После долгого и весьма утомительного перелёта из Владивостока в столицу Пятой республики, который в общем подсчете времени, вместе с пересадкой занял около суток, Владимир Степанович оказался в одном из самых крупных аэропортов мира, носившем название – «Шарль де Голль». Хоть этот аэропорт и находится относительно недалеко от Парижа, всего то в 25 километрах, но впервые прибыв сюда, можно легко потеряться и попасть совершенно не туда куда надо, либо вообще попасть в какую ни будь неприятность.

А вот именно в части попадания в неприятные истории, по причине своей, свойственной всем крупным учёным рассеяности, Владимир Степанович имел большой личный опыт. Поэтому, как человек рассудительный, он заранее очень тщательно подготовился к этой поездке. Абсолютно каждый пункт был записан в блокноте. Как себя вести в аэропорту, что делать в случае непредвиденной неприятности, к кому обращаться за помощью, и какими этапами добраться до транспорта. Всё это, по его мнению, должно было стать залогом того, что в итоге он без проблем сможет добраться до нужного пункта назначения.

Но в этом замечательном плане был один нюанс. А именно такой, что этот аэропорт знаменит тем, что ежегодно через себя пропускает порядка шестидесяти миллионного потока пассажиров. Людские реки, здесь были неиссякаемы, и весьма полноводны. Далеко не каждый, даже опытный турист, был способен моментально сориентироваться в этом хаосе и быстро найти выход к остановкам общественного транспорта. И, как и следовало ожидать, эта судьба не минула и нашего искателя приключений.

 Пройдя все необходимые административные и таможенные процедуры терминала блока «2E», он с наслаждением подумал, что вот и всё, наконец то прибыл. Но не успев это подумать, он был подхвачен бурным потоком туристов и транзитников. И конечно же, это его окончательно сбило с толку, и он умудрился заблудиться.

Практически, случилось это как в той поговорке – в трёх соснах.

Если смотреть объективно и в спокойной обстановке, то на самом деле все три терминала находятся в непосредственной близости друг от друга. И чтобы ничего не перепутать и быстро добраться до нужного пункта, необходимо всего лишь следовать развешанным повсюду указателям. Но это всё оказалось сделанным не для нашего профессора.

В действительности, для перехода в требуемое помещение ему потребовалось пробарахтаться в этой людской волне почти полчаса. И это несмотря на то, что нужно было всего то, что пройти по коридору в сторону выхода из терминала, и у него перед глазами возникла бы табличка с указанием необходимого направления.

В конечном итоге, десять раз пройдя по одному и тому же маршруту. А это грозило уже почти паникой! Но вот он исхитрился, и буквально за рукав поймал какого-то служащего аэропорта, которого определил по форменной одежде и соответствующему бейджику на пиджаке.

С трудом объяснив тому, что от него требуется, он был вознагражден препровождением собственной персоны к месту наиболее комфортного способа поездки с территории аэропорта до города, которое только можно осуществить в данной ситуации - на такси.

Разумеется, существовал и гораздо более демократичный в плане стоимости поездки автобус. Он знал, что автобусную остановку найти было так же не сложно, как и такси, для чего достаточно было выйти из здания и обратить внимание на людей, стоящих в очереди. Но с автобусом, логически рассудив и вспомнив все вытекающие из этой затеи перспективы, Владимир Степанович решил не связываться, чтобы случайно не оказаться где ни будь у «черта на куличках». Или чего похуже. Например, очутиться посреди ночи в алжирском квартале... 

К тому же, что в часы «пик», а сейчас, судя по всему именно такой час и был, можно было потерять кучу времени стоя в душной очереди на остановке автобуса. А этого, сейчас меньше всего хотелось.

Конечно, он понимал, что если всё делать по всем правилам, как поступают более опытные путешественники, привыкшие экономить денежные средства и своё время, то можно было заказать такси заранее и даже со скидками. Но в данном случае, это было не так уж и принципиально. Главное, чтобы побыстрее в него усесться. И желательно с кондиционером. Тут не до экономии.

- Ничего, по миру не пойду. И на паперти не окажусь. Зато, доеду как король… - проворчал себе под нос Владимир Степанович, завидев долгожданную машину с шашечками и водителем – индусом, в характерном головном уборе.

В конечном итоге, с комфортом устроившись на заднем сиденье и показав таксисту на карте адрес нужного пункта назначения, он принялся с интересом смотреть в окно.

Неизвестно сколько продолжались смотрины, но в итоге, он умудрился задремать по пути.

Пребывая в блаженной неге, профессор был «варварски» разбужен легким потрясыванием за плечо, со стороны водителя такси.

- А, что. Уже приехали. И так быстро? – спросонья, по-русски уточнил Владимир Степанович.

Но, тут же вспомнив где он сейчас находится, перешёл на английский, который по долгу своей работы, связанной с многочисленным общением с зарубежными коллегами и необходимостью читать в оригинале научную периодику, знал практически на отлично. Французским языком он так же владел, но совсем базово, и в данной ситуации решил не рисковать, чтобы не ляпнуть какую ни будь малограмотную чепуху.

Расплатившись за поездку и поблагодарив за хорошую работу, он отпустил таксиста и взяв свой дорожный чемодан, пошёл заселяться в гостиницу, номер в которой он забронировал ещё в России.

Процесс регистрации и последующего заселения, не занял много времени. Заказав в номер поздний завтрак, он основательно подкрепился. Затем, освежившись в душе, он немного подумал и решил не отправляться немедленно на встречу со старым товарищем, и уж тем более не отдыхать с дороги, а совершить обзорную прогулку по городу.

Затем, раскрыв электронную карту города в своём ноутбуке, он просчитал свой предстоящий маршрут так, чтобы в итоге оказаться возле Практической школы высших исследований.

Конечная точка была выбрана не просто так, а с полезной для дела точки зрения. Ведь школа практических исследований является одним из филиалов крупнейших пяти высших учебных заведений Франции. А тот самый корпус этой школы, в котором работал и преподавал Жан Лурье был расположен как раз в главном здании знаменитой Сорбонны, что так же было крайне необходимо увидеть вживую.

- Ежели оказаться в Париже, и не увидеть Сорбонну, то можно назад и не возвращаться. Коллеги засмеют. И заклюют. – пробурчал себе под нос профессор, укладывая ноутбук в свою потёртую дорожную сумку, которую намеревался взять с собой на прогулку.

Ещё будучи во Владивостоке, он накидал себе обязательную программу пребывания в столице Пятой республики и теперь думал, успеет ли всё задуманное осуществить в полном масштабе или придётся чем-то поступиться. Но, так или иначе, а начинать воплощение своих планов в жизнь, следовало незамедлительно.

- А артефакт, со своими надписями, немного подождёт. Пять тысяч лет, а может и больше подождал, и ещё подождёт чуть-чуть. Очень на это надеюсь. – взвесив на ладони слепок реликвии, Владимир Степанович всё-таки решил оставить его в номере.

- Не оригинал ведь. А тем более, здесь сейф имеется. Кодовый, выглядит надёжным.

Упрятав свои самые ценные вещи в гостиничный сейф, можно было начинать рекогносцировочные действия по изучению города.

- Итак, что тут у нас. Ага, семь крайне важных и необходимых вещей, которые обязательно нужно сделать в Париже, в рамках общеобразовательной программы.

Пожалуй, начну действие с первого, и самого приятного пункта - начать свой путь со свежесваренного кофе и нежнейшего круассана - с повидлом и сливочным маслом.

- И непременнейшим образом, в одной из маленьких, так сказать - винтажных кофеен!

И хоть профессор после завтрака вовсе и не был голоден, но этот пункт ни в коем случае не счел нужным пропускать. Тем более, что нужная кофейня, как только он завернул за угол своего отеля, в ту же секунду оказалась в поле его зрения.

            - Ага, вот и она. Выглядит именно как я себе и представлял. Чудеснейшее заведение. Этого, никак нельзя пропустить. Стоит прямо как с картинки в туристическом проспекте. Все внешние атрибуты, так сказать - налицо.

            Само понятие «Кафе», является одной из базовых основ современной парижской жизни. Это место является тем фетишем, куда приходят пообщаться, на людей посмотреть и себя показать. Здесь они бывают совершенно разные, начиная от маленьких забегаловок на углу, на пару угловых столиков и доходят до солидных вычурных заведений, чьи столики занимают пол улицы. Но, так или иначе, а это и есть то самое - Кафе. С большой буквы.

            И вот, именно такое как это, и считается во всех литературных произведениях эталоном этого понятия.

Ни в коем случае ни помпезное и вычурное, а маленькое и очень фотогеничное кафе. Такое, в какие в своё время любили захаживать знаковые столпы общества, как Пикассо, Хемингуэй и Сартр.

- С первого раза выбрал, и удачно. Это очень хорошо. Надеюсь, что это знак свыше - решил Владимир Степанович. Затем, войдя внутрь и усевшись за отдельным столиком, он заказал свой запланированный кофе с круассаном.

Отдохнув от суеты и поразмыслив над жизнью с философской точки зрения, он через минут сорок, расплатился. Далее, ничуть не разочаровавшись в своих внутренних ощущениях отправился в путь.

- Итак, что далее. Пункт номер два. Сфотографироваться рядом с Эйфелевой башней, как же без неё.

А ещё лучше забраться на её обзорную площадку и окинуть своим ясным взором город, который якобы будет виден как на ладони.

- Ну, что же, вот и проверим на собственном опыте. Доверяй, но проверяй… - наигранно изобразив выражение старого скряги, проворчал профессор и отправился в сторону проезжей части.

Сразу же поймав такси, в котором, как и в прошлый раз водителем был индус, получилось довольно таки быстро добраться до нужного места.

- Итак, что мы тут имеем видеть по прибытию? Шерше ля фа. И, так сказать, туды сюды. Поступлю по принципу наименьшего сопротивления. Пойду туда, куда все идут.

Следуя за группой туристов, и в итоге оказавшись на берегу Сены, в том самом месте, где река поворачивает из города на юго-запад, его взор автоматически уткнулся в самый знаменитый и узнаваемый памятник Парижа, а может быть и даже всего мира – Эйфелеву башню.

Это ведь не просто достопримечательность, а статусная достопримечательность. Не сфотографировался на её фоне, считай никто и не поверит, что ты вернулся из столицы Франции.

Рассмотрев всё, что можно было рассмотреть, всё-таки осталось единственное, что не стал делать профессор - это подниматься на ту самую обзорную площадку.

Уж очень большая была очередь из японских туристов. Или китайских. Кто их разберёт. Вот уж любители попутешествовать. Малыми группами, в миллион человек…

- Значит не судьба мне птичьим взором окрестности обозреть. Ну, что же поделаешь. Не беда. Как ни будь в другой раз приеду. Мне, неделю целую здесь куковать, выберусь ещё. Может быть даже и на восходе солнца. Или на закате… Нет, лучше на восходе! – подвёл черту под своими размышлениями Владимир Степанович, и подчеркнул:

- Если конечно, этот проходимец Лурье, не заморочит мне все оставшиеся мозги, своими дурацкими теориями о всемирном заговоре проходимцев от науки. Разумеется, вперемешку с божественным кальвадосом, который готовит его какой–то дальний родственник, из самой Нормандии. – профессор закатил глаза, предвкушая будущее наслаждение. А затем, вернувшись с небес на землю, продолжил в прежнем ключе:

- Нус, продолжим. Что тут у нас следующее назревает. Пункт третий. Значится заглянуть на шоу в Красную Мельницу.

Но, взглянув на часы, резюмировал. - пожалуй, загляну я туда уже в другой раз, а сейчас поеду и куплю заранее билеты, чтобы не было повода отказываться от такого мероприятия.

- Да, однозначно, так и сделаю. Вот сейчас поймаю такси, поеду, и куплю билеты.

Такс… просматривая свой список, и делая в нём заметки уточнил - то же самое надо проделать и с Оперой Гарнье.

- И несомненно, несомненно - с Лувром.

И после этого, выбрав отдельный денёк, чтобы ничего меня не отвлекало, наслаждаться, и ещё раз наслаждаться, шедеврами мирового культурного наследия. Иначе потом себе не прощу.

Затем, проделав знакомую процедуру с ловлей такси, и искренне удивившись, что водителем на этот раз оказался не индус, а совершенно обыкновенного вида европеец, скорее всего даже француз, профессор по кругу проехался по вышеописанным достопримечательностям и купил билеты везде, кроме Лувра.

Потому, что в Лувр нужно было стоять в достаточно длинной живой очереди.

Стоит ли говорить о том, что львиную долю этой длиннющей очереди занимали, угадайте кто?

Правильно, угадали! Там стояли, то ли китайцы, то ли японцы… То ли, те же самые. То ли, другие. - Да, не важно. Проехали.

- Досадно. Но, что же, неприятность эту мы переживём. Останется время, выстою и эту дьявольскую очередь.

А сейчас, начинаются заключительные аккорды моей обязательной программы.

- Надо обязательно купить, для подарков и сувениров коллегам, духов и разных примочек. И не абы где, а на настоящей французской парфюмерной фабрике. А затем выбраться за город, в Версаль.

Этот пункт надо выполнить, чтобы собственными руками пощупать, и воочию увидеть, так сказать - скромное обаяние, королевского наследия. - посмотреть, за что же их, королей местных, в своё время раскулачили Робеспьеры всякие.

В итоге, проехав по означенным местам, и убедившись, что совесть в плане выполнения культурной программы осталась чиста, профессор решил вернуться в свой отель.

- Вот хорошенько высплюсь, и завтра с утра отправлюсь в Сорбонну. Сегодня уже не поеду, устал я что-то. - старым видать становлюсь, ленивым.

Приехав обратно и выбравшись из автомобиля, Владимир Степанович понял, что ноги сами по себе выбрали нужное направление. И конечно же, это направление было прогнозируемым.

Вернувшись в то же самое кафе, с которого он начал своё путешествие по городу, он с превеликим удовольствием заказал полюбившийся круассан, но по причине позднего времени суток уже не с кофе, а с каким-то напитком на основе корня цикория.

Откинувшись в кресле, он выключил свой мобильный телефон, и укутавшись любезно предоставленным пледом, предался вечерней неге и ничегонеделанию, что в повседневной жизни так редко случалось.

 

***

 

Лиловая ночь, подсвеченная заревом неона, пронеслась как одна минута.