Глава
15

Рикардо вернулся вместе с невысокой девушкой лет тридцати. У нее были длинные вьющиеся темные волосы и такие же темные глаза. Это была его невеста, Мария, будущая Родригес.

— Привет, Сердж, — осторожно сказала она, глядя на Майлза слегка смущенно и испуганно. Конечно, его вид вызывал в ней жалость, и она не могла этого скрывать. Но это была не то чувство, что унижает другого человека, выставляя его беспомощным и несчастным. Нет, это было то особенное чувство, что заставляет тянуться к нему и делать все возможное, чтобы хоть немного облегчить его участь — сострадание.

Сердж прекрасно знал эту разницу. Слишком много было моментов в его жизни, не позволяющих ему ошибаться на этот счет. Увидев в ее глазах второе, он молча кивнул ей в ответ в знак приветствия.

— Мария позаботится о тебе, — сказал Рикардо довольно взволнованно. Казалось, он сейчас принимал очень важное решение о своих дальнейших действиях. — Послушай, почему же ты вернулся так рано? — наконец, решил спросить он, когда уже собирался уйти.

— Это из-за родителей, — прошептал Майлз в ответ, лег на кровать и закрыл лицо рукой. — Я сейчас не могу об этом говорить, — устало произнес он.

Да и что можно было сказать? Что они предали его, общаясь с этим бесчеловечным Гэнджером и вывалив перед ним личную информацию о собственном сыне? Об этом он не мог говорить даже с лучшим другом — слишком стыдно, слишком больно.

— Ладно, расскажешь после, — согласился Рикардо. — Но я должен знать. Я ведь не ждал этого, понимаешь? Я надеялся, что у меня еще будет время, чтобы продолжить поиски его сына...

— Я приехал не просто так, Рикардо. На то была причина. Неужели ты думаешь, если бы я знал, что так будет, я бы вернулся? — спросил Сердж нервным голосом, приподнимаясь в кровати. Его глаза гневно засверкали. Казалось, еще немного, и он позволит ненависти вырваться наружу.

— Успокойся, я не виню тебя. Ни в коем случае! — Рикардо поднял вверх руки, пытаясь прервать нарастание его агрессии. 

Сердж немного успокоился, откинул голову на подушку и вновь закрыл лицо рукой.

— Может быть, мне вообще не стоило уезжать отсюда, даже на время, — прошептал он и скрипнул зубами, пытаясь сдержать подступающие слезы, но у него плохо получалось.

— Прости, — тихо сказал Рикардо. — Я тоже не думал, что так получится!

Он пристально смотрел на Серджа, набираясь сил для своего решения. На время повисло молчание. Мария стояла рядом  и разглядывала Рикардо, пытаясь понять, о чем же он думает. Наконец, он подошел и взял один из стульев, стоявших возле окна, и поставил его рядом с кроватью.

— Вот, — сказал он Марии. — Посиди тут пока с ним. А мне надо идти!

****

Прошло немного времени. Мария сидела рядом с кроватью и читала книгу, взятую с полки Серджа, тихо, почти бесшумно, перелистывая страницы. Он молча наблюдал за ней, и почему-то в его голове периодически звучало слово "мама", как отголосок мечты из полузабытого прошлого. 

Атмосфера спокойствия склонила его в сон, и Сердж закрыл глаза. Когда он открыл их, он снова обнаружил себя на холодной крыше многоквартирного здания. Шел дождь, было довольно темно. Из темноты появилась черная фигура и двинулась к нему. Она наклонилась над ним и сказала жутким, свистящим словно сильный ветер голосом:

— Я же говорил, что всегда буду здесь, Майлз! От меня не скроешься! — произнесла фигура, и Сердж почувствовал, как она снова смыкает пальцы вокруг его горла.

Он громко вскрикнул и проснулся. От неожиданности, Мария чуть не выронила книгу из рук.

— Что случилось, Сердж? — испуганно спросила она.

Он посмотрел на нее растерянно, потирая шею. Было очень трудно дышать. Казалось, его ночные кошмары медленно становились явью...

****

Когда детектив подъехал к дому, где проживал Уильям, уже немного рассвело. Гэнджер как раз вышел и направился к своей машине, собираясь поехать на работу. Рикардо припарковал свой автомобиль рядом с домом и двинулся навстречу Уильяму.

— А, детектив,  — начал было Гэнджер, но Рикардо не дал ему договорить. Он замахнулся и со всей силой ударил его кулаком по лицу. Уильям упал наземь.

— Ничего себе, — пробормотал Гэнджер, кряхтя и приподнимаясь. В его глазах отчетливо читались недоумение и шок.

— Разве я не говорил тебе, что если ты еще раз его тронешь — будешь иметь дело со мной? — спросил его Рикардо гневным тоном. На его лице подрагивали мышцы.

Гэнджер посмотрел на него снизу вверх удивленно. "Так вот ты какой, детектив!" — будто хотел сказать он.

— Все еще защищаете его, да, детектив? — вместо этого спросил Гэнджер, как всегда, коварно усмехнувшись. — Верите ему?

— Не твое дело, Гэнджер. Я найду на тебя управу — в этот раз ты слишком далеко зашел! — совсем разгневался Рикардо.

— Пожалуй, и я должен вас предупредить, детектив, — начал Уильям загадочным тоном. — У меня есть свидетельства того, что ваш друг работал на мафию,  — Гэнджер хитро сверкнул глазами.

— Понятия не имею, о чем ты, — как можно спокойнее ответил Рикардо, повернулся и собрался уходить. Нельзя было давать ему понять, что он знает, о чем идет речь. — Ты все врешь!

— А фамилия Фицджеральд вам о чем-нибудь говорит? — испытующим тоном произнес Гэнджер.

Рикардо остановился и встал, как вкопанный. Затем обернулся. Весь его вид выражал крайнюю степень удивления. Гэнджер довольно посмотрел на него и со смешком произнес:

— Ага, получилось!

Рикардо на секунду задумался, а потом направился к нему:

— Слушай, Гэнджер. Если ты и вправду нашел Фицджеральда... Он может знать, где твой сын...

— Родригес, — остановил его Гэнджер, вставая. — Это он сказал мне, что Майлз убил моего сына.

— Да нет же, этот Фицджеральд...— снова начал Рикардо, но Уильям опять прервал его, подняв руку.

— Не надо, детектив. Я все знаю. Мне осталось найти всего пару улик, и ваш приятель... Его работа на мафию, убийство моего сына — мне надо только связать одно с другим, и дело будет сделано. Он уже не сможет оправдаться. А вы — его защитить. Признайте, детектив, вы потерпели поражение!

— Еще нет, — произнес Рикардо в ответ и снова направился к своей машине. Гэнджер двинулся за ним.

— Вы все еще верите в него, — сказал он. — Но разве я не доказал вам, что вы его совсем не знаете? — Уильям развел руками. Затем подошел к Рикардо как можно ближе и сказал:

— Послушай, детектив. Я много лет нахожусь на службе закона. Я видел множество преступников. И я вижу, я знаю, что твой друг — прирожденный убийца...

— Бред! — Рикардо отвернулся от него и с силой дернул на себя дверь автомобиля.

— Он преступник, Родригес! Этого уже не изменить! — решил напоследок крикнуть Гэнджер.

Рикардо нажал на педаль газа и машина резко тронулась с места. Уильяму оставалось только смотреть, как его автомобиль устремляется прочь, к горизонту.

"Не ожидал я такого от детектива", — мысленно произнес Гэнджер, глядя ему вслед. — "Ну ничего, с ним я разберусь потом"...

****

Мария села рядом с Серджом. В ее руках было слегка намоченное полотенце.

— Вот, надо вытереть лицо, — заботливо сказала она, улыбаясь, и стала еще прекраснее от этой белоснежной улыбки. Неудивительно, что Рикардо решил жениться на ней.

Майлз протянул руку, чтобы взять полотенце, но потом понял, что сначала ему надо снять перчатки. Он настороженно посмотрел на Марию.

— Мне надо снять их, — сказал он неуверенным тоном. — Тебе лучше не смотреть.

Мария вспомнила рассказ Рикардо о пожаре и, понимающе кивнув, отвернулась. Когда он закончил вытирать лицо, он снова надел перчатки.

— Как ты? — Мария с сочувствием посмотрела на него.

— Ничего, — ответил Сердж холодно. Потом взглянул на нее тяжелым взглядом и спросил:

— Скажи, как ты думаешь, это делает меня уродливым? 

— Да нет, что ты, Сердж! — ответила Мария с непритворным возмущением. — Это просто раны, ожог. А ты...

— А я — что? 

— Ты очень красивый человек, — уверенно сказала Мария. — У тебя есть девушка? — спросила она затем, чтобы перевести разговор на другую тему и отвлечь Серджа от неприятных мыслей.

— У меня "как бы" была девушка, — злым тоном произнес Майлз в ответ, скрестив руки на груди и смотря в сторону. — Пока я не узнал, что она — дочь Уильяма Гэнджера!

Мария вздрогнула и взглянула на него с сожалением.

— Энни Гэнджер, — медленно произнесла она со вздохом. — Ты злишься на нее за это? 

Майлз на время замолчал, будто пытаясь понять свои чувства или справиться с ними. Затем резко ответил:

— Мне теперь все равно. Все кончено!

Мария могла только снова вздохнуть. Было видно, что это не так, но она понимала, что все, что он мог сейчас сделать — это предпринять попытку обесценивания своих чувств к Энни. 

В этот момент послышались шаги, открылась дверь, и вошел Рикардо.

— Как ты? — спросил он, подходя к кровати и наклоняясь над Серджем.

— Он в порядке, — ответила за него Мария. — Почему ты вернулся? Разве ты не уехал на службу? 

— Нет, ездил по делам, — уклончиво сказал Рикардо. — А сейчас мне надо ехать в управление. Посидишь с ним до вечера?

— Конечно, — ответила Мария. — Мне дали выходной.

— Хорошо, — приободрился Рикардо, а затем обратился к Серджу:

— У нас еще есть пара дней, чтобы привести тебя в порядок. На службе тебя пока не ждут. Мария будет с тобой, сколько понадобится. Знай, что мы всегда рядом, — сказал он уверенно и снова направился к двери.

****

Рикардо лишь ненадолго забежал в здание полицейского управления, не желая встречаться с Уильямом Гэнджером. Он сразу зашел в свой кабинет и запер дверь. Затем сел за стол, положил перед собой чистый лист бумаги, ручку, и начал изучать карту города.

 — Так, что у нас здесь? Заброшенные здания, недостроенные здания, заводы, закрытые территории, — тихо бормотал он. Его взгляд бегал по карте, и в этот момент Рикардо пытался подключить всю свою профессиональную интуицию. — Центральный городской парк, малые парки, набережная...

Он взял лист, ручку и быстро набросал план действия. 

— Так, посмотрим, — вновь тихо произнес он, разглядывая свой набросок, а затем решительно встал из-за рабочего стола.

Сначала, он направился в центральный парк, вышел из машины и огляделся вокруг. Из груди вырвался тяжелый вздох. Да, при большом желании, Фицджеральд и Томсон могли спрятать тело Энтони Гэнджера где угодно.

Рикардо старательно осмотрел территорию, но ничего особенного так и не нашел. Ничто не притягивало внимания, не цепляло взгляд. Никаких необычных неровностей на земле, ни странно размещенных камней — ничего, что могло бы вызвать подозрение у человека, отчаянно ищущего следы преступления, до последнего надеясь, что они не утеряны за эти несколько лет. 

"Прошло слишком много времени", — пронеслось у Рикардо в голове. Конечно, на что можно было рассчитывать? Он прекрасно понимал, что шансов ничтожно мало, и все же, он не сдавался. Он взял рацию и вызвал пару свободных офицеров. Когда они приехали, он дал им задание обойти близлежащие здания и постройки, и опросить как можно больше людей о том, не видели ли они здесь что-либо подозрительное два года назад.

Офицеры недоверчиво переглянулись между собой. Да уж, звучало сюрреалистично... Рикардо снова вздохнул и направился к машине, чтобы поехать в другое место назначения.

Так он провел целый день, в разъездах по немноголюдным или скрытым участкам города, где, при желании, можно было бы спрятать тело. Но с каждым часом он все больше терял уверенность в том, что хоть сколько-нибудь продвинется в своем расследовании.

Правда, с одной стороны, эта неопределенность давала ему надежду на то, что Энтони Гэнджер может быть жив и находиться в одной из больниц города, как детектив и предполагал с самого начала, но с другой...  Слишком много таких мест в городе, где он мог найти свой последний приют, и Уильям бы оказался прав — Рикардо никогда не найдет его сына!

Наконец, детектив подъехал к набережной. Выйдя из машины, он медленно двинулся к речному порту, с тоской оглядывая округу. Если только они привезли его сюда...

На глаза ему попался портовый служащий — человек довольно зрелых лет. Должно быть, он давно здесь работает. Рикардо сделал несколько шагов ему навстречу.

— Здравствуйте, я — детектив Родригес, — представился он. — У меня к вам несколько вопросов.

Портовый служащий с опаской поглядел на него. Спустя пару минут, после того, как детектив вкратце объяснил ему суть дела, он тяжело вздохнул и сказал:

— Нет, дело гиблое, детектив. Два года назад тут такое творилось! — и многозначительно покачал головой.

— И что, — спросил Рикардо, не отчаиваясь, — Двое офицеров полиции могли вот так запросто бросить тело в реку, и никто не принял меры?

— Конечно! — пожал плечами служащий. — Бывало и не такое...

Рикардо отошел в сторону. Он тяжело дышал, у него закружилась голова. Он смотрел, как теплый пар выходит из его рта в этот промозглый речной воздух...

— Прости, Сердж, — тихо произнес он.