Глава
14

Когда он вернулся в Мистрэл, уже был вечер. Сердж зашел в дом, поднялся на третий этаж, открыл дверь и вошел в квартиру. Это была всего-навсего съемная квартира, но за последние пять лет он успел привыкнуть к ней, как к своему дому. Он считал ее родной, "своей", ведь здесь не было никого, кто мог бы предать его. Он ведь жил здесь совсем один...

Сердж горестно вздохнул, снял пальто и сел на стул напротив окна. Его сморил сон и он погрузился в состояние некой полудремы. За окном падали капли дождя, отстукивая дробь по стеклу. Из щели в деревянной раме дул прохладный ветер. Казалось, он уже спал, и ему снился прекрасный невесомый сон о каком-то чудесном, волшебном месте вдали отсюда...

Внезапно, он услышал музыку и открыл глаза. Где-то, должно быть, в городе шел парад...

"Странно", — подумал он. "В это время года? По какому поводу?".

Он встал со стула и надел пальто. Затем вышел из квартиры, поднялся на крышу здания и встал на самый край.

"Интересно", — подумал он, глядя вниз и вперед, на несколько кварталов, где проходило шествие.

— Жалеешь, что тебя не пригласили? — услышал он знакомый голос и от неожиданности чуть не упал с края.

— Гэнджер! — выкрикнул Сердж, обернувшись и хотел было броситься на него.

— Осторожно, Майлз, — остановил его тот. — Я ведь сильнее тебя. А здесь очень высоко...

— Что ты тут делаешь? — спросил Сердж, не скрывая злобы.

— Я просто шел мимо, — начал Уильям, подняв вверх руки. — И вдруг увидел тебя, на крыше. И подумал, вдруг ты решил прыгнуть...

— И ты захотел на это посмотреть, да? — огрызнулся Сердж.

— Да ладно тебе, — ответил Гэнджер и сделал несколько шагов вперед. — На самом деле, я пришел поговорить с тобой.

— Меня здесь не было больше недели, ты разве не знал об этом?

— Знал. Но вот, ты здесь... — протянул он загадочным тоном. — Что-то случилось?

— Это не твое дело, — отчеканил Сердж.

— Не надо злиться на меня, Майлз. Это может дорого тебе обойтись, — Уильям приблизился к нему и коварно прищурил глаза.

— Что тебе надо от меня?! — не выдержал Сердж и перешел на крик.

— Спокойно, Майлз. Просто поговорить, — уверил его Гэнджер.

— У нас никогда не получалось с тобой "просто разговора", — разозлился Сердж еще больше. — В последний раз ты меня чуть не задушил, или ты забыл об этом?

— Тебе лучше выслушать меня, Майлз, — грозно сказал Гэнджер. — Я кое-что знаю о тебе. Как и о твоих родителях — ты ведь это понял, правда? — он усмехнулся.

— Ах ты сволочь! — выкрикнул Сердж и хотел ударить его кулаком. Но Гэнджер остановил этот удар.

— И все-таки, выслушай меня. Тебе же будет лучше, — сказал он, отводя его руку в сторону от себя. Майлз прислушался к нему. — Ты, я думаю, знаешь уже, что я как-то навещал твоих родителей в прошлом году... — он начал ходить вокруг Серджа, будто выжидая момент для нападения. — Я тогда думал: "наверное, его родители хорошие люди, они заботятся о нем...". Но потом, я понял, что им до тебя нет никакого дела. Они, в общем-то, ничего о тебе толком и не рассказали, как я их не расспрашивал, — он вновь усмехнулся.

Сердж со злостью прищурил глаза. Гэнджер пошел по кругу в другом направлении, продолжая:

— Тогда я подумал, должен же быть у этого человека кто-то, кем он дорожит...

Кажется, Сердж начал догадываться, к чему он клонит.

— И я начал искать...и я нашел, — Гэнджер остановился прямо напротив него. — Меня осенило: это же детектив Родригес! 

— Что ты собираешься делать? — спросил Сердж, практически одними губами.

— Да вот, Майлз...я тут узнал кое-что...— Уильям притворно опустил глаза, а потом сказал:

— Что ты, оказывается, четыре года работал на мафию, — он поднял взгляд, злорадно ухмыляясь.

— Кто тебе сказал? — Сердж попытался не показывать ему своего испуга.

— У меня есть свидетели, Майлз, — Гэнджер снова начал ходить вокруг него. — И вот, я узнал у них, что ты работал на бандитов "под покровом ночи", и, видно, именно в это время и убил моего сына...

— Это неизвестно, — Сердж хотел остановить его.

— Замолчи и слушай, — резким тоном прервал его Уильям. — Так вот. Ты работал на мафию четыре года, а потом... их всех либо ловят, либо убивают, а ты...— он сделал по-театральному удивленное лицо. — Остаешься безнаказанным! — он замолчал на время, пристально глядя на Серджа, и снова продолжил:

— И тогда, я подумал: "должен быть кто-то, кто ему помогал, кто отвел от него беду"... и кто же это, Майлз, как ты думаешь? — он снова посмотрел на него с усмешкой. — Детектив Родригес! Опять я пришел к этому имени! И тогда, я понял...— он многозначительно замолчал и продолжил свой круговой ход. — А что, если мне воспользоваться этим? Что, если мне использовать детектива Родригеса, как твою "болевую точку"? Как думаешь, Майлз, насколько его посадят за пособничество опасному преступнику? — он остановился и взглянул на него в упор, сверкая глазами. Вот он — бросок.

— Ах ты гад! — не выдержал Сердж и вновь замахнулся, чтобы ударить его.

Но на этот раз Гэнджер не остановил его удар. Вместо этого, он отклонился в сторону, а затем сам ударил Серджа так сильно, что тот упал на бетонную поверхность крыши. Уильям наклонился над ним.

— Послушай меня, Майлз. Тебе лучше хорошо себя вести, если ты не хочешь неприятностей для детектива Родригеса. А ты, конечно же, не хочешь. Так вот, если ты будешь препятствовать моему правосудию, если ты попробуешь сбежать из города или выкинуть еще что-нибудь — неприятности будут у твоего друга Родригеса...

Он ушел, оставив Серджа лежать на холодной поверхности. Капли дождя падали с неба, ударяясь об его лицо. У него кружилась голова, а боль в его сердце стала невыносимой. Он закрыл глаза.



****



Когда он очнулся, было уже совсем темно. Его пальто и волосы промокли от дождя, но сам дождь уже давно закончился. Как и парад на улице. Он приподнялся и почувствовал резкий приступ боли. Эта боль была от удара Гэнджера, от удара его кулака...его злобы и гнева...

Голова все еще кружилась, во рту был привкус крови. Почти ничего не ощущая под ногами, Сердж встал и медленно пошел к выходу с крыши, чтобы спуститься в свою квартиру. Когда он вошел, он тут же упал на кровать. Его глаза закрылись, казалось, только на мгновение...

— Тебе не больно? — услышал он голос откуда-то из темноты.

Сердж хотел ответить, но не мог. Тогда он попытался вглядеться в темноту, но и этого не получалось сделать.

— Я помогу тебе, — сказал голос. Он был спокоен и полон уверенности.

Сердж снова открыл глаза, и понял, что лежит на кровати. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить, что случилось. Неожиданно, он увидел высокую тень у двери. Она колыхнулась и сделала шаг вперед. И вновь был слышен голос, но не такой, как раньше, а жестокий и грозный:

— Если тебе мало, я могу сделать это снова. Пока ты не поймешь, что такое Боль.

"Что происходит?", — подумал Сердж. — "Кто здесь?". 

— Это я. И теперь я вечно буду приходить к тебе, — ответил голос, будто этот человек мог слышать его мысли. — Он спрашивал тебя, больно ли тебе. Так больно или нет?

"Гэнджер!" — пронеслось в его голове. — "Но как он сюда попал? Неужели я не закрыл дверь?".

— Подумай над этим, — продолжил голос. — Знай, что я всегда рядом.

Тень подошла к кровати, и Сердж почувствовал, как холодные пальцы сдавливают его горло...

Он резко проснулся, чувствуя боль от удушения. Но он не думал сейчас об этом. Когда он немного пришел в себя, он тут же вскочил с кровати и бросился к двери, чтобы проверить замок. Он был закрыт... Изнутри!



****



Он устало оглядел свою комнату, пытаясь понять, что это было за странное ночное видение. Но его мысли прервал резкий звонок телефона. Он сел на кровать и поднес трубку к лицу.

— Да... — прошептал он дрожащим голосом.

— Сердж, — услышал он голос детектива. — Мне позвонил твой водитель и сказал, что ты уже вернулся. Что-то случилось? Мы же договорились на две недели...

— Нет, ничего не случилось... — Сердж попытался успокоить его, но голос все еще предательски дрожал.

— Нет, что-то случилось, — понял детектив. — Я еду к тебе!

— Не надо! — испугался Сердж, но это еще больше убедило Рикардо.

— Нет, я приеду! — сказал он нарочито строгим тоном и повесил трубку.

Сердж вздохнул и попытался собраться с мыслями. Что делать? Он не хотел открывать Рикардо и показываться ему в таком виде. Он зашел в ванную и, не включая свет, умыл лицо.

В дверь постучали. Он снова вздохнул и подошел — придется открыть...

— Что с тобой? — спросил Рикардо тревожным голосом, глядя на Серджа. След от удара Гэнджера был отчетливо виден: левая часть лица была вся в кровоподтеках, изо рта шла кровь...

— Что случилось? — повторил он.

Сердж попытался ответить, но его губы задрожали.

— Гэнджер! — понял Рикардо. И этим было все сказано. — Когда? — только и сумел спросить он.

— Сегодня вечером, — ответил Сердж неуверенно. — На крыше, когда я вернулся...

Детектив на некоторое время замолчал, пытаясь осмыслить произошедшее. Сердж посмотрел на него с сомнением. Ему хотелось рассказать Рикардо, что Гэнджер теперь угрожает и ему тоже. Но что-то внутри него не давало ему это сделать. Что-то сопротивлялось, мешало...

— Что ж, — детектив вздохнул. — Я позвоню Марии... попрошу ее не ходить сегодня на работу, а посидеть с тобой. Тебя надо привести в порядок, — неожиданно сказал он.

— Разве сейчас не полночь? — спросил Сердж.

— Утро. Теперь в это время еще темно, — пояснил Рикардо.

— Странно... — прошептал Майлз, пытаясь понять, сколько же времени он был без сознания. Затем, он повернулся к Рикардо и попросил:

— Не надо звонить Марии. Это будет неудобно. Я же ей никто...

— Неудобно — мучиться в одиночестве, — прервал его Рикардо. — Она моя невеста, а я — твой друг. Значит, она тоже твой друг. А попросить друга о помощи — не "неудобно"! — сказал детектив строго. — Я сам привезу ее сюда! — добавил он, и решительно двинулся в сторону двери.