Поднявшись по извилистой лестнице, Катрин вновь оказалась в тускло освещённом длинном коридоре. Её провожатый открыл дверь.

— Располагайся. В этом крыле отопление работает лучше всего, так что ты быстро согреешься.

Гален подошёл к окну, проверил замок на толстых, стальных решётках. Прутья были как на внешней, так и на внутренней стороне.

— Закрой дверь на щеколду и до утра не открывай никому.

Катрин улыбнулась:

— Я уже говорила, что не верю...

Гален посмотрел в глаза гостьи:

— Никому. Чтобы ты ни услышала.

Прежде чем девушка успела ответить, мужчина вышел.

Хотя в комнате было тепло, после длительной прогулки Катрин чувствовала озноб. Пытаясь согреться, она поплотнее укрылась одеялом, погасив свет. От усталости глаза слипались. За окном продолжал накрапывать дождь...

 {Солнце выглядывало из-за скалистого утёса. Катрин лежала на мягкой прохладной траве, наблюдая за медленно плывущими пушистыми облаками. Мать расчесывала её длинные волосы, вплетая в тугую косу. Вдруг, высокая чёрная тень, закрыла небо. Вместо матери, появилась незнакомка, она крепко прижимала к груди младенца. Тень неумолимо надвигалась. Женщина бросилась бежать. Откуда-то издалека донёсся отчаянный крик.}

Тяжело дыша, Катрин вскочила. Жалобный, едва уловимый плачь сжимал сердце. Отбросив одеяло, девушка встала. Всюду было тихо, только ветер поскрипывал верхушками старых деревьев. Катрин пыталась убедить себя, что это всего лишь сон, но в коридоре отчетливо послышались шаги. Кто-то слабо поскрёбся в дверь, громко вздохнув. Слушая стук собственного сердца, Катрин приблизилась, проверяя массивную щеколду. Гулкое эхо стало удаляться.

 *  *  *

 Лучи утреннего солнца пробивались сквозь толстые решётки. В дверь настойчиво стучали. Катрин приподнялась, всё тело болело, не желая слушаться.

— А ты, оказывается, соня? Я уже начал волноваться! — посмотрев на пылающее лицо гости, Гален озабоченно дотронулся до её лба. — Да ты вся горишь!

— Глупости. Я редко болею.

— И всё же, ложись в кровать. Я принесу завтрак, а потом отвезу тебя на станцию.

— Шутите? Я столько к вам добиралась не для того, чтобы сразу уехать.

— Это не обсуждается!

— Доброе утро. Что за спор? — подходя к ним, спросил Орвилл.

Гален бросил на племянника резкий взгляд:

— Как спалось?

— Отлично! — с легкой иронией ответил парень.

Мужчина глубоко вздохнул.

— Кажется, наша гостья заболела.

— Ну, об этом я ещё вчера предупреждал.

Орвилл помог девушке лечь в постель, заботливо укрывая.

— Тебе нельзя болеть, к нам ни один врач не покажется.

— Потому что вы оборотни? Я уже слышала этот бред.

Юноша усмехнулся:

— Страх порождает ненависть.