Так-как внешний вид в былые времена бывал и получше, Николай решил добраться до дома пешком, а то на общественном транспорте ещё за бродягу примут. Доказывай потом своим сотоварищам, что ты вовсе не козёл, а случайным образом овца заблудшая…

- Таким образом, заодно и проветрюсь. Мозги по пути прочищу. Ведь верно говорят умные люди, что пешая прогулка ещё никому ни разу не навредила. В отличие от других, ранее проведённых мною мероприятий, возлиятельного характера.

Вынужденная утренняя прогулка, длилась около получаса и вот, наконец то показался родимый дом.

Последние лет пять, после того как он накопил на первоначальный взнос в ипотеку, он жил в достаточно колоритном месте. А, именно в так называемой, легендами и анекдотами овеянной, хрущёвской пятиэтажке. Довольно крепкой внутри и облупившейся снаружи. Но, зато с балконом и видом на море!

В былые времена, этот дом был достаточно элитным и даже можно с уверенностью сказать - образцовым, о чем свидетельствовала старая, каким-то чудом сохранившаяся табличка, прикреплённая на углу дома. Табличка свидетельствовавшая, что это строение является образцом советской культуры и быта.

Сколько десятков лет прошло с того периода как на дом повесили эту табличку? Наверное, сейчас никто и не припомнит. От старых жильцов, которые жили в те времена, почитай никого и не осталось, а те, кто остался, шибко дружат с зелёным змием. Общаться с ними, для выяснения сей исторической тайны совсем, почему-то не хочется.

Ещё в прошлом году, на первом этаже, в отдельно построенной коморке сидели донельзя вредные и принципиальные пенсионеры - вахтёры, как говорится старой, сталинской закалки. Они, по умолчанию являясь серыми кардиналами дома, при виде нынешнего вида Николая, непременно сделали бы ему строгий выговор с занесением в личное дело. И последующим строгим осуждением на партсобрании!

Они его и так особо не любили, а тут такая оказия. Хотя, если вспомнить, то в принципе они никого особо не любили, поэтому местные алкаши со временем перестали оплачивать их услуги. Следуя за алкашами, перестали платить соседские пенсионеры, которые так же про себя считали себя «кардиналами», не достойными платить подобным. Затем, лавина неплатежей достигла того уровня, что ночные директора в итоге собрались, да и покинули свой бессменный пост.

Ради справедливости стоит отметить, что в принципе сам дом был совсем не загажен и даже кое где на подоконниках стояли настоящие живые цветы в горшочках, а стены были без надписей, только облупленные и грязные от времени. Специально их никто не загаживал и не покрывал неприличными надписями, поэтому о вахтёрах особо никто и не вспоминал. И уж тем более - не звал обратно.

Осторожно ступая по гулкой лестнице. Не дыша, чтобы случайно не привлечь ничьего внимания со стороны соседей, Николай дошагал до своего предпоследнего четвертого этажа. После этого, засунув ключ в замочную скважину, очутился в своём собственном мире, с родными умывальными принадлежностями и ещё белоснежной, на днях купленной простынью, к счастью оказавшейся заправленной на кровати.

Взгляд, сам собой упал на пульт от телевизора и палец, по привычке очутился на кнопке «вкл». По одному из каналов началась реклама, которую Николай ещё до сих пор не видел:

«В каминном зале, во главе огромного стола, уставленного старинного вида серебренными столовыми принадлежностями, восседал чопорный английский лорд с лимонно-кислым выражением на лице. Напротив лорда, за кухонной плитой, стилизованной под жаровню, стоял не менее чопорный лакей - в ливрее и начищенных до блеска туфлях. Мимическое выражение на его лице, на сто процентов совпадало с лордом. Лакей варил кофе. В серебряной турке. Камера мельком скользнула по откупоренной пачке с ямайской «Blue mountain». Через секунду в турке начинает образовываться аппетитная кофейная пенка. – Николая сей момент очень заинтриговал. Что будет дальше? Неужели наше телевидение научилось снимать нормальную рекламу? - Вдруг, со страшным шумом и грохотом, распахнув дубовую дверь зала с помощью ноги, в помещение врываются три ополоумевшие девицы в одеяниях восточных наложниц, весь вид которых так и кричал, что они готовы и за чечевичную похлёбку продаться, и следом за ними чинно ступает альфа-самец в снежно-белой рубашке и жёлтым тюрбаном на голове. Самец начинает с порога орать на лакея – «Вы всё ещё кипятите? Тогда мы идём к вам!» и при этом достаёт из-за спины пачку с растворимым кофе «Черный Визирь».

На лице лорда тут же исчезают лимонные нотки и возникает блаженно-дебильная улыбка. Он вскакивает с места и как угорелый бежит к лакею. Подбежав, выхватывает у него из рук турку и выливает всё её содержимое в раковину. После этого, крупным планом показывают торжествующих девиц и лоснящегося от собственной значимости их предводителя. Завершается эта монументальная постановка тем, что на своём законном месте за столом, сидит лорд и блаженно потягивает чашечку с тёмной жидкостью. Рядом, за спиной, стоит лакей и по собачьи принюхиваясь, смотрит из-за плеча лорда.

Крупный план теперь показывает нам пачку «Черного Визиря». The end...

- Эээ... даасс... Прекрасное, интеллектуальное зрелище. Хорошо ещё, что у меня желудок пустой, а то и стошнить недолго.

После такого мозгозашлаковывания, пожалуй, что не буду терять время на приём пищи, а просто помывшись и почистив клыки полежу, да подумаю над тем, что произошло. Надо будет чуть позже в интернет залезть, да почитать на специализированных сайтах. Что ни будь да откопаю. Про этот шарик надо будет попытаться информацию найти, наверняка где-то подобный ему уже находили археологи. В нашем крае не так уж и много до сих пор было археологических находок. Не в Египте живём.

Совершив гигиенические процедуры и всё-таки впихнув в себя бутерброд с сыром и колбасой, Николай открыл кухонный шкафчик и обнаружил стоявшую на полке не откупоренную пачку «Черного Визиря», приобретённую намедни по случаю распродажи. Проверять, что-то не хочется, да ладно. Выпить чашечку кофе нужно.

Открыв пачку и разведя в стакане с кипятком пару ложек «Божественной амброзии» он, сделав пару глотков, по примеру лорда вылил всё в раковину.

- Как будто отходы химической промышленности им некуда складировать, вот они их и продавать решили. После этого, выпив стакан минералки, прилёг на кровать. - Буквально на двадцать минут прилягу, а то дел и так хватает…

 

***

 

…Очнулся он в какой-то сказочной изумрудно-зелёной долине, без особого понятия где он в данный момент находится. На горизонте поднималось огромное оранжевое солнце, и вся местность начинала своё утреннее преображение. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что долина лежит между двумя цепями изумрудных сопок, покрытых смешанным хвойно-лиственным лесом. На склонах, видны были как разлапистые ели, так и обычные лиственные деревья, вроде дубов и ясеней. Посередине заливных лугов, протекала живописная река с кристально чистой водой. Река была не слишком широкая, но и ручьём её уже было не назвать. Классическая горная речка, которая на сколько хватало взгляда, вьется и петляет неся вдаль свои хрустальные воды по этой прекрасной местности.

Унося свои воды вдаль, она в дальнейшем возможно впадала в озеро или даже в море. Но, в данный момент это было не так уж и важно.

Со всех сторон, доносились различные звуки, приятные уху уставшего от техногенного шума улиц, городскому жителю. - Точняк, например, слева что-то слышится? - там явно водились лягушки и там по любому находится болотце или прудик. Без вариантов. Уж больно сочно и ярко они выводили свои нестройные, но очень громкие диферамбы. – восторгался новыми звуками Коля.

- А, справа, что мы имеем? Там, в непролазной с виду рощице, опутанной лианами винограда и кишмыша, видимо просыпались птицы и начинали свою утреннюю концертную программу – это очень приятно слышать…

Непередаваемо было ощущать, как пахли деревья и остальная растительность, не знаю даже как можно её правильно назвать… Странное это чувство, оказывается не только цветы могут пахнуть, но и деревья, кусты и трава имеют свои собственные непередаваемые запахи. Запахи на уровне чувств и ощущений.

- Интересно, какое сейчас время года? Поздняя весна, лето или ранняя осень? Почему-то кажется, что здесь может быть только вечная весна. Не ранняя ни поздняя, а именно вечная… Здесь по определению не может быть зимы. Память лихорадочно стремилась впитать в себя всё увиденное и ощущаемое. Сохранить как можно дольше, это множество запахов и внезапно нахлынувших чувств.

Непонятно как, но очень легко, с непередаваемой эйфорией, Коля обнаружил себя бегущим вверх по живописной тропе, простирающейся ввысь по одной из окружающих долину гор с востока. Почему с востока? Непонятная уверенность подсказывала, что это точно восток долины.

Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь густую арку тропической растительности, окружавшей со всех сторон тропу. Они словно пронзали всё тело, как энергетические копья. Втыкались в плоть и разрывались миллиардами бомб, несущими в себе заряд самой жизни. Они как будто звали тебя – скорее, скорее заберись к нам повыше, на наши теплые склоны, к нам - на самую вершину. Гора манила, звала взобраться выше и выше. Изумрудная трава вокруг тропы сулила покой и безмятежность. Могучие деревья, опутанные лианами дикого винограда и колючками лесной малины, обещали предоставить свою защиту от любого негативного вмешательства извне…

Предаваясь нахлынувшим чувствам, буквально даже не взбежав, а взлетев на вершину, Николай вместо ожидаемой усталости от подъёма наоборот, сразу ощутил небывалую лёгкость.

Отсюда, с этой площадки, открывался потрясающий своим первозданным величием, вид на всю долину.

Было видно, что со всех окружающих долину гор, в центральную реку стекали хрустальные ручьи. Слева, простиралось озеро, почти правильной круглой формы. По берегам озера бродили различные животные пришедшие на утренний водопой.

В основной своей части, той, что находилось ниже предгорий, долина была совсем ровная и плоская. Почему-то, совсем не было сомнений, что в основе всего этого буйства зелени лежал некий феномен. Феномен, какого не сыщешь во всём свете. Именно он заставлял долину буквально взрываться сочными цветами, ягодными кустами, тропическими лианами и величественными деревьями. Всё это выглядело неправдоподобно красиво и очень гармонично.

- Почему вдруг неправдоподобно? Почему феноменально? Это мы, в своё время уничтожили значительную часть природных ресурсов. Мы убиваем планету, в угоду своих мелкокорыстных целей, а ведь может быть, что такая красота это и есть абсолютная норма?

Всю долину и окрестные холмистые горы устилали ковры из невероятных цветов и цветущих кустарников. На многих кустарниках виднелись ягоды и почему-то, не было сомнения, что эти ягоды вполне съедобные. Все эти цветы и растения тянулись к солнцу и росли на открытых лугах и полянах.

Но неожиданно, всё это буйство красок и жизненной энергии, буквально плескавшееся в восточной части долины утыкалось в западные отроги гор, окружающих долину и отрезающих её от клубов тумана, клубящегося за её пределами. Эти горы стояли на фоне угрюмого неба темной грядой и выглядело всё это неприветливо и даже грозно. То, что лежало за пределами долины на запад, вселяло непонятный иррациональный подсознательный страх и вызывало неконтролируемое волнение. Объяснить логически это было сложно, это ощущение возникало на уровне чувств и эмоций.

Странным образом, как именно Николай уловить не смог, но вдруг, картина окружающего мира резко поменялась. Как географически, так и в части растительного и животного мира всё осталось прежним, но неожиданно, долина стала заселённой людьми. Сразу стало само-собой понятно, что это было общество, жившее здесь много веков назад, а может быть и много тысяч лет назад. Были видны отдельные дома, мельницы и центром всего этого служил город. Каменные постройки которого, очень органично вписывались в окружающее пространство.

На ум пришли обрывки каких-то стихов:

 

Объятья их, как лёд и пламя

Влекут к себе, насытив страсти ритмом

И ветер радугой играет

Заполнив душу, новой жизни смыслом.

 

И действительно. С обеих сторон долины, симметрично друг друга, на двух самых высоких вершинах сопок стояли две сторожевых башни. Совершенно разные башни, но как будто бы соединённые радугой, которая протянулась через полнеба и упиралась своим основанием на одну из башен, а над другой терялась.

- Когда, интересно, дождь успел пройти? Вроде бы всё сухо. И даже почти облаков нет. Странно, но красиво…

Эти обе башни не были в классическом понимании башнями, скорее они напоминали старинные рыцарские замки, как и положено по законам фортификации - стоящие на возвышенности и защищавшие долину от всех возможных нападений врагов.

Приглядевшись повнимательнее, можно было обнаружить одну очень интересную и нетипичную деталь. Замки, уже сами по себе, конечно же были изящные с внешней стороны, даже можно сказать, по-восточному утончённые. Но самая главная деталь заключалась в другом. А именно, в отличие от обычных, так сказать классических рыцарских европейских замков, строившихся из серых каменные блоков, эти замки-башни, были выстроены из огромных, но очень качественно обработанных гранитных блоков, причём разного цвета. Именно такие сооружения, обычно описываются в фентезийных романах, в которых повествуется про войны между мудрыми магами и могучими драконами. - И вправду сказать, если бы на небе, за спиной, вдруг раздался шум от крыльев, то в первую очередь возникла бы мысль не про птицу, а про полёт дракона…

Восточная башня была построена из блоков яркого, красного гранита. Почему-то сразу захотелось её окрестить Солнечной. Башня Света…

А башня охраняющая западное направление, была построена из светлого гранита или даже скорее мрамора. Как-то, само собой на уме возникло её имя – Башня Лунного света. Холодная башня…

 

***

 

Неожиданно, само по себе возникло непреодолимое желание рассмотреть обе эти башни вблизи, ну а ноги сами выбрали направление в сторону Солнечной башни, красиво и очень удачно подсвеченной солнечными лучами.

Путь, несмотря на кажущееся огромное расстояние, как оказалось в действительности, не занял много времени и вскоре Коля воочию рассматривал массивные кованые решетки на узких окнах-бойницах. Это зрелище, было одновременно и пугающим, и манящим. Сколько же этот замок хранил тайн, накопившихся за много столетий и хранящихся в его залах. И особенно, как думается - в подвалах?

Разглядывая замок при солнечном свете дня, можно было себе представить, как ночью, в мрачных залах зажигается яркий свет факелов и по коридорам, с гулкой поступью ходят рыцари в полном облачении. Прямо-таки, до зуда в зубах, ощущаешь, как по зубчатым стенам прохаживаются мрачные стражники, вооруженные секирами и дальнобойными арбалетами.

Но днем, как было сейчас, его строения наоборот, нисколько не пугали своей торжественной мрачностью, а утопали в яркой зелени плющей и вездесущего, дикого винограда.

Николай, осмотревшись на предмет нежелательного присутствия и не найдя ничего, что бы ему помешало войти внутрь, вошел в гостеприимно открытые двери, вмонтированные в основные огромные ворота. Очутившись внутри, он первым делом увидел впереди себя прекрасный ухоженный сад. В нем были представлены растения различных форм и сортов, но без всякого сомнения все они были съедобными и служили в качестве пищевого подспорья в случае осады. Очень хотелось верить, что осада никогда не будет угрожать этому величественному, и по-своему, очень красивому строению. По крайней мере сейчас, ничего, что бы указывало на былые осадные и им подобные воздействия недругов, заметно не было. Все стены и внутренние дворики были предельно чистыми, отполированными и опрятными.

- А, ведь я раньше думал, что в средневековье была жуткая антисанитария. По этому же месту, такого не скажешь. Наоборот, здесь чисто как в аптеке. Странно и необычно. И зелень, очень много зелени. В основном это овощи и фруктовые деревья, но всё равно очень непривычно такое видеть. Во всех фильмах про рыцарей, всё показывается с точностью до наоборот. Может быть потому, что это не Европа? Совсем другой менталитет у людей был. Или люди, совсем другие были…

Замок, с первого взгляда, казался очень загадочным, величественным и одновременно опасным. Но с одной оговоркой – опасным он был для врага. Для друга, он был своим, светлым и красивым. В своем истинном существе, он нёс какую-то особую ноту мистики, волшебства и теплоты, что ли.

Стоя на перекрёстке, возле путевого указателя с надписями на неизвестном наречии, так и ожидаешь, что вот-вот, через секунду из проулка выйдет царская стража в золотых доспехах. Выйдет и увидев тебя, спросит подорожную грамоту. Прямо как у заезжего колдуна или странствующего рыцаря.

При таких мыслях, стало как-то неловко себя ощущать, в одиночестве стоящем на открытом пространстве. А вдруг, всё сейчас оживёт и действительно появятся грозные стражи? Что тогда делать. Или у меня есть подорожные документы? - Но, нет - Николай ощупав карманы убедился, что никаких бумаг и свитков у его с собой не было.

- Так, надо бы идти дальше, а то мало ли… Спросят – а, что это тут вы делаете. Пройдёмте-ка, в отделение… Тьфу ты, какое нах отделение…

Но вдруг, что-то опять резко поменялось в восприятии пространства. Ощущение торжественности и таинственности от необычных экстерьеров, сменилось на чувство щенячьего восторга, который возник после прохождения извилистой, вымощенной камнем дороги, проходящей между уютными лавочками и ремесленными мастерскими. Дороги, которая заканчиваясь, оказывалась упирающейся в массивную дверь в гранитной стене.

Дверь была гостеприимно приоткрыта. Она, как бы звала войти к себе внутрь. – чем и поспешил воспользоваться Николай, в тот же момент потянув за массивное чугунное кольцо. Кольцо было отполировано от множества рук, касавшихся его. Сразу стало ясно, что этот путь пользуется популярностью среди местного населения.

- А, вот с какой целью они туда ходят – попробую сейчас узнать.

За дверью оказался просторный холл, богато украшенный различными геральдическими элементами и расписанный во все цвета радуги.

- Очень глаз радует. Живенько так… И самое главное, что нет здесь вычурной показухи и излишества. Просто, всё так и должно быть.

 Далее, в конце зала, обнаружилась маленькая круглая комната, посреди которой находилась витая каменная лестница, стремящаяся наверх.

Разумеется, таким приглашением грех было не воспользоваться, и наш герой начал своё восхождение ввысь. Дело оказалось не таким уж и лёгким, как могло показаться внизу. Лестница имела довольно-таки крупные и высокие ступеньки. И сама по себе, была очень крутой. Но, всё когда-то заканчивается. И, разумеется закончился этот, казалось бы бесконечным подъём.

- Этажей двадцать, а может быть и выше – тяжело дыша и еле стоя на ногах промолвил Коля - с ума можно сойти. Как это они умудряются сюда в латах и шлемах забираться? Вот, где курсы по похудению устраивать нужно – забрался разок и нате вам – минус три кило!

Поднявшись к концу лестницы и открыв массивную превратною дверь, открылся взор на всю долину, от которого дух захватывал. Не меньше впечатляла сама мощь и могущество гранитных зубчатых стен, тянущихся по периметру всего комплекса.

- Как, ну как такое можно было построить имея в руках одно лишь зубило да кирку с лопатой? Железные были люди. Понятно теперь, как они взбирались по этой лестнице – в три шага, явно взбирались… Атланты, не иначе…

Прислонившись к стене, сразу стала ощущаться ещё одна загадочная деталь оборонительного комплекса. По логике, казалось бы, что от огромных каменных блоков должно было бы веять холодом, но нет – от них наоборот шло очень приятное тепло и даже какое-то чувство уюта и комфорта. Замок уже вовсе не казался ни опасным, ни мистическим. Он казался Своим. Своим с большой буквы… - мой Замок - Солнечный Замок - Замок Дракона…

 - А, ведь я совершенно точно это ощутил. Тут когда-то жил Дракон, сомнений быть не могло… Настоящий, как в сказках. - Либо... Это была некая великая личность, с соответствующей аурой… Интересно было бы узнать…