… Безжалостное время, утекая как песок сквозь пальцы, ушло своей дорогой далеко за полночь.

            Время... Этой эфемерной материей дано владеть всем без ограничений, а вот воспользоваться всеми благами, что оно приносит, дано далеко не каждому. И иногда кажется, что оно само решает кому дать фору, а кто и так обойдётся.

            Вот и сейчас, оно стремительно набирало обороты, как бы насмехаясь над всей важностью решаемых проблем и задач. И вот ведь парадокс - чем больше его требовалось, тем меньше его становилось…

            Время… Если бы не вся невероятность этого, то можно было бы подумать, что оно мыслит. Что Оно живое. А ведь если представить, что Оно видело всё, что было в этом и иных мирах…

            Но кто сказал, что Оно видело? Вполне даже вероятно, что Оно всё и сейчас видит. Кто из нас знает, что такое Время? И кто сказал, что оно течёт из точки А в точку Б: - из прошлого в грядущее?

            Кто-то из древних мудрецов сказал, что Оно - река. Другой предположил, что Оно это океан. А кто это проверит? Может быть время - это нечто совсем иное, и всё, что мы об этом знаем не более чем самообман?  Может быть, Время - это дерево? Древо раскинувшее свои ветви над всем Сущим? Но, ежели это дерево, то тогда.

Должен быть и Садовник…

 

***

 

Жан Лурье, профессор исторических наук и знаток древностей, задумчиво бродил по своей великолепной двухъярусной квартире, находящейся в старинном особняке восемнадцатого века постройки. Он неспешно ходил по дорожке от лунного света, аккуратно сжимая в руках тяжелую сферу, испещренную загадочными символами и надписями, как бы вдавленными в тело камня. Несмотря на поздний час, ни о каком сне не могло быть и речи.

Полная луна еще вовсю хозяйничала в небе, наполняя большую комнату, сверху донизу заваленную различными книгами и предметами старины призрачным светом, отражавшимся на стенах загадочными узорами. Но было ясно и без часов, что до рассвета уже рукой подать.

Свет, и иные электроприборы, профессор не включал всю ночь специально, так как этот фактор он считал раздражающим, и он мешал ему в полной мере сосредоточиться на своих мыслях.

Сама профессорская квартира, заслужила отдельного упоминания. Она, обладала неким, собственным изначальным духом. Тем самым духом старины, оставшимся от былых времён. Она помнила многое. Королей, революционеров и иностранных захватчиков. Что только не происходило в ней и рядом с её стенами за долгие века её «жизни».

Возможно поэтому, она ещё и была для Жана, как бы это выразиться - наверное некой его музой, помощницей в мыслительном процессе. Во всём Париже, только здесь ему особенно легко спалось и самое главное - думалось.

Но, всё вышеперечисленное не говорит о том, что внутри было всё чопорно и возвышенно. Ибо во все предыдущие времена, кто бы ни находился в квартире, будь то друзья или коллеги по работе, всегда сравнивали его жилище скорее с берлогой сумасшедшего мыслителя, нежели с квартирой знаменитого ученого.

Чего тут только нельзя было встретить. Различные полки, шкафы, шкафчики и этажерки в комнатах были заставлены, а кое где и просто внавалку забиты различными околонаучными вещами и этническими сувенирами со всего мира. Всевозможные изделия народного творчества, начиная от африканских и японских масок и заканчивая каменными статуями кровавых индейских божеств, найденных им лично в Перу. Правда это были не оригиналы, а точные копии. Оригиналы давно были выставлены в нескольких крупных музеях, в том числе в Нью Йорке, Лондоне и разумеется в Париже.

И всё это богатство, в свете луны превращалось в очень феерическое и крайне захватывающее зрелище. Особенно это захватывало в те моменты, когда шла гроза с молниями. В такие редкие моменты, профессор очень любил наблюдать за игрой света и теней. Это очень завораживало. - по его личному мнению, это действовало почище любого стимулятора. И хотя в своей жизни он ни разу никакие психо-стимуляторы, кроме кофе да аналогичных продуктов не пробовал, но был абсолютно уверен, что так оно и есть.

- Как же так могло случиться, что эти вещи находятся так далеко друг от друга. – вслух произносил свои мысли Лурье - Даже уму не постижимо. Торговые связи? Или всё же общая культура? – Жан перепрыгнул через лунную дорожку и продолжил - Все эти моменты надо ещё раз хорошенько обдумать. Ведь должен же быть ключ к разгадке. Должен. Не может быть такого совпадения. Сфера есть ключ ко всему.

- А если это ключ, то каков же тогда замок? А ведь замок, это лишь часть двери. Тогда, что же должно находиться за этой дверью? Даже и представить страшно. Голова начинает кружится, как после десяти фужеров…

- Что же это может быть? Действительно ключ? – Нет, вряд ли. Некое послание – тогда почему круглое? Гораздо проще и доходчивее, любое послание на плоскости делать. Да на столбе, и то проще. Или, всё-таки ключ который надо куда то вставлять?

- Так, похоже я Томб Райдеров всяких насмотрелся. – хмыкнул профессор.

Итого, что я на данный момент имею? – только то, что далее копать надо от сферы, а не от Кампучийской полосы. Но сперва, однозначно надо освежиться, а то голова совсем не хочет с мыслями дружить. Каша, так сказать, в голове. Или даже опилки.

- В, голове моей опилки, не-бе-да… Ля-ля-ля…Три рубля… - профессор Лурье, снова стал скакать через лунную дорожку, при этом напевая себе под нос обрывки дурацкой и совершенно непонятной русской песенки, услышанной когда-то, давным-давно, от Владимира.

И разумеется, она как гвоздь впилась в его подсознание. И, конечно же в этот раз, она снова из него выплыла. Смысла её он абсолютно не понимал, и даже не был уверен в правильности и порядке произношения слов. Но она ему почему-то, по-своему нравилась.

- Своей лёгкостью и беспечностью, что ли? – в который раз, подумал о песенке Жан. – но, пора бы уже прочистить мозги. Эта песенка в голове – не к добру!

Таким образом, шаркая кожаными монгольскими тапками по старинному паркету, и напевая под нос дурацкую песенку, он отправился в ванную комнату.

Там, присев на край винтажной чугунной ванны, стал наполнять её практически ледяной водой. Когда вода плескалась уже почти у краёв, он забрался туда прямо в одежде, и вопреки жуткому холоду, буквально вцепившегося в него своими ледяными объятиями, стал наслаждаться возвращению некогда пропавших чувств и ощущений. Тех самых чувств, которых он уже не ощущал так много лет.

- И если честно, то не надеялся уже никогда ощутить заново. – стуча зубами, протараторил профессор. - С чем бы это сравнить? Наверное, это то чувство, когда ты прыгаешь с парашютом. Но вдруг осознаёшь, что он не спешит раскрыться: - Бешенный адреналин и паника. Только в моём случае, панику мы заменяем на восторг. – простучал зубами Жан, вылезая из ванны.

- Да, это так и должно выглядеть. Адреналин и бесконечный восторг. И никаких парашютов. - Я их терпеть не могу. Как вспомню про тот случай, когда меня уговорил этот прохвост Клэйв... – так, теперь надо бы сменить одежду, затем присесть на диван и пару минуток отдохнуть в тишине.

 

***

 

…Ты спрашиваешь, что вижу я, Учитель? Я вижу здесь только чистый и незамутненный поток, прорастающий хрустальными копьями из водопада вечности… Поток, алмазной поступью бьющий сквозь сущность миров… Бесконечный и прозрачный…

- Скажи мне, Альэвьево-Син. Что это за необычный и прекрасный водопад? Я раньше здесь такого не видал.

- Ты немножко ошибся, Эктаон-Ра. Это не водопад. Это Ветви Древа Времён, и твоя – та, что справа. Она хоть и самая тонкая, но и самая звонкая. Смотри, будь очень осторожным - случайно не порви…

- Да, конечно Учитель, я буду крайне осторожен. Но, позволь задать ещё один вопрос.

- Да, друг мой.

- Что это за диссонирующая с таким прекрасным пейзажем куча камней? Она на мой взгляд нарушает всю гармонию этого места.

Тот, кого назвали Учителем задумался, а затем тихим голосом произнёс:

- Ты опять ошибся, Отшельник. Это не груда камней, это одр великого воина…

- Позволь узнать, чем он был велик - он уничтожил много врагов? Или он был силён духом? Или даже… - тот, кого назвали учеником, с пиететом выдохнул – он был Странником?

- Нет, ты опять попал пальцем в небо. Он был Велик тем, что никого не уничтожал, и крепостью своего духа не гордился. И Странником он не был...

- Тогда я не понимаю. Каким образом он стал великим? Поясни мне, Наставник.

- Запомни, Эктаон – по-настоящему Силён не тот, кто сильнее других. И это не тот, кто угрожает миру кулаком. Угроза и агрессия, это удел слабых. По-настоящему Силён тот, кто стращает пальцем… - И хоть Он и не был Странником, но благодаря ему Странник Был…

Ученик вникал и осматривал окружающее, а Наставник вдруг напрягся и выкрикнул – Осторожно! Не приближайся так близко к Уровню возможных перемен… Цзинннььь…

 

***

 

Звон хрустального колокольчика продолжал звучать в голове. Профессор встал с дивана и непонимающим взглядам осмотрел окружающее пространство:

 - Так, это я задремал, что ли? А ну ка, заканчиваем этот балаган. Как дед старый заснул перед телевизором… 

Пролежав на диване не более минуты, но от навалившихся чувств и общей усталости уже успев поймать морфея, он принял решение, что пора бы наведаться на кухню и подкрепить свой уставший организм.

- Рабы! Какао подайте мне - самое густое, какое только может быть на целом свете. И непременно горячее, как капот машины застрявшей в полдень в Долине Смерти. – Какао с козьим молоком. Немедленно! Иначе всех отправлю на галеры. – стремительным шагом, и выкрикивая на ходу то, что первое приходило на ум, Лурье шагал в сторону кухни.

Он, как-то совершенно незаметно для себя, в последнее время пристрастился именно к этому напитку, который никогда раньше особо не любил, предпочитая чёрный чай и крепкий кофе. Но с какого-то времени, вдруг ощутил, что настоящую энергию ему даёт именно какао. Главное, чтобы оно было очень свежим и качественным. И непременно из стран Американского континента. Причём, лучше из Латинской его части. И, чтобы порция была большая и с молоком. Лучше повышенной жирности. Так однозначно лучше – проверено на себе.

Вскипятив в большой керамической турке, подаренной ему президентом исторического общества Рио-де-Жанейро, молоко и размешав в нём огромную порцию какао порошка, он прямо всеми фибрами своей души ощутил, как из измотанного и уставшего тела, со скоростью легендарного Восточного экспресса, улетучивается былая хандра. И самое главное, что вместе с этим исчезает былое стремление удалиться от всего мира, забившись в свой собственный замкнутый уголок.

- Так, давай ка, вспоминай. И вновь раскладывай по полочкам свою, как там её назвал этот заносчивый толстяк Коппельман? - безумную и ничем не подтвержденную теорию. – размеренным речитативом произнёс эту фразу вслух, Жан.

Если вспомнить мои выкладки о том, что конец первого и начало второго тысячелетий нашей эры, это и есть тот самый период, когда был разрушен первоначальный вариант Ангкор Вата, снабженный элементами неизвестных доныне технологий, а на его месте появился современный вариант. Назовём его условно - Varah Vishnu-lok. И именно там, случайно либо неслучайно, оставили лишь один фрагмент прошлого, разрушенного сооружения. Именно этот фрагмент и дал тот первоначальный толчок к изучению этой, поистине великой загадки.

Этот временной период и подтолкнул меня к поиску загадочных и необычных событий, зафиксированных в различных источниках, а особенно тех авторов, которые жили и творили свои произведения именно в те времена, а не переписывали чьё-то чужое творение.

- Особенно это становится интересным в свете рассказанной Владимиром истории его Края, которую ранее я в свой расчёт не принимал. Стоит к этому всерьёз присмотреться и перечитать специализированную литературу да полистать периодику. – профессор вздохнул и продолжил – и великое благо, что сейчас есть поисковые системы.

Но, для порядка и упорядочения событий, начну ка я с истории Европы. А в Европе, этот период был известен как эпоха викингов. – Лурье усмехнулся – бородатых мужчин, которые и не знали, что на их шлемах могут быть рога…

Что же, рога рогами, а странным для меня показалось не то, а то, что именно в этот самый временной промежуток, все оседлые скандинавские народы, такие как шведы, норвежцы и датчане вдруг, как по приказу, начали ни с того ни с сего совершать дальние и достаточно опасные морские походы. При этом, само собой разумеется, они попутно открывали и осваивали новые земли. И в том числе, по одной из популярных теорий, доплывая до самого Американского континента.

Эта любопытная история с неожиданной географической экспансией, по мнению академических деятелей науки, имела под собой лишь одни политические корни. А именно – стремление к захвату золота, добычи ресурсов и разумеется, новых территорий.

Сидели значит земледельцы на печи, щи да кашу ели, и вдруг ни с того, ни с этого, новых территорий им захотелось? – Лурье усмехнулся - по мне так кажется, что этому всему послужил толчок от какого-то внешнего, очень значимого фактора. Неспроста всё это. – и почему?

- Во-первых, потому, что для начала их должен был кто-то всему этому научить. Не могут же потомственные воины, а по совместительству земледельцы, вдруг скопом собраться, построить корабли и поплыть в Америку. Я бы лично, вряд ли смог.

А во-вторых, как можно объяснить внезапно наступившее значительное потепление климата? Прямо все факторы взяли, да и сложились, как в удачном пасьянсе…

Итак, запишу себе первым подпунктом. – викинги, перестав заниматься оседлой жизнью, вдруг начали готовиться к масштабным завоеваниям. И как по заказу, климат улучшился.

Как это происходило? А происходило это так. - Эти северные народы, в ином выражении викинги, стремительно смогли захватить Фарерские острова и Исландию, а позднее и саму Гренландию, известную нам как крайне непригодную для обитания территорию. Зачем она им была нужна?

- Не затем ли, что надо рассматривать саму сущность этимологии Гренландии, как Зеленой Земли? А ведь, на самом то деле, по многочисленным научным данным, эта земля и вправду была райским зелёным островом. И вдруг, после её захвата, по каким-то причинам, снова превратившимся в ледяное царство. Надо тоже себе это отметить.

- Пункт два – Гренландия, после её захвата Викингами, из райского острова превратилась в ледяную пустошь.

Было бы очень просто, всё это объяснять глобальными климатическими изменениями, парниковым эффектом и прочими гидрометеорологическими теориями. Но, на самом же деле, как показывает сама история земли, такие изменения происходят на протяжении многих тысячелетий, если не миллионов лет. И самое главное, они сопровождаются вымиранием многих видов животных, например, таких как мамонты, а раньше – самих динозавров.

А тут, это всё вдруг произошло внезапно. И самое главное, что без каких-либо видимых природных катаклизмов. Не метеорит никакой не упал, ни супер-вулкан не активизировался. Очень странно. Всё это больше похоже, как бы это странно не звучало, но на какой-то вариант климатического оружия.

- Обведу ка, я этот пункт, жирной красной чертой. – профессор, от усердия высунув язык, тщательно обвёл красным карандашом только-что сделанную запись.

Но, только получается вот, что. Мы, в свой варварский век войн и терактов, давно привыкли считать, что климатическим может быть только оружие, а здесь получается наоборот. Ледяные моря растаяли и везде потеплело. Викинги поплыли в Гренландию. Это скорее климатический, как бы его назвать… Дар, что ли? Назову этот термин - Дар! – но с другой стороны, после этого Зелёная Земля Гренландия замёрзла – выходит, что не дар, а опять – оружие. Замкнутый круг получается. Выборочный климат в одной географической зоне – это, что-то новенькое. Так и чокнуться можно…

- Что я там читал ещё? – профессор вбил очередную строчку в поисковик - Ага, вот. Вертимся пока, что вокруг Скандинавов. Их норманнские саги, достаточно чётко и недвусмысленно свидетельствуют о том, что Викинги неоднократно посещали некие земли, очень похожие на Канаду. Были они, так же на островах арктического архипелага и много чего другого делали. Ученые мужи, до последнего времени с завидным упорством подвергали их достоверность сомнению, так как без атомных ледоколов, они бы эту сомнительную аферу не провернули.

Лурье отхлебнул из чашки, и спросил самого себя - где спрашивается, Викинги атомный ледокол взяли? Где? Но, тем не менее широкая экспансия в эти земли из северных страны была подтверждена! - А, почему? – А, потому, что море для них стало свободным ото льдов. Точка, приплыли. – растаяли все льды, как снег в котелке над костром…

Викинги радовались, ходили по морям, воевали со всеми подряд. Доходы получали нехилые. Всё у них было хорошо и замечательно. И вдруг бац, уже в середине двенадцатого века, их безмятежному хождению по этому морскому пути стали снова препятствовать непроходимые льды. - А ледокола, как мы вспомним – всё-таки у них не было. Опять в этом деле, ставится жирная точка, но с вопросительным знаком. – Finita la commedia … - запишем.

- Но как? Как так вдруг случилось, что ни с того ни с сего произошли такие изменения? За пару сотен лет. По географическим меркам, это меньше секунды! Я сам лично, бывал на многих раскопках и точно знаю, что такое малообъяснимо с точки зрения логики. Здравой, подчеркну - логики, а не теорий на бумажных носителях – бумага ведь, как известно, всё стерпит. – для пущей убедительности, что бумага всё стерпит, профессор нарисовал на блокнотном листе неприличный символ. Полюбовался на своё творчество и скомкав, выбросил в мусорное ведро. – вот, убедились? – обращаясь к воображаемым «теоретикам», произнёс Жан.

 

***

 

Всю свою сознательную жизнь, профессор Жан Лурье, никогда не старался придерживаться общепринятых в научных кругах теорий, догм и правил. Он считал это уделом не настоящего ученого, а простого писаки, бумагомарателя и компилятора чужих мыслей. Друзья и коллеги, которые достаточно долго его знают, начиная от студенческой скамьи и до сегодняшнего дня, считали его не то чтобы загадочным и непонятным человеком, а скорее скитальцем, попавшим в наш век из другого мира.

- Таких чудаков, в наше время уже не строгают! - как-то раз на корпоративе, будучи «в чувстве возвышенном и уквашенном», сказал ранее упомянутый доцент кафедры естествознания - Август Коппельман и вдохновлённый своим красноречием продолжил. - Даже бывалые аксакалы от научной среды, далеко не сразу припомнят, когда в последний раз слышали от него фразу, наподобие – «Полностью с Вами согласен, Коллега».

И ведь, это было достаточно верно сказано. – Практически всегда, любую стройную и взвешенную теорию он воспринимал если не в штыки, то всегда - крайне критически. И самое главное, что практически всегда оказывался прав. Что при этом не мешало, в случае своего поражения, моментально извиняться и признавать свои ошибки: - «Короны на голове», у него однозначно не было.

Вот и сейчас, сидя прямо на массивном кухонном столе, профессор Лурье вглядываясь в смутные тени за окном, рассуждал: - А вдруг, я действительно окажусь не прав? Вдруг окажется, что это и есть те самые невинные парниковые эффекты и случайные, временно сместившиеся тёплые течения?

Но, всё-таки, продолжая рассуждать логически. Оттолкнёмся от того, что природа пустоты не терпит. А следовательно, если суровая Гренландия была оазисом, а Белое море таким же тёплым как и Черное, то в других частях света, по идее, должно было бы начаться похолодание. Почему же, тогда не стала ледяной пустыней, например - Африка или Австралия?

- А, всё потому, что был тот самый Дар! Или не Дар? Могло ведь быть и наоборот. – Жан поёжился - Наоборот, из нашей земли, кто-то стремился сделать полигон для неких опытов. Или даже более невероятное - удобное для себя место обитания. Но затем, что-то пошло не по плану… - от такой, внезапно возникшей мысли, даже пробежали мурашки по коже.

- Да нет, это крайне неправдоподобно. Это, по меньшей мере - ненаучно. Прямо какой-то Эрих фон Дэникен в меня вселился – отмахнулся, как от невидимой мошки, Жан.

- А, растаявший как по мановению волшебной палочки океан или огромный ледяной архипелаг, ставший вдруг оазисом, а затем обратно ледышкой это, что – очень научно и правдоподобно? – через секунду, парировал он сам себя.

Профессор, задавая самому себе вопросы и размышляя над всем этим, наощупь уже наизусть выучил все выступы и впадинки на сфере, отданной ему для изучения, его другом Владимиром.

Сначала, впервые увидев её, он просто не мог оторвать взгляда от этого, казалось совершенно неуместного здесь предмета. Сейчас же, он старался больше основываться на чувствах тактильного ощущения.

И вот снова, его посетила одна ранее отвергнутая за неправдоподобностью мысль, крепко зацепившаяся за сознание.

- Это странно. Но ведь, если копнуть ещё глубже, то было время, когда практически везде на нашей планете хозяйничал Великий ледниковый период.

И ведь там, там тоже, откуда объявился Ты – обратился он к Артефакту - по идее должен был быть ледник. - Везде, абсолютно везде на земном шаре, так или иначе успел побывать ледник. А ведь Там, откуда родом Ты - ледника никогда не было!

Профессор вышагивал по комнате, сжимая в ладонях Талисман. - Почему? Уж не потому ли, что все ответы нашей истории проистекают именно оттуда? Может быть это и есть то зерно, откуда всё произрастает? – «A caelo usque ad centrum» - истинная ось, вокруг которой всё и завертелось? Может быть Там и было логово - Их? – Жан аж поперхнулся от собственной дерзости мыслей. А затем, снова присев на обеденный стол, шёпотом произнёс - Нет, Логово, это как-то звучит слишком грубо. Некультурно даже.

- Лучше, назовём это так – «Там и был, тот самый истинный Олимп!» - Ab aeterno!

- Ибо, если они обладали такими технологиями и знаниями, то их смело можно называть Богами. А, вот добрые они были боги, или злые. Это и покажет наше с Владимиром дальнейшее расследование.

Почувствовав, как внезапно ёкнуло сердце и затем гулко забилось о грудную клетку, профессор поспешил выпить «успокоительного» в виде стакана неразбавленного Скотча. А затем выйдя из кухни, пошёл на балкон, чтобы полюбоваться рассветом и заодно подышать свежим воздухом.

- Не может быть... – смотря немигающим взглядом на восходящее солнце, произнёс он. - Этого просто не может быть…

- Ледник. Почему я сразу не додумался до такого, сейчас казалось бы - очевидного факта? Ведь всё, хоть и косвенно, но на это указывало.

Но, может быть всё-таки есть, какие-то ещё неучтённые мною факторы? Надо бы всё срочно записать. А то, ведь собственная память - это хорошо, но как очень точно сказал вчера Владимир, процитировав кого-то ещё – «Самый тупой карандаш, значительно острее самой острой памяти. В общем - записывайте господа – не ленитесь!».

Но теперь, закончив разбираться с Европой, начнём уже знакомиться с Северной Америкой. Как оказывается, и там, в тот самый период наличествовал весьма благоприятным климат. Там рос виноград, и значит они могли делать вино – профессор заглянул на дно своего стакана - в том числе и на территории Канады. И похолодание, судя по некоторым данным началось как раз в конце двенадцатого века.

- Очень сходится с предшествующей картиной тогдашнего мира.

Кстати, это похолодание и привело к резкому упадку сельского хозяйства, а затем и общему упадку развития территорий и народов их населявших. Разрушались могучие империи старого мира – Ацтеки, Майя, Инки.

Индейские племена, наверняка поэтому и стали мелко обособленными, что кстати, в дальнейшем и помогло их поработить новым захватчикам, прибывшим под протекцией Христофора Колумба из Старого мира. Это были уже не те государства, которые строили пирамиды Кетцалькоатля и возводили невероятный Мачу-Пикчу.

Кому-то помешали индейские царства? Или всё же совпадение?

- Надо будет попозже поразмыслить. А теперь, подведём эту информацию к логическому завершению: - а, завершение будет следующим - вдруг, неожиданно для всех, к тринадцатому веку, вся климатическая идиллия, начавшаяся двумя веками ранее, закончилась. Усилилась изменчивость погоды, наступило сильное похолодание. Везде, буквально по всему миру, как в традиционно тёплых, так и холодных странах стали наступать суровые зимы, а также сильные засухи и катастрофические наводнения. Моря стали покрываться льдами.

Есть письменные свидетельства образования ледяного покрова в Генуэзском заливе, и вымерзании оливковых деревьев во Франции и Италии. Страшно подумать, но во Франции вымерзли виноградники! – боюсь даже представить… бррр… - надо бы налить себе ещё бокальчик, а то совсем мысли стали разбегаться в разные стороны.

- Итак, подытожим. – Лурье посмотрел на восходящее солнце, через призму янтарного напитка, налитого в бокал из богемского стекла.

- Было холодно, затем вдруг стало тепло, а затем снова стало холодно. Как будто, кто-то кнопкой калорифера всемирного масштаба баловался.

Очень интересно… Земля с орбиты не сходила, астероиды и прочие космические тела в землю не врезались, а климат менялся. Причём, зачастую выборочно, и с моей точки зрения - крайне нелогично. И везде, в более глубокой древности, побывал Ледниковый период.

- Но! – профессор многозначительно поднял палец вверх -  как оказалось, существует единственное мне известное место в мире, где самый большой материк встречается с самым большим океаном. И, можно предположить, что в связи с этим образуется некая энергетическая воронка. - Это место находится там, где Евразия встречается с Тихим океаном.

Несмотря на то, что там достаточно суровый климат, это место обладает очень странным разнообразием мира флоры и фауны. И именно там был найден, величайший из мною ранее виденных артефактов. – произнеся эту фразу, Лурье нежно погладил Сферу.

- Надо срочно отыскать информацию по этому региону. Благо, что всемирная паутина нам всегда в помощь…

Потратив еще несколько часов на изучение необходимых материалов по нужному ему месту, профессор обнаружил, что за окном уже вовсю хозяйничает яркое солнце.

- О! Отлично. Душа радуется. Прямо как в былые времена. За интересной работой, как говорится - время пролетает незаметно. Жизнь – налаживается!

Но, так вот. Вот же ведь как получается… Это действительно, поистине уникальное место. Получается, что это единственное континентальное место на планете, которое не подверглось нашествию древних ледников.

Как я вижу из имеющейся информации: – в этом районе мира, осталось много таких видов животных и растений, которые живут и здравствуют с самых доисторических времен и, что характерно, без каких-либо особых изменений. Как в инкубаторе. Там имеется множество растений и животных, которых в настоящее время больше нет нигде на планете. И несмотря на то, что в наше время там достаточно суровый климат, это не помешало здесь поселиться и с успехом существовать представителям южных краёв -  тиграм и леопардам, а также обитать в море, не менее южным, дельфинам. И даже акулам.

- Зачем они продолжают приплывать туда? – Лурье задумчиво теребил лацкан халата -  В такие, казалось бы неприветливые и холодные воды…

- Это явно отголоски их генетической памяти. И ведь, такая память не могла сформироваться в тот - общий период потепления. Это что-то более глобальное. За двести лет, генетическая память не формируется. В Гренландию же, тигры с акулами не забредают…

- Так почему же, туда не добрались ледники? И почему, здесь продолжают обитать самые, что ни на есть настоящие пантеры и тигры, свободно бродящие по окутанными тропическими лианами лесам?

Как будто бы здесь, что-то, искусственным образом остановило течение времени, проистекающее своим особым ходом, начиная от доисторических времен.

Жан, после бессонной ночи и порядочного количества алкоголя, был уже готов выдать любую, даже самую невероятную теорию. И эта теория, конечно же не замедлила появиться: - Господа! – воскликнул он - если Прометей, когда-либо и существовал на земле, то свой огонь он мог принести только сюда!

Но, это был не простой огонь! А такой, о котором даже вслух сказать страшно, настолько это сейчас кажется невероятным…

 

***

 

Профессор ещё долго сидел на широком подоконнике своей столовой за очередной чашкой какао. Он с видимым удовольствием перелистывал огромную книгу «Энциклопедии растительного и животного мира», по такому случаю найденную в его домашней библиотеке. При этом он что-то постоянно нашёптывал себе под нос. Со стороны это могло бы показаться, как будто он читал молитву.

И вот, наконец - когда над горизонтом, уже во всю свою мощь, светила корона солнечного света, он оторвался от чтения и произнёс сокровенную фразу: - Вот, вот оно! Моя теория, теперь существенно обновлена и улучшена. Тайн ещё конечно много осталось, но теперь уже не стыдно будет и с Володей встретиться…

 

***

 

К полудню, профессора решили встретиться в том самом, полюбившемся Владимиру Степановичу кафе. Выбор был обусловлен тем, что у Лурье была машина, а Владимир пешком не спеша доберётся.

Так и произошло. В половине второго дня, друзья сидели в удобных креслах и попивали крепкий кофе с коньяком. Жан, сделав очередной глоток закончил рассказывать основную часть своей ночной мыслительной деятельности, после чего выдал самую интересную часть: - он сказал, что нашёл в своих бумагах и перевёл с латыни древнюю копию ещё более древней рукописи неизвестного автора. Эта рукопись была у него очень давно, но ранее он ей не предавал особого значения, пока этой ночью не вспомнил о том, что описываемая в этой рукописи Империя, находилась именно в Приморском крае России - именно там, где была найдена Сфера.

Слушай, и не удивляйся – сказал он. - Перевод достаточно литературный и подогнан под современные понятия. Точное и дословное изложение с древнего наречия было бы очень сложным для понимания. Но его я тебе тоже, конечно же покажу. Латынь всё ещё помнишь?

И Лурье начал свой рассказ: - …В прекрасной долине, окруженной со всех сторон горами и непроходимыми лесами, в отличие от соседних государств был отличный микроклимат, в котором росли любые, даже самые экзотические растения и водились неведомые в этих краях животные и птицы. – есть даже авторские наброски. Особенно красиво изображены горные храмы и пантеры.

- Мы их называем Дальневосточными леопардами. И они действительно очень красивые!

- Да, леопарды и храмы. Очень красиво! – Далее, осмотрев долину, прибывшие военные захватчики обнаружили, что на вершинах окружных гор и в самой долине, оставались следы более древней и судя по всему, в прошлом, очень могущественной цивилизации, о причине упадка которой пока, что ничего узнать не удалось.

Местные жители, относили этот факт к тому, что согласно их легендам произошло вот, что: - Задолго до них, проживавшему в этих краях и ушедшему в никуда народу, был преподнесён дар неким Павшим Богом, которого они также называли Солнечным странником. Странным в этом рассказе казалось то, что этого Бога хоть и считали сошедшим с небес, но при этом, с их слов он не являлся небожителем.

- Солнечный странник – мне это имя знакомо. Судя по всему, твоему источнику по крайней мере отчасти, можно верить. – потёр ладони профессор Аваковский.

- Бальзам на душу! – улыбнулся Жан - и этот Бог преподнёс им в дар, так называемое «Чёрное светило» - таинственный и загадочный талисман, который хранился в священной горе, и доступ к которому был строго настрого ограничен для простых «смертных». Этот талисман, с их слов, обладал великими чудодейственными свойствами и всё буйство природы вокруг, происходило лишь благодаря ему. Но, что это за талисман и откуда взялось это поверье, ни сами люди, ни даже местные жрецы не могли сказать. Они, наверняка знали только одно – то, что великий народ, некогда населявший долину, куда то ушёл. А вот куда ушёл и по каким причинам, оставил некогда величественные, а сейчас находящиеся в глубоком упадке остатки своих городов и крепостей – этого никто не знал…

- Да, об ушедшем в никуда народе, я тоже наслышан. И предтеча об артефактах…

- А дальше вообще интересно. Автор переходит к вопросу о том, от лица кого писалось это эссе.

- И от кого же? Прелюбопытная история!

- Из дальнейшего разбора приведённой информации, становилось более менее понятно, почему монголы – а это были именно экспедиционные войска Хана - так и не стали завоевывать Японский архипелаг, а каким-то чудом очутились совершенно в другой точке Дальневосточного региона.

- Ну, ну…

- Из записей и рисунков, мне стало ясно, что никакие тайфуны и сильные ветра не были этому виной. Судя по всему, это всё в дальнейшем придумали историки, чтобы объяснить внезапное исчезновение величайшего в истории мировой цивилизации военного флота. Ведь в то время, было абсолютно всем известно, что гигантская военная Армада, состоявшая из двух тысяч кораблей, вышла из Корейских портов, а на место назначения так и не прибыла. Куда делась? Подумали историки, затылки почесали, да и придумали свою историю, про тайфун «Камикадзе». Якобы который, все корабли взял да и потопил, грешным делом...

- Невероятно!

- Воистину… А вот, что было по факту:

Как оказалось на самом деле, всему виной послужило то, что сам Великий Хан Хубилай, чтобы после предыдущей неудачи во, что бы то ни стало обеспечить непременную победу своему войску, взял, да и пригласил очень опытного военного специалиста, причём даже не из рода Чингизидов. И назначил его Адмиралом своего флота. Кроме того, обеспечив его доселе неслыханными, самыми чрезвычайными полномочиями. Сделав его, по сути своим Alter ego. И самолично, на всеобщем курултае, назвав «Каганом Победы - Повелителем Воды и Ветра».

Без этого специалиста, вся эта военная компания не смогла бы в полной мере осуществиться. Но, по неизвестной пока причине, Адмирал, в процессе компании, оказался смертельно то ли ранен, то ли просто болен, а по некоторым косвенным данным – отравлен недоброжелателями. И соответственно, никакого завоевания Японии не могло произойти, в связи с причиной недееспособности по физическому состоянию, руководителя всей этой военной операции. Сами то монголы не мореходы, они и направления то правильного, в море не смогли бы отыскать.

- Вот это, уж точно!

- Итак, Наместник морского кагана, принялся думать, как поступить дальше, ибо возвращение назад, означало очень неприятную ситуацию в его карьере. Этот человек, назову его по-простому – заместитель, или второе по главенству лицо после Адмирала, принял решение отыскать по пути следования флота подходящее место и вылечить ханского представителя. Ну, а в случае неудачи в лечении - захоронить его с подобающими почестями, возведя подобающий его статусу курган.

Отправив во все стороны разведчиков, они к великому своему удивлению, обнаружили не только подходящее для всех этих мероприятий место, но и саму возможность вылечить, казалось бы безнадёжно больного и уже умирающего военного специалиста.

Со слов, встречавших их на берегу местных жрецов, существовал некий Храм, в котором хранился Дар Падшего Бога, который позволял излечиваться даже безнадёжно больным людям. Но, просить об исцелении позволялось лишь снаружи Храма, предаваясь молитвам и медитации на специальной площадке. Внутрь же храма, входить запрещала некая печать, нарушать которую было строго запрещено, по причине грозного Табу наложенного древними жрецами Храма. Эта история передавалась из уст в уста от одного жреца к другому, но никто не мог объяснить откуда она изначально проистекает.

Как только Наместник получил эту информацию, он разумеется тут же принял решение отвезти Адмирала к этой горе и поместить непосредственно в Храм, так как молиться и медитировать, военный специалист, разумеется был не в состоянии. Спасти его от смерти, могло только чудо.

Достигнув ворот Храма, они, как и полагается - обнаружили их запечатанными. На печати было что-то написано на совершенно непонятном языке, а со слов местного жреца это было приблизительно расшифровано, что только истинно избранный может предстать перед неким великим «Черным светилом», а все иные падут. Самого Древнего языка уже никто из местных не помнил, а гадать над истинным смыслом запрета никто не стал.

- Черное солнце…

- А, что?

- Я говорю – этот артефакт следует назвать – «Черное солнце»

- Да, наверное… Но, в итоге, раздумья Наместника были короткими и ворота с древней печатью были варварским образом взломаны, а может быть даже и взорваны. – Адмирала занесли внутрь, и на этом его история в Ветви нашего мира заканчивается…

- В ветви чего?

- В Ветви этого мира – там так и записано. Я всё перепроверил многократно.

- Как поэтически это звучит. Очень интересно…

- Да, очень. А особо интересным в этой истории выглядит тот факт, что в легенде о «Павшем Боге», явившим миру это великое «Черное солнце», фигурирует древний историк, поэт и по совместительству дипломат – Пификл. И он тоже побывал в тех краях в начале позапрошлого тысячелетия.

- Пификл? Это действительно необычная информация. Это действительно меняет все мои представления о культурном обмене в древности.

- Ещё бы. Для меня это тоже был своеобразный шок. Но, послушай про эту выдержку. Из какого произведения Пификла было это сказано остается неизвестно, а вот что этот Бог был белокожим и с золотыми волосами – очень даже сказано недвусмысленно!

- Постой, но ведь ранее говорилось, что этот Адмирал был монгольским Каганом. Прямо какие то Овидиевы превращения получаются. – ты ничего не напутал с переводом?

- Конечно нет. Обижаешь! Это могло было бы быть и иносказательной речью Древних греков, но как я специально выяснил по этому поводу. – специально в Ватикан, между прочим ездил - эту же, только почерпнутую совершенно из других источников историю, поведал в своих путевых заметках знаменитый Венецианец Марко Поло. Её обнаружили, а затем тщательно спрятали на многие века в своих архивах, монахи, принадлежащие к одному из секретнейших орденов Инквизиции – «Vere Sanctus». И лишь только то, что адепты Vere Sanctus сами были людьми высокообразованными и занимались, так называемой «научной», а не религиозной ересью, впоследствии спасло Марко Поло от Суда Веры и впоследствии костра.

- Вот это поворот. Неожиданно! – покачал головой Владимир.

- Согласен, неожиданно. Но, продолжу по основной части документа: - Как ты помнишь, Адмирал был при смерти. И его собирались излечить в Храме с помощью того самого «Солнца».

- Черного…

- Да, и после того, как они самым варварским образом вскрыли священную комнату где хранился тот древний артефакт, и процессия вошла внутрь, произошёл некий энергетический всплеск. - Наблюдателям со стороны было совершенно непонятно, является ли это действие охранной системы, либо в дело было запущено могущественное заклятие древнего колдуна. А может быть, так и должно было быть и какой ни будь неизвестный газ взорвался.

И, что интересно, а в результате этого события, некогда умирающий Адмирал оказался полностью исцелённым, а все его воины с остальной процессией сопровождения во главе с Наместником, оказались лежащими без чувств, а некоторые даже мёртвыми.

- Там случайно нет уточнения, кто это всё мог видеть? Ежели все попадали без чувств. – поинтересовался Владимир.

- Эта часть повествования написана от имени жреца того самого храма, и скорее всего у него был некий иммунитет, и он хоть и тоже свалился вместе с остальными, но быстренько смог очухаться. Видя, что это всё пробудило древних стражей храма, он предпочел сделать вид, что так и лежит без чувств. Но, всё видел. – пояснил свою точку зрения на описываемые события, Жан.

- Там была стража? Сколько же им должно было быть лет? – удивился профессор Аваковский.

- Совершенно верно, я думаю, что это был либо некий анабиоз, либо вообще не люди, а некие механизмы. Роботы, киборги, андроиды, терминаторы – какие ты ещё фантастические наименования помнишь?

- Не люблю фантастику. И вообще считаю, что может быть это и совершенно другое было. Все наши представления об этом слишком узкие и мелкосубъективные. Для муравьёв, и заводной жук – киборгом покажется. А мы в этом случае, и есть те самые муравьи…

- Полностью с тобой согласен, но продолжу рассказ, скоро будут хранители: -Так вот, увидев картину с лежащими вповалку мёртвыми либо оглушенными соратниками, тот самый Адмирал стал метаться по залам священного Храма, и в конце концов обнаружил, что все двери заперты наглухо. Кроме того он заметил, что начинают просыпаться ото сна странного вида воины в доспехах небесно-голубого цвета, которых ранее все приняли за украшения зала в виде статуй.

- Крепкие нервы видимо у него были. Я бы там же и свалился в общую кучу.

И, кстати. Насчёт «оживших» статуй – мне на память пришло одно воспоминание. Восемь лет назад я был в Китае, а точнее немного восточнее города Сиань, в провинции Шэньси, там где располагается очень интересный многотысячный военный гарнизон, - это настоящее чудо света, известное как – терракотовая армия императора Цинь Шихуанди. Но, разумеется эта армия не настоящая, это армия «клонов» настоящих воинов.

Поверь мне - это просто невообразимо. Все они как живые, но из камня. Эти войска насчитывают по крайней мере около девяти тысяч невообразимо реалистичных статуй древних воинов. Ни одного повторения.  – Если бы я не был таким прагматиком, то я бы вспомнил легенду про медузу Горгону, которая превращала людей в камень.

- Про эту каменную армию я разумеется слышал, но хотел бы узнать от тебя поподробнее, но чуть позже, - с интересом произнес Жан – а, пока, что вернёмся к нашему герою.  Его вот нервишки не подвели. Нет! И, он схватив тот самый Талисман, который находился в центре зала, побежал наугад, и забежал в какую–то случайно подвернувшуюся комнату.

Расположившись там, он закрыл все двери и стал молиться о спасении.

Судя по всему, либо его услышали высшие силы, либо он активировал какой-то, неизвестный доселе механизм.  В общем, Адмирал был перенесён – прошу особого внимания! - во времени. И как оказалось - на много веков назад.

- Постой ка. А вот про это как узнали? Допустим, метания Адмирала по залам храма мог подглядеть и тот самый уцелевший хранитель. А вот про путешествие во времени – Аваковский усмехнулся – по-моему, это чистой воды фантазия автора этого текста.

- Представь себе, что поначалу, и я так же подумал, дойдя до этого момента. Но, затем всё прояснилось. Оказалось, что всё гораздо проще. – позже, разбирая завалы и наведя порядок в помещении, монахи-Хранители этого Храма обнаружили запечатанную капсулу с посланием от своих предков, где описывалось прибытие Падшего Бога - Солнечного странника, который даровал им «Чёрное светило», или как ты сказал – «Черное солнце», и стал первым правителем Империи Пархэ. Это название меня поначалу и подвело, так как я не сразу догадался, что Пархэ – это и есть Бохай, только на Корейском языке! Видимо первый автор этого текста имел какое-то отношение к этому государству.

- А «Чёрное солнце», это стало быть и есть тот артефакт, что унёс из храма Адмирал. И наша найденная сфера, возможно является неким ключом к пониманию сей тайны?

- Именно. – я очень на это надеюсь – утвердительно произнёс Лурье. И продолжил своё повествование: - Переместившись в потоке времени, и ощутив себя в относительной безопасности, он покинул помещение в котором укрывался от стражи.

Оказавшись снаружи, он обнаружил странных людей, поклонявшихся ему. Они его встретили очень хорошо, превознося и всячески чествуя как человека, сошедшего с небес. Адмирал же, не имея с собой ничего ценного и примечательного, в благодарность вручил им украденный ранее Талисман. - Тем более, я считаю, что иного применения ему он не знал, и не видел особой необходимости таскать с собой.

И как же он был прав на самом деле, отдав им этот артефакт! Благодарность и прочие «бонусы» не замедлили за собой последовать. У них якобы улучшился климат, и люди перестали болеть.

В последствии, народ объявил его Богом со всеми вытекающими привилегиями…

Однако к его величайшему разочарованию, эта идиллия продолжалась не очень долго. Как выяснилось чуть позже, Храмовые воины в голубых доспехах каким-то образом его вычислили и тоже проследовали в прошлое. Видимо, чтобы покарать. И разумеется, с целью отобрать и вернуть обратно украденный Талисман.

Новоиспечённый «Бог» видя это, и поняв, что надо срочно скрываться, крикнул своей новой пастве на последок о том, чтобы они Талисман тщательно спрятали и охраняли, снова умчался в неизвестность. А за ним следом, не ведая о том, что Талисман он отдал местному народу, убыли и преследователи в сверкающих латах небесного цвета.

После этого события, народ, куда попал Адмирал, продолжил чтить его как Бога, подарившего им «Черное солнце» - именно так и не иначе, в дальнейшем и фигурирует этот Талисман.

О нём были сложены легенды и мифы, и в его честь, вокруг той самой пещеры, на вершине горы откуда он вышел, был возведён храм.

- И в этот то Храм, его полуживого и занесут несколько тысяч лет спустя – вытер платком, враз покрывшийся потом лоб, Владимир.

- Верно мыслишь! – А сама гора, с тех пор стала запретной, с наложением соответствующих охранных знаков.

И ещё один момент. - Его канонизации, способствовало то обстоятельство, что климат в этой местности, как и завещал «Павший бог», действительно резко улучшился, а люди стали жить гораздо дольше и болеть намного реже. – я проверил по другим прямым и косвенным источникам - И как я говорил чуть ранее, благодаря этому факту, данное племя объединило под своим началом все другие племена и народы вокруг, и создало великую Империю.

- Империю просвященных. – выдохнул профессор Аваковский

- Только вот, остаётся открытым вопрос – как были возможны путешествия во времени, и на каком этапе, в запечатанной пещере оказались Стражники в Небесных доспехах?

- И кто они на самом деле...

- И куда делся этот Адмирал – снова переместился во времени, или же был пойман?

- Если бы его поймали, то увидели бы, что Артефакта нет и вернулись бы, чтобы его забрать из будущего Храма.

- Точно…