Глава
5

Каждый ужин начинается с одного и того же вопроса:

– Как дела в школе, дорогая?

Гипатию всегда подмывало ответить на это, что у нее и помимо школы бывают дела, в то время как общих дел со школой иметь не хотелось бы вовсе.

– Проходили новую тему, – без энтузиазма отвечала она, вилкой гоняя вареные овощи по тарелке.

– Всё новое - это хорошо, – изрек отец, – Вот поэтому учиться не только важно, но еще и интересно.

– Так же интересно, как смотреть немое кино с закрытыми глазами по выключенному телевизору, – пробурчала Гипатия.

– Дочь, не начинай эту тему, – недовольно сказала мать.

– Он первый ее начал, – Гипатия кивнула в сторону отца, – А я лишь высказываю свое мнение. У меня ведь есть право на личное мнение.

– Если оно не противоречит логике, здравому смыслу и законодательству, – назидательно молвил отец.

– Слушай отца, доченька, – поддакнула мать, – У него три высших образования и место главного инженера ему досталось не просто так.

Да, и поэтому икра в его тарелке не из рыбы, а из кабачка, тоскливо подумала Гипатия, а вслух произнесла:

– А что если я не хочу быть инженером? Вдруг я хочу писать книги.

– Книги пишут лентяи, не способные принести реальную пользу людям, – парировал отец, – Если бы писательство приносило пользу - этому учили бы в школе.

– Значит, всё, чему не учат в школе - бесполезно?

– Абсолютно!

– Отец прав, – примиряюще произнесла мать, – Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на пустые занятия.

– Ооо, тогда я пойду в свою комнату и займусь чем-нибудь крайне полезным, – девочка встала из-за стола.

– Будешь делать домашнее задание? – уточнила мать.

– Конечно! Я специально попросила домашнее задание вдвое больше обычного, – она подумала и добавила, – Только возьму с собой молочка.

– Молочка, – удивился отец, – С каких пор ты начала пить молоко?

– С тех пор, как решила заработать шизофрению, зубря уроки.

Отец открыл было рот, чтобы возмутиться, но тут послышались негромкие глухие удары, и все устремили взгляды в сторону лестницы, расположенной между кухней и гостиной.

По лестнице неторопливо катился маленький черный котенок, отсчитывая ступени то затылком, то челюстью, то костлявым задом.

В повисшей тишине животное завершило спуск, сосчитав все двадцать две ступеньки, и растянулось на полу прямиком напротив стола.

– Молоко для него? – неуверенно проговорил отец.

– Домашнее задание! – воскликнула девочка, – Зоология.

Родители с недоверием переглянулись.

– Новый раздел. Социология животного мира. Нам задали найти не социализированное животное с целью его последующей социальной адаптации в человеческом обществе, – экспромтом выпалила Гипатия.

Затянулось молчание, в ходе которого котенок предпринимал тщетные попытки подняться с пола.

– Мне всегда нравились эксперименты в образовании, – заговорил отец, – Наконец-то эти халтурщики из министерства начали думать.

– Доченька, тебе достался не лучший дидактический материал. Ты можешь поменять этого кота на более пристойный вариант?

– Нет, мама. Но зато его нужно накормить. Если он умрет - я провалю задание.

– Моя дочь не может провалить задание! – взревел отец, – Дайте ему мяса!

– Он истощен и не может есть сам, – ответила девочка, – Мне нужен шприц.