Выныривая из очередного крутого виража, которые в изобилии встречаются на сопках Владивостока, недавно отремонтированная дорога устремлялась в прямо противоположную реальность - изобилующую рытвинами и раскисшими после ночного дождя грунтовыми тропинками, находящимися в чудом, сохранившимся хвойно-лиственном лесу нового района, который вырос на бывшей, богом забытой окраине, а сейчас, вдруг неожиданно оказавшейся, благодаря построенным мостам, практически в центре города.

В данный момент, летнее утреннее солнце почти скрылось за тучами. И от этого факта, в сочетании с прохладой, идущей от тени могучих деревьев, получалась весьма и весьма комфортная среда, для любителей экстремального велоспорта. К коим и принадлежал Николай, который в порыве нахлынувшего благодатного настроения, стремительно закладывал очередной вираж по лесной тропинке, вьющейся междуразлапистых деревьев.

Единственное, что могло его отвлечь от получаемого удовольствия, так это вечные, надоедливые поскрипывания и потрескивания в деталях и механизмах старого, но ещё довольно крепкого, хоть и раздолбанного байка, который на своём веку успел повидать как множество зеленых холмов с травой по пояс, мрачных лесных тропинок с корягами и каменюками, так и дорожных ям, наполненных мокрой грязью, чуть ли не по пояс. Но несмотря на это, остававшимся в довольно сносном состоянии, для того, чтобы его менять его на новый, тем более, что неизвестно, какое сейчас будет качество изделия, за приемлемую цену.

- Со всеми этими долбаными валютными курсами, свихнуться можно нормальному человеку. Стоящую вещь, купить даже уже у китайцев на Спортивке, стало практически невозможно. Одно фуфло контрафактное, да срам сплошной, лежит в магазинах. Копить на что-либо приличное, по полгода приходится… - О, блин, чуть об ветку башкой не долбанулся. Ещё и без шлема сегодня поехал. Так, всё, больше не отвлекаться… Настроение себе только портить…

В очередной раз порядком пропотев, миновав «мою прелесть» - как он называл один затяжной и очень крутой подъём, Николай оказался на вершине небольшой горы, где стоял довольно-таки большой, старинный военный форт, оставшийся ещё от царских времён. А в настоящее время, от его былого величия остались лишь могучие, многометровой толщины стены, окруженные высоким насыпным рвом с перемежающимися бетонными вставками, где раньше находились дозорные посты и наверняка стояли пулемёты или даже небольшие пушки.

Сейчас же, это место принадлежало не военным, а туристам и иногда использовалось в качестве арены боевых действий местными клубами исторических реконструкций. Кстати, в ночную смену здесь власть переходила другим хозяевам – лисицам. К великой радости всех, кроме мышей и других грызунов. Здесь, прямо в черте города, водились островные лисицы, самые настоящие - пушистые зимой, облезлые летом, но, как и полагается по законам природы - рыжие.

Устроившись с относительным удобством на верхней башне капонира, можно было увидеть поразительной красоты картину. Как далеко впереди, за одним из самых красивых в мире мостов, располагающимся над морским проливом, над самыми верхушками сопок противоположного берега морского залива, носящего поэтическое название Босфор Восточный, встала всей своей неописуемой красотой сияющая радуга. На фоне небольшой облачности, это зрелище выглядело особо феерично и заставляло всё забыв, следить за собой.

- Эх, как всегда. Жалко, что с собой хорошего фотоаппарата нет, а то хоть для журнала снимки делай. Видимо, наш ночной дождик, теперь и к ним пришёл в гости. Что же, пускай помокнут, так им и надо. Устроились, видите ли, в экологическом заповеднике.  А у нас, пускай солнышко светит, оно нам нужнее. Нам ещё в море купаться предстоит. А это, доложу я вам, гораздо приятнее при хорошей погоде делать.

Такие мысли, конечно посетили Николая не со зла. Естественно, он не желал дождя соседям из заповедных земель с противоположного берега залива. Там, где совершенно никого не трогая, устроились жить дальневосточные леопарды. Просто, подобные дурацкие с виду мысли, его часто посещали, так как в душе он был несокрушимым романтиком и считал, что главное в жизни быть добрым, а слова они и есть слова. Умные люди разберутся, а с глупыми ему не по пути. Перед каждым, мил не будешь.

Посидев таким образом, в праздном раздумье ещё минут пятнадцать, на импровизированной видовой площадке, оставшейся от царского пушечного лафета и на последок взглянув на радугу и окрестности, Николай резко вскочил на велобайк и крикнув, во весь голос в сторону рва о том, что у него всё отлично, спустя мгновение промчался мимо поднимавшейся в гору, кучки иностранных туристов, ошарашенно смотрящих ему вслед.

- А, что ещё вы хотели тут увидеть? Медведя, что ли увидеть, или тигра амурского? Нету тут ни тех, ни других. Идите вон туда, за радугой, на ту сторону залива, там и тигра и зайца и медведя увидите. Если повезёт, конечно. А здесь у нас, в городе нашенском, зайцы только в трамваях да троллейбусах водиться остались.

- Заяц, он нынче вид исчезающий, понимаааешшшь… - Процитировал он свои мысли вслух, спародировав интонацию известного в недалёком прошлом политического деятеля.

В таком темпе, всего то через минут десять, интенсивно вращающиеся педали велосипеда доставили Николая до морского берега, который уже с утра начинал заполняться разнообразным народом.

Благополучно устроившись на излюбленном с давних пор, относительно уединённом пятачке, находящимся в непосредственной близости от воды, он не спеша разделся и с нескрываемым удовольствием ощутил всю прелесть прохладной, солёной морской воды. Так как в непосредственной близости никого не было, то плескался он бурно, с брызгами и довольными уханьями.

- А, зачем скрывать свои эмоции? Пускай все видят, что мне кайфово и классно. Я же не голым купаюсь и не матерюсь, а лишь с рожей довольной. Завидуйте молча, господа!

Таким образом, проплавав где-то с полчаса, а затем обсохнув без помощи полотенца, а на очень кстати начавшемся бризе, немного позагорав на солнышке, он вдруг ощутил, что выполнил все эти процедуры очень вовремя.

- Как на такое безобразие у людей совести хватает? Никакого уважения к другим отдыхающим. Понаехали, блин горелый… Варвары, одним словом сказано. - Констатировал он факт, который по его мнению, выглядел в данной ситуации очевидным.

Неподалёку от его уютного места, в непосредственной близости от помоечного контейнера, выгрузившись из древнего, раздолбанного микроавтобуса, который они припарковали прямо на пляже, расположилась шумная компания, которая очевидно устроилась здесь надолго и задалась целью отметить какое-то грандиозное событие. Уже сейчас, из необъятных «помогайковых» китайских баулов, было разложено на скатерти бесчисленное количество съестных припасов, рядом расставлены штабеля пива и иных спиртосодержащих ёмкостей. Возле импровизированного мангала, с методичностью поливочного шланга, равномерно разбрызгивал струи какого-то маринада, на солидную кучу шашлыка, поддатый тип, с красной рожей, явно ничего в приготовлении шашлыка не понимающий.

Николаю, который считал себя великим специалистом в приготовлении шашлыка, почему-то так показалось.

При этом, тот самый краснорожий тип, постоянно орал какие-то частушки неприличного содержания и разбрасывался шутками, над которыми сам же и смеялся. В общем, этот тип был той самой «душой компании» и в данный момент он находился в апогее своей славы.

- Может быть, они мне кажутся такими уродами потому, что мне самому очень уж, после всех покатушек и плесканий, есть хочется? А, особенно, при виде такого издевательства над шашлыком? Надо бы, валить отсюда побыстрее, а то, замечания начну делать, а уж опосля…

 

***

В конечном итоге, накатавшись и накупавшись в своё удовольствие, Николай вернулся домой. Поставив велик на балкон своей новоиспечённой «ипотечной» квартиры, он довольно плотно и вкусно пообедал и немного отдохнув на диване, неспешно собрался и отправился бродить по набережной, куда он с превеликим удовольствием отправлялся для предавания своей персоны благостным раздумьям и размышлениям о великих грядущих свершениях.

Его несомненным жизненным кредо было то, что когда удавался хороший денёк, он всегда старался бросать все дела, а в основном это были даже не дела, а так делишки и отправлялся ловить хорошую погоду. Сегодня погода была именно такой. Чудесная и прямо располагающая к торчанию на улице, а не дома. Николай вообще не любил, без крайней надобности, сидеть дома. Это за ним повелось ещё с детства, когда домой его можно было загнать только при помощи крайних мер, то есть - под угрозой репрессивного характера, вроде лишения доступа к статусной «приставке», которая была его вторым по значимости приоритетом в подростковой жизни.

- Всегда и всюду не опаздывает лишь тот, кто никуда не спешит! Сегодняшний день, торжественно объявляю к прохождению под этим мудрым слоганом… И вообще. Государство – это Я. И точка.

 Подобная этому выражению жизненная философия давно и крепко засела в мозгах Николая, ведь следовать её постулатам, оказалось для него одним сплошным удовольствием.

- Двумя лапами подписываюсь, очень мудро сказано! Кто, интересно автор данных великих выражений? Что-то не могу припомнить, вроде бы слышал где-то, а где неизвестно. Как то это с французскими королями связано. Надо будет почитать на досуге.

Ну, хорошо, мучиться не буду. За сим, торжественно постановим -  эта мудрая фраза, торжественно приписывается к изящному ходу мысленного процесса вашего покорного слуги…

Подобные позитивные размышления, действительно действовали, особенно если в это поверить по-настоящему, а Коля был именно из таких. Он всегда считал, что если верить, то со всей серьезностью. А, если уж не верить, то не искать себе поводов для зацепок – отбросил и забыл, напрочь.

- Мудро – то, оно мудро сказано, но ведь, если рассуждать логически - на то, ведь они и зовутся мудрецами, чтобы мы в них верили и цитировали по любому поводу и без оного. Но, как я считаю, чтобы это было по-всамделишному мудро, надо чтобы их точка зрения совпадала с нашим мировоззрением. И точка. Я согласен – значит мудро. Не согласен –фуфел.

И незачем тут, философию и демагогию на пустом месте разводить. Пускай вон её, ну, депутаты всякие разводят, у них ведь зарплата большая. Сидят себе да спят в своих креслах на заседаниях. Всё заседают, да вот, что-то толку мало.

- Опять эти долбаные мысли про политику да валютные курсы, да общую обстановку в Гондурасе, в голову полезли… Всё баста, надо снова о хорошем начинать думать…

Но, как не хотел Николай переметнуть свои мысли снова в положительный ракурс, а с этим временно ничего не получалось. Сразу начиналась вертеться мысль о том, что у самого Коли зарплата была небольшая, а вернее даже никакая. Не было у него, никакой зарплаты, как и подобает великому и пока, конечно же временно не оценённому фрилансеру, как он сам себя любил называть.

В настоящем времени, его фрилансерская эпопея продолжалась и продолжалась, но при этом, к великой радости, хоть с моральной стороны не доставляла дискомфорта. С материальной, да. Бывало. А с моральной – всё было, чики-пуки. Отлично всё было.

 

***

 

Еще в относительно недалёком прошлом, Николай Сергеевич Абашин, был довольно таки перспективным, по крайней мере, со слов его научного руководителя и наставника - Сергея Николаевича Никонорова, доцента кафедры бывшего ДВГУ. Был он, историком востоковедом. И даже, некоторое время работал в историческом отделении местного НИИ, где даже умудрился преподавать немного. По роду своей научной деятельности, ему приходилось бывать в краеведческих научных экспедициях и участвовать в различной околонаучной деятельности. Но, как всегда и бывает у людей творческих и темпераментных, ему это надоело. А ещё, всё усугубила банальная причина – всеобщая и тотальная нехватка финансирования. В прочем, такое было везде в 90 – е годы прошлого века. В итоге, бросив институт и помаявшись некоторое время на бирже труда он подался в офисный планктон. Как он сам любил всем говорить – убежал за твёрдым социальным статусом, подкреплённым «длинным рублём».

Начинал он трудиться на капиталистов, как и положено - с самых низов. За пару лет, успев побывать различными коммерческими представителями и мерчендайзерами, он, благодаря своему живому уму и сообразительности, достаточно быстро продвинулся на этом коммерческом поприще до должности менеджера. Но, в конечном итоге случилось то, что и должно было случиться.

Несколько лет назад, после многочисленных «битв» на поприще своей лояльности и причастности к делу продвижения товара, он, уже занимал достаточно высокую позицию в одной известной конторе по выпуску и дистрибутированию жвачки. Занимался такими, знаете ли, маркетинговыми приёмами, которые себя позиционируют по принципу – покупайте нашу продукцию, чтобы у вас кариеса, по причине отсутствия самих зубов, не было. Мы, в этом деле самые крутые. Ноу-хау. У нас, знаете ли - вместо сахара, гексоген в составе! Восьмое чудо света у Ваших ног, господа. Вас ждёт, самый настоящий - взрыв вкуса!

Шутки шутками, но вот однажды этот самый момент взял, да и случился. Настал один прекрасный, а может быть и совершенно ужасный, смотря с какой стороны вопроса смотреть, день.

Как обычно, утром. Явившись в свою контору, он сгенерировал стопятидесятитысячную креативную и очень толковую, а главное эффективную и при этом малозатратную идею высшей пробы. Эта идея по продвижению товара, которая после двух недель хождения по инстанциям и кабинетам, почему-то вновь была отклонена "этими мудаками". И, разумеется, он послал всё и всех на всем известные три буквы. Написал заявление об увольнении и хлопнув дверью, убыл на все четыре стороны.

Эти самые, коварные «все четыре стороны» продолжались тянуться, как ни странно, до сих пор. И ведь, похоже, что вовсе не спешили заканчиваться, уцепившись как банный лист за нашего героя. Пригрелись, так сказать, на тёплом месте. Как змеи подколодные.

Но, Коля не унывал и не раскисал, обвиняя всех и каждого в своих проблемах. А, даже наоборот, подшучивал над своими проблемами:

- Видать, мои «стороны» - как истинные плагиаторы, придерживаются той же самой мудрой формулы, озвученной мною самим чуть ранее. - Но не страшно, пускай. Во всяком случае, топиться и стреляться по этому поводу, я не собираюсь. Как говорил один известный еврей – не дождётесь!

Как и положено, истинному философу по жизни, Николай не особо переживал по этому поводу. И уж тем более, не страдал и не собирался в дальнейшем страдать, различными депрессивными синдромами и брюзжать, жалуясь по любым пустякам о том, что жизнь есть Гэ и люди в ней есть тоже Гэ, а вовсе не актёры. Не из таких он.

- Ну, к примеру. Вот ответьте мне любезные и уважаемые господа - зачем человеку париться по таким пустякам, как отсутствие работы, если всевозможных мелких и не особо трудозатратных подработок на достаточно сносную жизнь хватает. И даже, иногда хватает на мелкие радости! Жизнь, хоть и не особо налаживается, но зато идёт своим ходом. Можно даже сказать, что бьёт ключом. И знакомства разные, регулярно происходят. Иногда, даже и с хорошими людьми.

Те самые, только что упомянутые «мелкие радости», как будто ждали за ближайшим углом своего упоминания. Ждали и не замедлили в тот же момент объявиться в лице, а скорее даже физиономии, старого знакомого - "софрилансера".

 

***

 

- Здорова чувак! Житуха то ведь, у меня кажется налаживается! - Неожиданно, услышал Николай, громогласный кличь в самое ухо, сопровождавшийся, довольно-таки увесистым хлопком по плечу.

- Из ума, что ли выжил? Заикой, меня хочешь на всю жизнь оставить? Или смерти моей желаешь? Сознавайся – желаешь! Зачем так пугать?

 - Не брюзжи как бабка старая. Это тебе не к лицу. А, ты только не сочти за хвастовство! Но, я сейчас же, спешу поделиться со столь Уважаемым человеком, ужасно хорошей новостью!  - Но! Даже, я бы сказал не ужасно хорошей, а грандиознейшим образом великолепной новостью!

Вновь, проорал прямо в ухо, неожиданным образом появившись из ниоткуда, старый друг Никлая - Сёма Новиков.

- Две полоски, что ли, с утреннего опохмелу увидел? Ну, стало быть торжественно поздравляю! Ведь, как говорится, хорошего человека - судьба всегда найдёт. Или, может быть всё-таки она вертится?

Решил в ответ, в эпистолярной форме, поиздеваться над старым холостяком Коля.

- Нет, что ты! Что ты, друг мой! К моему глубочайшему разочарованию, Ваши мысли, оказались слишком скудны. И, к глубочайшему моему разочарованию, совершенно не отражают истинное положение моих скромных дел.

Но! Я бы даже сказал не дел – а, так себе, делишек. И это положение, оказалось хуже, много хуже, повторюсь - Друг мой!

- Хуже говоришь? Куда уж хуже? Или это от слова «худо»? Уж, не в художники ли ты, подался на старости лет?

– Ааа, - махнул рукой Семён – Тёмный ты человек. Не хочешь проявить настоящей, живой заинтересованности, к жизни своего старого товарища. Всё хиханьки да хахоньки.

А ведь, наконец то, после стольких лет прозябания, стяжательства и бесконечной терпимости. Я, наконец то - стану Бооогатым!

- Ага, человеколюб. И конечно же, всё это твоё БОГатство, как говорил известный и в отличие от тебя умный человек, происходит от слова БОГ?

Коля сделал «железобетонное» выражение лица:

- Уж, не в секту ли ты, какую ни будь, случайно или специально вступил? А? Отвечай скорей! Адвентисты седьмого дня али Кришнаиты какие? Хааареее Крриишнаааа!!!!! Хаааареее Рааамааааа!!!!

Пропел, и довольно-таки неуклюже, попытался изобразить Николай, движения танца, одной весьма известной и очень колоритной религиозной организации.

- Вот уж не ожидал такого… Издеваешься? Над старым и больным человеком! Тебе это на том свете зачтется. Уж помяни моё слово…

Прозвучало это с демонстративно наигранным укором и с изображением кислейшей мины на лице Семёна.

- Может быть, ещё и конфетку у меня отберёшь? А, ты ведь и отберешь, верно? За тобой, такая подлость, я знаю не заржавеет…

Но ты ведь, старая обезьяна почти угадал, мистика, религия и иная загадочность в этом деле присутствует!

Былая наигранная скорбь, опять сменилась крайне довольной физиономией. И Семён, выдержав театральную паузу, продолжил:

- Почти угадал, да не совсем. Это не сами Кришнаиты конечно, но одни, тоже очень серьёзные люди. Они дали мне один большой заказ, на восстановление какой-то там, священной и очень высокохудожественной, стены. В каком-то там, свежеоткопанном в тайге, местном храме - давно забытых богов.

И, как мне подсказывает моя интуиция. А, ведь именно интуиция и является моим сильнейшим местом, после ума конечно. В институте федерального значения, толи археологии толи геологии не прогадали, и доверились нужному специалисту в моём лице. Который, получит от работы колоссальное, не только моральное, но и материальное удовольствие.

Короче говоря, у самих «ботаников», как обычно - руки из жопы растут. Поэтому им Настоящий специалист, специалист с большой буквы потребовался. Такой, что и блоху подковать сумеет.

Произнося эту речь на одном дыхании, при этом демонстративно потирая руки, Семён явно с большим визуальным реализмом, уже представлял себе, как он уже снимает деньги с солидного банковского счета, открытого в его честь Российской академией наук.

И он продолжил: - Ты только представь себе, такую картину маслом. Сам, маэстро Репин, отдыхает!

Они, попытались сначала сами поковыряться на этих раскопках. А затем, когда ничего у них не вышло, умудрились каких-то, с вашего позволения сказать – «высокообразованных педиков», из одной широкоизвестной в узких кругах частной конторы нанять, якобы для консалтинга и реконструкции. И у них там всё рухнуло! Представляешь, друг мой? Тысячу лет, а может быть и больше, оно возрастом.

Тысячу лет простояло значит в тайге, это уникальнейшее культурное наследие и можно даже сказать, культовое сооружение, закопанным в землю. При этом, естественно никому не мешая. А у них взяло, да и само по себе рухнуло! Вот так, совершенно случайно - взяло блин, да и рухнуло! Частично, правду сказать… Руки хоть и из жопы, да пальцы видать цепкие оказались… В последний момент остатки зафиксировать успели.

Со стороны можно было видеть, что в ходе этой тирады, переросшей в весьма пламенную речь, Сёма то и дело размахивал руками. Он демонстративно, то поднимал вверх указательный палец, то засовывал руку за лацкан куртки. В купе с тем, что он также совершал иные телодвижения, копировавшие одного либо другого известного человека, становился страшно похож то на вербовщика хорошо известных радикальных организаций, то через секунду на ещё одного, весьма колоритного и харизматичного человека из исторических деятелей прошлого.

Очень похоже, между прочим получалось. Каждая из мастерски представленных образных ассоциаций, послужила бы украшением любого любительского «капустника».

- Тебе бы персональный броневичёк под роспись выдать. Да, тезисы личного плана действий составить. И уж поверь мне, дружище. Ты стал бы новым вождём миогого пголетагигата! Либо уж точно, кого ни будь завербовал бы случайно.

Но, пропустим пантомиму. Давай уже, да поближе к телу, не зудя попусту, да воздух зря сотрясая – говори живей, чего тебе от меня надо то?

Произнёс эти слова Коля, прекрасно зная повадки друга и его «Ахиллесову пяту». Он уже давно предполагал, что за всей этой грандиозной речью явно стоит не одно желание покрасоваться, да себя любимого пропиарить.

- Совсем ничего страшного не случилось, друг мой. – приложил руки к сердцу Семён -  как ты мог по своей меркантильной натуре, изначально подумать. А, всего лишь от тебя требуется только то, что срочно надо составить мне компанию. Чтобы хорошенько обмыть это дело. Без этого, сам понимаешь - никуда!

Произнося эту фразу, Семён глубоко вздохнул и воздев очи к небу, добавил: - Сегодня, конечно же - платишь ты. Но, я позже отблагодарю - ты же, меня знаешь не первый день! Ааа?

- Уууу. - как от зубной боли, простонал Николай. – я знал!

В том то и дело, что не первый день тебя знаю. И не второй, между прочим. Сколько раз уже я за тебя, «старый хрыч» платил, а? Со счета сбился! Ведь, ежели всё просуммировать, то за это время смог-бы наверное, себе уже личный пивзавод открыть! Так, где же деньги - я у тебя спрашиваю? Где деньги - Зин?

Семён, слушая этот эмоциональный ответ, стоял чуть склоня голову набок. Выслушав до конца, он вздохнул и по отчески произнёс:

- Да не переживай ты так по пустякам. Дружище – нервы как известно, не восстанавливаются. А, если и восстанавливаются, то очень медленно, а мне ждать некогда. В твоём пессимизме ключевым словом стало слово «наверное», а с таким взглядом на жизнь, далеко не уедешь…

С интонацией, указывающей на, в прошлые времена очень известного психотерапевта Кашпировского, произнёс "старый хрыч".

- Будут тебе твои деньги. И не поверишь, даже с процентами. Как только их мне снова дадут, то они сразу станут твои – повторюсь, с процентами!

Задаток свой, тот что мне уже выдали в академии за предстоящую работу, как ты уже успел понять, я давно спустил. Ведь работа то, не на один день. Ботаники, они не жадные. А особенно не жадные эти, так как они уже за докторскую диссертацию готовятся усесться – отреставрируй дескать, для нас любезных, побольше «живого» материала. Как говорил сам Цезарь – Ab ovo!

- Чего он там говорил?

- Не суть важно – парировал Сёма – а важно то, что между прочим объёмы этого циклопического проекта, только я один и осилю. Ну просто нету, нету больше у нас в крае таких серьёзных специалистов. Да и по всей стране вряд ли больше пары-тройки найдётся. Так, что твои инвестиции, находятся под жестким контролем. И это вам не какая-то сберкнижка, у меня здесь всё по-честному! ...

- Как в МММ, что ли?

- Обижусь!

Если смотреть на это действо со стороны. И если не вдаваться в суть диалога. То иному стороннему наблюдателю могло бы показаться, что один непонятного вида «уставший» интеллигент, выклянчивает у какого-то знакомого в прошлом мужика, денег на опохмел.

Но на самом деле, это была встреча старых друзей. И даже можно сказать больше – беседа произошла в нормальном и обыденном для них ключе. При встречах, все их экспрессивные диалоги, всегда проходили в максимально непринужденной и можно даже сказать наигранно раздолбайской атмосфере. Этакие, местные Бивис и Баттхед…

Выслушав патетическое воззвание Сёмы, на секунду Коля задумался и вспомнил прошлое…

 

                                                                           ***

 

... - Все великолепие дальневосточной природы, в одном флаконе. - Семён Новиков мечтательно огляделся по сторонам, созерцая открывающиеся с высоты виды.

– Мы, реставраторы и художники, по долгу службы обязаны получать вдохновение от таких мест. Это, можно выразиться - Альфа и Омега любой творческой души!

- Только от таких?

- И от других, конечно тоже, но от таких – сам бог велел.

- Верно говоришь, - улыбнулся Николай, так же разглядывая открывшийся взору феноменальный пейзаж.

К двадцати шести годам, наш герой все-таки обзавелся другом, в первую очередь, благодаря той сфере, в которой они оба работали. Все началось с конкуренции за один заказ, от одного весьма богатого и известного в городе человека, по реставрации дорогого художественного и весьма старого на вид, полотна. Это самое полотно, было частью замысла по превращению своего «скромного» и с его слов, ничем среди соседей не выделявшегося, четырёхэтажного домика с бассейном и теннисным кортом, в настоящий дворец восточного султана – разумеется с мраморным фонтаном и псевдомесопотамскими мозаичными фресками, между прочим выполненными по спецзаказу в Италии!

Ценник за эти манипуляции выглядел очень даже приличным, и между мужчинами разыгрался нешуточный спор за потенциальное рабочее место. В конце концов, Семён, благодаря гораздо большему опыту победил. Богатый клиент выбрал его, но ему понравилась целеустремленность конкурента, и он решил дать ему несколько смежных заданий по объекту. На праве одного из лучших художественных работников всего Дальнего Востока, он вполне мог себе это позволить. Так и началось.

В процессе осуществления этого нетривиального рабочего проекта, сначала они поняли, что друг друга стоят как специалисты, а затем начали всерьёз и надолго дружить на благодатной почве совпадения взглядов на жизнь.

В промежутках между основной работой, новоиспеченные друзья даже принялись немедленно исполнять одно из старых желаний Николая – осуществить пеший подъем на Облачную гору.

И вот сегодня, по условиям туроператора, к восьми вечера им необходимо было добраться до перевалочного лагеря. Но друзья не спешили, наслаждаясь каждым глотком чистого горного воздуха.

            Коля продолжил беседу: - Ты же, кажется даже в самих Альпах бывал, а восторгаешься этим местом. Ты патриот нашего края, однако!

-  Это ты про ту мою конференцию? - спросил Семён с легкой отдышкой в голосе, тропа пошла резко вверх.

– Да. Там тоже ничего, но как по мне, то Приморье роднее. Потому то я там и не остался. Хоть и звали. Скучно у них в европах, пресно. Как-то так…

Товарищи прошли ещё несколько сотен метров, вглядываясь в густой хвойный лес по склону.

- А, ты в курсе, что здесь можно гималайского медведя встретить?

- Да, слышал, что бывали такие случаи, но нечасто.

Николай улыбнулся: - Боишься косолапого? Что собираешься делать, в случае чего?

- Ну, знаешь ли, я все-таки человек искусства, а раньше был человеком науки. Так что, учитывая мои антропометрические данные, шанс победить в прямой схватке взрослого гималайского медведя – не более двенадцати с половиной процентов. Поэтому только остаётся стоять, да воздух портить. Авось побрезгует…

Семён был интересным собеседником и вообще - удивительным человеком. В нем гармонично сочетались высокий интеллект и полное отсутствие занудства типичного ученого, что в сочетании с творческим видением мира давало очень благодатную смесь для дружбы с ним. Возможно, он бы и сейчас проводил ночи за толстыми книгами и сложными для понимания обычного человека научными статьями, но порыв искусства однажды победил, и он плюнул на все свои бывшие труды ради новой сферы.

- Дорога науки – это узкая тропинка в дремучем лесу несделанных открытий, а творчество – ещё большое поле, на котором хоть картошку сажай, хоть замок строй.

Так объяснял он произошедшие с ним перемены.

Но его самое главное положительное качество – это, конечно, верность дружбе. Страшно подумать, но у Николая никогда не было настоящего друга, никогда! Ему ведь и поделиться всеми своими переживаниями было не с кем.

- Как твой заказ вчерашний? – словно поняв направление мыслей товарища, спросил Сёма. Все нормально?

- Да, закончил к двум часам ночи. Честно говоря, я ещё никогда не занимался реставрацией довоенных плакатов. Весьма, кстати сказать, необычный получился опыт.

- Доволен своей работой?

 - Доволен. Не могу сказать, что с детства мечтал быть реставратором, более того, до старшей школы я и понятия не имел, чем занимаются эти люди.

Николай усмехнулся: – Мне казалось, это что-то среднее между скульптурами и заклинателями змей.

- А, ведь знаешь, ты был не очень далек от истины.

- Теперь то, я это понимаю.

Собеседники обогнули особо опасный участок тропы. От пропасти их разделяла всего пара метров.

- Кем ты хотел стать, когда ещё учился в школе?  - Продолжал допытываться Семён.

- Да так. Особо и никем.

- Врёшь. Я вот, например, сначала пожарным хотел стать, а потом космонавтом. И не стал ни тем ни другим. А ты говоришь, никем. Так не бывает.

- Бывает. Я понятия не имел, чем буду заниматься во взрослой жизни. Слишком долго отодвигал этот вопрос, но осознал это слишком поздно. Благо, есть хоть какой-то врожденный талант, если бы не он, то потолок моих амбиций – грузчик на складе.

Николай внезапно остановился и несколько секунд пробыл внутри себя, но быстро встрепенулся.

- Ведь ты ещё… Кем ты, кроме космонавтов всяких, ещё хотел стать? Наверняка же хотел.

- Прокурором.

- Врешь!

- Правда. Еще в юности я услышал словосочетание «надзорный орган» и оно мне понравилось. Я представлял себя таким важным, вот я хожу и надзираю за всеми.

Колю это несколько рассмешило: - И почему же не стал?

- Передумал. В десятом классе обнаружил у себя невероятную тягу к растениям, хотел стать ботаником. И меня, кстати именно так и обзывали в школе. В любом случае, я долго шел по этому пути, пока в конечном итоге не переквалифицировался в археолога, ну а дальше ты и сам знаешь.

- Знаю. Диплом, конференция в Швейцарии и в конечном итоге, неудачная диссертация.

- Да, все верно. Особого удовольствия от этого всего я не получил, но опыта конечно поднабрался. Эх, знал бы наперёд – пошел бы в прокуроры. В таком случае, с вероятностью восемь из одиннадцати, мы бы сейчас летели на вершину горы на вертолете, причмокивая чёрной икрой.

Николай вновь рассмеялся, но не из-за упущенной перспективы: - Скажи, откуда ты берешь эти вероятности? На ходу придумываешь?

- На ходу? Для бывшего ученого это оскорбление. Просчитываю шансы путем сложной калькуляции всех факторов, с учетом коэффициента…

- Ай яй яй... Замолчи, голова сейчас взорвется.

Николай сделал болезненное выражение на лице и жестами изобразил, как у него взрывается голова.

- Это не я нудный, это горная болезнь. Я здесь ни при чем. А вероятностями этими, я дурачиться недавно стал. Как стал, так и надоест скоро. Вот увидишь…

Вставил Сёма своё последнее слово. Ну точно, юстиция потеряла очень ценного кадра.

За разговорами время пролетела незаметно, и друзья подошли к перевалочному лагерю, опоздав всего минут на сорок...

 

***

 

Как иногда и бывает в обычной жизни, сам Семён Владимирович Новиков, по аналогии с Николаем, в прошлой жизни был довольно успешным и можно даже сказать перспективным учёным. Его даже как-то раз, от имени института, на какую-то заграничную европейскую конференцию в Швейцарию посылали.

По своему жизненному призванию, он был археологом. Но не просто археологом, который сутками в земле кисточкой ковыряется, а реставратором с золотыми руками. Можно даже сказать больше – от бога. Однажды, на него снизошло озарение, и он даже за кандидатскую диссертацию садился. Но, в своё время его всё это слишком задолбало. Особенно надоело бесконечно и самое главное, бесперспективно спорить о своих прогрессивных научных теориях с высокоучёными профессорами с закостеневшими принципами. И он, уйдя из науки, стал вольнонаёмным специалистом узкого профиля.

Он стал выполнять на заказ, очень сложные, художественные и реставрационные работы. За которые уже никто в нашем городе и даже крае не решался взяться. Причём, ни разу он не давал ни одной рекламы. Но, по "сарафанному радио", отбоя от клиентов не было. Заказы валились как из рога изобилия и ему было из чего выбрать. И он выбирал не по стоимости, а где работа была интересней и сложнее.

Конечно, как и бывает на периферии страны, по-настоящему интересных работ было раз и обчёлся. И соответственно заказов, было не так уж и много. Поэтому Семён не особо напрягался в физическом плане.

Но, как бы то ни было, интересные и сложные заказы иногда встречались. Правда, как и подобает настоящему мастеру, несмотря на довольно приличные гонорары, ни одна копейка у него надолго в кармане не задерживалась. И в первую очередь, все новоприбывшие деньги от гонораров уходили на погашение старых долгов. А эти долги, по непонятным ему причинам, появлялись казалось бы быстрее скорости света…

- Короче, Склифосовский… - Выслушав сию душещипательную и высокосодержательную речь, я выношу свой приговор. Сей вердикт окончательный и обжалованию не подлежит. Постановляю. Неспешно и даже в чём-то торжественно, но при этом особо и не задерживаясь, наведаться в гости к близлежаще расположившемуся культурному заведению. Дабы посмотреть на окружающую там обстакановку.

Ну. Что скажешь на это? Как тебе, недопрокурору моя адъюдикация? - с торжественным видом сказал, прежде поразмыслив над своей ближайшей перспективой культурно отдохнуть, Николай. При этом он честно отдавал себе отчёт, что в принципе, изначально и подсознательно, ноги его самого туда и вели.

- Поистине гениальное, даже не постесняюсь этого слова - судьбоносное решение! Я ведь изначально знал, я давно знал, что судьба существует! И именно в этот самый момент она повернулась ко мне передом, а не как обычно – задом. И, при этом явив свой лучезарный лик, в виде моего старого и скромно смею заметить - очень доброго и отзывчивого друга!

Прокричал всё это Семён на одном дыхании. И не оборачиваясь, дабы не спугнуть удачу, быстрым шагом направился в нужном направлении, в сторону выше обозначенного «культурного» заведения.

Топать было не особо далеко. И через пару минут, войдя во внутрь помещения, Семён произнёс: - Я тут себе позволил, почему-то изначально поверив в мудрое и взвешенное решение своего лучшего друга, заранее местечко поприличнее забронировать, возле стеночки, в уголку с диванчиком.

Ну, там. – для уточнения, указав нужное направление пальцем - где ты обычно любишь сидеть. А то вдруг, супостаты какие понабегут, да упырки всякие.

- Ага, в понедельник с утра понабегут и всё пиво местное нефильтрованное, да свежесваренное выпьют? А сарделькою немчурской не подавятся, как ты думаешь?

- А, я тебе, на этот твой ехидный вопрос с подвохом вот, что скажу - они могут, они всё могут, на то они и супостаты! Неужели ты, несмотря на все старания нашего массмедиа до сих пор не веришь во всемирный заговор?

Заговорчески прошептал корефан, первым поудобнее устраиваясь на вышеупомянутом диванчике.

- Пиво, оно ведь не вода - его знаешь сколько выпить можно? Я вот, сам однажды взял, да и…

- А, вот этого то факта, честно сказать я и побаиваюсь немного… - Перебив друга и рефлекторно пощупав себя по карману, тому где лежала наличка, сказал Коля.

- Кредитки то, со мной нет. Вернее есть, но она почти с нулевым балансом. Не скажу, что я сейчас совсем пустой, но на царское застолье не рассчитывай. Мера – она во всём важна. Так нас учил сам Неру! Что ты против него, сказать имеешь?

- Не бзди и релаксируй, ощущая рядышком присутствие такого человека как я. Не проигрывает сражение только тот, кто свою жопу от дивана поднять боится! Или как-то так. - С многозначительным видом, провозгласил будущий собутыльник.

- Повторюсь - не бзди. Если что, прикрою. У меня одна, довольно-таки старая и соответственно, редкая монета. Случайно в кармане завалялась. Между прочим - японская, серебряная! Чуешь, куда дело клонится?

- Ну уж, до этого я глубоко надеюсь, дело не дойдёт. Не бичи вроде, чтобы монеты редкие закладывать в кабак.

- Но-но! Попрошу в этом прекрасном заведении - храме Бахуса, так грубо и прямолинейно не выражаться!

В кабаке, делать такие вещи, как залог оставлять, это не то, что не зазорно, а наоборот даже. Например, исторические факты - о чем свидетельствуют?

- И, о чём же они свидетельствуют? Уж больно не терпится узнать сию историческую тайну.

- Ага! Заинтригован? А, свидетельствуют они вот о чём - о том, что все аристократы, да и просто, по-настоящему культурные люди, так раньше всегда поступали. - Культурные! - Знаешь, например, как столовался сам Есенин?

А вот, есть ещё и такая, моя любимая фраза - «Кто такой, истинный алкоголик по призванию? На это есть очень простой и при этом весьма точный ответ – поэт, писатель, мечтатель, лауреат Нобелевской премии…» А! Хорошо ведь сказано?

- Ага, лауреаты Нобелевско - Шнобелевской премии… И где сейчас находятся, все эти аристократы, лауреаты да представители творческой и не очень, с вашего позволения сказать - интеллигенции?

- Упырь, не порти торжественности сего великого момента. Всегда надо думать только про лучшее, про возвышенное. И не как иначе.

Например, я всегда только так и поступаю. Мысли, они ведь, по-настоящему материальны! Вот откуда. Как ты думаешь, я здесь оказался?

 - Да нетрудно было бы догадаться. Вот, например, мой основной вариант развития событий. – Взял ты, старый пень, проснулся в обед. Затем, почесав репу перед зеркалом, не слишком спеша оделся-обулся, да и припёрся прогуляться на набку. С предшествующего перепоя, воздухом морским, целебным подышать. Что, разве звучит неправдоподобно?

-  Нееееттт, не угадал! Я между прочим после работы шёл – ночной, да о тебе, о великом человечище только подумал и вот – идёт оно, само на встречу! А морда то кислая, да не весёлая. Дайка, думаю – уважу замечательного человека, своим приглашением в хорошую компанию, в виде самого себя. Вот это и есть – правдоподобно звучит. Так надо было мыслить, а не – «проснулся, припёрся…» Тьфу, на тебя…

- Ах, вот как получается – «Оно идёт»! Ну уж, спасибо за комплимент. Я всегда верил, что ты обо мне хорошего мнения. - сделал неуклюжую попытку изобразить реверанс Коля.

- Как я ранее и говорил - не будь занудой, это тебе не к лицу и не к другим частям тела.

 

***

 

Порядком отойдя от настырного полуденного зноя, который успел всецело захватить власть на улице, они немного успев потрепаться, наконец то дождались официантку. Которая, вопреки Сёминому опасению, не скрывала в полупустом зале притаившихся супостатов, поглощающих прохладное пиво тоннами. Иных нежелательных личностей, так же не наблюдалось.

В довольно-таки уютном зале, имелась лишь традиционно хорошая и призывающая подольше здесь посидеть музыка. Да, всё та же официантка, в костюме ирландской то ли горничной, то ли традиционной домохозяйки, которая задала свой не менее традиционный вопрос:

- Господа, давненько вас не видела. Будете начинать как обычно?

- Нет лапа. Сегодня у нас почти, что праздник. Можно начать и необычно – пожалуй сегодня с вашего фирменного - тёмного начнём. Клин клином, так сказать вышибем. Из моей тёмной души – темноту, тёмным пивом прогоним! – довольный собственным каламбуром, загоготал Сёма.

Затем, развалившись на мягком диване и почитав для вида давно заученное меню, было как бы с ленцой объявлено: - И колбасок с картошечкой… Да греночек с чесночком… Да рыбки солёненькой, красненькой… Да…, да, пожалуй, пока, что и всё… пока!

Полюбовавшись в очередной раз на колоритную атмосферу бара, все стены которого были расписаны различными тематическими картинами на рок-н-рольную тематику и где повсюду висят виниловые пластинки да портреты знаменитых рок-музыкантов с их оригинальной концертной атрибутикой, вроде литавров и барабанных палочек. Со слов персонала, всё было оригинальным. В общем, всё это располагало к одному - было торжественно объявлено о начале застолья.

- Ляпота! Аж даже материться хочется! Но не буду – я же, всё-таки культурный человек. Хотя, некоторые сомневаются.

Традиционно подняв палец вверх, сказал Семён. Попеременно с произносимыми словами, употребив первую кружку буквально в три глотка.

- Вэри, как говорится, гуд. Теперь, когда мысли немного прояснились, хочу немного о культуре погуторить. Ты вот, как культурный человек, как к такой херне относишься?

- К какой такой? – допив свою порцию, возмутился Николай - Я к херне не отношусь! Не оскорблять, прошу. В богоугодном заведении, особенно!

- Не говори наперёд. На, вот лучше полюбуйся.

Сёма из своей необъёмной сумки выудил довольно-таки приличный, новенький ноутбук и набрав бесконечный пароль - и как это он ни разу не ошибся, его набирая? - показал какую-то статью.

- Прошу ознакомиться, но наперёд довожу основную мысль, кратко: - «Комитет по архитектуре и градостроительству города Владивостока, на основании многочисленных заявлений граждан, утвердил реконструкцию всей прилегающей территории в так называемом районе «3-й Рабочей».

Там теперь, надо полагать, всё перекопают и похерят то, что должно быть нетронутым! И самое главное, с чего бы такая внезапная прыть? Там ведь, начиная с 30-х годов лопата в землю опускалась только для того, чтобы цветы да деревья посадить. Не считая того факта, что в самих тридцатых там от былого рельефа камня на камне не осталось. Реконструкция тогда была глобальнейшая. Жалко, что с документами напряженка. Большую половину, почему-то до сих пор не рассекретили. Всё, якобы из-за стратегически важного тоннеля.

- А, в чём мораль то? В чём они не правы? Старые улицы, старые дома. Почему бы и не заняться реконструкцией? Новую струю, так сказать пустить. Разгрести, образно выражаясь - Авгиевы конюшни.

- Ответ понятен. И я даже прощаю тебе эту жуткую невежественность! Помнишь, я с чего начал нашу судьбоносную встречу?

- Конечно - кирпичи какие-то древние, в лесу кисточкой будешь очищать. Для Москвичей кажется?

- Эх, если бы кирпичи. Из чёрного гранита, исключительной полировки, идеально подогнанные глыбы, килограмм по двести каждая. Нашли случайно, в Партизанском районе, глубоко в тайге. На месте старого городища, как предполагают - Чжурчжэней. Слыхал о таких?

- За невежественного идиота меня держишь? Все знают, что когда-то в Приморье находилось ядро их государства – Золотой Империи, а один из важнейших городов, возможно даже и столица. - Я точно знаю, как раз и находилась в Золотой долине, того самого района.

Помню, что их города имели свои фишки. И даже, как некоторые утверждают - подобие промышленности. Поэтому меня не особо удивляют полированные гранитные камни. Чего тут особо удивительного? Взяли, да отполировали. Не Египетскую же пирамиду, вы всё-таки нашли.

- Не египетскую, это точно. И не пирамиду. Но возможно - и мне лично так кажется, что это будет не менее масштабное по значимости, прорывное открытие. 

Вот к примеру, ты раньше слыхал о такой теории, что могила чуть ли не самого хана Хубилая, либо его ближайшего по значимости доверенного лица, находится в нашем крае? Погоди, не спеши раньше времени бежать впереди паровоза и махать руками, кидаясь шапками. Сначала дослушай до конца.

- Ну, удиви старого ворчуна…

- Ага. Так вот. В определённых околонаучных кругах давно ходят упорные слухи, что где-то там могут быть закопаны его те самые, легендарные четыре золотых коня. В полный, между прочим, рост! И это не считая иных царственных цацек. Он их, как ты наверняка и сам знаешь, всегда и всюду возил с собой. Даже когда на Японию в поход, на кораблях ходил. Это было главное наследство его деда – Чингисхана! Что-то, вроде талисмана, который следовало брать с собой. Для привлечения удачи и успеха в любом важном деле.

- Ну да, точно. Про того самого Хубилая - внука Чингисхана, пятого и соответственно последнего великого монгольского хана я, конечно же слышал. Говорят, что он воевал в Азии, покорил Корею и Вьетнам. Даже на китайцев напал - и тоже покорил. После чего, сытый и довольный - объявил себя императором Востока.

- Точно, объявил – а, кто же ему тогда запретил бы?

- Но, вроде бы, при этом он был не особо-то и кровавым злодеем, в отличие от его дела.

Говорят, что именно при нём, взял, да и расцвел буйным цветом буддизм. Всё это стало известно, согласно утверждению самого Марко Поло, которому считается, что можно доверять. Всё-таки, личность этого венецианца считается, чуть ли не эталоном средневекового путешественника. До сих пор очень мало людей, которые столько же в жизни успели повидать, как он.  Может, только Сенкевич его переплюнул?

- Да, да. Полностью с тобой соглашусь - ему верить можно. Я сам лично, некоторые его путевые записки в музее, в Европе видел. Когда я был там на конференции. На фальшивки не похоже, правда и понять их смысл трудновато, особенно не очень подкованному в старых формах итальянского языка, человеку.

- Хорошо, конечно это всё очень интересно, но при чём здесь наш многогрешный город? Как к этому прислюнилась реконструкция района и начавшаяся там стройка?

Кроме того, я нахожусь в совершенно здравом уме и соответственно, ни за что не поверю, чтобы сам Хубилай, или какой-то очень важный его заместитель, когда ни будь появлялись здесь собственными персонами. И вообще, глубоко сомневаюсь насчет того, что они в своей жизни что–либо вообще слыхали об этих богом забытых районах бывшей, так называемой Тартарии. Повторюсь – глубоко, очень глубоко сомневаюсь.

Какого черта лысого, спрашивается, чтобы люди, завоевавшие Китай и ставшие императором и соответственно вторым лицом в Азии стали бы переть свои царственные задницы в сторону, ещё в проекте не значившегося Владивостока? И ещё замечу, ради исторической справедливости. Никто из них точно не знал тогда об этом районе. Районе, бывшем в те времена дыра дырой. И вообще - краем света.

- Я об этом курсовую писал и кучу литературы перелопатил – не было у нас тут в древности ничего интересного, а уж тем более для царей и императоров.

После этого последовала театральная пауза, сопровождавшаяся бульканьем пенного напитка. Тяжелый вздох, а затем довольное хихиканье… - Ну, что. Выговорился? И на душе, конечно же легче стало? Не отчизнолюбец ты своего края, однако. А вот это, ты видел?

И показал Николаю какое-то размытое изображение на экране своего ноутбука.

- Эээ… это, что за произведение абстрактного фотохудожественного искусства? Новые снимки Марса или Венеры, выложенные аэрокосмическим агентством НАСА в общем доступе? Или у меня уже в глазах начало двоиться. Но, вроде бы рановато ещё. Нужная кондиция, далеко не достигнута.

- А, это - друг мой, те самые плиты, что я откапывал в последние пару месяцев. Это на сегодняшний день является строжайшей тайной, и я их тебе первому показываю. Никто ещё не смотрел.

Да, всецело соглашусь – качество, действительно не очень. Но, так ведь у нас все фотоаппараты и смартфоны забрали. Это я на свою старю нокию снимал. Сказал, что у такой древности фотоаппарат не работает давно. Прокатило вроде бы. Качество дерьмовое, но в целом общий смысл понять можно. Разумеется, при наличие небольшого воображения. Глубоко надеюсь, что у тебя есть небольшое воображение.

- Обижаешь старик, чтобы у меня воображения не было? Вот сейчас обижусь и пойду топиться. Вот уже встаю и иду. Иду…идуууу…

Но парой секунд позже, когда вглядевшись повнимательнее в фотографии, Николай действительно стал разбираться в этих черточках, палочках и закорючках, перед его глазами предстала некая подробная и целостная картина жизни древних обитателей. Причём, изображенная в очень даже искусной форме. Запутанно, иносказательно, но довольно таки точно и подробно изображено.

            - Стой и не дыши… Это поразительно, нет охренительно, нет… Это же изображен флот. И по некоторым, довольно точным схематическим чертам, именно тот монгольский, описанный в средневековых хрониках, который отбыл Японцев покорять и захватывать…

Я либо сошел с ума, либо вижу очертания целостной карты? Убери пиво, я хочу быть в здравом рассудке… - Нет, судить прямо сейчас не буду. Не буду…. Это точно не, нет… этого не может быть. Это явно не то, что я вижу. Однозначно, это может быть только подделкой… - Признавайся старый ишак, сам выводил эти загогулины? А? Для москвичей стараешься, чтобы бабосиков срубить побольше?

- За кого ты меня держишь? Уж что что, а на такое я не способен по принципиальным соображениям. И тем более, что это не я нашёл эти развалины. Я на готовенькое приехал. Скажу тебе абсолютно честно – это правда. Там всё, действительно проросло корнями многовековых деревьев, такое подделать невозможно. Культурный слой не насыпной, а естественный, от времени.

- Клянись самым ценным, – произнеси свою Ганнибалову клятву!

- Да высохнет у меня эта кружка и не наполнится больше во веки веков! - как из пушки выпалил Семён.

- Ну, что же, придётся поверить - клятва действительно страшная. Но могильный холм непонятно где расположен. Он, как будто завис в пространстве. И четыре коня, явно в стилистике того времени изображены как минимум золотыми, а вот где конкретно их место - тоже непонятно. А, вот с флотом немного яснее. Это не рыбацкие лодки, а именно боевое построение. И он может быть привязан к конкретным координатам, не широта и долгота конечно, но вполне читаемо. Если сопоставить с картами, можно будет понять.

- Да, да. Вы, господин двоечник явно не ошиблись – это именно боевое построение монгольского флота. - монгольский флот. Это понятие, в современном мире звучит примерно так же, как и – «подводная лодка в степях Украины». Но, мир действительно изменился. Когда-то и у Монгольских ханов был флот.

И был не только флот. И это ещё не самое интересное в нашей истории.

- Эээ… ??? – продолжай.

- Да узнайте же Вы, что на данный момент, это является лишь десятой, а может быть и сотой видимой частью откопанной стены. Это целый неразгаданный мир! Мне даже представить страшно, что там будет дальше накалякано. А ведь, даже уже из той части, что я на данный момент успел разглядеть, можно составить собственную гипотезу.

Вот слушай, если интересно. Или не интересно? К тому же у меня, что-то в горле пересохло, пойду ка я наверное, домой…

- Убью сейчас, не томи изверг. Тебе светлого или тёмного для смачивания голосовых связок?

- Пожалуй, что светлого давай, мне теперь на душе светло должно быть…. Так вот, слушай – и Семен начал свою речь, привстав из-за стола, пародируя выступления профессора за кафедрой - ... Возвращаясь на сотни лет назад, в те времена, когда весь Восток и Азия в частности, уже целиком и полностью лежали у ног Чингизидов. Когда сотни, а может и тысячи народов и племен обязаны были им платить. И кстати, исправно платили дань! Но, как это зачастую и бывает в реальной жизни, они стали думать, что золота не может быть слишком много, им всё было мало, им хотелось ещё. Власти, богатства, золота… - Кстати, вот интересная ассоциация - ты мультик про Золотую Антилопу смотрел?

            - Я тебя сейчас придушу!

            - Подчиняясь грубой, а я бы даже сказал – невежественной и варварской силе, продолжаю… - Так вот – наступил прекрасный момент, когда Великий хан, а по совместительству Император Азии Хубилай, стал готовиться к захвату Японии. Места то на континенте маловато стало, острова им подавай. Прямо, как и сейчас. Не нары нам дескать надобны, а Канары…

Как нам известно, у самих монголов кораблей, а тем более военных - не было. Да они их просто и не умели строить, что со степных жителей возьмёшь? Как люди прагматичные, они не стали, как Пётр I ехать в европы всякие судостроительному делу учиться. А, что сделали? Правильно. Попросту взяли, да и заставили строить для себя флот мастеров-кораблестроителей из Кореи. 

И вот. За пару лет, по некоторым данным, был построен флот из 900 судов, на которых разместились примерно 40 000 воинов.

Если ты помнишь, то знаменитая Испанская «Непобедимая Армада» состояла, всего-то из 130 судов. Разницу в масштабах ощущаешь?

Как сообщают нам хроники. Не те, о ком ты изначально подумал, а исторические хроники - в октябре 1274 года, недалеко от Японского архипелага, на этот флот налетел тайфун и погубил значительную часть флотилии. Очень интересная версия! После этого, немного пограбив обалдевших от такой наглости японцев, но не имея при этом полноценной силы для захвата всей страны, оставшийся флот убыл обратно в Корею.

Погоревал конечно Хан, но делать нечего. Через пару лет, он снова построил новый флот – пуще прежнего. Это была поистине Гигантская армада, не имевшая ранее аналогов в истории человечества. Да и затем, вроде бы такой большой не строили. Может быть только во вторую мировую? Не помню, если честно. Но вот, что помню точно, так это то, что Монголы построили целых 2000 судов! Да, да - вы не ослышались - две тысячи, сэр!

Казалось бы, что исход предстоящей битвы предрешён. Но, не тут то было! Вдруг, ни с того ни с сего, происходит самое интересное.  Ничто в этот раз, не могло спасти Японию от завоевания. Но, тут снова вмешалась сама природа! Как мы знаем, со слов самих японцев, которым грозил полный разгром - страшенный тайфун, который позже японцы окрестили "Камикадзе", снова полностью уничтожил флот монголов. Полностью, господа присяжные заседатели! Вы можете в такое поверить? А ведь в эту чушь, вся армия мирового сообщества ученых, до сих пор верила и свято верит!

- И, что мы в итоге имеем из наших монументальных исторических скрижалей?  Получается, что какая-то часть уцелевшего боевого флота, всё же была снесена ураганом к побережью Приморского края, к будущему Владивостоку?

- Нет, всё было совершенно не так. Я разработал собственную теорию, подтвержденную записями на Храмовой стене, что именно не уцелевшая часть к нам прибыла. В том то и дело, что не часть, а весь огромный флот Хана и не направлялся ни в какую Японию. И, соответственно, не было никакого разрушительного тайфуна Камикадзе!

- В каком смысле не направлялся в Японию? Как это не было тайфуна? А летописи и свидетельства? – удивился Николай.

- Вот именно! В том то и есть вся историческая мистификация событий. Как говорится – слышали звон, да не знаем где он…

По моей гипотезе, всё было вот как: - Японцы, зная от своих шпионов, что на них надвигается великая армада боевых кораблей, ждали её высадки на берегу со своим войском самураев. Но, в конечном итоге так её и не дождались. Я даже могу им простить тот факт, что возможно в тот период и был некий шторм на море. Но факт таков, что так и не дождавшись прибытия захватчиков, а затем узнали, что те назад в Корею так же не вернулись. Призадумались над этим… - В чём подвох, где флот захватчиков? А! Конечно! Нам божественный тайфун помог! Он всех захватчиков взял и потопил. Так и запишем в наших манускриптах, для потомков…

Но, вся фишка оказалась вот в чём. - Боевой флот и не направлялся в Японию! Ведь, на откопанных скрижалях показан огромный флот, целым и благополучно прибывшим в нашу бухту. И показано дальнейшее основание на этом месте поселения. Именно поселения, а не покорения территорий.

- И, почему это вдруг они решили не завоёвывать Японию? Почему решили вместо них, наш будущий край осваивать? Тут же и делать было нечего, никакой цивилизации.

- В том то и дело, что никого завоёвывать, по крайней мере здесь, они не собирались. Я считаю, что на самом деле было вот, что... - Возможно изначально, царственными монголами и планировался захват Японии, но по пути к месту назначения случилось несчастье. На борту их Флагмана, одного из величественнейших кораблей в истории человечества, умирал по неизвестной причине тот, кого сам Великий Хан Хубилай назвал своим Альтер эго, а по совместительству Адмиралом своего флота. Ты спросишь отчего это произошло? У меня пока ответа нет. Будем копать дальше. Возможно, его отравили недоброжелатели и завистники из ближайшего окружения.

Как для простых солдат, так и даже для вельмож и военачальников, это было нетривиальнейшее событие, знаковое событие. Далее разумеется, ни о каком захвате территорий не могло быть и речи.  Нужно было срочно искать место для лечения своего шефа, а в случае неудачи - для захоронения. Начали искать для всего этого, а попутно и для возможного кургана, подходящее место. И судя по всему, посланными вперёд разведчиками было-таки, найдено потаённое и до селе неизвестное поселение Чжурчжэней. Поселение, находящееся в живописнейшем месте мира – нашем крае, которого в то время, разумеется ещё не было на политической карте мира. Сам край, физически конечно был, но назывался совсем иначе.

Так вот, тут для меня начинается загадка – там отмечается возведение кургана, даже не кургана в нашем понимании, а целой горы. Но не в том загадка. Непонятно пока как, но строительство велось в странных хронологических порядках. Оно длилось много лет и включало в себя множество этапов, но этапы эти происходили в разные времена. Не в разные годы, а в разные времена. Не пойму сам, поэтому пока воздержусь от комментариев. Аналогов, описанных в литературе, по крайней мере я не припоминаю. При этом, Адмирал был мёртв, но не в смысле мёртв в физическом плане, а имелось в виду то, что они его потеряли. Как будто, он был и одновременно не был на этом свете…

- Что-то я не пойму. Как это понимать. И был, и не был на этом свете? Что за мистическая чушь? Или, может быть он в коме лежал. Без сознания, но живой?

- Погоди с выводами. Вот представь такую аналогию. Смотри. - Семён вытащил из кармана кошелёк, откуда достал старую серебряную монету.

- На, погляди. Красивая?

- Ну да, прикольная, тяжеленькая. Явно старая и ценная. А документы на неё у тебя есть?

- Разумеется, я её в Москве купил, на аукционе. Но, не в этом суть. А суть вот в чём. Представь себе, что я взял, да и бросил эту монету далеко от берега - в море. Так вот вопрос – юридически она останется чьей?

- Как чьей, твоей конечно. – констатировал очевидный юридический факт, Николай.

- А, физически? – продолжил допытываться Семён.

- Ааа… Понял! То есть, он как бы остался с ними в плане юрисдикции. Типа, смерть его не была зафиксирована. Но физически, пропал куда то в неизвестном направлении. Правильно?

- Абсолютно верно! Он был на излечении от своей болезни в каком-то тайном месте в священной горе. Той самой горе, которая возводилась искусственным образом в разные времена. А оттуда исчез, весьма тайным и непонятным образом. И при этом интересно то, что раз монголы не уничтожили всё местное население, а наоборот стали с ними бок о бок жить дальше, то значит виноваты они в этом не были. А кто же тогда виновен в пропаже личного представителя Императора Востока? Загадка, даже не столетия, а тысячелетия! 

Я тут пофилософствую немножко, недавно нахлынуло. Сидел, думал и набросал такую вот поэму – Сёма достал из за пазухи помятый листок бумаги, исписанный и исчерченный непонятными закорючками:

Вот, смотри – но, это пока лишь моя теория, и не больше: 

… И начинается судьба Иная, лежащая в иной плоскости временного континуума, которое внесло свои корректировки в происходящие события: - Скрижали древнего храма говорят, что так и появился Он – Падший бог, не с неба сошедший. Я считаю, что благодаря его появлению зародилась великая и могущественная Бохайская империя, просуществовавшая несколько тысяч лет, и куда то исчезнувшая в средние века нашей эры. И это сопровождалось некими, очень странными и совершенно непонятным для меня факторами. – я над этим работаю!

Но, снова вернусь назад во времени, путём дальнейшей расшифровки нюансов этих записей. Посмотрев на всё это сквозь призму логики и малой доли скепсиса, мы всё таки обнаружим, что основатель Бохая принёс им некий великий Артефакт, судя по всему дарующий многие блага. И многие народы, жившие вокруг, так же возжелали овладеть немыслимым по значимости Даром богов. На Империю начались многочисленные, как мелкие набеги, так и крупные нападения врагов. – это зафиксировано очень четко и недвусмысленно!

- Конечно – либо напали, либо нет.

- Точно. И правители Бохая, понимая, что оборонять Храмовую гору где хранился Талисман, до бесконечности невозможно, приняли мудрое решение - огородить себя неприступной стеной, пролегающей через окрестные горные хребты. В течение нескольких десятков лет, они возвели огромную стену вокруг своего государства. - Чтобы навечно оборонять, великую Реликвию.

- Прямо как Китайцы. Не всё они подделки делают, но когда то и за ними повторяли – предпринял попытку пошутить Николай, но нарвался на очень серьёзное выражение лица Сёмы.

- А, вот тут то ты, друг мой – в корне не прав! Современные историки, спустя много столетий, эту Великую стену назовут Китайской. Но это не так. Китайцы тут были в качестве догоняющих!

- Да ну!

- Да, да. Я навёл справки у знающих людей. - Почему-то, эти самые ученые тактично стараются не замечать, что на самых древних и чудом не разрушенных, а нынче откопанных участках стены, к которым ещё не успели протянуть руки «реставраторы» - боевые башни и бойницы лучников в ней, были направлены в сторону Китая, а не наоборот. – Факт!

Конечно же, Первая Великая стена, после загадочного падения царства Бохай тысячу лет назад, была разрушена, и перестроена новыми хозяевами этих земель – Китайцами. Они, из её кирпичей и каменных блоков выстроили себе новую стену, уже под свои нужды. Но, как и бывает в жизни, всю правду скрыть конечно же не удалось и древние, самые первые участки Стены, до сих пор попадаются в неприступных отрогах Сихотэ-Алиня.

- Преклоняюсь перед твоей проницательностью. Такие истории, это… эээ… Это как бальзам на душу!

- А, то! В самой Поднебесной империи, тогда были достаточно суровые условия для жизни. И Китай, в те времена был далеко не так силён, как в современности. Китайцы всегда стремились нападать на более благополучных и мирных соседей, у которых к тому же был такой замечательный климат и прекрасные условия для жизни, а за счет чего это всё происходило, им так же было хорошо известно. – Это всё приписывалось реликвии, хранимой в Храмовой горе, находящейся в центре Бохайской империи.

- А, ведь, после того, что ты сейчас рассказал, и я что-то стал припоминать. Что-то, из прошлых моих мыслей, которые у меня возникали в бытность моих давнишних научных изысканий. Это было тогда, когда я мечтал заняться будущей диссертацией. Ведь у меня были в своё время смутные вопросы, которые со временем исчезли, под корень выкорчёванные критикой моих старших коллег.

Я вспомнил, как мне в универе один старый профессор рассказывал, что в районе 3-й рабочей в тридцатые годы шел этап первичной реконструкции и последующей застройки. И вот там то и нашли древнее захоронение. Они датировали его эпохой царства Чжурчженей. Но вся фишка была в том, что множество найденных предметов из могил, было классифицировано именно культурой средневекового монгольского периода и ещё такие, что даже видавшие виды профессора репы чесать стали.

Тогда, этому не нашли логического объяснения и всё списали на торговые отношения. Дескать чжурчжэни, как люди разумные и культурные, менялись товарами с монголами и вообще со всем миром. Ага, как же, подумал я тогда – менялись, и об этом нигде нет сведений? И ещё, тогдашние владыки этой части света - Ханы, в благородных позывах, отдавали доспехи, оружие, украшения, боевую конскую сбрую и острейшие наконечники стрел? Между прочим, со слов того самого профессора – эти наконечники оставались острыми спустя восемьсот лет после их обнаружения. Так какими же они были в свою бытность?

- Вот-вот, начинаешь просекать суть исторически сложившихся вещей! Но, вот за делами сиюминутными, к моему глубочайшему сожалению, уследить не можешь. Ай яй яй…

- Каюсь, исправляюсь сиюминутно! - Девушка, можно нам светленького пиваса. Пожалуйста повторите, но обязательно светленького и прохладного. Кстати, мы уже созрели и до повторения ваших чудных колбасок. И картошечки тогда ещё добавьте, гулять так гулять!

Гуляли в этот вечер друзья ещё долго. Были и споры, и догадки, и разоблачение исторических «фактов». Всё это действо продолжалось далеко за полночь. И когда пенный напиток был готов уже выливаться из ушей, Николай сказал, что пора бы и честь знать.

Но, к слову сказать, честь знать и так бы пришлось, так как на следующий день они вместе собирались идти выкупать ту самую редкую японскую монету. Монету, которую Сёма всё-таки заложил, по причине того, что наступил момент, когда вся имеющаяся в наличие денежная масса, попросила «долго жить».

В сей момент Семён, которому стало «море по колено», по старой дружбе предложил в залог свою драгоценную монету администратору бара, в счет их гулянки. К тому времени которая переросла из разряда относительно дешёвых колбасок в непозволительную, но очень вкусную роскошь, такую как разные свеженькие морепродукты и сочненькие стейки. Вспоминать одно удовольствие – прямо мёд на душу…