Глава
7

Вечером, когда рабочий день закончился, Майлз вернулся домой и прилег на кровать.

«Странный он, этот детектив», — подумал Сердж, закидывая руки за голову и откидываясь на подушку. «Он так внимательно меня слушал. А потом разорвал эти бумаги. Значит, он никому их не передаст. Как странно!...»

Майлз некоторое время без всяких мыслей смотрел в потолок, а потом вдруг неожиданно спросил сам себя:

«Интересно, он меня осуждает? По его взгляду было видно, что нет. Но вдруг он играет? Детективы ведь прирожденные психологи! Значит, он может изобразить что угодно. А вдруг нет, и он абсолютно честен? Но ведь разве такое бывает?...»

Затем возник второй вопрос: не совершил ли Майлз ошибку, слишком разоткровенничавшись с детективом? Эта мысль ударила по сердцу. Сердж тяжело вздохнул.

Он вспомнил тот разговор с мафиозным лидером в темном подвальном помещении, с которого и началось его «падение в пропасть»...

— Ты думаешь, они будут ценить тебя, правда? — спросил криминальный босс, ухмыльнувшись.

Он сидел за шикарным столом из темного красного дерева, который совсем не вписывался в интерьер обшарпанного помещения.

— Вряд ли! — продолжал мафиози. — Ты будешь служить им верой и правдой, будешь и дальше бросаться в огонь, спасая невинных — а дальше?

Майлз молчал. Он стоял напротив, находясь под пристальным и коварным взглядом мафиозного главаря. «А дальше?...»— прозвучало эхом в голове Серджа.

— Так уж они переживали за тебя? Награду хоть вручили?, — хмыкнул тем временем главарь, скрестив пальцы.

Сердж не стал отвечать ему. Да, вручили, но это ведь ничего не изменило. А вот если бы хоть кто-то навестил его в больнице... Но нет, никто. Даже Хэнлонд.

Босс правильно понял его молчание.

— Так я и думал, — констатировал он, откинувшись в кресле.

Выражение на его лице было такое, будто он очень сочувствует Майлзу. В то время, как полицейские, мерзавцы, попросту бросили его в беде.

— Им нет до тебя дела, офицер, поверь. Они отправят тебя на пенсию — если ты, конечно, не умрешь раньше, во время какой-нибудь уличной потасовки — а потом просто забудут о тебе. И все!

Он наклонился к Серджу и наигранным тоном произнес:

— Скажи, неужели ты хочешь этого? Вот так всю жизнь рисковать собой, своим здоровьем — ради чего?

Майлз все еще молчал. Опустив взгляд, он стоял возле этого дорогого кабинетного стола, за которым, наверное, часто осуществлялись подобные сделки.

Офицер сейчас был одет уже в черную форму, а не в синюю рубашку, как новобранец. На его руках были черные кожаные перчатки, скрывающие ожог.

Майлз сжал пальцы в кулаки — ожог!...

Он все вспомнил: эту боль, это отчаяние, и так и не заданный никем вопрос...

Он поднял голову. Его глаза сверкнули блеском стали.

— Я согласен, — сказал он резким тоном.

Лидер довольно улыбнулся и снова откинулся в кресле.


****


Сердж не заметил, что уже давно уснул, лежа на своей кровати. Когда время приближалось к утру, и сон уже начал отступать, его сознание вдруг снова озарила вспышка света, как тогда, в больнице.

Он вновь увидел комнату, в которой находились полицейский и неизвестный гражданский человек.

В этот раз Сердж смог увидеть интерьер этой комнаты: она была похожа на кабинет с письменным столом. Похоже, это был частный дом. Такие есть на востоке города — частные двухэтажные дома для представителей среднего класса.

И вновь что-то случилось: между полицейским и гражданским произошла ссора. Офицер достал пистолет и выстрелил в него. Затем, видно, сам испугавшись случившегося, решил убежать. На секунду, он испуганно обернулся, и Сердж узнал в нем себя...


Прошло время с тех пор, как детектив и офицер начали сотрудничество. Рикардо как раз готовился отнести комиссару отчет о проделанной совместно с Майлзом работе по аресту бывших участников банды. Он собирал необходимые бумаги, когда офицер неожиданно окликнул его:

— Послушайте, детектив, — начал он неуверенным тоном.

Рикардо вопросительно поднял брови и взглянул на него.

— Да?

— Это довольно странно, — замешкался Майлз. — Но когда я был без сознания, у меня было непонятное видение...

Он рассказал Рикардо о странном полусне, который видел в больнице. А затем о другом, который видел у себя дома. И о том, что теперь боится, что полицейским в тех снах был он сам.

— Так это просто сон, — успокоил его Рикардо и продолжил собирать бумаги.

— А если нет? А если... — Сердж посмотрел на него взволнованно и многозначительно замолчал.

Детектив секунду оценивал ситуацию, затем сел за стол и отложил отчет в сторону.

— Можно проверить, если вас это так беспокоит, — Рикардо взял блокнот и ручку. — Так, скажите мне, что вы знаете: как звали того человека, где это случилось, когда...

— Я не знаю, я ничего не помню, — Сердж помотал головой растерянно. — Только то, что рассказал вам.

— Так, а что еще можете сказать? — не сдавался Рикардо. — Внешность описать можете?

Сердж кивнул.

— Темные волосы, карие глаза, смуглая кожа, — начал перечислять он неуверенно. — Немного выше меня и старше, возраст — примерно двадцать шесть.

— Хорошо, — кивнул Рикардо. — Потом надо будет составить фоторобот!

Когда детектив закончил делать записи, он решительно встал из-за стола и сказал:

— Ладно, я все проверю, офицер, не беспокойтесь раньше времени. Возможно, это все-таки просто был сон, — Рикардо положил руку ему на плечо, а затем направился к двери.

— Спасибо, — Майлз еле слышно прошептал ему вслед.


Детектив вышел из кабинета и направился к комиссару Хэнлонду.

— Отлично, Рикардо, все правильно, — ободрил его комиссар, просматривая принесенный отчет. — Майлз хорошо потрудился, да?

Хэнлонд хлопнул детектива по плечу, радостно улыбаясь.

— Да, он неплохой напарник, — улыбнулся в ответ Рикардо.

— Я же говорил тебе, помнишь: «потерявшийся мальчишка»? — довольным тоном спросил комиссар. Затем повернул голову и посмотрел в окно, будто вглядываясь в одному ему известную даль.

— Значит, я все-таки был прав — облегченно вздохнул он. — Значит, не все так плохо...


****


Наконец, все оставшиеся мафиозные лидеры были пойманы, но была одна проблема — никто из них не хотел признавать существование преступного синдиката. И каждый отрицал свое знакомство с другим участником банды. Даже Саммерс со своим подельником Дэвисом уверяли полицию в том, что никогда не общались.

Получалось, что они никак не связаны между собой. И оказалось, что единственным связующим звеном между ними всеми был офицер Сердж Майлз...


Именно этот факт стал причиной споров между детективом Родригесом и комиссаром Хэнлондом:

— Нет, Рикардо, ничего не выйдет, — пытался убедить его комиссар. — Ты знаешь, они наотрез отказываются признавать связь. Но мы можем посадить их только вместе — по отдельности нам не доказать их вину! — кричал он. — И единственный способ объединить их дела — это подключить Майлза!

— Но ведь его тоже посадят! — детектив попытался воззвать к его разуму.

— Я знаю! Но что мне делать, Рикардо? — комиссар раскинул руки в вопрошающем жесте. Он действительно не знал, что делать, и сам был в полном отчаянии.

— Я придумаю, — ответил детектив, молча развернулся и стремительно направился к себе.

Когда он зашел в свой кабинет, он тут же окликнул Майлза:

— Офицер, слушайте меня внимательно, — Рикардо взял стул и сел напротив Серджа. — Скажите, было ли такое, чтобы все или хотя бы несколько из этих людей собирались под одной крышей — так, чтобы этому были свидетели?

Рикардо посмотрел на него выжидающе. Сердж наклонил голову. Он пытался вспомнить, но не смог. В голове словно был туман — некая завеса, скрывающая от него прошлое.

— Я не знаю точно. Я выполнял отдельные поручения, — ответил он неуверенно.

— Послушайте, — напряженно вздохнул Рикардо. — У нас совсем нет времени. Мы не можем обвинить этих людей в совершении всех этих преступлений, потому что у нас просто нет доказательств наличия синдиката. И тогда все наши усилия... — он вздохнул и с тоской посмотрел на Серджа, намекая ему на выстрел Дэвиса. — Понимаете?

Майлз кивнул в ответ. Рикардо продолжил:

— Нам с вами сейчас придется забыть про существование часов, пока вы не вспомните, где, когда и при каких обстоятельствах вы могли видеть этих людей под одной крышей. Ни вы, ни я отсюда не выйдем, пока вы не вспомните, где все эти люди собирались за одним столом, — закончил детектив свою мысль.

Сердж снова задумался, нахмурив брови, но потом растерянно прошептал:

— Мне очень жаль, но я не помню, детектив.

— Послушайте, Майлз. Это очень важно — от этого зависит ваша судьба... — Рикардо замолчал, ведь он не хотел пугать его подробностями своего разговора с комиссаром Хэнлондом. Но Сердж все понял по его молчанию.

— Хорошо, я постараюсь вспомнить, — кивнул он...


Прошло уже несколько часов, Рикардо, должно быть, уже устал пить кофе, но делать было нечего. Вот и сейчас на его столе был очередной картонный стаканчик с горячим напитком.

Детектив сидел за столом, без особого интереса просматривал какие-то отчеты и непринужденно вертел ручку. Майлз на секунду отвлекся от своих мыслей и посмотрел на него. Вдруг его как будто бы загипнотизировало. Он смотрел, как ручка кружится в воздухе...

Внезапно, лампа сверкнула и свет немного померк. Осталось лишь тускло освещенное пространство небольшого помещения. Играла музыка, вокруг были люди... И Сердж услышал голос, обратившийся к нему:

— Давай, Майлз, покажи, на что способен, — прямо на него, наклонившись, смотрел Моррис. Сердж испугался и отпрянул в сторону. Он же умер!

—  А то тут некоторые сомневаются в тебе, — добавил Моррис, и с усмешкой глянул на Нилтона, сидящего рядом, на кожаном диване. Тот, хмыкнув, отвернулся.

Сердж осмотрелся вокруг и понял, что сидит на стуле, а Моррис стоит рядом с ним, перебирая в руках дротики для дартса. Остальные участники мафии были здесь же.

Сердж продолжал осматривать помещение. Он перевел взгляд и увидел на стене мишень.

Вдруг, неожиданно сам для себя, он достал из кармана автоматический нож, нажал на кнопку и стал крутить его сначала в правой, а потом — в левой руке. Затем резко встал и с размаху бросил нож прямо в середину мишени.

Все присутствующие участники банды пришли в восторг:

— О! Вот это да! — воскликнул Дэвис.

— Не хило? — смеясь, спросил Моррис, обращаясь к Нилтону, но тот снова отвернулся, недовольно усмехнувшись.


****


— Я помню, как я видел их вместе, — вдруг прошептал Майлз, обрывая тишину.

Рикардо мгновенно перевел на него взгляд. Сердж выглядел странно. Он был бледен и будто смотрел куда-то в потустороннее пространство.

— Где это было? — тут же спросил детектив, в момент став серьезным и сконцентрировав все свое внимание.

— Я не знаю, — пробормотал Сердж неуверенно. — Где это могло быть?

— Опишите это место. Можете вспомнить интерьер? — Рикардо тут же встал и вновь поставил свой стул напротив него. — Что там было?

Майлз пожал плечами, все еще глядя куда-то вдаль.

— Кожаные кресла, стулья, бильярд... — стал перечислять он, будто рассматривая невидимое взгляду детектива помещение.

Рикардо немного задумался и спросил:

— Что было за окном, помните?

Сердж вопросительно посмотрел на него, а потом вдруг сказал:

— Да, я помню. Там была вода!

— Вода? — переспросил детектив. — Это было у набережной?

Майлз снова замолчал и напряженно задумался. Он вспомнил окно, воду и волны... Волны, которые раскачивали помещение...

— Это был корабль! — вдруг воскликнул Майлз после недолгого молчания.

— Отлично, —  отозвался Рикардо. — Пойдемте, нужно найти его!

Они покинули управление и направились к набережной. Лучший вид на нее открывался с крыши одного из зданий. Они поднялись на смотровую площадку. Было ранее утро, дул холодный ветер. Сердж почувствовал, как ноет его рана и потеплее укутался в пальто.

Рикардо заметил это.

— Вы как? В порядке?

Сердж кивнул.

— Узнаете, какой из них? — детектив указал в сторону кораблей.

— Вон тот, — протянул руку Майлз после небольшой паузы. Детектив направил взгляд в том направлении.

— Точно? — решил удостовериться он.

— Да, — прошептал Майлз в ответ и тяжело задышал. Теперь он прижимал правую руку к телу.

Рикардо увидел это и, ободряющим жестом, положил свою руку ему на плечо:

— Вы молодец, офицер, — сказал он и улыбнулся.