Новый знакомый постучал в массивные ворота, что-то бросив невидимому собеседнику. Двери неохотно отворились, пропуская в широкий двор.

— Где вас носит?— недовольно пробурчал детина под два метра ростом, в его густой чёрной бороде уже виднелась проседь. — Редклифф несколько раз спрашивал вас. Кажется, он сегодня не в духе.

— Это ещё что! — усмехнулся вошедший. — Вот сейчас у него настроение испортится!

Охранник удивлённо уставился на девушку:

— Вы с ума сошли?

— Похоже на то! Орвилл у себя?

Детина неопределенно пожал плечами.

— Должен.

Провожатый взял Катрин под руку:

— Нам с тобой, пигалица, предстоит радушный приём.

Он повёл девушку по выложенной камнями тропинке. Высокие деревья тянулись к небу. Среди туч пробивались первые бледные звёзды. Мужчина невнятно выругался, прибавляя шаг.

Просторный длинный коридор был погружен в темноту. Завывание ветра гулким эхом отзывалось где-то под самыми сводами. Впереди показался ярко освещенный холл. Повеяло долгожданным теплом. Только теперь Катрин смогла рассмотреть своего спутника. Ему было чуть больше тридцати.

Постучав, он открыл дверь, пропуская девушку.

— Редклифф, к нам пожаловали гости.

Катрин замерла на месте, не смея пошевелиться.

 У ног сидевшего в кресле человека лежал огромный тигр. Хозяин поднялся.

— Гален, кажется, я просил возвращаться до захода солнца, — в ровном голосе звучал металл. — Сегодня я ждал тебя в последний раз.

— У меня находка, — проговорил брат.

— Вижу.

Катрин невольно сжалась под холодным острым взглядом.

— И где ты её подобрал?

— Почти у самого замка.

— Можно? — в комнату заглянул юноша лет девятнадцати. — О, извини, я не знал, что ты занят.

Тигр угрожающи зарычал, поднимаясь. Но хозяин отрицательно качнул головой.

— Орвилл, ступай к себе, – негромко бросил он.

— Кто эта юная леди? — с улыбкой поинтересовался парень. — Она промокла и дрожит.

Большие карие глаза, прищурившись, рассматривали гостью.

— Орвилл, немедленно!

Юноша криво усмехнулся, но потом дружески подмигнул Катрин:

— Если вы не заболеете и не умрёте от переохлаждения, мы обязательно увидимся. Спокойной ночи.

— Он прав, девушка замёрзла, – сухо бросил Редклифф. – Все разговоры утром.

Брат в сомнении покачал головой:

— Уверен?

— А что предлагаешь ты?