… Интересно, а она сколько ещё лететь будет? Третий месяц за ней наблюдаю, а эта комета как будто бы на одной точке, в ночном небе зависла. - Астрономы говорят, что эта комета один раз в тысячу лет прилетает. Знать бы ещё, как они такие огромные временные промежутки высчитывают?

            Коля сидел на широком подоконнике в кухне своей квартиры, пил травяной чай и внимательно рассматривал яркую точку на ночном небосводе. Этой точкой была комета, которую астрономы уже успели окрестить сенсацией века. Комета очень хорошо просматривалась на небе даже невооруженным взглядом и было видно, что это действительно комета, а не яркая звезда или планета. У неё был, так называемый «хвост».

Начитавшись подробностей во всемирной паутине, можно было понять, что кометы похожие на эту, приближаются к нашей планете на чаще чем раз в тысячу лет. И другая, самая «ближайшая» по таким параметрам комета не появятся вблизи земной орбиты еще лет пятьсот. По всем расчётам, всё закончится тем, что пролетев мимо нас, несмотря на толпы беснующихся фанатиков, готовящихся встретить конец света, она унесется бороздить просторы вселенной дальше. Все новостные агентства сообщали, что это космическое тело движется с довольно большой для кометы скоростью и ждать его убытия осталось недолго.

- Так уж и недолго. Три месяца летает, а тут возьмёт и умчится разом. – без особого энтузиазма подумал Коля, ведь точно так же он и вчера думал. И позавчера…

Хорошо, что эту небесную гостью можно совершенно спокойно увидеть без помощи телескопов. – Смотри, любуйся. – Так, вот какая-то свеженькая новость объявилась. - снова сказал сам себе наблюдатель, попеременно вглядываясь то в небо, то в свой новенький смартфон:

- Сегодня, - пишет новостное агентство «Синьхуа» - гигантский светящийся шар пролетел над округом Шангри-Ла, расположенном на юго-западе Китая и взорвался в небе. Это произошло в момент полнолуния, но при этом, взрыв метеорита намного сильнее осветил небо чем свет луны. Это случилось, когда местные жители праздновали традиционный праздник согласно своего собственного лунного календаря, который используется только в этой местности и нигде более. По данным от агентства NASA, этот метеор пролетел со скоростью 14,6 км/с и взорвался на высоте около 10 - 12 км. от поверхности. Взрыв объекта произвел 54 килотонны энергии, а это не менее 54000 тонн тротила в соответствующем эквиваленте. Последующая за взрывом ионизированная вспышка светила в небе около 50 секунд. До сих пор не было сообщений о нахождении осколков. И о жертвах среди населения тоже ничего не пишут.

- Интересно... – задумался Николай - сколько было килотонн в атомной бомбе, которую американцы на японцев скинули... Надо бы глянуть. И кстати, самолёты то именно на такой высоте летают... - Нихрена себешеньки, ёкарный бабаюшка - этот китайский метеорит, оказывается был в два раза мощнее по выбросу энергии чем атомная бомба «Fat Man». И никто при этом не пострадал? Видать, что-то от нас скрывают...

Это конечно немного палево, но вселяет оптимизм то, что моя любимая комета летит со стороны Солнца, а не Луны и по мнению всех ведущих астрономов, вряд ли когда-либо столкнется с Землёй. – коля отхлебнул чая и философски продолжил – Но, абсолютной уверенности у них в этом нет. На радость, всех поклонников теории апокалипсиса.

Николай, продолжая просматривать новостную ленту, уже скорее по привычке изредка поглядывал в чёрное небо. И вдруг он заметил странное изменение в поведении кометы: - А вот это, становится интересным. Наука наукой… А движуха кажись попёрла… Матерь божья!

            Комета стремительно, буквально на глазах стала увеличиваться в размерах. И стало абсолютно ясно, что она начала падать на землю. Через несколько тягучих минут она вошла в атмосферу земли, почему-то разделившись на семь частей.

            Одна часть была особенно большой, почти как луна, а все остальные части примерно одинаковые – размером с теннисный мяч.

            При всей вероятной и неминуемой смертельной угрозе всему мирозданию, Николай почему-то совершенно не испугался и остался спокойно наблюдать за происходящей в небе апокалиптической картиной. Даже кружку с чаем не выпустил из рук.

В конечном итоге, все части кометы разлетелись по разным концам неба, а одна из частей, изменив начальную траекторию начала стремительно снижаться и свалилась где-то не далеко, по ощущению - в районе центрального парка.

            - Так, быстро, быстро, быстро… Живёхонько собираться, одеваться, и бежать туда. Немедленно… Если я лично найду упавшую «сенсацию века», то это будет настоящий фурор. Вот Сёма и девчонки обзавидуются. Может быть за это даже премию дадут или в газете напишут. Напишут то это точно, а вот ещё и от премии я бы не отказался.

Дали бы тысяч сто или… Чего уж там мелочиться - миллион, я бы на эти деньги... – на секунду мечтательно задумался Коля, но тут же спохватился - Быстро одевшись и обувшись, он пулей вылетел из квартиры и помчался в сторону городского центрального парка. Благо, что бежать было не дальше пары километров по прямой.

            - Дурак! - поздно спохватившись, подумал Николай. - Надо было на велике поехать – так быстрее. А то вдруг, кто ни будь особо шустрый опередит. Но, уже почти полпути пройдено, возвращаться не буду.

Вообще интересно, кроме меня много народу видело, что этот шар в парк свалился? Надеюсь, что не много. Кто в здравом уме будет ночью сидеть, и за кометами наблюдать? Явно таких мало, так что у меня все козыри в рукаве. Поспешим…

                 … Минут через двадцать, в конец запыхавшийся «марафонец» увидел, что кварталы городской застройки начали отступать перед величественными кронами вековых деревьев. На самом деле, вековые ли это деревья Николай точно не знал, но ему всегда так хотелось думать. Это гораздо приятнее, гулять между «вековыми» деревьями. И ещё, это полезно для самоутверждения этого парка как культового места отдыха горожан, и разумеется самого Коли, в частности.

            По вечерам и в выходные дни, всегда приятно было побродить по дорожкам среди высокой, не подстриженной как на газонах травы. Приглядываясь повнимательнее, можно было даже изредка заметить, как как промелькивает на дереве настоящая пушистая белка.

            - Да уж, с белкой этой интересная вышла история. Помню, как однажды впервые её заметив, я рассказал про неё своим соседям алкашам в момент их «благодушного настроя», а эти придурки решили, что я делюсь с ними последствиями похмельного состояния. Дебилы, в общем. С тех пор с ними не разговариваю. Ненавижу таких уродов… - Они никогда не поймут, как бывает приятно весной, впервые увидеть на ветвях вполне обычного с виду дерева, с большими как у дуба листьями, торжественные «рождественские свечи». Только растут они вниз, а не вверх, но это даже красивее.

Как-то раз Николай не удержался, и сорвал одну такую свечку, но к превеликому его сожалению, к утру она превратилась в труху. Пожелтев и рассыпавшись на мелкие части. Это послужило хорошим уроком, и теперь он только любовался, не смея трогать природное совершенство руками...

- Ну, скоро там? Где-то здесь должна быть…

 

***

 

- Здравствуй, путник. С миром ли ты явился сюда? - Раздался гулкий, если можно так выразиться, шёпот.

И Николай увидел, что на внезапно оказавшейся на его пути поляне, залитой лунным светом, в классической для йогов позе «лотоса», левитировал где-то в полуметре над землёй очень колоритный седобородый старец в ярко желтом одеянии. Таких старцев, обычно показывают в кино про Шаолиньских монахов.

Николай оторопел, и ошарашенно разглядывал открывшееся его взору чудо. Он мог поклясться, что старец смотрел на него не отрывая пронизывающего взгляда, но при этом, глаза его были плотно закрыты. Не говоря уже о том, что этот человек, чуть покачиваясь как будто от дуновения ветерка в буквальном смысле слова – парил над землёй...

- Да, с миром. Я тут всегда с миром гуляю. Я даже цветов никогда не рву, а ту свечку, я случайно оборвал. И даже местную белку, постоянно орешками подкармливаю. Я ей орешки в скворечнике, возле выхода из парка всегда оставляю. А вот ещё, на прошлой неделе я, эээ… - Внезапно осознав, что несёт какую-то несусветную ахинею, Николай поспешил закрыть рот.

- Ну вот, ты и нашелся мой – сначала сказал по русски, а затем продолжил на совершенно непонятном но очень певучем иностранном языке Старец. – и пока Николай всё это «переваривал» он продолжил не менее понятно на другом языке, более «сухом» но при этом не менее загадочном. - Странник идущий в ночи, но ведающий свой путь!  - снова по русски закончил свою речь Старец.

Коля стоял раскрыв рот, а левитировавший мудрец решил продолжить свои уроки истины:

 - Я, так же как и ты, когда то ступал по этой земле, но моя шея однажды была охвачена кандалами Ведающих Неведающих. Железо их было горячо, но холодно. Я был бессилен во всесилии...

И лишь надежда умереть, оставалась моей путеводной звездой. И вот однажды, наконец мне был дан шанс. Но дрогнула моя рука, и мне лишь оставалась жизнь с надеждою на месть. Но сладка ли она? Я стал сомневаться... – прогремели слова Старца, хоть он и рта не раскрыл.

Николай стоял на ватных ногах, как вкопанный. Не смея даже вздохнуть. Он слышал каждое слово ушами. Голос старца не звучал где-то там в голове, как это любят описывать различные эзотерики в своих мистических книжках, а воспринимался нормально, по-человечески – через уши. Но он мог поклясться, что рот у старца был плотно закрыт, также как и глаза!

- Когда-то во сне, узрел я тайну великого Падшего и Черного Солнца! Его... - Старец на несколько секунд замолчал, как будто задумавшись. А затем продолжил: -  ... держать в руках квинтэссенцию страсти и ненависти к целому миру... Не каждому дано такое бремя, не каждый осмелится такое узреть...

Пылающее Чёрным светом – Солнце Иных Миров...

Сначала Коля так и стоял боясь пошевелиться и вздохнуть, чтобы морок не рассеялся, а потом опять набрался храбрости, взял да и ляпнул невпопад:

- А, эээ, простите за бестактный вопрос – а, Вы случайно не сидели в тюремной камере, в Башне Лунного света, в Долине? А то, мне ваш голос кажется до боли знакомым.

- Нет конечно. – в голосе Старца послышалась нотка удивления – Откуда у тебя вообще взялась информация про Долину и саму Башню Лунного света? Это же секрет секретов!

Этот ответ Старца прозвучал настолько по-иному, нежели его предыдущая речь, что Николаю показалось, как будто бы это совершенно другой человек поинтересовался у Николая. Такой вопрос можно было услышать от кого угодно, от Сёмы например - но услышать его от загадочного левитатора? - Коля для себя решил быть осторожнее в своих будущих вопросах.

- Нет, не сидел, - продолжил Старец, и снисходительно пояснил – но вполне возможно, что и придётся. На сколько я могу понять, меня туда как раз и везут, прямо сейчас. Эти прихвостни, что прибыли с Ними. Когда Длани Пятого с ними не стало, они очень испугались вначале, а затем освоились. Тайными знаниями наших предков завладеть решили. - Он то не погиб, а Небесные стражи, которые тоже не с Неба, видно их научили, как истину выведывать у Видящих – ослепили меня сначала, а потом услышать хотят... Но я не могу молчать Молча, это моё Предназначение. Кто достоин, тот и Услышит…

- Просто услышать может и мудрая птица Филин, а вот Услышать может далеко не каждый. Только истинный Слушатель - Услышать может!

Николай снова был крайне удивлён, неожиданной переменой в облике Старца. Теперь Старец не выглядел таким уж и старым, а скорее уставшим, но при этом глаза его по-прежнему оставались закрыты, а рот так же был на «замке». Но это не мешало ему просверливать насквозь взглядом и говорить как обычно говорят, ртом. Как это описать словами – непонятно, надо просто понять...

И вдруг, Коля неожиданно ощутил себя как будто в другом теле и в другом месте, хотя мог поклясться, что не сдвигался со своего места ни на миллиметр. – Начался совершенно другой лес, гораздо более древний, и в нём действительно были именно Вековые деревья. Вековые с большой буквы. Исчезли все небольшие деревья со стволами которые можно без проблем обхватить руками, и вокруг открылся поистине Лес. - Слово Лес, так же можно было произносить лишь с большой буквы.

Кроны деревьев были настолько высоко, что казалось, будто бы птицы не могли долететь до верхушек и садились для своих птичьих дел, где-то посередине или даже на нижних ветвях. Деревья были настолько огромны, что было очевидным то, как одна ветка по своим размерам была величиной с обычное «земное» дерево.

Казалось-бы, что под ногами колосилась простая луговая трава. Но нет, трава так же не была простой. Хоть она и не была огромной по сравнению с размером обычной луговой травы, но она была настолько мягкая и ароматная, что поверить в это было просто невозможно. Запах был почти-что как от свежескошенного луга, но трава была целой и нетронутой!

Но, что было по настоящему странным и завораживающим одновременно, так это то, что деревья с каждым пройденным шагом становились все выше, их ветви сплетались всё гуще. А трава возле могучих корней, становилась так же всё выше, пахучей и шелковистей.

- Достоин ли ты обладать Солнцем? Имеешь ли ты на это право? - Звучал из ниоткуда, буквально обволакивая сознание - громоподобный шёпот Старца... – Подумай хорошо, ведь Оно сожжет душу недостойному! Что ты видишь?

- Эээ, - оглянулся по сторонам Николай, и ответил – Я вижу лес. Древний, очень красивый и загадочный лес. Трава шелковистая, и очень сочная. Деревья просто огромные... Это случайно не Долина?

- Дурак – прогремело с небес - Ты до сих пор ничего не видишь!? Так это не я, а Ты - слеп!! – Снова прозвучало до звона в ушах. Как гром среди ясного неба. - Увидеть должен ты, - Увидеть должен! Не спрашивают у тебя как, а именно должен ты Всё Увидеть!!

И вдруг, действительно, что-то вокруг неуловимо изменилось. Присмотревшись повнимательнее, можно было увидеть, что... Лес был живым! Трава не просто шевелилась от порывов ветра, а она тянулась специально… Листья на ветках не болтались от ветра как им вздумается, а тянулись специально… Белки и птицы не бегали как обычно - по своим делам, а они занимали места поудобнее, чтобы…

- Чтобы успеть ощутить всю Благость, даруемую Чёрным Солнцем…! Но, они не знают, что оно несёт и Гнев Иных Миров!... - Да! Да, именно так. Теперь ты сможешь его найти. – Найдя, не дай пролиться Гневу Исхода… - Старец на несколько минут задумался, а затем добавил – Дай раскрыться воле Вероятностей… Она плетёт этот подарок специально для тебя - Ты это понял?

О, да!... Ты понял. - Но, Она это не она… И это тоже, истина...

- Я теперь понял, что Свет, каким бы он ни был, может не только давать тепло и жизнь, но и может отнимать...  Я понял это. Теперь, отведи меня в сердце Леса. Дай мне шанс найти своё Предназначение. Я хочу это… эээ… - Завершить эту великую миссию... – торжественно, как на партийном собрании произнёс Коля.

- Ну, ну. Молодой человек, попрошу изъясняться не так пафосно. – ты не орден получаешь, а бремя. – уставшим голосом, но без ноток сарказма, произнёс Старец.

Николаю даже на мгновение показалось, что он вновь слышит голос своего университетского наставника, когда принёс ему на проверку проект своей дипломной работы.

- Я бы хотел, чтобы ты оставался нормальным человеком. Про предназначения и всякие великие миссии, говорят лишь недалёкие и напыщенные болтуны для рыночной публики, да из Стражных околотков ювеналиусы. Да монахиусы гимны свои дурацкие распевают. - Проще надо быть, проще…

- Вот, стало быть, как. Быть проще - и люди ко мне потянутся? - Чуть осмелевший и освоившийся в новой роли Николай, попробовал сострить.

- Про людей не скажу, людишки слишком мелкие по своей натуре, а вот всякой твари по паре к тебе точно тянуться начнут. И далеко не каждая из них будет добра к тебе. Готов ли ты к такому исходу? – философски окончил свою мысль Старец.

Коля стоял и «переваривал» полученную информацию и вдруг, как будто бы в самом центре головы раздалось какое-то разноголосое шипение, но по тембру и звуку больше подходящее главному церковному колоколу:

“... – Глядите-ка. А ведь он почти, нет, даже совсем нас не боится... Совсем –совсем не боится!

- Да, да. Поддерживаю, коллега. Он сейчас ничего и никого не боится, глупеттццц... дааа...

- Таких не бывает – это ведьмин морооккк. Забуттдддь ...”

Николая как будто ледяной водой окатило, и он ошарашенно спросил у Старца, хотя заранее знал ответ: - Извините, вы что-то, только что сказали? Я не совсем всё расслышал.

- Я? – задумчиво ответил Старец. Да ты видно, шутить вздумал? Я вообще молчу все последние восемьсот лет, с чего ты это взял, что я тебе говорить буду попусту?

- Ну да, действительно. – почесал затылок Коля – Я это вижу. Извините. Наверное, мне показалось…

После этих слов, откуда ни возьмись, под ногами появилась тропа, уходящая в глубину леса. Возникло неодолимое желание проверить, что там дальше интересного.

Тропа сама собой заструилась под ногами, и ловко уклоняясь от нависающих разлапистых ветвей и могучих вековых корней, Николай не чуя ног под собой помчался вглубь леса.

На ум стали приходить различные страшные истории и слухи, и даже появилась какая то осознанность, что слухи эти почти во всем истинны, и они настоятельно приказывали повернуть обратно, от греха подальше.  С каждым пройденным шагом становилось всё вокруг не то чтобы страшнее, но более жутким, это точно.

Петляющая между деревьев тропа обогнула громадный, необъятный ствол древнего тиса и резко нырнула в глубокую яму, наполненную какой-то жидкостью антрацитово-чёрного цвета, в которой отражалась полная луна с характерной «физиономией».

- Вот только ногу мне ещё не хватало здесь подвернуть, или искупаться в какой-то луже. - Не успел подумать про себя Коля, а Луна отражавшаяся в «луже», в тот же миг успела огрызнуться страшной гримасой. - Стало, очень даже не по себе.

- Извиняюсь премного, не подумавши ляпнул. – Обратился с извинениями к «Луне» Николай. - Дурак, то есть!

Луна благосклонно приняла свой прежний благородный облик и Николай, хоть и не был глубоко верующим и даже до сих пор не крещённым, машинально окрестив себя помчался далее.

- Сын неба, не сошедший с небес. Мы остаёмся верны своим клятвам, но мы готовы не служить тебе, а быть твоим путеводным светом… - раздался хор мелодичных, словно перелив колокольчиков, голосов.

- Вы? А, кто вы? Я вас не знаю. Расскажите о себе, пожалуйста. – спросил Николай, усаживаясь на так кстати оказавшийся на пути плоский камень.

- Ты слишком юн, Странник. Тебе об этом слишком рано знать… Ты ещё своим разумом молодой, неразумный. Но скоро ты всё узнаешь, не пройдёт и тысячи лет... – возвестил перелив колокольчиков.

После этого послышался шёпот на незнакомом наречье, в котором Николай не смог разобрать ни одного слова, а затем снова раздалось на знакомом языке: - Да! Решено окончательно... Ты узнаешь о нас - через тысячу лет... Через тысячу лет тому назад!

Услышав этот, мягко сказав - необычный ответ, Николай подумал, что не зря он присел на камень.

И вдруг, ощутил себя в совершенно другом месте…                                                                                                     

 

***

 

Судя по табличкам на дверях, этот коридор явно находился в стенах Управления Госбезопасности СССР. Но это Управление, судя по историческим документальным фильмам, виденным Колей ранее, на самом деле было не узнать. В отличие от пропагандировавших мрачные, пустые застенки документалистов «демократической волны», по этим коридорам весьма деловито бегали различные совершенно незнакомые люди, отнюдь не в «пролетарских кожанках», а одетых кто как, некоторые даже и очень ярко. Но, конечно же в основном, одеты они были в строгие костюмы серой либо чёрной цветовой палитры. Все как один, эти люди были с папками и портфелями. И как в том самом муравейнике, сновали туда и сюда без остановки.

Николай, по пути в конец коридора обнаружил дверь с надписью «Курилка для персонала», и ради интереса решил заглянуть сначала туда. - Чекист в форменном синем кителе оглянулся, и вопросительно на него посмотрел, но потом дёрнул головой и протёр глаза, словно после сна. - Спать надо чаще, а чай пить и курить реже, померещится же... -сказал сам себе чекист, и снова отвернулся к окну. Но не смотря о фразе про вред курения, «бычок» от папиросы не выкинул, а наоборот – смачно затянулся.

После такого поворота событий, Николай решил как можно реже попадаться на глаза сотрудникам НКВД, а потихонечку побродить в сторонке.

Но тут его взгляд упал на бодро шагающего по широкому коридору военного с майорскими знаками отличия на новенькой, отглаженной форме. Этот военный, дошагав до кабинета с массивной дубовой дверью, постучался и немедля зашел внутрь помещения.

- Этого просто не может быть. Это морок и сон. Такого не бывает, просто не бывает... - Это лицо было Николаю очень хорошо известно с самого детства.

По длинному коридору, только что прошагал его прадед. Но Коля видел его на старых чёрно-белых фотографиях только лишь в полковничьей форме, и рассказывали ему истории только про деда-полковника. Но не полковника НКВД, а лётчика. Видно, чтобы не травмировать детскую психику. Ведь про эту организацию в последние десятилетия одни лишь страшилки можно было услышать. - Такую возможность упускать было нельзя ни в коем случае.

Николай, крайне тихо и незаметно, как только смог - прошмыгнул в этот же кабинет.

Кабинет был достаточно большим, но не огромным и представлял из себя прямоугольник, посреди которого стоял очень массивный деревянный стол, а по бокам к нему были приставлены кожаные кресла коричневого цвета. У стены, в самом дальнем углу, стояла обычная школьная доска на треноге. Вся эта доска была сплошь исчерчена какими-то значками и схемами. Очень было похоже, что тут только что закончилось совещание или как сейчас говорят - брифинг.

За столом сидел хозяин кабинета. При виде вошедшего майора, человек привстал и стало видно, что это невысокий человек средних лет, плотного телосложения, с короткой стрижкой и в круглых очках.

- Здравствуйте Николай Сергеевич, как добрались? Не устали с дороги? – первым протянул руку для рукопожатия, человек в очках.

- Что вы, товарищ комиссар, - для меня этот перелёт, что в столовой щей тарелку съесть. Не сам же я вёл самолёт. Уселся поудобнее, да спи себе на здоровье. Не на войне ведь.

- Это смотря с чем сравнивать, товарищ Абашин. Бывает, что и в мирное время похуже чем на любой войне.

- И не говорите. Мне действительно в Испании было спокойнее... Но, разрешите уточнить цель моего визита? Как я понял из телефонограммы, что-то неладное творится на Дальнем Востоке? – уточнил у хозяина кабинета, майор.

- Совершенно верно, не совсем неладное, но творится. Местные товарищи прислали вот, что – прошу ознакомиться с докладом.

Человек в очках протянул майору стопку бумаг, объёмом листов в десять. - Ознакомьтесь и доложите ваше видение текущей ситуации.

Майор взял бумаги, уселся в кресло, и некоторое время внимательно их изучал. И после ознакомления с сутью этого вопроса, доложил руководителю своё мнение: - Интересная ситуация выходит. Написано достаточно малограмотно, специфично и сумбурно. И если я всё правильно понял, то местные товарищи при попытке уничтожить памятник культурного значения в похвальном, но достаточно глупом желании установить памятник труженикам села, обнаружили в удалённом районе города Владивостока, некий объект религиозного поклонения. Судя по всему, оставшийся с времён, которые были задолго до прежнего самодержавного строя. По какой-то причине, этому объекту присвоили важность первой степени, но несмотря на это, местные рукоблуды туда забрались и испортили многие культурно-значимые вещественные доказательства. Надо срочно всё восстанавливать. - Но, извините за бестактный вопрос. Я кадровый разведчик, а это дело скорее для краеведов и историков. Максимум, для местных милиционеров. Я там зачем буду нужен?

- За это я тебя и ценю, - не увиливаешь и не лебезишь, как многие делают, а задаёшь правильные вопросы.

Слушай дальше: - Потом, когда за дело действительно взялась милиция, поступила следующая информация. Начав раскопки, эти чертовы @!@#даки и $%^расы сломали некую секретную дверь и удалились по домам не оставив охрану. Само собой, многие предметы старины растащили местные жители...

Но, предвидя твой резонный вопрос, скажу следующее – это были не просто предметы старины, а очень сложные научные приборы, причём непонятного назначения. Вот, посмотри фотокарточку. Это не какие-то там реторты и колбочки древних алхимиков, которых полным-полно в каждом себя уважающем музее. И даже не астролябии и глобусы всякие. Это, что-то совершенно другое. Мне, по крайней мере непонятное. Всё это, срочно необходимо изучить в целях повышения обороноспособности нашей родины, и поднятия науки и техники в целом. – сказал человек в очках, и добавил - Важно всё это, в общем. Чрезвычайно важно, и разумеется - должно оставаться в строжайшем секрете.

Комиссар, достал из-под стола и протянул Николаю Сергеевичу пачку чёрно- белых прямоугольников фотокарточек, рассмотрев которые, майор присвистнул и закачал головой.

- Не свистите – денег не будет. А в остальном вы всё правильно поняли. Это, нечто из ряда вон выходящее. Я показал эту карточку академику Капице, и он чуть свою шляпу не съел от удивления. Говорит – вы меня, наверное разыгрываете, такого не может быть по законам физики! Ну, и ещё какие-то мудрёные слова говорил, мне – старому, больному человеку и не упомнить...

- Да уж, старый и больной - деланно усомнился майор Абашин - да на Вас всю советскую науку можно «повесить», и я не сомневаюсь, что вытяните. Не поверю, чтобы Вы в словах, каких-то не разобрались. Я же прекрасно помню, то Тбилисское дело о еврейских профессорах, которые золото добывали из каёмок якобы «случайно» разбитых в партийной столовой чашек... – но теперь то я вижу, что действительно дело того стоит!

- Всё то ты помнишь... Да ладно, это дело минуло в лету... А теперь же, я тебя назначаю ответственным за эту операцию. - Все утерянные и разворованные приборы из того храма найдёшь, а сам храм осмотришь и опишешь подробно. По научной линии возьмёшь с собой пару академиков, а по своей – любых четверых толковых оперативников на своё усмотрение. И ещё: - В связи с внешней угрозой для нашего молодого советского государства, я объявляю это дело приоритетом номер один.

О результатах я жду отчёт ежедневно, а сам буду докладывать лично Ему. - и человек в очках, после окончания своей фразы указал пальцем в потолок кабинета.

- Ему, - также ткнул пальцем в потолок майор - это Вы имеете в виду товарища Ежова?

- Нет. Ему – это значит Самому Ему! А под товарищем Ежовым, скажу по секрету - пошатнулась почва под ногами... Слишком уж сильно он палку перегибал. Линия партии, оказалось с этой его «палкой» в совершенно другой плоскости. Короче говоря, не будет больше у нас «Дорогого Ёжика» с его, так сказать - рукавицами.

- Спешу Вас поздравить – Товарищ, Народный комиссар внутренних дел! - Встав в постройке смирно, произнёс майор Абашин.

- Ну-ну, спокойнее товарищ майор. Не бегите вперёд паровоза. Меня ещё в эту должность официально никто не утверждал, и возможно не утвердят. Слишком сильна у нас подковёрная и закулисная возня в таких делах. А жополизов и лизоблюдов я не люблю, потому тебя и вызвал. - Когда мне личный жополиз понадобится, то я вызову младшего лейтенанта Лысака из нашей канцелярии – он великий мастак в таких делах.

А сейчас, я тебе вот, что скажу – даю двое суток на отдых и сбор подходящей команды, а послезавтра вечером – ровно в 20.00 часов, я буду лично тебя провожать на нашем аэродроме, с последними указаниями.

- Слушаюсь, Лаврентий Павлович. Разрешите идти?

- Разрешаю...

Майор развернулся и вышел из кабинета. Он прекрасно понимал всю чрезвычайную важность этого поручения и был готов рыть землю в поисках нужных сведений и доказательств. - А ещё, он прекрасно знал, что за показным добродушием хозяина этого кабинета, стоит личность крайне жесткая, можно даже сказать жестокая и безапелляционная. В случае провала порученной миссии, всё это добродушие резко закончится.

- Поэтому, скорее всего землю придётся рыть не только в фигуральном смысле. – сам себе сказал майор, который ещё не знал, что минуту назад, личным Постановлением главы ЦИК и СНК СССР, стал полковником…

 

***

 

Николай, от избытка чувств, чуть было не свалился на пол кабинета, но вдруг внезапно осознал, что снова стоит на каменном полу в пещере береговой обороны:

-  … Ребята, а сколько я тут проторчал без сознания? -           Ошарашенно посмотрев по сторонам, обратился он к своим друзьям.

- В смысле без сознания? – с искренним удивлением ответил ему Семён. - всего пару секунд назад, ты что-то там проворчал насчёт скалы, которая по твоему мнению и есть место бывших рисунков.

И всё… Без какого такого сознания, ты тут находился?