Глава
11

Есть не хотелось, несмотря на то, что со вчерашнего вечера в желудок не попало ни крошки. Молоко в миске сильно напоминало заснеженный двор, поэтому Кот старался на него не смотреть.

Сейчас, благодаря запретным уловкам, он помнил все свои жизни, но не помнил, чтобы хоть в одной из них он чувствовал такие угрызения совести. К тянущему чувству вины примешивался горький привкус досады, что план в итоге не сработал, а завершало коктейль душевных терзаний какое-то незнакомое теплое ощущение.

Он ужинал вместе со всеми, словно законный член семьи, хоть и нерадивый. Вместо хорошей затрещины он получил миску молока, несмотря на то, что стал причиной сегодняшних неприятностей.

Кот виновато поднял зеленые глаза на стол, над которым висело напряженное молчание.

Гипатия держала ложку в левой руке, поскольку правая была по локоть замотана в бинт и покоилась на переброшенной через шею тканевой перевязи. Повезло, что хозяин собаки проявил такую прыть, иначе девочка получила бы более серьезные травмы.

– Я ведь говорила, что твой дидактический материал ни на что не годится, – проговорила мать.

– Да, к таким заданиям должна прилагаться медицинская страховка, – вставил реплику отец.

– Он не виноват, – ответила девочка, – Просто он маленький и глупый.

Она осторожно пошевелила рукой и, почувствовав боль, продолжила есть. Обезболивающие переставали действовать.

Увидев это, Кот вновь опустил глаза и свесил уши над миской. А ведь она защищает его, уверенная, что всё вышло случайно. Если бы она только знала, кто он на самом деле.

Странная она, думал Кот. Пожертвовать собой ради спасения какой-то черной шкурки, которой и на рукавицу не хватит.

– Ну и как у него с адаптацией? – спросил отец, бросив беглый взгляд на питомца.

– Гораздо лучше, – ответила Гипатия, – Он позволяет себя гладить. Еще он очень любознательный, активно изучает наш дом.

– И не только наш, – пробурчала мать, – Еще и в соседский полез.

– Наверное, это я забыла закрыть дверь, мам. По моей вине он вообще мог погибнуть.

Кот со всего размаху ткнулся мордой в миску, отчего молоко брызнуло в стороны. Утонуть не получилось, зато девочке в тот вечер пришлось еще и пол в кухне помыть.