Глава
17

– Как ты себя чувствуешь, дорогая? Ты не представляешь, как мы с отцом волновались, когда узнали, где ты.

– Нормально, мам. С собакой вышло похуже.

Разговор происходил в больничной палате, небольшой, но довольно опрятной. Гипатия лежала на кровати, а ее родители сидели рядом на табуретах. Удивительнее всего было то, что Кот при этом свернулся колечком на животе девочки. И это, несмотря на то, что домашних животных располагать в палатах было строжайше запрещено. Попытка выдворить маленькое, а за последнее время и весьма потрепавшееся существо привели лишь к образованию серьезных царапин на руках медицинского персонала. В итоге, дикого питомца решили оставить в целях сохранения одежды и кожи под ней.

– Доктор сказал, что это лишь ушибы и легкое сотрясение, – говорила мать, – Но в следующий раз слушай, пожалуйста, отца.

– Да, я ведь говорил, что не стоит тебе разгуливать...

– Пап, не начинай, - протянула Гипатия, - В конце концов, я ведь нашла его.

– Да, кстати, – отец бросил взгляд на Кота, – Я был в школе, чтобы предупредить о твоем больничном. А заодно поинтересовался и про этот ваш эксперимент... И был неприятно удивлен, узнав, что подобного задания не существовало...

Девочка замерла в ожидании разноса за обман, но отец продолжил с воодушевлением:

– Однако преподаватели сочли, что идея крайне интересная, и они обязательно включат ее в программу! Я горд, что моя дочь не только может идти по чужим стопам, но и сама способна прокладывать путь другим. Недаром она носит имя женщины, к чьему мнению прислушивалась вся Александрия.

– Да неужели... – выдохнула Гипатия и положила руку на спину своего четвероного любимца.

Кот же поднял голову и тревожно огляделся по сторонам. В воздухе появилось знакомое напряжение. На этот раз портал появился в углу, и, спрыгнув с кровати, Кот направился к нему в гнетущем ожидании чего-то нехорошего. Он знал, что его действия закончатся плохо, но вот насколько, даже не предполагал.

– Эй, ты куда? – вскрикнула девочка, – Пожалуйста, не убегай снова. У меня не хватит здоровья тебя постоянно разыскивать.

– Я же говорила, что он странный, – недовольно проворчала мать.

Кот не пытался покинуть помещение. Он сел в уголке и принялся перемяукиваться с кем-то невидимым.

– Действительно, странный, – согласилась Гипатия, откинувшись на подушку.

Кот поднял глаза на возвышающегося над ним Астрея. Статный, с чувством собственного достоинства и приятными чертами лица, новый Верховный Бог разглядывал его с нескрываемым интересом.

– Не тяни, – просипел несостоявшийся повелитель, - Я отлично знаю, что нарушил все, что только можно и нельзя.

– Действительно, такой маленький зверек, а столько всего учудил, - отозвался мягким приятным голосом Астрей, – На моей памяти, ты первый, кто прибегнул к подобным ухищрениям. Не считая Бройнира и Хельдь, конечно. Они, в прочем, уже свое получили. Пару веков полежат на дне, подумают о содеянном.

– Полагаю, я достоин большего, – подавленно пробубнил Кот.

– Гораздо большего. Гораздо. Однако твой последний поступок меня искренне поразил. Неожиданно, знаешь ли, и так на тебя не похоже.

– Я не специально... Так получилось.

– Тем не менее, достойно похвалы. Поэтому, я решил, что одному мне будет довольно сложно перевоспитать твою свиту. А вот тебе есть что донести до этих бездушных бездельников. Так сказать, из личного опыта.

Кот ждал продолжения и молчал.

– Решать тебе, я торопить не собираюсь.

Кот оглянулся на девочку, снова взглянул на Астрея и заговорил:

–Хочешь сказать, что моим наказанием будут исправительно-просветительские работы?

– Не наказанием. Я предлагаю сотрудничество, притом на добровольной основе. Ты достойное божество, у тебя есть душа. Знаешь, а темному божеству душа даже к лицу.

Кот опешил от удивления.

– Я надеюсь, ты примешь мое предложение. Очень на это рассчитываю. Однако у тебя есть еще одна кошачья жизнь в запасе. Что мы будем с ней делать? Юридически, она закончилась, фактически же ты чудесным образом еще жив. Грубейшее нарушение, с одной стороны. С другой - подобный случай правилами вообще не предусмотрен. Поэтому, жизнь кота исключительно в твоих руках... лапах.

– Я бы не хотел торопить события, – осторожно заговорил Кот, – Тем более, не мне одному важна эта кошачья жизнь.

– Понимаю, – кивнул Астрей, - Однако, непросто прожить жизнь, когда знаешь, чем все закончится, и кто ты на самом деле. Тоскливо, не правда ли?

Кот кивнул и повесил уши.

Астрей присел на корточки и положил руку ему на голову.

– Пусть будет так, как было задумано изначально, – сказал он, – У меня полно времени, чтобы дождаться твоего решения. Увидимся, когда придет время.

Яркая вспышка ослепила Кота, и тяжелая масса ненужных воспоминаний и знаний взмыла куда-то вверх, голова стала легкой, а мысли четкими и ясными. Он словно очнулся от какого-то кошмарного сна, который не помнил.

– Ну, иди же сюда, – поманила его девочка, сев на кровати.

Он запрыгнул к ней на живот, свернулся калачиком и подставил голову. Коты больше всего любят, чтобы их гладили.

– Он социализировался, – гордо сказала Гипатия, – Я выполнила будущее задание.

– Никто не сомневался, – улыбнулась мать, – Мы пойдем. Завтра принесем чего-нибудь вкусного.

– Не забудьте и про него!

– Не забудем, не переживай, – отозвался отец, – Доктора против, но я принесу ему мяса.

Кот блаженно потянулся и заурчал. В конце концов, быть черным котом не так уж и плохо.