Люди — интересные создания, а самая прекрасная часть — манипуляция ими, как я люблю называть, лёгкое влияние на их решение. Все, кто попадался на моём пути, были жертвами воздействия, потому что это, своего рода, небольшая игра, где ты ведущий, а он ведомый.


Есть несколько правил, которым нужно следовать подобно заповедям: первое, ты никогда не должен задумываться о последствиях, какими бы они ни были, хоть человек окажется в петле — нет; второе, не показывай истинных намерений, потому что никто не любит, когда ими пользуются; и, наконец, третье, моё самое любимое, ни при каких обстоятельствах не испытывай симпатию к подопытному, а о любви я вообще молчу, иначе всё рухнет в мгновение ока. Если привязан — не всё равно, не сможешь скрывать свою грязную натуру, будешь зависеть. Одним слово, провал, крах, гибель!


-Фран! — доносится знакомый голос, заставивший оторваться от книги и повернуться в сторону идущего навстречу парня, одетого в светло-синюю футболку и чёрные джинсы. Тёмно-русые волосы противно зализаны набок — писк моды. На лице красуются очки без диоптрий. Знакомьтесь, Ален Груссо — мой лучший друг, учимся мы на факультете журналистики в одном из самых престижных университетов Франции. И, по всей видимости, у приятеля проблема: девушка ушла. — Можно с тобой поговорить?


Бинго!


-Виолет ещё та шлюха.


-Но я, — начал приятель, но потом резко затих, поджав губы. — Ненавижу, когда ты начинаешь читать меня.


-Она ушла к Жаку? — Ален начал кусать нижнюю губу, молча выразив согласие. — Скажу тебе одно: они и месяца вместе не протянут, потому что Жака интересует только её грудь, а её — его деньги, которых, на самом деле, нет. А потом она приползёт к тебе, и ты, скорее всего, примешь, так как вы встречались почти полгода. Такой ответ тебя устроит?


-Ну, ты и! — ругательство он проглотил, выдохнул и закрыл глаза.


-Чтобы её не принять обратно — тебе нужно хорошенько отвлечься, поэтому сейчас мы пойдём в бар, — продолжил я.


-У нас же завтра сдача.


-Я всё давно сделал.


-Тебе лишь бы напиться. Кто-то мне говорил, что зарплату задержали, и приходится сводить концы с концами?


-А кто сказал, что платить буду я? — ухмыляюсь в ответ и получаю злобный взгляд. — Кого бросили, тот и платит. Когда меня кинут, то за мой счёт.


-Тебе никогда не понять меня!


-Потому что я ни к кому не привязываюсь. Ну, так что?


-Извини, — Ален сделал виноватый вид, — у меня разбор по мировой литературе не сделан, а у тебя в редакции завтра важное событие — нечего шляться по ночам.


-Мне скучно, — закрываю глаза и откидываюсь на подоконник. — И есть охота: прожить на одном хлебе и воде просто невозможно.


-Можешь у меня поесть, а потом домой поехать, — мотаю головой. — А что?


-Я лучше прогуляюсь.


-Ладно тогда, я пошёл. Ты…


-У нас совещание в редакции насчёт завтрашней встречи, — ответил на вопрос, чем вызвал недовольство у собеседника. — Удачи!


В ответ мне лишь помахали. Как тухло, и есть хочется, так как в моей «любимой» университетской редакции задержали зарплату, а предыдущая смогла покрыть только квартплату и питание, но исключительно на полмесяца, а на остальной части я буквально выживаю: шляюсь по барам и ловлю одиноких девушек, чтобы поесть. Секс идёт, как бонус. Всё просто — ты сидишь, присматриваешь красивую и одинокую, имитируешь обморок, вуаля, она твоя: каждая всегда готова помочь парню, попавшему в беду, у них так материнский инстинкт срабатывает, чем активно пользуюсь, потому что иного выхода просто не вижу. Родители попали в автокатастрофу, когда мне было шесть лет, и все заботы о юном мальчишке взяла бабушка, которая, к великому моему сожалению, умерла четыре года назад, оставив семнадцатилетнего подростка совсем одного, поэтому пришлось крутиться. Я устроился на работу, в университетскую редакцию, и получаю не только деньги, но и опыт вместе с приятными воспоминаниями.


-Фран, — ко мне подходят близнецы Пети. Роджер и Валери. Они всегда вместе: ходят, работают, едят, даже отсутствуют — иной раз у меня возникает чувство, что это не два отдельных человека, а одна личность. — Совещание отменилось, но просили передать, что в девять часов надо быть в аудитории «18А»


-Хорошо, спасибо.


-Интересно? — поинтересовалась Валери, уставившись на книгу.


-Да.


-Шекспир — величайший английский драматург, — отметил Роджер.


-Слишком много драмы, не понимаю немного этого, хотя написано очень красиво -отметил я и закрыл книгу.


Близнецы улыбнулись.


-Завтра в девять.


-Не опоздай.


Мы попрощались и разошлись. Близнецы Пети — очень интересные: то подойдут и поинтересуются чем-то из чистой вежливости, то будут игнорировать несмотря на все попытки собеседника заговорить с ними. Если честно, я ни разу не видел, чтобы они злились. Напряжённые ситуации были, но Валери и Роджер слишком спокойно всё воспринимали, и эта их невозмутимость передавалась на остальных членов редакции. Как и у любого человека, имеющего слабость, близнецы не переносили слёз: если кто-то плакал, они молча уходили, оставив человека наедине со своим горем. Похоже на воспитание в богатых и статусных семьях, хотя никто даже не интересовался, откуда они.


На улице лило как из ведра: прохожие, держа в руках разноцветные зонтики, спешили вернуться домой, а я уныло плёлся по улице, ища глазами бар, соответствующий моим стандартам. Живот громко гудел, и неприятно сосало под ложечкой. Нет, такими темпами точно не выживу. Мне срочно нужна еда, мне срочно нужна еда! Наконец-то моё внимание привлекла яркая вывеска «Красный апельсин». Интересное и необычное название, так что, думаю, стоит заглянуть — направляюсь ко входу, и скоро меня встречают приятная громкая музыка, смех, разговоры и много людей. Очень много, даже свободного столика нет. Я оглядываю помещение и замечаю сидящую в углу красивую девушку, которая курила сигарету и пила бокал вина. Она заметила мой взгляд, улыбнулась и жестом пригласила присоединиться. Сегодня удачный день просто!


-Здравствуй! — улыбнулась она и поправила вьющиеся длинные светлые волосы.


Так, блондинка, весьма ухоженная: на ней была белая блузка и чёрная юбка-карандаш — значит, она, скорее всего, работает в офисе. Минимум макияжа, приятный цветочный аромат — работа идёт с людьми. Не замужем, с достатком, так как на пальцах виднеются дорогие кольца, хотя это может быть и подарки от ухажёров.


-Привет! — улыбаюсь в ответ и присаживаюсь рядом. — Фран.


-Амели, — тонкая струйка дыма летит прямо в лицо. Пахнет ментолом. — Не присоединишься? Я угощаю.


Сегодня удача просто поцеловала меня!


-Я буду виски с колой.


Амели оказалась весьма приятным собеседником: да, как я и предположил, она работает в офисе в отделе продаж — часто контактирует с клиентами. Недавно рассталась с молодым человеком, который уехал в Америку, не удосужившись сохранить отношения на расстоянии, а дело шло к свадьбе. Одним словом, удачный улов.


-Я понимаю, что ною, но мне надо выговориться, — её щеки пылают, а язык уже начинает заплетаться от количества выпитого алкоголя. Мы сидели в баре уже около четырёх часов, судя по опустевшему помещению и количеству посуды на столе.


-Ничего страшного, я всё понимаю.


-Может, ко мне?


Красивая и чистая комната, вещи разбросаны по полу, мы лежим на кровати и страстно целуемся, поглаживая друг друга. Я опускаюсь ниже и провожу языком по шеи, очерчиваю её ключицу — всё ниже и ниже. Она стонет, когда целую грудь, а потом слегка прикусываю соски. Амели трётся о мой член, шепча, чтобы поскорее вошёл в неё, но продолжаю дразнить, проводя языком по животу и оставляя мокрую дорожку. Мне нравится, когда девушки изнывают от желания, мне нравятся, когда они стонут и просят ещё. Я начинаю двигать головкой, дразня клитор, а потом резко вхожу. Из губ блондинки вырывается стон, и она начинает сама двигать бёдрами, задавая темп. По спине пробежал приятный электрический ток — начинаю ускорятся, двигаясь в такт. Тёплые волны внизу живота, экстаз, крики, стоны, скрип кровати. Эта ночь ничем не отличается от предыдущих, потому что я искал еду и нашёл её.


Утром завтрак состоял из яичницы с беконом и записки, оставленной мной на тумбочке около спящей девушки: «Завтрак на кухне. Эта ночь была потрясающей. Спасибо. Ф.»