Возвращение обратно в город, не было ознаменовано какими–то, особо выдающимися событиями.

            Потихоньку, так как времени было полно, вернувшись обратно к электричке, друзья наблюдали за жизнью своей нынешней, хоть и временной, но отправной точки к обычной жизни.

Как обычные люди ведут себя на вокзальном перроне за два часа до отправления? А никак. Сидят, ждут, ничегонеделают. Или наоборот, делают что-то, для времяубивания.

В общем, Николай тоже занялся времяубиванием. - он здраво рассудил, что если тебе делать абсолютно нечего, и до отправления остаётся ещё куча времени, то понаблюдать, даже здесь было за чем.

Посидеть да понаблюдать за «бурлящей» своей специфической жизнью, стопроцентно провинциального местечка. Со стопроцентно специфически интересным классом общества и пассажиропотока, возвращающегося из странствия по «таинственным и запретным местам». И оттого, очень гордых этим.

Как оказалось, если задаться целью и повнимательнее присмотреться, то достаточно забавно было наблюдать за поведенческим стилем этих людей.

- Например, эта парочка, не выпускающая свои смартфоны и селфи-палки из рук и сокрушающаяся на весь белый свет насчёт отвратительной связи. В инстаграм не залезешь, даже… «через задницу».

А те пузаны, решающие все свои сверхважные вопросы так, чтобы окружающие люди обязательно были в курсе, что у Ивана Петровича многомиллионный контракт по вине китайцев накрылся, а у Степана Васильевича, где-то на таможне груз с контейнером смартфонов застрял…

Даа… у селфистов задачи были вроде как попроще, но судя по нарастающему эмоциональному накалу не менее важные. Вай-фай дурацкий, всё-таки отцепился и поэтому что-то там долго не открывается. Ах да, и от этого наступает конец света, хоть иди и вешайся… Фотки новые есть, а выложить их не получается. Ну, вы можете себе такое вообще представить, в двадцать первом то веке? – полный трэш!

Опять на сцену выходят «деловые пузаны», но только совсем другие. Хотя, за исключением одежды, выглядящие как клоны предыдущих.

Неизменным среди «деловых» было то, что они так же начали решать свои бизнес проблемы. Эти решатели своих важных задач и контрактов, во всеуслышание, и обязательно так, чтобы всем окружающим стало предельно чётко слышно - как бы невзначай повышали голос при разговоре. И делалось это в тот момент, когда они уточняли собеседникам, что у них машина в ремонте, и только поэтому они и снизошли до общественного транспорта. И самое главное, что оказалась не просто машина, а «крузак». А, чтобы ни у кого в этом сомнения не осталось, про крузак было, как бы невзначай, повторено раз десять.

Другим, параллельным миром этого места, являлась колоритная компания в несвежей одежде. Но не подумайте, что это были бродяги и маргиналы. Вовсе нет. Это была компания возвращавшихся домой дачников, завсегдатаев любого перрона.

Среди этой категории пассажиров можно было встретить людей, по своему социальному статусу опережавших многих «деловых». По своему опыту, Николай знал, что среди них могут быть встречены персоны, начиная от отставных генералов и до действующих капитанов дальнего плавания. Просто это был их стиль жизни. Жизненное кредо людей «старой закалки». Посмотреть за ними, и подслушать их разговоры, тоже было интересно… Семёныч, как оказалось был штурманом и летал на всём, что летает. А Виктор Сергеевич, водил паровозы и ездил ещё на полуторке… Клава, всю жизнь была связана с общепитом и обслуживала самого Ломакина…

Все они, по внешнему виду были крайне измотаны, но при этом, по-своему счастливы. Они бы ни за какие коврижки в мире, не променяли бы свои, собственноручно выращенные - картошку, помидоры и капусту на магазинные – пестицидные.

Вот так и наступил вечер. А в это время, даже в такой дали от основной цивилизации стали появляться, разные типы подозрительного вида. Но, к чести нашего государства, на перроне появился наряд полиции, при виде которого, интерес к этому месту в глазах этих типов начал резко погасать. Через несколько минут, все они куда-то испарились из вида.

От нечего делать, изучив все окрестные достопримечательности и повадки почтенной публики, Николай стал изучать полустёршееся панно с традиционным социалистическим сюжетом, изображенное на стене маленького вокзала. И вот, наконец-то, после этого переломного момента объявили долгожданную посадку на приблежающуюся электричку.

- Ура! Ура! К цивилизации и свежему белью. Да здравствует мыло душистое и кружечка кофе пушистая! Срочно, хочу аж помираю, яичницу с жареной колбасой и булку с повидлом… - прокричали в унисон, разные слова с одинаковым значением о еде и ожидаемом комфорте, обе сестры.

И эти слова, хоть и состояли из разных букв, но содержали примерно одни и те же эпитеты о долгожданном, и таком ожидаемом комфорте городской жизни.

- Чур, я возле окна! - снова крикнули обе, практически в один голос. И всем стало совершенно ясно, что в отсутствии двух свободных мест, как и в любом большом спорте – победит сильнейшая и быстрейшая.

Бросив уставший взгляд на приближавшийся поезд, Коля едва слышно произнёс. - возле окна всего два места. Как же вам повезло, не быть тройняшками…

А, затем произнёс громче - но, у меня есть и другой к вам вопрос. Я всё не решался задать его на горе, но тут, вдруг решил, что пора.

Давайте, постараемся занять места, где ни будь с краю. Чтобы никто не мешал.

 

***

 

- Итак. Мой вопрос. - как вы считаете, есть ли в нашем мире место, для действительно потусторонних вещей? Я не имею в виду всяких вампиров и вурдалаков на пару с эльфами, а спрашиваю про действительно непознанные вещи. Непознанные, с точки зрения фундаментальной науки.

Но, погодите. Прежде чем вы ответите, я хочу вам рассказать одну историю…

- Погоди про историю. Расскажи-ка лучше, на каком языке ты бормотал во сне на поляне? Ты вроде бы даже английский толком не знаешь, а тут чирикал на непонятном наречии, как по-русски.

- Да? Не помню…