, как оказалось, произошло это недостаточно быстро. И сестры покатились по поляне в притворной борьбе. Так сказать - не на жизнь, а на смерть.

Глядя со стороны, это было наблюдать достаточно забавно. И Николай получил свою дозу моральной компенсации за варварски прерванный сон.

- Жалко, что здесь ванны с грязью нет. А то, было бы в самый раз. – сказал он сам себе.

В итоге, покатавшись по поляне пару минут, уставшие, но довольные, сестры отправились к ручью. Там они принялись умываться, и приводить себя в порядок. А когда они вернулись, уже был разведён костёр и на треноге висел котелок с закипающей водой.

- Это ведь надо, какое чудесное начало дня. Вот, что свежий воздух делает. Прямо-таки, бодрит и поднимает дух. А с учётом нашей «утренней зарядки», так вообще полный cool. Кто как, а лично я - готова к приёму пищи. – сказала Дарья.

- Целиком и полностью поддерживаю, Мэм! Можно даже обойтись без торжественных церемоний, и серебряных столовых приборов. Скатерть самобранку, тоже накрывать не будем. А мне, пожалуйста, дайте сардельку и кашки рисовой. Да побольше.

Вода вскипела, каша в пакетиках была запарена, а в чай добавлена сушеная мята и коричневый тростниковый сахар. Всё это, в дальнейшем было с превеликим аппетитом употреблено. И вот, дружная компания, собрав свои пожитки была готова снова двинуться в путь.

А путь впереди, предстоял хоть и не таким длинным как вчера, но достаточно сложным в плане физических нагрузок.

Начиная с этой точки на пути к вершине, спутникам предстояло преодолеть хоть и не самое протяженное, но самое тяжелое расстояние. Подъём с этого момента, состоял из усыпанной огромными валунами дороги. А, если немного подключить свою фантазию и воображение, то представлялось, что эти камни, явно были теми самыми, что высыпал из своей ладони древний Чжурчженьский Бог.

Путь наверх, начинался с преодоления величественной каменной стены, собранной из гигантских блоков. Этот архитектурный монумент, олицетворял собой всё бывшее величие ушедшей древней цивилизации. Именно на этом месте, по словам учёных, древние жрецы приносили жертвы своим богам. И имеется множество прямых и косвенных данных, что эти жертвы никогда не были человеческими.

По общему мнению, бытующему среди опытных путешественников и ценителей традиций нужно делать вот, что:

- Когда ты идёшь к вершине впервые, то нужно подниматься без суеты, не торопясь, степенно рассматривая и впитывая в себя всё, что видишь. До последнего сантиметра.

С этого места, лучше всего, весь свой путь проделывать молча, лишь делая зарубки в своей памяти. И, что крайне не рекомендуется делать, так это бесконечные селфи. И перекрикиваться о своих чувствах и мыслях во всё горло с товарищами, как это делают в основной массе заезжие туристы, так же не надо. - Ведь именно с этого момента, в основном и начинается всё то, что воспето в легендах и мифах этого края.

К примеру, встретившиеся по пути необычного вида камни, оказались настоящим древним дольменом.

Взору наших друзей, открылось необычного вида сооружение. - На огромном многотонном камне, лежат четыре маленьких, если их можно назвать маленькими, камни. Маленькими они выглядят, лишь в сравнении с основными каменными плитами. Сверху этих «маленьких камней» лежит ещё один камень, который по размеру точно такой-же, как и у основания постройки.

Как это всё было сооружено на такой высоте, остаётся загадкой. В легендах сказано, что именно этот дольмен скрывает под собой останки того самого Жреца, принесшего себя в жертву во имя спасения своего народа.

- А вы знаете, что это за дольмен и какая связана с ним тайна? - спросил своих спутниц Николай.

- Так эти каменные блоки, и есть настоящий дольмен? Ты сейчас серьёзно? 

- Да. Тот самый, под которым муж Белой женщины покоится.

 И пока Коля пояснял ситуацию, вокруг них успела скопиться толпа из пары десятков человек, которые разместившись полукругом. Это была ранняя группа туристов, и они с интересом слушали его рассказ.

Что же, делать нечего - пришлось ещё раз повторить историю о «Белой женщине» и Великом Шамане, принёсшего себя в жертву.

Как все мы уже знаем, Коля умел интересно рассказывать, а публика оказалась благодарной. В конце рассказа даже раздались аплодисменты.

Закончив с историческим экскурсом, а затем немного передохнув, наши путники отправились далее.

- А теперь, прошу особого внимания. Это и есть, тот самый страж горы. Помните про Маори? То-то же, готовьте свои аусвайсы!

Пройдя дальше, все увидели одного из пятиметровых каменных «стражей». Того самого Маори, поставленного для охраны это священного в прошлом места, и которому требовалось предъявлять специальный охранный символ.

- Я, конечно же не хочу сказать, что безоговорочно верю во все эти истории. Но, чем больше я всё это вижу своими глазами, тем меньше во мне остаётся разумного скептицизма. Разум разумом, но я ещё не слышал ни одного серьёзного научного опровержения всем этим историям. Кроме. Разве, что таких высказываний – «Этого не может быть потому, что быть не может» - и всё. Вот, такие «научные» опровержения. – выдал мысль Николай, пыхтя при преодолении очередного «камушка». Затем, пару минут спустя, продолжил:

- Кстати, нам ведь осталось совсем немножко покарабкаться. Чуть-чуть поднапрячься, и перед нами будет вершина горы!

- Сейчас самое время для того, чтобы представить себе на секундочку, каким макаром древние строители пёрли сюда все эти каменные блоки. И каким образом их обрабатывали и обтёсывали? Да не просто обтёсывали, а до такого состояния, что лезвие ножа не просунешь. Сколько, спрашивается сил и средств было потрачено? А может быть, всё-таки нам чего то не известно о прошлых цивилизациях? - Я лично так и считаю, а ваше мнение каково?

На этот вопрос, первым прозвучал такой ответ - Однозначно, так и есть. Я лично, тоже считаю, что надо всех этих доцентов да профессоров с их книжками сюда притащить. Поставить строем, да дать им цель – «Поднимете хоть один камень на эту гору, домой пойдёте. Не поднимете – не пойдёте. Будете здесь куковать до скончания века». - рубанув ребром ладони по воздуху, подытожила свою мысль Светлана.

            - Да, да! Вот тогда и видна была бы цена всех их научных теорий. Все они великие мастера, описывать в научных докладах, как древние народы двухсоттонные глыбы на жёрдочках, брёвнышках, да на осликах вверх затаскивали. А затем укладывали по струночке.

И, чтобы они потом тысячелетиями стояли целенькими, да гладенькими. Вот, к примеру, вспомните недавнюю историю.

- Какую?

- Как построили подпорную стенку в городе, а она упала через месяц. А ведь строители то, с подъёмными кранами, экскаваторами да дипломами о высшем образовании были!

- Конечно, помним. Рапортовали об успехах благоустройства города дольше, чем она простояла.

- Да, всё верняк. Умели раньше. И технологии у них были не чета нынешним.

К тому же, ведь я практически тоже самое сказала, при сдаче зачёта по истории. Своему экзаменатору в универе. Помнишь такого очкастого – Пыж Вжикович.

- И? Мухин, что ли? Вроде бы он не докапывался особо. Хотя, если вспомнить…

- Ага, не докапывался… Зато потом, я ему пересдавала три раза всю теорию. И пересдала, с ужасным скрипом на тройбан. Что меня тогда за язык потянуло? Ведь ясен пень, что богу богово, то барану бараново.

- Помню, ты тогда гордонса в баночках с тоником наклюкалась, и бабку подъездную обматюгала. Вот умора была… Но, теперь - все слушайте загадку!

- Нусъ? Извольте!

- Ага. Так -  а, вы знаете, как остаться человеком при встрече с бараном?

- Известно, как - надо ему дорогу уступить, и ни в коем случае с ним не спорить. Будешь спорить, и он задавит тебя своим бараньим авторитетом. И ты станешь таким же упёртым бараном. С боольшиими витыми рогами - вместо мозгов.

- Бее, а можно я отвечу? - сделала капризное выражение лица Света.

- Ну, давайте студентка Копф.

- Я знаю, кто построил ебипетские пирамиды – это было стадо баранов со своими бараньими пастухами и бараньими упряжками. А руководил ими, их бараний вожак с бараньей головой. На голове у него были огромные бараньи рога, которые росли прямо из мозжечка. А мозгов у него не было, за ненадобностью. Вот так!

Поэтому они все не ели и не пили, а только лишь работали – годами, без устали и отдыха!

- Великолепный ответ – садитесь, пять! Давайте зачётку. Теперь вы можете отдохнуть. И пожевать травку!

После этой беседы, они долго ещё оставались в приподнятом духе. Пройдя ещё пару сотен метров, перебираясь по громадным каменным блокам и валунам, наконец то добрались до вершины горы.

А вот про то, что на вершину надо было подниматься молча, думая только о высших сферах и материях, их сейчас волновало меньше всего. Им было весело. И всё тут.

Устроившись на вершине и рассматривая окрестности, Николай вспомнил ещё одну историю про это место. Правда не древнюю, а достаточно современную, но тоже достойную для упоминания.

- Кстати. Вы в курсе про такую байку, что в 80-х годах, прямо сюда где мы сидим, свалился здоровенный военный вертолёт?

- Без понятия. Об этом впервые слышу.

- А, если поподробнее?

- Поподробнее будут уже домыслы. Никто толком ничего не видел. Мне самому рассказали знакомые, которые тоже от кого-то слышали. Что студенты-геологи из Политеха, которые были здесь на практике, видели обломки достаточно большой крылатой машины с красными звёздами на борту. Всё было тут же оцеплено военными, и их попросили удалиться.

Они же утверждали, что всё-таки успели немного увидеть целостность картины. Их научный руководитель, матёрый в прошлом, геолог-практик сказал, что этот вертолёт был до верху загружен серьёзной аппаратурой. Вроде бы, для обнаружения и изучения земных полостей. И если бы не начавшаяся в те годы перестройка, с извечным вопросом нехватки финансирования, то эту гору уже давно расковыряли бы по камушкам. По каким же причинам рухнул вертолёт – загадка! Пилотов, тоже никто не видел. - Может быть, их эвакуировали. А, может - и в кабине расплющило.

Искренне надеюсь, что пилоты выжили. Но, если честно, то только за этот факт, что началась перестройка, я буду вечно благодарен Горбачёву. Выходит, что он своей реформой спас нашу гору.

- Если это так, то и я это ценю. Хотя понимаю конечно, что о ней-то, он меньше всего в тот момент и думал.

- Да, не пойди тогда всё прахом, и удайся тогда перестройка, как и было задумано, за гору с двойным усилием бы взялись.

А так, всех тогдашних высших руководителей в отставку поотправляли. А новые, только коммерцией да продажей всего, что продавалось, заняты были. Им было совсем не до каких-то мистических и прочих тайн. Их больше нефть да газ интересовали, нежели тайные полости с сокровищами, да источники.

- Точняк. Явно ведь, что на том вертолёте источник вечной жизни искали. Или, по крайней мере – сокровища. Но, по любому, вход в пещеру они через свою эхолокацию, или как-то там ещё, думали отыскать.

Дарья, слушала всё это, разглядывая соседнюю сопку, а затем выдала свою «теорию» - Не, всё это очень интересно. Но, не тот компот. -  я знаю, кто на самом деле проход к озеру отыскал.

- Да ну! И не поделишься ли ты своими сакральными знаниями с нами?

- Почему бы и нет? Конечно поделюсь - совершенно точно, что его давно уже Пугачёва нашла. И озера уже давно нет! Почему, спросите вы? Да всё потому, что всё озеро она подчистую и выпила. Ну, или в себя втёрла. Мало ли, как полезней будет…

Я, как-то раз по телеку, её видеоклип из 70-х годов видела. Так там, она старше чем сейчас выглядит. Почему молодеет – спрашивается? А?

- Вапче – не теория, а бомба! И муж у неё тогда, кажись - старше был, чем тот, что сейчас!

Все дружно загоготали. И на данной мажорной ноте, путешествие на гору было формально завершено.

Вернувшись на свою поляну, где они вкусно подкрепились, оставленными на последок бутербродами с колбасой и сыром, наши путешественники отправились уже ставшим хорошо знакомым путём – к цивилизации.

 

***

 

Усталость, накопившись за прошедшие сутки давала о себе знать. Разговоры уже поднадоели, и они просто молча и неспешно спускались вниз.