Когда говорят: «Ты словно кукла», значит, человек не испытывает никаких чувств или просто не показывает, скрывая их под маской безразличия. У меня как раз работает такой парень – Фран Мортэль. Двадцатилетний юноша: каре из растрёпанных зелёных волос, бледное, узкое лицо, только изумрудные глаза ярко светились, показывая, что он живой. Эта бесчувственная лягушка постоянно ходит с каменным лицом, совершенно не отличавшимся от стены. Казалось, что если кто-нибудь ему признается в любви, ударит, поцелует или ещё что-нибудь сделает, то он не измениться в лице. Сотрудникам, как и мне, Фран совсем не нравился. Коллектив недолюбливал равнодушие, исходящее от него. Обычно по праздникам они все куда-то собирались и веселились, но лягушка стояла в углу и наблюдала за процессом. Но, не смотря на всю безразличность, работал парень практически за весь отдел, ни разу не допустив ошибок.


-Бел, - Скарлетт подошла, наклонилась и положила руки мне на плечи, - прекращай думать о нём.


-Я о нём и не думаю, - поднял голову и посмотрел на неё, ехидно улыбаясь.


-Я вижу, как ты не думаешь о нём! – лицо выражало недовольство: она вытянула ярко-розовые губы.


-Тебе кажется.


-Когда ты думаешь о…Как его там…А, Фране, то твоё лицо искажается.


-Серьёзно?


Она кивнула.


-Я думал, тебя волнуют другие дела, - игриво улыбаюсь.


Скарлетт сразу поняла намёк и наклонилась ближе, я почувствовал её мягкие сладкие губы, горячее прерывистое дыхание. Рыжие волосы, будто небо на восходе солнца, когда оно ещё отливает золотом, щекотали кожу на лице и лезли  прямо в нос. Моя девушка, с которой встречаюсь около года, знала практически всё обо мне. Конечно, за время пока мы встречались, сложно было что-то скрывать, тем более она настаивала на полном доверии, но у меня припаслась пара «скелетов в шкафу». А познакомился я с ней на конференции, когда моя фирма «Goldglobal» прославилась после заключения договоров с пятью крупными фирмами, то выдвинулась вперёд и заняла достойное четвёртое место в таблице – деньги лопатой гребу. Скарлетт – журналистка из «Newstime», решила взять у меня интервью, как директора фирмы. Потом всё пошло и поехало: пересекались часто на улице, встречались в одном ресторане – теперь мы встречаемся.


Она игриво прикусила мочку уха и стала целовать шею, мягко ведя губами.


-Плохая девочка, ведь знаешь, что тебя накажут за такое поведение, - слышу тихий смех.


В конце концов, я не выдержал, быстро встал с дивана, взял Скарлетт на руки и понёс в спальню. Теперь она громко захохотала и уткнулась носом в плечо. Выбиваю дверь ногой с такой силой, что она громко ударяется о стену, чуть не слетев с петель, и кладу девушку на кровать. Упираюсь руками, слегка наклонившись, и начинаю медленно стягивать одежду. Её атласная, мягкая, словно шёлк кожа, тёплые руки и горячие губы, лёгкий запах цветочных духов – всё дурманило и кружило голову. Этой ночью мы стонем так громко, что, казалось, все соседи услышали: Скарлетт выгибалась при каждом толчке и мычала в приоткрывшие губы, царапая спину ногтями. Чувства охватили с головой – совсем забыл про Франа.