Глава
6

Когда Сердж подъехал на своем автомобиле к заброшенному зданию, в котором скрывался Дэвис, он решил на всякий случай достать из багажника ружье, ведь Дэвис мог быть не один.

Майлз подбежал к входной двери, ударом ноги вышиб замок и влетел внутрь — он был сейчас слишком разгорячен, чтобы и дальше соблюдать необходимую осторожность.

Внутри было темно. Майлз мельком осмотрел первый этаж, насколько это было возможно при таком слабом освещении, и направился наверх. Что-то подсказывало ему, что Дэвис там.

Да — Сердж нашел его в одном из помещений на втором этаже. Он стоял у окна, спиной к Майлзу.

— Все кончено, Дэвис. Я пришел арестовать тебя! — запыхаясь, проговорил Сердж, поднимая ружье.

— Раз пришел, так арестуй! — насмешливо сказал Дэвис в ответ и резко обернулся к Серджу. В полумраке, лишь немного разбавленным светом из окна, Майлз не заметил в его руке пистолет. Только в последний момент он увидел, как оружие сверкнуло в тусклых лучах дневного света, а затем прогремел выстрел. 

Сердж вскрикнул и упал на пол, а Дэвис подошел к нему, желая удостовериться в попадании. Затем посмотрел на Серджа и пренебрежительно прошипел сквозь зубы:

— Глупый, — затем направил на него пистолет и хотел выстрелить еще раз. Но в этот момент где-то невдалеке на улице послышалась сирена полицейской машины.

— Приехал не один, да? — разозлился Дэвис, развернулся и бросился к пожарной лестнице.

Минуту спустя, Сердж смог подняться. Он осторожно встал, опираясь на ружье, и направился вслед за Дэвисом. Майлз вышел на небольшой балкон и хотел было спуститься вслед за бандитом по лестнице. Поставил ружье к стене, взялся за перекладину... И понял, что не сможет: под его черным форменном пиджаком, где-то в области рядом с сердцем, из ноющей раны текла кровь.

Сердж посмотрел вниз с балкона и увидел, как Дэвис проходит через сторожку, расположенную в середине кирпичного забора, и выходит с другой стороны улицы.

Сердж рывком схватил ружье и нацелил его на Дэвиса. Но затем остановился: он вспомнил взгляд Рикардо, каким он смотрел на Майлза, когда тот не выдержал и начал избивать Саммерса. 

Нет, он не может выстрелить!...

Дэвис остановился, поднял голову и увидел Майлза с ружьем. Он внимательно посмотрел на него снизу, затем понял, что Майлз не будет стрелять, побежал и скрылся за поворотом.

Сердж со вздохом опустил ружье. Снова опираясь на него, как на трость, он двинулся к основной лестнице. Еле сумев преодолеть ступени, он толкнул от себя входную дверь и вышел на улицу. Затем обошел здание и направился к сторожке, через которую только что пробежал Дэвис. Толкнул плечом дверь, затем еще одну и вышел на той стороне улицы.


****


Рикардо не знал, где искать Майлза. Он уже успел один раз обойти здание и направился ко входу. Но затем увидел издалека, как Дэвис выбегает на улицу с другой стороны.

Он направился в ту сторону, все еще не видя Серджа, надеясь, что он тоже где-то там. Он подбежал к выходу из сторожки и увидел Майлза, опирающегося на ружье и прислоняющегося спиной к двери. Правую руку тот прижимал к телу.

Рикардо подбежал к нему и отдышался.

— Где Дэвис? — наконец, смог спросить он.

— Ушел. Я не смог догнать его, — с досадой прошептал Майлз, глядя в сторону стены, за которой до этого скрылся мафиози.

— Ничего, он далеко не уйдет, — успокоил его Рикардо, доставая рацию. — А это что? — затем спросил он, глядя на правую руку Серджа.

— Пустяк, — ответил Майлз.

Рикардо осторожно отвел его руку в сторону и посмотрел на его форму: чуть ниже сердца на черной ткани расплывалось багровое пятно.

— Не похоже на «пустяк», — заметил он тихо. Затем включил рацию, вызвал медиков и, заодно — подкрепление, чтобы поймать сбежавшего Дэвиса. Затем обернулся к Серджу:

— Пойдемте в мою машину, офицер. У меня есть аптечка!

Он помог ему дойти до автомобиля, который был припаркован как раз невдалеке от сторожки, и посадил на пассажирское сидение.

Затем бегом обогнул машину и сел на водительское кресло напротив него. Он старался делать все очень быстро, но так, чтобы не напугать Майлза. Ведь ранение было явно очень тяжелым!

Он быстро достал из аптечки марлевую повязку и протянул Серджу:

— Вот, прижмите ее как можно сильнее!

Сердж молча взял повязку, расстегнул пиджак и приложил ее к ране. Под его рукой, на белой рубашке, было уже довольно большое кровавое пятно...

— Ненавижу это чувство, — прошептал Майлз, поправил фуражку и откинул голову назад. — Оно означает: что-то идет не так,  — добавил он и начал закрывать глаза.

Рикардо дернул его за руку.

— Не теряйте сознание, офицер! Смотрите на меня!

Сердж вдруг повернулся к нему и сказал:

— Мне не больно, — затем закрыл глаза и откинулся вправо, на дверь.

Рикардо мог только вздохнуть. Он осторожно снял фуражку с головы Майлза и положил под ветровое стекло. В этот момент приехали медики. Он помог им донести Серджа до их машины, предупредил, что поедет следом и молча смотрел, как они уезжают. Потом он направился к своему автомобилю и снова сел на шоферское кресло. 

Рикардо положил руки на руль, прислонил к ним голову и посмотрел направо — туда, где всего пару минут назад сидел Сердж. Он увидел его фуражку, все еще лежащую под лобовым стеклом и не смог сдержать вздоха: золотой полицейский значок на передней части фуражки был весь в пятнах крови!


****


Внезапная вспышка света разбудила его сознание, но, поначалу, он не понял, где находится. Постепенно, внутри светового пятна начали появляться очертания предметов, людей.

Он увидел полицейского, разговаривающего с каким-то гражданским человеком. Вдруг, что-то случилось между ними: полицейский достал пистолет и выстрелил в того человека. А затем настала темнота...


Майлз открыл глаза и снова увидел свет. На этот раз, другой — это были простые лучи утреннего солнца за окном, которое было прямо перед его глазами. Несколько секунд он смотрел на него и пытался осознать, где находится. Затем посмотрел вокруг, потом на себя, и понял, что лежит на больничной постели. Он осторожно отодвинул край одеяла. Так и есть: грудная клетка была перевязана. Майлз приложил руку к тому месту, где должна быть рана, будто пытаясь почувствовать пульсацию сердца. Но ему показалось, что оно не бьется. Он вздохнул.

«Что это за видение?», — подумал он. — «Человек, полицейский, выстрел... Где я уже видел такое?!».

Затем он попытался приподняться в постели. Было достаточно больно. Майлз зажмурился, терпя это ощущение, к которому давно пора было бы привыкнуть за время своей службы в полиции — за время своей жизни в этом мире!

У него получилось чуть привстать. Он поставил подушку вертикально, прислонил к ней спину и еще раз оглядел пространство вокруг. Это была комфортабельная одноместная палата центральной больницы города Мистрэл.

«Интересно, кто заплатил за нее?», — подумал Сердж. — «Неужели комиссар?», — и печально улыбнулся этой мысли.


****


Немного позже, когда он пришел в себя и смог вернуться на службу, Хэнлонд вновь вызвал его к себе в кабинет. Комиссар сменил гнев на милость, и теперь, видно, после беседы с детективом Родригесом, говорил с ним совершенно другим тоном:

— Слушай, Майлз... Зря я так тебя... Ты в порядке? — он спросил весьма участливо, глядя на его пиджак — туда, где было ранение.

— В норме — кивнул Сердж в ответ. — Вы изменили тон, комиссар. Что, детектив рассказал вам о моих геройствах? — спросил он на сей раз грустным голосом, без тени обычного сарказма.

— Опять будешь дерзить, да, Майлз? — вздохнул Хэнлонд устало.

— Нет, больше не хочется, — искренне признался Сердж.

— Вот и хорошо, — пробормотал Хэнлонд, испытывая его взглядом. Затем вздохнул и продолжил:

— Но условия договора остаются теми же: никаких убийств, избиений ... И, главное, полный запрет на выезд за пределы городской территории! Это понятно, Майлз? — Хэнлонд сделал суровое лицо.

Сердж молча кивнул в ответ.

— Вот и хорошо, — смягчился комиссар. — Родригес ждет тебя. Иди. Будешь работать с ним в паре. У вас будет отдельный кабинет, чтобы вам никто не мешал. Помните, что у этих стен есть уши, и никогда не обсуждайте дело, если вас могут услышать.

Теперь ты будешь выполнять, в основном, письменную работу. Наверное, в задержаниях участвовать больше не будешь. Тебе надо будет только направлять детектива и выполнять его поручения... 

Комиссар говорил долго и монотонно, а затем вдруг замолчал.

— Готов? — наконец, спросил он, глядя на Серджа пристальным, испытующим взглядом.

Майлз тоже посмотрел на него, затем поднялся и вышел из кабинета, не говоря ни слова.


****


Майлз дошел до двери кабинета Родригеса и поднял руку, чтобы постучаться в нее, но вновь замешкался — как тогда, когда он вернулся на службу после травмы во время штурма спецназа и ему надо было зайти в кабинет Хэнлонда. Ему было довольно страшно из-за той неизвестности, что ждала его за дверью. 

И вот он снова испытывал нечто подобное. Ведь сейчас детектив будет опрашивать его, как анонимного свидетеля, тайного информатора...

Что можно ему рассказать, а что лучше оставить несказанным? И не будет ли эта неискренность мешать делу, а честность — не приведет ли Серджа на скамью подсудимых?

Офицер задумался. Можно ли доверять детективу Родригесу? С одной стороны, детектив никогда не нравился ему, но с другой... Он ведь помог Серджу после того, как в него стрелял Дэвис...

— Заходите, офицер, — сказал Рикардо, когда Майлз, после разрешения, приоткрыл дверь его кабинета. — Садитесь.

Сердж сделал несколько неуверенных шагов вперед и сел на стул напротив Рикардо. Перед детективом на столе лежало несколько листов бумаги. Похоже, он собирался делать записи. Сердж слегка заволновался.

— Это все только для меня, офицер, — сказал детектив, видя его беспокойство. — Чтобы я знал, как нам дальше работать вместе, — пояснил он.

— Хорошо... — кивнул Сердж все так же неуверенно.

Он начал свой рассказ о том, как он работал на преступных боссов и периодически недоверчиво смотрел на Рикардо: неужели детектив не врет и действительно делает записи только для себя? 

Внезапно, он почувствовал приступ головной боли.

— Что с вами, офицер? — спросил Рикардо, испугавшись. — Вам плохо? Я могу принести воды!

— Нет, не надо, мне уже лучше, — уверил его Сердж, убирая руку ото лба. — Мы можем продолжать.

Ему пришлось признаться Рикардо, что в последнее время он страдает амнезией и может не вспомнить некоторые вещи. Память немного прояснилась, но не до конца.

— Ничего, — вновь успокоил его детектив. — Мы дополним информацию после. Продолжайте: что было дальше?

Майлз продолжил рассказывать о своей работе на мафию. Он говорил достаточно спокойно и медленно, когда Рикардо вдруг спросил его:

— Скажите, офицер, — поднял он вопросительный взгляд. — Почему вы стали работать на них?

Сердж запнулся и растерянно взглянул на него.

— Я понимаю, вам не хочется говорить об этом, но это важно для меня, — объяснил детектив. — Скажите, это было из-за денег?

— Нет, — резко ответил Сердж без промедления. В его глазах не было видно и доли сомнения на этот счет.

— Тогда почему? — продолжал спрашивать Рикардо.

— Я не знаю, — вдруг ответил Сердж, совсем не ожидая, что детектив ему поверит.

— Вы не знаете, или не помните? — решил уточнить Рикардо.

Сердж помотал головой.

— Нет, я не знаю. Это было похоже на помутнение рассудка. И мне кажется, я еще не пришел в себя! — признался он. Теперь в его глазах была только сплошная растерянность. — Я согласился, но я сам не понимаю, почему это сделал!

Рикардо молча пожал плечами. Майлз увидел это движение и тяжело вздохнул. 

— Я не собирался этого делать, поверьте. Я никогда не симпатизировал преступникам. Я не знаю, почему поступил так!

Рикардо посмотрел на него внимательно и задумчиво. «Что же было причиной?». Но тут же, неожиданно сам для себя, он понял: у Майлза была психическая травма!

Он получил шок от случившегося, ведь он вынужден был в одиночку останавливать преступников, и, при этом, спасать людей из горящего здания. Его юная психика просто не выдержала. И тогда, болезнь подтолкнула его к неожиданному поступку! Значит, теория детектива была верна!...


Рикардо посмотрел на Майлза сочувственно. Новая волна жалости к нему захлестнула его сердце.

Сердж тем временем сидел, наклонив голову и о чем-то напряженно думая. Затем вдруг спросил, повернувшись к Рикардо:

— Скажите, детектив, вы осуждаете меня?

Его голубые глаза сейчас смотрели так беззащитно и робко. Казалось, это был совсем не тот гневный офицер, который всего пару недель назад собирался наброситься на детектива с кулаками.

Рикардо очень внимательно на него смотрел, а потом сказал со всей присущей ему искренностью и честностью:

— Ничуть!

Когда допрос был окончен, Рикардо прекратил делать записи, отложил ручку в сторону и сказал:

— Хорошо, офицер. На этом пока можно закончить. Идите, собирайте свои вещи, нам пора приступать к работе!

Майлз кивнул, хотя все еще не был уверен, что детективу Родригесу можно было доверять. Он встал и пошел к двери, но неожиданный шорох бумаги заставил его обернуться. Он увидел, как детектив разрывает свои записи и бросает их в мусор.