После того как девчонки улеглись в палатке, Николай устроился в тесном спальнике. Но, несмотря на дискомфортную обстановку, спал он, как ни странно очень крепко. И хоть и видел сон, но сон этот был никакой не пророческий, а вполне обычный.

 Хотя, если судить строго, то не совсем обычный. А если приглядеться повнимательнее, то очень даже необычный. Судите сами.

 

***

 

…Снилось Николаю, как он пробирается через лесные дебри, усыпанные лианами дикого винограда и лимонника. Повсюду вокруг, и даже где-то вверху, над головой, слышались какие-то таинственные вздохи, ухания и шорохи. Откуда-то из далека, даже доносилось унылое завывание. То ли волков, то ли собак. Сразу и не разберёшь. Тем более, что Николай понятия не имел, чем в действительности отличается волчий вой от собачьего.

- Очень надеюсь, что это не Серые песни поют, а собаки в посёлке на луну воют…

После этой мысли, на небе образовался рваный разрыв, и сквозь тучи показалась луна. Показалась во всей своей красе, - желтая и очень большая. Точно такая-же, как показывают в голливудских фильмах про супергероев и оборотней.

Но, хоть на лесной тропинке и стало гораздо светлее, при виде этой желтой луны стало наоборот, гораздо страшнее. Даже, чем в самой непроглядной темноте. Деревья и кусты стали отбрасывать жуткие тени. Буквально каждый, днём совсем невзрачный пенёк, теперь стал казаться жутким монстром.

Хотелось, как можно скорее вырваться из этого места. Хотелось бежать всё быстрее и быстрее. Но, лес был как будто бесконечным. От чрезмерного напряжения всех сил, и от состояния неизвестности, предательски подкрадывалось липкое чувство нарастающего страха. Дыхание было на грани срыва.

Затем, началась предательская одышка, что ещё больше подстегнуло чувство, накатывающегося волнами ужаса. Ужаса, начинающего стремительно перерастать в настоящую панику. 

- Ещё немного, ещё чуть-чуть… Последний бой он трудный самый… Не сдаёмся. Бежать надо, как бравые американские морские пехотинцы в кино…

Да, ключевое слово – кино, а здесь вам не кино… Здесь вам не равнины, здесь климат иной… Не тот, что под нами. Такой…сякой… Мы в горах, если что… Прорвёмся к речке… - Прямо на бегу, в голову лезли различные дурацкие фразы. Николай старался подбадривать сам себя, невпопад произнося вслух то, что первое на ум пришло.

Вдруг, возникло необъяснимое чувство, чего-то неизбежного. Это чувство, всё ближе подкрадывалось, надёжно укореняясь в сознании. К своему несказанному счастью, чувство страха при этом, стало пропадать. Оно постепенно сменялось, приятным ощущением того, что ты вот-вот придёшь к пониманию, чего-то очень важного. Но, вот чего именно важного, ещё даже и не догадываешься. И вот сейчас, в этот самый момент. Это понимание, бултыхаясь в голове, вперемешку с остатками всё ещё накатывающих волн страха и паники, давало гремучую смесь странных и неописуемых чувств. Это становилось в чём-то даже приятно. Чертовски приятно… Но, надо бежать.

Почему-то, мысль о том, что надо куда то бежать, являлась доминантной аксиомой. Законом, не требующим оспаривания и дурацких раздумий. – беги и всё тут. Так надо.

Однако, наконец-то впереди, тропинка неожиданно оборвалась. Оборвалась в том месте, где секунду назад клубился непроглядный, серый туман. Туман куда то исчез, и из пустоты показалась пещера с довольно широким арочным входом. Внутри пещеры мерцал тёплый огонёк костра. Самого костра ещё видно не было, но Коля почему-то был абсолютно уверен, что это был именно костёр, а не лампа или прожектор. От него шли волны, то ли тепла, то ли уюта. Это чувство, было очень приятным и манящим. Теперь стало абсолютно ясно, куда бежать дальше. В одно мгновение, пропали все оставшиеся неприятные ощущения, и с ними заодно, исчезла смертельная усталость и одышка. Появилась настоящая эйфория, схожая с той, что когда-то возникла в Долине. Когда он, буквально взлетел на гору.

Казалось бы, ранее истраченных сил, оказалось как ни странно очень много. Недолго думая, он стремительно, на сколько хватало дыхалки, побежал внутрь пещеры - навстречу огоньку.

По инерции, он попал в небольшой, но очень плотный, и тягучий как желе, участок пелены абсолютной тьмы.  Мгновенно ослепнув, Николай завис в пространстве. Но, как ни странно - страха не было.

Отчаянно барахтаясь, как муха в смоле, ему через несколько бесконечно долгих минут, удалось из этой ловушки вырваться. Зрение тут же вернулось, и Николай не веря происходящему, очутился внутри здания потрясающей красоты. И даже, не просто красоты, а можно сказать - кричащей роскоши.

Впереди был парадный вестибюль, в котором можно было бы играть в футбол. Затем, он оценил масштаб лестницы, которая виднелась впереди. Вестибюль конечно шикарный. Но, именно с каменной лестницы, покрытой тонкой и очень искусной резьбой, и буквально уходившей в небо, становилось понятно, что он находится в месте крайне необычном. В месте, во всех смыслах этого слова - масштабном.

С трудом осилив лестницу, ибо заряд «эйфорической энергии» уже иссяк, он отдышавшись, пошёл дальше. Путь пролегал по выложенному каким-то камнем коридору. Камень был, скорее всего мрамором. Причём, мрамор был разных цветов и оттенков – зелёный, красный, синий, желтый… в общем, практически все цвета, включая оттенки чёрного и белого. Всё это радужное многообразие, очень удачно сочетались в футуристических рисунках, и совершенно безумных образах.

После окончания этого коридора, вид открывался на следующее фойе, не менее масштабного в своей импозантности зала. На этот раз, удивительным было то, что под потолком зала, зависла необычная гигантская фигура. Плавные детали, неожиданно сменявшиеся угловатыми наростами, выдавали в авторе какого-то знаменитого в прошлом, импрессиониста.

- Как это они умудрились запихать под самый потолок, такой здоровенный камень? Ведь это же целая скала, при чём отёсанная скала. Я уверен, что даже в средневековом Ватикане, когда он был в самом расцвете своего могущества, себе такого не могли позволить. То, что эта отёсанная безумным гением прошлых веков, в крайне выразительную и причудливую форму скала, является натуральной - каменной, а не какой ни будь бутафорской, видно было наверняка. А, ведь Николай был не такой уж и великий специалист в этих делах. - Наверняка, окажись рядом Сёма, он бы смог раскрыть гораздо больше деталей. А так, стой да любуйся. 

Наверняка, он бы смог и про потолок побольше рассказать. Ведь на потолке, расположенном на высоте высотного здания, так же было на что посмотреть. Там, унося зрителя в иные пространства и миры, были изображены различные мифические и сказочные сюжеты. Причём сюжеты были, мягко сказать - несколько странные.

По всей вероятности, неизвестный мастер черпал вдохновение с картин Древней Греции и Египта, Скандинавских саг и даже вполне узнаваемых, аутентичных символов представителей коренного населения Нового света. Но, всё это выражалась с такой долей фантазии…

Глядя на всё это архитектурное изящество, достойное творения мифических атлантов, можно было в своих мыслях пофантазировать. Например, как в далёком прошлом, под этими величественными сводами и арками дефилировала изысканная и аристократичная публика. Как они общались на возвышенные темы. Как, рассматривая мастерски расписанные своды бесконечно высокого потолка, решали какие-то свои проблемы...

Интересно, когда всё это строилось? Ведь явно, что это всё происходило не ранее чем много веков назад, ибо в современном времени такое себе представить трудно. Сейчас такое, уже давно делать разучились. - Или не хотят.

- А может быть, это вообще творение мастеров, совсем не нашей цивилизации? - да нет. А фрески? А, исторические сюжеты? Это явно наша культура, только очень уж всё это загадочно и… как бы, это сказать - громадно, что ли. Очень уж, всё здесь огромное…

В общем, куда бы ни падал взгляд, везде всё было большое или очень большое. Будь то галерея с монументальными скульптурами древних богов или воинов. А, если же это было просто открытое пространство, то это были бесконечно тянущиеся в даль залы. В целом, все архитектурные композиции были очень огромны. И главное, что были не просто богато, а чрезмерно богато украшены тонкой резьбой и иными вычурными украшениями.

- Вот ведь, что удивительно, так это то, что это всё не выглядит лишним и «сжиру» прилепленным. Всё сделано очень стильно и продуманно.

Бывал я конечно во дворцах и палатах. В Питере, например, бывал. И в Москве. Но этакую красотищу, не доводилось ещё встречать. Безумно становится интересно, что же там будет дальше?

 А дальше, было ещё немало визуального торжества. Именно так, в старинных сказках и современных фентезийных повестях и описывают то, как должны были выглядеть парадные галереи дворцов и замков. Там, где древние Короли принимали у себя на приёмах могущественных Волшебников, и издавали свои указы, касающиеся судеб всего мира, - в залах, куда мог залететь Дракон и никто бы даже не удивился…

Смотря на всё это, можно было даже упасть в обморок, так как постоянно задранная вверх голова начинала кружиться, а шея нещадно болела от напряжения.

От переливчатой игры света хрустальных люстр и мозаичных окон, отражавшихся в бездонных зеркалах - болели глаза. Все эти зеркала, помноженные на тонкое волшебство дизайна, визуально придавали этой галерее еще больший простор и масштаб. Хотя, казалось бы – куда уж больше?

- Так, Колян. Давай ка, гляди по сторонам - запоминай. Это просто надо максимально, насколько это возможно, запомнить. Никаких ассоциаций быть не может, так как их просто не может быть. Такое великолепие можно встретить только во сне, либо в очень уж высокобюджетном фантастическом фильме.

Не думай и не анализируй, а просто запоминай! И как же это, я умудрился сюда без смартфона забрести? Это же надо, такое увидеть, и ни одной фотографии не сделать!

Позже, анализируя происходящее, Николай будет вспоминать тот факт. Ведь то, что это был сон, даже и не приходило ему в голову. Всё было максимально реалистично, как наяву. Даже сквозняк, гулявший по залам, оставлял мурашки на коже. Блики света, по-настоящему слепили глаза. Холодный каменьап приятно ощущался ладонями…

Невероятно, но эта предельно максималистская явь, была неописуема словами. Она придавала, ещё большего шарма и торжественности окружающей обстановке. О том, что это сон или видение, извините за тавтологию - даже в бреду, нельзя было себе представить.

- Всё здесь, конечно же очень круто. Но вот интересно, почему строители сделали вход в этот дворец через странную и ничем не выразительную пещеру? Я бы всё сделал по-иному. Возможно, путь внутрь и начинался бы из пещеры, но в этой пещере, на входе стояли бы два колоса, в виде атлантов. Или так, как в древнем Египте делали. Или колонны поставить. Колонны из белого мрамора, по древнегреческому подобию, смотрелись бы замечательно.

А вот, например, ещё. Эту огромную люстру из горного хрусталя, я бы сделал не из хрусталя, а из бриллиантов. Да, именно так. В этом великолепии, гораздо гармоничнее смотрелась бы люстра, сделанная из бриллиантов и сапфиров…

Пройдясь ещё немного, обнаружилось, что царские хоромы окончились, и он снова очутился в огромной пещере. Посреди пещеры плескалось озеро абсолютно круглой формы. Полукругом, располагался театральный зрительный зал с оркестровым помостом.

- А, это озеро, посредине зрительного зала, я бы… Да нет, в принципе нормально выглядит. Пускай так и остаётся круглым озером. От него, наверное, прохлада идёт в жару. И, воздух не такой сухой будет. – Николай подошёл к подземному озеру и ладонями зачерпнул воды - главное, что оно очень чистое. И вода какая вкусная. Я бы сказал, что озеро хрустально чистое, и совсем не холодное.

Только вот, что не подходит к общему стилю - дна то не видно. Непорядок. Надо бы подсветку сделать, как в крутых бассейнах. Сине – зелёную. Да, именно такую.

Опять же, интересно было то, что для Николая, невозможная в реальной жизни ситуация сейчас воспринималась как само собой разумеющаяся. Наличие кристально чистого озера посреди пещерного зрительного зала, представлялось, как какая-то типичная, ситуация.

Дважды обойдя озеро вокруг, и вернувшись в итоге туда, откуда он начал, Николай с удовольствием погрузился в очень мягкое и удобное кресло, в первом ряду. Кресло было отделано не то зелёным бархатом, не то настоящим живым мхом. Очень тёплым, и манящим себя потрогать.

Вдруг, перед озером возник полупрозрачный, и как будто дымчатый занавес. Он был украшенный огромными, и судя по всему, настоящими перьями какой-то экзотической птицы. По всей своей площади, занавес переливался блуждающими разноцветными огоньками. Огоньки были как будто искорками, которые бегали по занавесу, периодически образовывая некий непонятный рисунок. Рисунок был хоть и совсем непонятным, но явно таил в себе некую осмысленность. Возможно, это было какое-то послание, на непонятном языке. Или анонс предстоящего спектакля.

Спустя некоторое время, минут пять, не больше - занавес раскрылся. На поверхности озера, превратившегося чудесным образом в невероятных размеров сцену, Николай увидел фантастическое действо. Дух, реально перехватило…

Сначала, как бы из пустоты, грянула знакомая и очень, очень торжественная музыка. В туманной, струящейся ауре, расцвеченной всеми цветами радуги, передвигаясь прямо поверх этой дымки, возникли три прекрасные танцовщицы в стилизованных нарядах кошек. Танцовщицы, с нечеловеческой грацией, принялись исполнять странный танец, под очень знакомую музыку. Музыка была настолько знакомая, что хотелось буквально выть от бессилия. Но вспомнить, так и не удавалось.

Кроме того, эта музыка настолько контрастировала с образом танцовщиц, что искушённый ценитель прекрасного, принял бы это действо, за какой-то странный модернизм. Но, чем больше продолжаешь на это смотреть и вслушиваться, тем больше начинаешь понимать, что при всей своей внешней странности, это начинало выглядеть настолько гармонично, что иного уже и представить себе было невозможно.

Николай сидел в кресле, боясь вздохнуть. Он просто получал, каждой клеткой своего тела, невиданное до сих пор, эстетическое и визуальное наслаждение.

Вдруг, совершенно незаметно для себя, Николай обнаружил ещё одну странную и захватывающую картину. - На фоне всего этого представления, дополнял феерический образ танцовщиц, возник крайне удивительный оркестр. Этот оркестр, состоял из едва различимых на общем искрящемся фоне, теней рыцарей, облаченных в золотые доспехи.

Как бы это странно не звучало, но там стояли не рыцари, и даже не призраки в доспехах, а именно - их тени. Вы спросите - как такое может быть? А оно было! И доспехи у них были золотыми…

 Рыцари, а по совместительству музыканты, извлекали чистейшие по своему исполнению, звуки музыки. Но, это действие происходило не с помощью музыкальных инструментов, а из странного вида оружия. Для них, музыкальными инструментами служили мечи, щиты, копья и ещё какие-то смертоносные атрибуты, названия которых были Николаю неизвестны.

Скрипки и виолончели, при внимательном рассмотрении, оказывались секирами и булавами, а смычок скрипача, оказался самым настоящим мечом.

Но, несмотря на кажущееся со стороны бутафорское начало, почему-то не возникало сомнений, что это именно не что иное, как самое настоящее - боевое оружие. Оружие, которое в любую секунду может быть применено против врагов. Ежели вдруг, таковые посмеют объявиться, и нарушить гармонию происходящего действия.

Казалось бы, что это был верх безумной, сказочной феерии. Но, как оказалось нет. На фоне дирижера оркестра, это всё великолепие, как ни странно, но меркло. Да, да – меркло!

- Вот это да. Вот это, я действительно понимаю! А по вашему мнению, кто же должен музыкой для танца, исполняемого танцовщицами-кошками заправлять? Да ещё, и во дворце, по своему великолепию – подходящего для самого Короля мира?

Поднявшись при помощи скрытого механизма прямо из дирижерской ямы, он неистово и энергично, но в то же время очень плавно и размеренно, размахивал во все стороны своей дирижёрской палочкой.

На импровизированном пьедестале, выполненном в виде черепа дракона, показывая всё своё великолепное умение управлять огромным оркестром, возвышался над всеми - большой кот, удивительным образом похожий на рысь.

На самом деле, Кот был не огромным, а просто достаточно большим. Вполне нормальных размеров. Но! Это был именно не человек, как например танцовщицы, переодетые в кошек, а это был самый настоящий кот. Как те, которые пьют молоко из блюдца и мышей ловят.

Еще одной странностью было то, что этот Кот–дирижер, был без привычного кошачьего хвоста. Хотя, если присмотреться повнимательнее, то в принципе, хвост у него был. Но, скорее он был похож на пышный помпон, чем на хвост.

Маэстро, в завершение своего необычного образа, был одет в голубую жилетку без рукавов. А на шее, у него висела массивная золотая цепь с медальоном. Но, вот каким точно был этот медальон? Этого, Николаю, при всех его попытках вглядеться, выяснить не удалось.

 

***

 

… Это была настоящая феерия. Мистерия, в самом широком смысле этого слова. Гремела музыка, фон завораживал, а танцовщицы в полупрозрачных нарядах как будто бы сотканных из утренней туманной дымки и нисколько не скрывающие великолепных форм своих обладательниц, великолепно исполняли свой магический танец.

Маэстро Кэт, как окрестил его Николай – был бесподобен.

Наслаждаться этим сказочным действом, можно было бесконечно...

 

…Those who have seen your face…

Draw back in fear...

I am the mask you wear...

It's me, they hear...

My spirit and my voice…