Глава
9

Недовольный и униженный, Кот лежал на коленях девочки. Она что-то делала с его хвостом, изредка поглаживая по загривку, и он, в принципе, не особо сопротивлялся. Тем более его божественное достоинство нуждалось в успокоении. Какой дурак разрабатывал эти ножи, думал он гневно. Это же надо, сделать металлическую рукоять, которая тяжелее лезвия!

– Ну вот, готово, – весело сказала Гипатия, поднимая руки, – Теперь болеть будет не так сильно.

Кот махнул ушибленным хвостом и увидел на его конце ярко-белый бинт, красиво намотанный и завязанный бантиком.

– Тебе идет, – хихикнула девочка, – Теперь не будешь искать приключения на свой хвост?

Бант! Да как она смела! Кот вытаращил глаза, соскочил на пол и принялся носиться по кругу, пытаясь ухватить бинт зубами. Гипатия вдоволь нахохоталась, глядя на эту картину, а порядком оскорбленный бог в который раз пообещал ей это припомнить.

Весь остаток дня Кот пытался свести счеты с жизнью. Сначала он залез в микроволновку, но толком закрыть дверцу, а уж тем более нажать снаружи на кнопку не смог. Он понадеялся было на то, что кто-нибудь включит прибор не глядя, однако спустя час его бережно достали оттуда и заменили мороженной курицей.

– Я тебе этого не прощу, – пригрозил Кот курице, кружащейся в медленном танце по ту сторону стекла, – На твоем месте должен был быть я.

Затем он решил повторить трюк, но уже со стиральной машиной. Однако и эта авантюра не увенчалась успехом. Сначала он получил порцию порошка на голову, после чего был вымыт под краном и высушен феном. В результате нечистыми остались только его коварные планы, зато шерстка лоснилась и пахла цветами.

Попытка заскочить в холодильник, пока тот был открыт, закончилась прижатой лапой. И благо, что уплотнители притворов в дверце были мягкими, иначе Коту пришлось бы какое-то время скакать на трех конечностях.

– Какой же ты глупый, – отчитывала его девочка тихим поздним вечером.

Она гладила невезучее божество по спине, а тот плющился у нее на коленях и думал, что иногда быть котом не так уж и плохо. Он прожил столько жизней, но ни в одной из них к нему не относились с такой теплотой. За последние несколько тысяч лет он испытал какое-то новое чувство, которое не мог объяснить, но оно было крайне приятным.

Идиллию прервало появление небесных коллег.

– Ты, наверное, думаешь, что пауки долго живут, - затянул окорок старую песню, – Не знал, что тебе свойственно такое поведение.

– Видишь, мне мешают, – Кот кивнул вверх, на гладящую его руку.

Девочка не могла видеть божественных пришельцев, поэтому продолжала сидеть на стуле в своей спальне и получала удовольствие, тиская теплое  мягкое животное.

– Силы этой молодой особи женского пола, удерживающие твое всемогущее тело, поистине впечатляют, – съязвила рыба.

– Мое тело сейчас чуть сильнее муравья, – лениво отозвался Кот.

– Тогда тебе лучше избавиться от нее, – нетерпеливо молвил окорок, – Либо оставь нам этот вопрос. Спустя минуту здесь не будет ничего, создающего проблемы.

– Это противоречит всяческой морали, не говоря о прописные правилах, – всполошился Кот.

– И это говорит мне самый темный и коварный бог, которого только видывали небеса? – изумился окорок.

– Я имел в виду, что дополнительное внимание нам совсем ни к чему.

– Тогда пора проваливать из этого дома. Коли уж ты сам... то есть твое нынешнее тело не способно на какие-либо вразумительные действия, мы с Хельдью решили тебя подстраховать.

– Каким образом? – насторожился Кот.

– Для начала мы, вопреки всем правилам, поможем тебе покинуть сие жилище, ибо сам ты с этой задачей не справишься.

Рыба взмахнула плавником, и издалека раздался еле различимый щелчок дверного замка. По полу потянуло холодом.

– Дверь открыта, – продолжал небесный пришелец, – Выбирайся на задний двор. Ограждение там исключительно символическое, однако по ту сторону разгуливает соседский пёс. Ротвейлер, если тебе интересны подробности. На мой взгляд, идеальный вариант.

– Ну... Да... – согласился Кот, стараясь выглядеть максимально мужественным.

Легко им говорить! Им то не нужно помирать, причем самым ужасным и болезненным образом.

– Ступай, – приказным тоном проговорил окорок, – Не теряй попусту время. Мы итак переступили через все самые строгие запреты.

Кот нехотя потянулся, подождал, когда коллеги по злому умыслу исчезнут, потом соскользнул на пол и засеменил к заднему входу.

– Стой! Ты куда собрался? – воскликнула девочка ему вослед, но Кот только прибавил ходу.

Странные ощущения переполняли его. Он четко осознавал свою миссию, однако уходить из теплого дома, а уж тем более совать голову в пасть злой собаке совсем не хотелось. И дело было далеко не в инстинкте самосохранения.