Глава
12

Немного спустя, Рикардо снова вошел в кабинет Уильяма, на этот раз без стука.

— Почему-то я даже не удивлен, — проговорил Гэнджер, сидя за столом и не поднимая глаз. — Вы, детектив, ведете себя так же, как и ваш бывший напарник — врываетесь в кабинет без стука!

— У меня к вам серьезное дело, Гэнджер, — Рикардо решил не обращать внимания на его слова.

— И какое же?

— Мне нужна фотография вашего сына!

— Зачем это вдруг? — удивился Уильям.

— До этого я рассылал по городским больницам только фоторобот. Но это не дало результата, — начал терпеливо объяснять Рикардо.

— И вы думаете, что если вы отправите настоящую фотографию, это даст результат? — Гэнджер поднял взгляд.

— Да, — ответил Рикардо четко и резко.

— Детектив, когда вы уже поймете, — вздохнул Уильям. — Ваш друг убил моего сына. Это факт. Должно быть, он специально дурит вам голову, как и мне, якобы он ничего не помнит!

— Я ему верю,  — снова резко и бескомпромиссно отозвался Рикардо.

— Но вы ведь совсем не знаете его, детектив! — возмутился Гэнджер. — Скажите, что вы о нем знаете?

Рикардо задумался. Действительно, не очень много. Зато он знал главное:

— Он рисковал своей жизнью, чтобы поймать преступников. Он рисковал своей жизнью и ради меня, — добавил Рикардо, вспомнив, как Сердж спас его от удара Саммерса.

— И что, этого достаточно, чтобы доверять ему?

— Вполне.

— Детектив, — снова вздохнул Гэнджер, вставая. — Я не верю ни ему, ни вам. Вы же это понимаете, правда? — Гэнджер посмотрел на него суровым взглядом. — Я не отдам фотографию моего сына. Потому что я просто не верю, что вы можете его найти!

— Из принципа? — разозлился Рикардо.

— Из принципа, — ответил Гэнджер.

— А если я все-таки найду его? — Рикардо не сдавался.

— Это невозможно, детектив. Невозможно!

— Вы сами ставите на этом крест, не разрешаете себе поверить в это. Мучаете и себя, и Серджа...

— Хватит, детектив! — Гэнджер тоже начал злиться. — Вы нарушаете границы! Какое вам до этого дело?

— Я хочу спасти Серджа, — признался Рикардо.

— Тогда спасите его от него самого! — жестко ответил Гэнджер.

— Это значит "нет"? — Рикардо поднял брови.

— Это значит "нет"! — Гэнджер поставил точку в их разговоре.

И вновь детектив покинул кабинет Гэнджера без результатов и шансов хоть что-то изменить. Но была еще надежда...


****


Рикардо договорился с комиссаром, что закажет Серджу автомобиль. Ехать до города, где жили его родители на машине надо было часа четыре, не меньше — это было достаточно долго, но зато должно было уверить комиссара, что Сердж никуда не денется по дороге. Водителя Хэнлонд велел тщательно выбирать, чтобы он мог остановить побег, в случае чего. И чтобы он внимательно следил за офицером Майлзом в его родном городе, желательно, остановившись в каком-нибудь доме по соседству. Все это было достаточно хлопотно, но, по мнению Рикардо, того стоило.

Затем, водитель должен был заехать за Серджем по прошествии необходимого времени и вернуть назад. Четкий контроль. Если Сердж где бы то ни было задержится или скроется из виду — его тут же объявляют в розыск, как опасного преступника. Ведь "договор" между ним и комиссаром все еще оставался в силе...


Это похоже на конвой,  — проговорил Сердж, выходя из дома и оглядывая машину.

— Это ради твоей же безопасности, — ответил Рикардо.

— Ладно, я знаю, — пробормотал Сердж. Затем он вдруг повернулся к Рикардо и сказал:

— Послушай, у меня раньше была странная теория. Насчет перевоплощений...

Рикардо посмотрел на него недоуменно.

— Я думал, что мы на самом деле проживаем одну и ту же жизнь, пока не добьемся идеального результата, — Сердж посмотрел на Рикардо каким-то странным, потусторонним взглядом.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил детектив.

— У меня ведь еще есть надежда, правда? — сказал Сердж, улыбнувшись, и сел в автомобиль...


Проводив Серджа, детектив решил еще раз попытать удачу и направился к Энни.

Энни не ожидала его прихода. Должно быть, она только что вернулась из колледжа, не успев даже снять рюкзак.

— Детектив?! — удивилась она, открывая ему дверь. — Вы к отцу? Он же на работе...

— Я знаю, Энни, — прервал ее Рикардо. — Но я не к нему, а к тебе.

Энни еще больше удивилась.

— Это по поводу исчезновения твоего брата, — начал Рикардо после небольшой паузы, тяжело вздохнув.

Она присела на стул.

— Да?

— Послушай, Энни. Только не говори об этом твоему отцу, но я верю, что твой брат может быть жив.

Энни посмотрела на него непонимающим взглядом.

— Как такое может быть? И почему нельзя говорить отцу? — пробормотала она.

— Я не хотел бы никому это говорить раньше времени, даже тебе, чтобы не давать ложную надежду, — Рикардо попытался объяснить ситуацию, при этом не вдаваясь в подробности о том, почему нельзя говорить о его приходе Уильяму. — Но у меня сейчас нет другого выбора. Понимаешь, мне кажется, что твой брат все это время может находиться в одной из больниц города.

— Два года?

— Два года, — подтвердил детектив. — И мне нужна его фотография, чтобы отправить по больницам.

Энни тут же встала, не говоря ни слова, направилась к ящику стола и достала старую фотографию своего брата.

— Вот. Но ей уже четыре года.

— Ничего, сойдет, — произнес Рикардо, забирая снимок. На фото был изображен молодой человек лет двадцати шести, смуглый, с карими глазами... Совсем такой, каким его описывал Сердж. Рикардо вздохнул. Нет, наверное, это ничего не даст!

Вряд ли в больницах ошиблись или не узнали его по фотороботу, составленному со слов Серджа. Похоже, Гэнджер был прав, и Рикардо придется искать его совсем в другом месте...

— Детектив, — прервала его мрачные раздумья Энни. — А вы правда считаете, что он может быть жив? — спросила она, глядя на него с надеждой, своими прозрачными как небо голубыми глазами.

Рикардо замялся, не зная, что ей ответить. Затем он сказал как можно более уверенно:

— Правда.

— Вот здорово! — выкрикнула она, бросившись ему на шею. — Если бы только это было так!  — Энни заплакала.

Рикардо обнял ее.

— Тогда все, кто мне дорог... — начала она, но потом вдруг спросила:

— А как там офицер? 

— Он поехал навестить родителей, — объяснил Рикардо и осекся. Наверное, надо было предупредить ее!

— Да? — удивилась Энни. — Жаль... А когда он вернется?

— Недели через две, — заверил ее Рикардо и направился к выходу. — Прости, мне надо идти работать.

— Спасибо вам, детектив! — сказала Энни, проводив его до двери. 

Ее глаза светились от счастья.


****


Через несколько часов автомобиль, который вез Серджа в город его детства, притормозил у невысокого двухэтажного дома. Это был дом его родителей, Эвелин и Брендана Майлз.

Родители встретили его достаточно тепло, насколько это было возможно, и пригласили к ужину. Он на время попрощался с водителем, обменявшись с ним контактами, и направился вглубь дома, где прожил семнадцать лет своей жизни.

Они поужинали вместе, немного поговорили. Казалось, он и не уезжал отсюда, и Серджу стало грустно от этой мысли: ведь он все-таки уехал!

Еще пару часов спустя Сердж позвонил своему "водителю-конвоиру", как он в шутку его про себя называл, и доложил ему, что находится в своей комнате и собирается ложиться спать. Затем, повесив трубку, он лег на кровать и закинул руки за голову.

— Кошмар, — пробормотал он, глядя в потолок. — И что я здесь делаю? — он осмотрелся вокруг и испытал приступ тоски. Он вспомнил, как он жил здесь пять лет назад. Это было грустное время. Учеба, дом — и полное отсутствие друзей, или хоть какого-нибудь понимающего человека рядом! А родители...

Сердж вздохнул. Он приходил домой из школы, делал уроки и ложился спать, затем с утра надо было снова идти в школу. И так все будни. Да и в выходные дни он обычно находился дома, в своей комнате. Телевизор он в последнее время не любил смотреть, поэтому в свободное время читал книги или увлеченно мечтал о прекрасном будущем. Но этим мечтам не суждено было сбыться: профессия полицейского оказалась не такой романтичной, как ему того хотелось!...

Сердж посмотрел на свои руки, потому что неожиданно почувствовал в них жар. Он вспомнил, как тогда, четыре года назад, в первые месяцы своей службы, он спасал людей из горящего здания, как нес последнюю из оставшихся в здании девушку на руках, как обжег руки...

Он вспомнил эту боль и сжал ладони в кулаки. Нет, совсем не так он представлял себе профессию офицера!

На секунду, он задумался: а что, если он мог бы вернуть время вспять? Стал бы он снова уезжать из родного города и устраиваться в полицию? Сначала ответ пришел сам собой: нет. Но потом...

"Ведь эти люди погибли бы", — поразила его мысль. "И эта девушка", — он снова посмотрел на свои руки, разжав кулаки. "Цена моего здоровья против цены их жизни", — подумал он. — "Это так жестоко..."