Глава
10

Однажды Майлзу надо было зайти в кабинет Гэнджера. Ему очень не хотелось это делать, но инспектор требовал недельный отчет по одному делу. Так что ему пришлось идти, хотя он чувствовал явное беспокойство. Но что все-таки ему оставалось?

Он принес отчет Гэнджеру и молча положил его на стол. Как всегда, Майлз старался быть хладнокровным, но в этот раз у него плохо получалось, и его беспокойство выдавало само себя.

Гэнджер воспользовался тем, что в управлении в это время почти никого не было и сказал, глядя на Майлза испытывающим взглядом:

— Ну что, Майлз, продолжим наш разговор?

— Нам не о чем говорить с тобой, Гэнджер, — ответил Сердж как можно более спокойно и непринужденно.

— А вот я так не считаю, — продолжил Уильям, поднимаясь со своего стула и обходя стол. Теперь он был прямо напротив Серджа, угрожающе нависая над ним всем своим ростом. — Какое наказание для тебя будет за это преступление, как думаешь? У меня кое-что есть на тебя, Майлз. И тебе придется отвечать за содеянное!

— Я тебе уже говорил, Гэнджер, я не помню, что было, — Сердж попытался прекратить разговор.

Затем он развернулся, вышел из кабинета и направился к своему рабочему столу. Но Гэнджер последовал за ним.

— Ты так будешь на суде отвечать, правда? И как ты это докажешь, интересно?, — почти кричал он в спину Майлзу.

Сердж обернулся к нему:

— А как ты будешь доказывать мою виновность? — он решил «пойти в атаку» и не уступать Гэнджеру. В конце концов, ничего еще не доказано!

— Об этом не беспокойся. Я же сказал, что у меня кое-что есть на тебя...

— Я тебе не верю, — прервал его Сердж и хотел было уйти, но Гэнджер схватил его за руку.

— Не смей отворачиваться от меня, Майлз! Я еще не все сказал! — гневно произнес он и сжал руку.

— Прекрати! — вскрикнул Сердж и попытался вырваться.

Но Гэнджер только еще больше разозлился. Он дернул Серджа к себе, буквально втащил его в один из пустующих кабинетов, по пути оборонив настольную лампу, а затем с силой ударил его о стеллаж, стоявший у стены.


****


— Подумай, Майлз, как ты ведешь себя. Не лучше ли было бы во всем признаться?

— Мне не в чем признаваться, потому что я ничего не знаю! — воскликнул Сердж, щурясь от боли.

— Хватит, Майлз! — резко прервал его Гэнджер. — Ты меня за идиота держишь? Ты думаешь, я не пойду до конца в этом деле?

— Не бери на себя роль судьи, Гэнджер! Ты на это права не имеешь! — еще громче вскричал Сердж, пытаясь вырваться.

Но хватка Гэнджера была по-настоящему железной. Он практически впился ему в руку когтями.

— Это же мой сын! — Уильям пришел в ярость, еще сильнее прижимая Майлзу к стеллажу. — Конечно, я имею право! Я могу тебя прямо сейчас задушить своими руками!

— И сам станешь убийцей? И тебя тоже будут судить? Ты думал об этом? — Сердж отчаянно не сдавался, отталкивая его от себя.

— Это уже будет не твое дело, Майлз! — рявкнул Гэнджер в ответ.

— Вот и это тоже — не твое дело! — парировал Сердж, сумев, наконец, оттолкнуть Гэнджера чуть назад.

Но Гэнджер снова приблизился к Серджу и схватил его за лицо, сжимая ему скулы.

— Нарываешься, Майлз! — прорычал он сквозь зубы.

— Отойди от меня! — выкрикнул Сердж, снова отталкивая его. — Все, что я знаю — я не собирался убивать твоего сына — это вышло случайно!

— Ты еще будешь мне врать! — прошипел Гэнджер, поднес руку к его горлу и сжал со всей силой. — Я отучу тебя говорить лишнее!

Резкая боль на время сковала его тело, и Сердж начал задыхаться. Но затем, придя в себя, он смог обрести контроль над своими движениями и ему удалось вырваться: он ударил по рукам Гэнджера снизу вверх, а затем, когда тот ослабил хватку, толкнул его от себя что было сил. Гэнджер откинулся назад и налетел на письменный стол. 

Но это его не остановило. Он тут же поднялся, чтобы снова броситься на Майлза, но тот молниеносно вытащил пистолет и направил на Гэнджера:

— Только попробуй! — резко и холодно предупредил он.

В этот момент послышался голос:

— Что здесь происходит? — Рикардо стоял в дверях и беспокойно смотрел на них обоих. Он подошел к Майлзу, как бы отделяя его от Гэнджера и тихо сказал ему:

— Убери пистолет.

Сердж послушался и сразу убрал оружие.

— Вам надо бы на цепь его посадить, детектив, — сказал Гэнджер, выпрямляясь и поправляя воротник рубашки. — Набросился на меня, как дикий зверь! — сказав это, он усмехнулся и направился в сторону двери.

Когда Уильям ушел, Рикардо обратился к Серджу:

— Что случилось? Почему ты достал пистолет?

— Он угрожал мне. Снова. И на этот раз — открыто, — ответил Майлз, потирая шею. Он начал жалеть, что не сказал детективу о предыдущем разговоре с Гэнджером.

— Он что, душил тебя? Вот сволочь! Он слишком далеко зашел! — возмутился Рикардо.

— Он не отстанет от меня, Рик. Он жаждет мести и не собирается останавливаться...

— Послушай, — детектив наклонился к нему. — Чем больше ты теперь будешь реагировать на его угрозы, тем сильнее они будут становиться. Он будет делать все, чтобы спровоцировать тебя. А тебе надо просто игнорировать его! Иначе ты будешь играть ему на руку!

— Ты обещал, что разберешься с этой ситуацией, Рикардо, — укоризненно покачал головой Сердж.

— Я работаю над этим. Но пока ничего не выяснил. Честно говоря, я не думал, что Гэнджер будет ТАК себя вести, — ответил детектив растерянно.

— Это понятно. Что же еще он мог бы делать? — тоскливо усмехнулся Сердж. — Он сказал, что у него есть доказательства моей вины. Как ты думаешь, какие?

— Понятия не имею, — пожал плечами Рикардо. — Скорее всего у него либо есть пара свидетелей того, как ты выбегал из дома его сына, либо он просто запугивает тебя. Второе более вероятно.

— Да, но про свидетелей он еще давно мне говорил. И я не думаю, что он блефует, — офицер вновь покачал головой.

Предположения Рикардо его не устраивали — слишком много агрессии было в действиях Гэнджера.

— Подожди немного. Я чувствую, что скоро найду его сына, — заверил Рикардо.

— Ты не понимаешь, он не остановиться! Он сделает все, чтобы посадить меня!  — нервно выкрикнул Майлз.

— Я не дам этому случится. Я найду его сына! — повторил детектив спокойным тоном.

— А что, если ты найдешь его в гробу? — спросил Сердж, мрачно ухмыляясь и сложил руки на груди. — Что тогда?

Рикардо посмотрел на него серьезным, холодным взглядом, а его голос был полон уверенности:

— Я найду его живым!


****


По окончанию рабочего дня, Сердж будто бы непринужденно одел свое черное, похожее на солдатскую шинель, пальто, и, как можно более спокойно и медленно, прошел мимо Гэнджера, всем своим видом показывая, что ему не из-за чего переживать и волноваться. 

На улице, подходя к своей машине, он увидел Энни. Она обрадовалась и поспешила к нему.

— Офицер! Я тут решила навестить отца, — сказала Энни, заводя руки за спину и смущаясь. Было видно, что она пришла не только из-за Уильяма. — Как вы? — затем спросила она, немного собравшись и восторженно глядя на него своими чистыми голубыми глазами.

— Нормально, — как всегда ответил Сердж.

В этот момент, из здания вышел Гэнджер.

— Энни? — удивился он. — Что ты тут делаешь?

Она снова смутилась и стала сумбурно объяснять ему, зачем решила встретить его после работы. Затем, они с Уильямом собрались уезжать. Перед расставанием, она осмелилась, подбежала к Майлзу и слегка обняла его.

— Спасибо вам, офицер, что вы с детективом Родригесом работаете над делом о пропаже моего брата!

Сердж осторожно приобнял ее, но затем увидел, как на него смотрит Гэнджер... Как он на него смотрит! Это был жестокий, испепеляющий взгляд, беспощадного и бескомпромиссного человека. Сердж тут же решил разомкнуть объятия и отстранился от Энни.

— Мне пора идти, — коротко сказал он...


Когда Сердж пришел домой, он устало снял пальто, будто решая прекратить этот маскарад хладнокровия.

В ту ночь ему приснился странный сон. Сердж видел Энни, которая бежала к нему. Ее глаза были полны ужаса. Она подбежала к Серджу очень близко, а затем начала плакать. Слезы текли рекой из ее голубых глаз. Она смотрела на него испуганно:

— Не надо, офицер, — прошептала она. Казалось, она смотрит прямо в его душу.

Потом появился Гэнджер. Он шел будто по воздуху, в направлении к Майлзу. Затем Уильям достал пистолет, поднял руку, и последовал выстрел...


Сердж мгновенно очнулся и сел в кровати.

— Какой странный сон, — пробормотал он, вытирая холодный лоб.

Он огляделся вокруг, как бы собирая по кусочкам воспоминания прошлого дня. Ссора с Гэнджером, драка, разговор с детективом, а потом... а потом пришла Энни. И Гэнджер...

Сердж вздохнул. И Гэнджер, который будто навсегда разделил Майлза с ней, проводя черту «до и после».

Он снова вздохнул и сел на край кровати, опуская ноги на пол, наклонил голову почти к коленям и обхватил ее обеими руками.

Нет, так больше нельзя! Она — дочка Уильяма Гэнджера! Он не может теперь относится к ней так, как относился раньше. После вчерашнего дня, когда Гэнджер напал на его, он понял, что Энни для него больше нет. Ничего больше нет!

Так он уже делал: отрезал в своем сердце привязанность к тем, кто мог приносить ему только страдания. Сколько раз он прощался с людьми, обрывал все нити, если понимал, что там, по ту сторону, в мире этого человека, его ждет только одно — боль разочарования!

Нет, ее больше нет... любви к Энни в нем больше нет...

Все кончено.