Глава
3

Рабочие отношения детектива Родригеса и офицера Майлза становились все напряженнее. Казалось, еще чуть-чуть, и офицер перейдет «на личности», напомнив детективу о его латинском происхождении. Не стоит и забывать, что Майлз в любой момент мог затеять драку с человеком, который ему хоть чем-то не нравился. И, по слухам, обычно такие драки могли закончиться жестоким избиением.

Узнав характер своего оппонента, теперь уже Родригес относился к офицеру настороженно. Он знал, что любая провокация может вызвать целый взрыв агрессии, и лишний раз старался не давать этому повода. Не из трусости, а из понимания.

Однако детектив также не собирался отступать при решении важных вопросов, и не поддавался на влияние Майлза, когда тот, сохраняя верность своим боссам, пытался замять некоторые уголовные дела.

Напряженность сохранялась довольно долго. Пока однажды между детективом Родригесом и комиссаром Хэнлондом не произошел очень важный разговор, который в корне изменил отношение детектива к Майлзу.

Это случилось вечером, когда детектив Родригес закончил работу и уже собирался уходить домой. Комиссар Хэнлонд вызвал его к себе.

— Полегче с этим парнем, детектив, — попросил его Хэнлонд.

Комиссар стоял у окна, заведя руки за спину. Он обернулся и как-то странно посмотрел на Рикардо, а затем снова отвернулся к окну и уставился куда-то вдаль.

— Но ведь вы знаете, что он делает — пытается замять важные дела! — решил прояснить ситуацию Рикардо. — А эти истории про драки? Он ведь и на меня наброситься может!

— Он всего лишь выполняет поручения своих боссов, — вздохнул комиссар, не оборачиваясь. — Поверь мне, Майлз просто потерявшийся мальчишка!

— Вы уверены? Что-то Майлз не выглядит безобидным, — покачал головой детектив, вновь вспоминая слухи.

— Рикардо, есть история, которую не многие сейчас помнят, или просто не знают. Ты не услышишь ее в коридорах нашего управления. А я помню и знаю ее, потому что все это произошло при мне, — вздохнул комиссар, немного покачиваясь на носках.

Он повернулся к Рикардо, все так же странно глядя на него, а затем начал рассказывать:

— Я давно знаю офицера Майлза. Я видел его еще в первый день его службы. Это был очень способный мальчик, честно выполняющий свои поручения. Я надеялся, что когда-нибудь он станет мне достойной заменой. Но у судьбы были свои планы...


Это случилось, когда Сердж патрулировал улицы. Он увидел, что в одном из зданий случился пожар. Он вызвал пожарных по рации, но сам не замедлил броситься внутрь. Нельзя было терять ни минуты: огонь охватил часть здания, и многие люди оказались заперты на верхних этажах.

А когда Майлз оказался внутри, он понял, что в здании находятся вооруженные бандиты. И, конечно, когда они увидели офицера полиции, тут же начали стрелять. Сердж пытался противостоять им, но ему ведь надо было еще и спасать гражданских! Я не представляю, как это было тяжело и страшно для него!...

Комиссар снова вздохнул и покачал головой. Он сделал небольшую паузу в своем рассказе, и Рикардо мог видеть, как нелегко ему говорить об этом. Затем Хэнлонд продолжил:

— Итак, Сердж пытался обезвредить этих бандитов. Однако некоторым из них все же удалось выбраться и скрыться незамеченными. Наверное, они поняли, что раз полицейский смог войти в здание, значит им удастся выбраться из него.

Они сбежали, а офицер Майлз должен был сам проводить гражданских к выходу, ведь подоспевшие пожарные боялись заходить внутрь здания из-за бандитов. Последнего человека, — молодую женщину, — он вынес из огня на руках, передал пожарным и потерял сознание.

А потом все начало меняться. Как мы узнали позже, это была не просто шайка бандитов, а представители мафиозной организации.

В этом здании была редакция довольно известной газеты. Одна из главных журналистов собирала компромат на нашего мэра. Она хранила его в своем офисе, в надежном сейфе...

Рикардо вскинул брови. Он начал догадываться, что произошло.

— Эти люди пришли не просто так, — продолжал тем временем Хэнлонд. — Они пришли за этим компроматом. Должно быть, кто-то из информаторов журналистки выдал ее мафии.

Когда они пришли в ее офис, она тут же поняла, зачем они здесь, и, как могла, сопротивлялась им, хотела позвать на помощь. Но они угрожали ей, обещали, что все равно не оставят в покое и вынудят отдать компромат.

В конце концов, она сдалась и открыла сейф. Они забрали документы и ушли, но один из охранников заподозрил неладное, пытался остановить их. Началась перестрелка, в результате которой и случился пожар...

Хэнлонд тяжело вздохнул, набираясь сил для завершения рассказа.

— Все это, кстати, стало известно от самой журналистки — именно ее офицер Майлз вынес из здания последней. Она очень жалела, что затеяла все это и вскоре бежала из  города. Но она даже не могла представить, что потом случилось из-за этой ее затеи!

Как я уже сказал, нескольким участникам группировки удалось сбежать, и они смогли вынести компромат. Затем они связались с мэром и стали угрожать ему. Он как мог, сопротивлялся, но они начали еще и угрожать расправой над его семьей. Так что в конце концов мэр сдался и передал им часть власти над городом.

Затем меня сместили с должности и я вынужден был покинуть Мистрэл. Дальнейшее ты знаешь: я переехал к вам, начал все с нуля, пока мэр не позвал меня вернуться. Вот такая история. А Майлз...

После пожара он много времени пробыл в больнице, никак не мог прийти в себя. Мы не знали, как ему помочь. А потом он будто стал совершенно другим человеком — что-то изменилось в нем. Он стал вести себя холодно, отстраненно, будто не до конца воспринимал действительность. Будто так и не смог выйти из того здания!

Было решено вручить ему награду —  но что это могло изменить? Кроме всего прочего во время пожара он обжег руки и с тех пор всегда носит перчатки...


Закончив рассказ, Хэнлонд подошел к Рикардо:

— Пойми меня, пожалуйста — Майлз не такой, каким хочет казаться!

— Я вас понял, комиссар, — кивнул Рикардо.

— Это еще не все, детектив, — Хэнлонд вновь тяжело вздохнул и оперся рукой о стол. — Я вызвал тебя не только для того, чтобы рассказать эту давнюю историю. Есть еще кое-что.

Дело в том, что мэр давно планирует устроить штурм на этих людей. Он очень устал от их беспредела и мечтает разобраться с ними. Но есть загвоздка: они обычно не собираются в одном месте. У них какая-то сложная система иерархии и коммуникации. Офицер Майлз — один из связных.

Некоторое время назад по специальному каналу удалось выяснить, что сегодня ночью будет проходить первое собрание мафиозной верхушки. Они решили рискнуть и вместе обсудить кадровые перестановки в городе — должно быть, паникуют. Именно этим и решил воспользоваться мэр...

Детектив слушал комиссара очень внимательно, пока еще не понимая, к чему он ведет.

— Но еще одна проблема в том, — продолжал Хэнлонд. — Что у всех этих людей какая-то особая боевая подготовка. Они где-то тренировались... Поэтому мэр решил не рисковать полицейскими и организовал специальный отряд для задержания. И вот, сегодня ночью они должны провести штурм...

Комиссар посмотрел на Рикардо и его глаза как-то странно, печально блеснули на свету.

— Так в чем же дело? — воскликнул Родригес.

— Детектив, — снова тягостно вздохнул комиссар после паузы. — Сегодня ночью на этом собрании будет офицер Сердж Майлз.



****



Рикардо молча стоял у окна детективного отдела. Он смотрел на мрачную, едва освещенную тусклыми фонарями, улицу. Эта ночь казалась самой темной в его жизни.

Нет, надо что-то делать: вдруг комиссар прав и Майлз просто «потерявшийся мальчишка»? Нельзя вот так оставлять его на произвол судьбы — ведь это же перечеркнет всю его жизнь, тем более, что его и вовсе могут убить!

Рикардо долго стоял возле окна, вглядываясь куда-то далеко за горизонт, пока наконец, не принял решение. И, когда Майлз вышел из здания и отправился на последнюю в своей жизни встречу с криминальными боссами, Родригес последовал за ним.

Он осторожно ехал за офицером на автомобиле, держась на достаточном расстоянии от него. Хотя в этом не было особой необходимости, так как Майлз явно не ожидал слежки.

Офицер остановил машину у невысокого четырехэтажного здания, очевидно, давно заброшенного, и Рикардо припарковал свою машину неподалеку. Майлз вышел и направился к зданию, а детектив сразу же поспешил к нему:

— Остановитесь, офицер! — негромко воскликнул он, быстро выбираясь из машины.

— Родригес, что ты тут делаешь? — изумился офицер, оборачиваясь. Он был в крайней степени удивлен. — Уходи отсюда, тебя же здесь убьют!

— Нет, послушайте, это вас могут убить, — сказал детектив, подходя ближе и намереваясь остановить Майлза во что бы то ни стало.

— Что за чушь? Меня никто не тронет! — самоуверенно заявил Майлз, гордо вскинув голову, а затем обернулся и моментально влетел в здание.

Рикардо без промедления последовал за ним:

— Остановитесь же! — повторил он тихо, чтобы его не услышали мафиози.

— Родригес, тебе нельзя здесь находиться! — разгневался Майлз. — Ты что, не знаешь, на кого я работаю? — он прищурил ярко блеснувшие голубые глаза и дерзко глянул на детектива.

— Вам угрожает опасность! — настаивал Рикардо, не обращая внимание на его тон и взгляд.

Офицер, не говоря ни слова, презрительно хмыкнул, отвернулся от него и направился к двери помещения, в котором и собрались его боссы.

— Стойте, офицер! — вскричал детектив в отчаянии. Осталась последняя возможность остановить Майлза, и детектив схватил его за руку.

— Отстань, Родригес! — вскрикнул Майлз от неожиданности, пытаясь вырваться и ударить его.  В этот момент прогремел взрыв...


Рикардо сбило с ног взрывной волной и он, отлетев в сторону, на время потерял сознание. Когда же детектив пришел в себя, он осторожно привстал, превозмогая боль, и огляделся: вокруг были лишь обломки стен и бетонная пыль.

— Эй, ты, не двигайся! — послышался голос над головой. Рикардо поднял глаза. Перед ним стоял человек в форме бойца спецназа, целясь в него из автомата.

— Все в порядке, я из полиции, — пробормотал Рикардо, выбираясь из-под обломков, и показал ему свой значок.

— Ага, — протянул спецназовец, разглядев эмблему полиции. — А что вы тут делаете?

— Да вот, обнаружил здесь шайку. Хотел проследить за ними, — пояснил Рикардо, не посвящая спецназовца полностью в курс дела.

— Хорошо, — пробормотал спецназовец в ответ. — Вам повезло, что вы не пришли чуть позже, а то мы бы... — он многозначительно замолчал, дернув автоматом.

— Что случилось с этой шайкой? — насторожился Рикардо. — Вы задержали их или...

— Да нет, почти все полегли. Нам было велено никого не жалеть — особо опасные преступники! — вздохнул спецназовец, покачав головой.

Рикардо молча кивнул. Он лишний раз убедился, что не зря направился за офицером, и в этот момент понял, что совсем забыл про Майлза. Рикардо в ужасе стал осматриваться: где же он?

Детектив стал осторожно разгребать обломки, которые царапали ему руки до крови, пока, наконец, не смог найти Майлза: он лежал под обломками рядом с дверью и был без сознания.

Секунду Рикардо сомневался, а затем, осмелившись, протянул руку, чтобы прощупать пульс...

Жив.

— А этот что? — послышался за спиной голос спецназовца. — Он с ними, да?

Рикардо обернулся к нему. Спецназовец стоял, все так же сжимая в руках автомат, и ожидал ответа. Он выглядел сейчас как средневековый палач, ведь скажи детектив ему правду, он тут же бы занес Майлза в список участников банды. И это приравнивалось бы к смертной казни.

Детектив снова посмотрел на Майлза. Офицер был еще так молод... Стоит ли говорить это правду?

Пару секунд детектив молчал, а затем тихо произнес:

— Нет, он пришел со мной.



****



Майлз очнулся в больнице. Сначала он не мог поверить, что пережил ту ночь. Затем, когда его сознание стало яснее, он ощутил, что его разум и душу заполнило некое непонятное чувство. Казалось, будто внутри него была какая-то нечеловеческая пустота.

В физическом плане ему становилось лучше, и он начал медленно гулять по больничному коридору вдоль безразличной белой стены, немного опираясь на нее рукой, и пытаясь вспомнить, что происходило с ним в последнее время. Но с удивлением понимал, что не может восстановить подробностей своей жизни в течение последних четырех лет — времени, когда он работал на мафию.

Он знал, что работал на них, он знал, на кого, но вот какие приказания выполнял? В каких темных делах участвовал? Это оставалось для него загадкой.

Пустота охватывала его сознание, в голове был туман. В конце концов, он пришел к выводу, что хорошо помнит лишь время своей жизни до пожара — дальше была темнота с небольшими проблесками света...


Когда Майлз еще был в больнице, ему сообщили, что комиссар ждет очень серьезного разговора с ним. Это пугало его, но так же и давало надежду. Ведь если его до сих пор не арестовали — значит, не все так плохо!

После выписки из больницы и вернувшись на службу, Сердж тут же направился в сторону кабинета Хэнлонда, хотя встреча с комиссаром предвещала ему мало хорошего.

По дороге к комиссару Сердж внезапно остановился и осмотрел своих коллег-полицейских. Осуждение, осуждение, осуждение — только это он видел в их глазах. И если раньше они относились к нему с большой долей уважения, то сейчас были готовы наброситься и разорвать в клочья, как раненого вожака стаи.

Сердж направился дальше, чувствуя себя птицей с подрезанными крыльями или диким зверем, вдруг пойманным и посаженным в непривычную для него тесную клетку. Холод, боль, слабость — все эти чувства сопровождали его по дороге к кабинету Хэнлонда.

Он поднял руку, чтобы постучать в дверь, но остановился: ведь сейчас будет решаться его судьба — готов ли он к этому?

Майлз вздохнул, набравшись мужества постучал в дверь кабинета, а затем вошел...

Хэнлонд сидел за столом, опустив взгляд и положив сцепленные ладони на лакированную деревянную поверхность, и выглядел как никогда мрачным.

— Послушай, Майлз, — начал он после весьма продолжительной и тягостной паузы, когда офицер сидел на стуле напротив него. — Ты должен поймать их...

Затем вновь повисло молчание, которое было еще более тягостным, а воздух в помещении казался наэлектризованным.

— Поймать кого? — нетерпеливо спросил Майлз, не выдержав безмолвия.

— Твоих бывших ... работодателей, — вздохнул Хэнлонд многозначительно и осуждающе. Он решил проявить к Майлзу как можно больше строгости. — Тех, что не были на собрании и остались в живых.

— Я не могу, я же работал на них, — вдруг дернул головой Майлз, немного отпрянув. Такая перспектива явно испугала его.

— Ты что, боишься слыть предателем? — воскликнул Хэнлонд. — Какой ты хитрый! Хочешь сразу на двух стульях усидеть? Выбирай, с кем ты: с нами или с ними? Ты хочешь быть с ними, а, Майлз? — не на шутку разозлился комиссар и посмотрел на него грозно из-под густых седых бровей. — Ты преступник или полицейский?

— Полицейский, — ответил ему Сердж не слишком уверенным голосом, глядя куда-то в сторону, будто не решаясь выбрать, кем же он все-таки является.

— «Полицейский»... хорошо, что ты это понимаешь, — проскрежетал, тяжело вздохнув, Хэнлонд и откинулся на спинку стула. —Тогда ты должен их поймать! Это теперь твоя главная задача. Об остальном забудь. Подумай, кого можно найти первым, кого легче будет достать.

— Но не могу же я... — опять запротестовал Сердж, останавливая речи комиссара робким жестом.

Майлз выглядел весьма растерянным. Приказ начальника явно застал его врасплох — такого поворота событий он никак не ожидал.

— У тебя нет другого выбора! — закричал на него Хэнлонд. Должно быть, его крик было хорошо слышно за дверью, и Майлзу от этого стало еще неуютнее. — Я не могу передать это дело другим! Ты представляешь, сколько против тебя данных соберут? Только ты можешь сыграть главную роль в аресте своих бывших боссов!

— А если они убьют меня? — привел Сердж весомый контраргумент. Он мгновенно смог взять себя в руки и снова выглядел хладнокровным, а в его голосе были слышны привычные провокационные ноты.

Услышав эти слова, Хэнлонд ненадолго замолчал.

— Что ж, в этом и есть мой план, — начал он. — Чтобы не дать тебе погибнуть и максимально обезопасить тебя, я прикажу в срочном порядке оформить новый, специальный отдел. У тебя будет свой начальник, который по сути будет еще и твоим напарником. Ты будешь информировать его, а он — разрабатывать планы арестов и заниматься прочими проволочками. Заодно будет присматривать за тобой, чтобы ты не наделал еще каких-нибудь глупостей! Так что считай его кем-то вроде ментора. Для этого я выбрал человека, которому можно доверять. И поверь мне, Майлз: он единственный человек здесь, которому по-настоящему можно доверять...

— Мне не нужна ничья помощь, — резко прервал его Сердж, махнув рукой по диагонали, будто разрезая воздух между собой и Хэнлондом. — Убьют так убьют. Невелика потеря, комиссар!

Сказав это, офицер поднялся со стула, поправил фуражку и резким шагом направился к двери.

— Майлз! Стой, так нельзя! — крикнул Хэнлонд ему вслед, пытаясь из последних сил остановить его.

Но Майлз не стал слушать его. Он, не оборачиваясь, подошел к двери, резко дернул за ручку и вышел из кабинета, оставляя комиссара в недоумении и растерянности. Он явно хотел продемонстрировать, что не боится смерти, но разве так должны умирать люди в столь молодом возрасте? Да еще и представители законопорядка?!

Хэнлонд с тоской взглянул на закрытую дверь. Майлз считал, что ему не нужна помощь, но так ли это было на самом деле?