- Может, хватит уже?! – раздраженно бросила леди Имельда, глядя на высоченную несшую её гору. Аккуратно зажатая в драконьей лапе, принцесса сотрясалась всем телом в такт могучим шагам гиганта. 

- В твоей комнате давно пора прибраться, - пояснил дракон. Голос у него скрежетал так, будто кто-то поблизости усердно пережевывал гравий. – Поэтому пока поживешь в другом крыле. К тому же у меня намечается вечеринка на завтра недалеко от твоей комнаты, не думаю, что это безопасно. 

- Вечеринка? – голова Имельды даже перестала трепыхаться при ходьбе, так она удивилась. 

- И кто к тебе придет?

- Ну-у, - глубокомысленно изрек дракон, пыхтя из ноздрей паром, - мишки там всякие…

- Мишки? – брови Имельды поползли вверх. - О! – закричала она, и дракон от неожиданности странно хрюкнул. – О, а можно я тоже приду на вечеринку?

Такого ящер не ожидал:

- Ну, нет, - протянул он. – Ты же принцесса…

- Да ты понятия не имеешь, как скучно быть принцессой! Все время все тебе говорят, как ходить и как одеваться, что есть, что читать, не говоря о том, что раз в месяц отец приглашает к тебе какого-нибудь жениха с кочерыжкой вместо носа, с которым ты должна во всем соглашаться и безостановочно улыбаться, как дура! Будто меня из-за угла пришиб лопатой братец Кехт. Он, знаешь ли, любит садоводство. 

- Кехт? – сардонически произнес дракон. – Это не его я доел вчера утром?

Дракон, оставив позади громадный лестничный подъем в круговой башне, поставил кукольную фигурку Имлельды на пол и склонил свою громадную черепушку рядом.

- Не, - отмахнулась она, - это был Кайурх. Ты даже молодец, что съел его – он никогда не мылся и прятал свои поддоспешники в моей комнате, чтобы мама думала, будто это я так воняю. Но ты меня перебил! – с укором воскликнула Имельда. – Так вот! В моей жизни не происходило ничего интересного, ничего, совсем ничегошеньки, понимаешь? Все веселье доставалось братьям, а когда я вляпывалась в приключения, меня наказывали! Наконец, меня похитил дракон, но и здесь мне нет никакой радости! Ну разве это справедливо?! – казалось, она залилась горючими слезами. 

- Эмм, - только и смог протянуть дракон. – Словом, это твоя комната, - он легонько коготком подтолкнул девушку в высокий дверной проем. 

- Ну пожалуйста! – внезапно громогласно взмолилась Имельда и, обхватив перст дракона руками и ногами, повисла на нем. – Разреши мне пойти на вечеринку! Ну что тебе стоит?!

- Ничего, - удивленно поморгал дракон. – Но ты все равно не пойдешь.

Ящер быстро пошевелил пальцем, и девица свалилась с него прямо копчиком в пол.

- Почему? – деловито спросила она, сдув со лба прядки волос.

Дракон натужно выдохнул пар из ноздрей и с беспредельным терпением небожителя, которому приходится объяснять двухлетнему малышу, что прыгать с утеса – бо-бо, прохрипел:

- Тебе нельзя идти на вечеринку, потому что в разгар праздника мне придется объяснить некоторым гостям, что они… подоспели именно к… ужину. 

Имельда удивленно поморгала, а дракон снова выдохнул, обдав паром её лицо. 

- Ладно, - примирительно сказала девица. – Но ты, - она ткнула в ящера пальцем на уровне глаза, - велишь прислать мне две пинты медовухи, корзину пирожных и блюдо медвежатины с праздника! 

Дракон улыбнулся, клыками напомнив Имельде о том, что может и её в любой вечер пригласить к ужину. 

- Хорошо, - прогортанил ящер. 

- И бросишь курить! – она снова ткнула пальцем на уровне драконьих глаз. – Мне надоело, что из-за твоего хрипа я половины слов разобрать не могу!

Дракон только гоготнул, пробубнив что-то насчет того, что дым в его легких отнюдь не от табака. 

- И еще дракон, - обратилась Имельда и вдруг осеклась. – Ой, слушай, а как тебя зовут? Просто мне же может что-то понадобиться, и как тебя позвать?

- Меня зовут…

Тут дракон прокряхтел что-то похожее на «Хртх», а затем, все еще лукаво скалясь, добавил:

- Но ты можешь звать меня Йорвоэрт.

Имельда гоготнула. 

- А ты можешь звать меня Доротея! Брось, я вполне способна выговорить «Хртх».

Дракон, очевидно, обиделся. Он надсадно заворчал что-то насчет порядочных принцесс, которые должны мило улыбаться, хорошо петь и читать умные книжки. А неправильно выговаривать имена и смеяться над детскими грезами других, по меньшей мере, невежливо. Велев Имельде вести себя, как следует, а стражникам у её двери быть бдительными, Йорвоэрт ретировался.

Дверь захлопнулась, и Имельда огляделась. Её новая комната напоминала скорее библиотеку с постелью у окна, огороженной расшитой серебром ширмой. Окно выходило на парадную лестницу. 

Принцесса дождалась, когда ей принесут пудинг – её по сей день удивляло, что у Хртх… Йорвоэрта в замке имелась прислуга – перекусила и принялась изучать помещение внимательней. В комнате было все необходимое. Правда вот стол стоял в самом темном месте полукруглого помещения и был настолько тяжел, что передвинуть его поближе к окну не представлялось возможным. У северной стены Имельда увидела несколько стульев. Лучезарно сверкая глазами, девица попросила у стражников топор, и, пообрубив все лишнее с одного из стульев, соорудила некое подобие стола. С добродушным «Это ваше» Имельда вернула топор своим охранникам и веселой гарцующей припрыжкой вернулась в покой. 

Делать было ровным счетом нечего. Просмотрев с полдюжины книжных шкафов, принцесса взяла увесистый том с крестообразной во всю длину бронзовой вставкой, инкрустированной корундами. С грохотом приземлив его на импровизированный стул-обрубок, девица уселась рядом на кровати. Протерла от пыли обложку и прочла название: «Были бы мозги, а выход найдется». Лениво пролистала пару страниц с указанием времени написания книги и пожеланиями автора читателям. Со старинных пергаментных листов, которые скрипели, как ржавые доспехи в подземелье Йорвоэрта, оставшиеся от съеденных рыцарей, на принцессу глазели красочные изображения других драконов. Живые изображения, с любопытством подметила Имельда, наблюдая как темно-зеленый чешуйчатый ящер посапывает во сне, выпуская из ноздрей клубы дыма. Внезапно в изображение вошел какой-то рыцарь и с шумной бравадой бросился на дракона с мечом. Неизвестный сэр изрыгал всевозможные ругательства какие знал, видя, что меч его бесполезен, и призывал на голову рептилии все проклятия, какими в детстве осыпал его отец. Неожиданно дракон на картинке шевельнулся и… захрустел отполированными доспехами. 

Имельда перевернула еще одну страницу и наткнулась на аннотацию, которая голосом ярмарочного импресарио зазывала к прочтению: «Вам предложил сделку дракон? Или он предложил Вам лапу и сердце? Или похитил Вас? Или, может, пригласил на вечеринку? Или Вас съел дракон?! Не отчаивайтесь! Были бы мозги, а выход найдется! Только в данном издании Вы найдете все варианты время препровождения с драконом всего за девяносто девять золотых! Автор пособия Салазар Серощекий. Вам предложил сделку дракон…» - начал неведомый импресарио сызнова. 

Заинтересованная принцесса открыла последние страницы талмуда, в поисках называний частей. Первая значилась: «Как приручить дракона», вторая гласила «Как усыпить дракона», третья – «Как приготовить дракона», четвертая «Как спастись от дракона, если Вы рыцарь», пятая – «Как спастись от дракона, если Вы – похищенная принцесса», шестая – «Как спасти дракона от рыцарей» и, наконец, седьмая – «Как спасти дракона от скуки». 

Ради любопытства Имельда, следуя содержанию, открыла седьмую главу. Первая же строчка заставила её сначала удивленно заморгать, а потом зайтись хохотом. Успокоившись, принцесса вспомнила, что все еще недовольна отказом Хрт… Йорвоэрта пригласить её к празднику. Лелея мысль об отмщении, Имельда принялась методично и настойчиво изучать книгу.