Одним месяцем ранее.

 

Комнату залил мягкий солнечный свет, пробивающийся сквозь плотно задёрнутые шифоновые шторы. Некоторые прямые лучи всё же пробрались в комнату и упали на календарь, украшающий одну из кремовых стен. Прямо под ним расположился стол, заставленный стопками новеньких учебников и еще неисписанных тетрадей. А его центр украсила хрустальная ваза, наполненная розовыми пионами. Блики, отражающиеся от её поверхности, создавали десятки солнечных зайчиков, прыгающих по всей комнате. А лёгкий аромат цветов заполнил собой всю спальню.

По соседству со столом возвысился огромный белоснежный шкаф, сверху донизу заставленный книгами разных жанров: от детективов до любовных романов, от классики и до фэнтези. Кое-где их разбавляют свечи и рамки с фотографиями.

Под высокой кроватью, примостившейся у противоположной стены, валяется потрёпанное издание Джейн Остин. А рядом, там же на полу, стоит пустая чашка из под кофе. По розовой подушке разметались длинные золотистые локоны. Одеяло смялось и задралось до колен. Пушистый зеленый носок, спущенный почти до пятки, украшает правую ступню, его же напарник слез и упал недалеко от пустой чашки. Тонкие изящные руки крепко сжали подушку в цветочек. Ресницы несильно вздрогнули, когда солнечный луч попал прямо на глаза. А в следующий миг они открылись.

 

Я опять проснулась от яркого солнца.

Руки неспешно потянулись за телефоном, часы показали девять утра. Сколько?! Мои глаза округлились, я резко выпрямилась на кровати. Чуть не проспала!

Отбросив бледно-розовое одеяло в сторону, я резко вскочила с кровати и, прежде чем сделать шаг, посмотрела на свои полураздетые стопы. Затем наспех натянула носок-напарник обратно на левую ступню и промаршировала в ванную. Пришлось несколько раз умыться ледяной водой, прежде чем та избавила меня от последних остатков сна.

Зажав зубную щетку за щекой, я уставилась в зеркало на своё отражение. Светлые волосы растрепались и торчали во все стороны, обычно прямая челка сегодня встала дыбом, а голубые глаза немного распухли и покраснели. И как некоторым девушкам удаётся просыпаться с идеальным внешним видом? Или такое бывает лишь в  кино?

Я встряхнула головой, как делала каждый раз, когда хотела избавиться от ненужных мыслей. Сейчас нужно сосредоточиться на планах на сегодняшний день, а не думать о пустяках. Но вопреки внутреннему голосу, на ум пришёл недавний разговор с папой. Вчера поздно вечером он позвонил и сообщил, что задержится в своей командировке еще на два дня.

Обозлённая, я со всей силы сжала расчёску.

Нет, я не против того, чтобы отец работал. И даже понимаю, что он старается на благо семьи, но всё это уже переходит границы. Начало переходить несколько лет назад.

Раньше папа мог пропадать в командировках по несколько недель, но всегда возвращался и проводил очень много времени с семьёй. А потом недели стали месяцем, затем несколькими. Он начал пропускать семейные вечера, позже - праздники. И я… скучала.

В последний раз я видела отца в самом начале лета, он объявил, что уезжает до конца августа. Я глубоко вздохнула, заново переживая неприятные воспоминания.

Конечно, тогда не обошлось без споров и упрёков, но папа был непреклонен. Все эти дни я ломала голову: в чём преимущество быть главой компании и не иметь возможности взять себе отпуск тогда, когда пожелается?

О том, что папа решил уехать от нас на три месяца по собственному желанию, я старалась не думать и просто ждала двадцать девятого августа – дня его возвращения. Естественно я разозлилась, когда он сообщил о задержке.

Зато Арина его, конечно же, поддержала. С каждой удачной сделкой моя младшая сестрёнка становилась всё счастливее. Ведь успех и нолики на семейном счёте были её оружием в борьбе за социальную власть. Арине нравилось быть богатой, впрочем, как и родителям. Я же, не сказать, что была против шика и роскоши, просто отец так быстро сколотил себе состояние, что я до сих пор не могла к этому привыкнуть, слишком яркими были воспоминания из самого «обычного» детства.

Мне было семь, когда отец, скопив довольно внушительный капитал, ушёл из старой фирмы, затем перевёз семью в элитный городок под названием Солярис и открыл свою компанию. Поначалу приходилось туго, большая конкуренция, маленькие связи. Но затем последовал один успешный проект, потом еще один – покрупнее. И так год за годом.

С тех самых пор папа не провалил ни одного дела, его имя стало появляться в журналах про бизнес, а мы переехали в новый дом. У меня появилась своя комната, сестрёнка поселилась в спальне напротив.

Я улыбнулась, вспомнив, с каким воодушевлением она обустраивала свой уголок. Казалось, что прежде чем купить очередную подушку, Арина изучила мебельный магазин с лупой в руках. Денег она тоже не пожалела. Невольно, из груди вырвался недовольный вздох.

Да уж, если я не хотела тратить десятки тысяч на гулянки и походы по магазинам, то сестрица делала это за нас обеих. Вот вам и вселенское равновесие.

Закончив расчёсывать волосы, я заплела их в две тугие косы и поспешила обратно в комнату. Великие силы, как же тут душно! Подойдя к окну, я рывком отодвинула шторы и, распахнув его нараспашку, выглянула наружу. Сразу подул прохладный ветерок, в нос ударил аромат прелой листвы. Я подставила лицо навстречу мягкому солнышку и закрыла глаза, наслаждаясь каждой секундой.

Последние две недели Солярис заливало дождями, и я даже уже смирилась с тем, что холода вернулись в город окончательно. Но вчера нас снова посетило солнце, будто вспомнило, что лето еще не закончилось. Три дня… Три дня и вернусь в школу.

Впереди меня ждал выпускной класс: безумное время подготовки к экзаменам и напряженной учёбы. Каждый раз, когда я представляла себе возвращение в Среднюю школу Соляриса, внутри меня бушевали самые противоречивые чувства. С одной стороны, мне хотелось оттянуть момент встречи с одноклассниками и занудными школьными предметами. А с другой, я не могла дождаться встречи с увлекательными школьными предметами и десятками толстых учебников. Главное избежать дурацких школьных интриг. Может, стоит закрыться на весь год в библиотеке?

Впрочем, именно так я и планирую поступить. Зарыться с головой в книги, хорошенько подготовиться к экзаменам и не отвлекаться на всякую ерунду. Но этот марафон я начну через три дня, а пока что можно расслабиться, запастись огромным количеством терпения и насладиться последними крохами уходящего лета. А ведь времени осталось так мало. Кстати о времени!

Я в панике взглянула на часы, боясь, что очередной полёт в облаках отнял слишком много драгоценных минут. Те показывали пятнадцать минут десятого. Фух! Времени пока хватает, но если я не потороплюсь, то точно опоздаю.

Отвернувшись от окна, я подошла к календарю и, взяв со стола черный маркер, зачеркнула сегодняшнее число. Помимо только что появившегося крестика, дата была отмечена толстым красным кругом. Я вырисовывала его особенно тщательно. Но не только потому, что сегодня в город должен был вернуться отец. Он был не единственным, чьего приезда я ждала с невероятным трепетом.

Сегодня из Австралии возвращалась Лина, и я ужасно соскучилась по лучшей подруге. Сейчас меня одолевает ощущение, что наша разлука длилась не три месяца, а целых три года! Наверное, такое бывает, когда очень близкий человек уезжает на другой континент.

С Линой Солмей я познакомилась, когда была в пятом классе. В тот год её отец, прямо как мой, переехал в город вместе с дочкой и открыл здесь новый ресторанчик итальянской кухни «Delizioso».

Помню, как мы с сестрой и родителями заглянули туда в первый раз, чтобы поесть пиццу и макароны с пастой. Я и помыслить не могла, что милая девочка по ту сторону кассы окажется моей одноклассницей и по совместительству лучшей подругой. Но, в конечном счете, этот ресторан нас и свёл.

Когда Лина только перевелась в нашу школу, то не сразу пошла на контакт. Да и класс не спешил заводить дружбу с новенькой. Почти у каждого были свои лучшие друзья и сформировавшийся круг общения, никто не хотел впускать незнакомку. Почти никто.

На тот момент у меня не было определённой компании, хотя я хорошо общалась с некоторыми девочками из класса. Мы частенько играли в куклы после школы, вместе делали уроки в библиотеке и ходили на рисование. Мне с ними было очень комфортно, но крепкой дружбы завязать ни с кем так и не удалось.

С Линой всё закрутилось в один октябрьский вечер, когда я притащила в ресторан новенький томик приключенческих рассказов о волшебном мире часов. Читать я любила жутко. Точнее, до сих пор люблю. До сих пор могу провести ночь за увлекательным рассказом.

В тот далёкий день папа подарил мне долгожданный томик, а я была так счастлива, что попросту отказалась выпускать книгу из рук. Так и продолжала носить её за собой с утра и до самого вечера. Стоит ли удивляться, что я принесла её и на наши семейные посиделки в «Delizioso»? Вот и я думаю, что нет.

Лина уже тогда начала помогать своему папе с рестораном: провожала гостей к их местам, разносила меню, меняла салфетки на столиках. В общем, делала всё, что могла сделать двенадцатилетняя девчонка.

Когда она с торжественным видом принесла нам кожаную папку со списком блюд, её взгляд невольно упал на мою книгу. В тот вечер Лина первая заговорила со мной. Оказалось, что она тоже является фанаткой этой истории. Так, слово за слово, мы нашли еще одну общую тему для разговора, а потом еще одну. И через короткое время нас уже было не оторвать друг от друга.

Помню, как была на седьмом небе от счастья. Это же так круто – встретить друга по интересам. Да и Лина была рада наконец завести подругу в новых краях. С тех самых пор я стала всё чаще заглядывать в «Delizioso». Мы с моей новой лучшей подругой могли часами пить кофе и обсуждать книги, делать уроки и просто сплетничать. Так и завязалась наша крепкая дружба.

И вот этим летом Лина уехала. Впервые в жизни мы расстались на такой долгий срок. Подруга мечтала стать великой танцовщицей, как мать, поэтому и укатила в австралийский танцевальный лагерь на целых три месяца. Там она успешно познавала всю глубину и сложность будущей профессии. Я была безумно рада за подругу, хоть и скучала также безумно.

И хоть мы каждый день переписывались в социальных сетях, и трижды в неделю созванивались по телефону, мне очень не хватало моей Лины. И вот, наконец она возвращается. Моя лучшая подруга снова будет рядом. От этой мысли мне захотелось петь во весь голос, причём так, чтобы слышала вся улица.

Прикрыв окно, я в два шага подскочила к шкафу, но стоило открыть белоснежные дверцы, как мне на голову чуть не вывалилась стопка свежевыглаженной одежды. Руки автоматически подхватили внушительную кипу. Вот же сестрёнка! Та еще помощница! Если бы не моя хорошая реакция, то пришлось бы собирать все вещи с пола. На это ушло бы минут десять, не меньше, а мне никак нельзя было опаздывать.

Опустив хлопковую стопку в сторону и аккуратно вернув вещи на место, я окинула свой гардероб придирчивым взглядом. Да уж, тусклее и мешковатее одежда только у мальчишек. Впрочем, меня это вполне устраивает. Руки автоматически потянулись к излюбленным черным джинсам, в дополнение к которым были выбраны черный топ и тёмно-зелёный свитер. Я мигом скинула с себя пижаму и натянула выбранные вещи, оставался лишь лёгкий макияж.

С косметичкой я подружилась не так давно. И не потому, что мама в своё время не научила пользоваться подводкой, просто пока все мои одноклассницы тащились от поп-звёзд и красились как в модных журналах, я читала. Книги мне всегда были больше по душе, чем видеоклипы и девичники у Кати, Маши или Даши. Зато Лине, в отличие от меня, всегда удавалось совмещать миры модниц и книголюбов, чему я, честно признаться, даже немного завидовала. И всё же мне были чужды все эти девчачьи штучки, пока… Пока я не влюбилась.

Это произошло два года назад, когда ко мне в душу запал один парень, даже не знавший о моём существовании. К сожалению, я была не единственной девушкой, влюбившейся в него по уши. Ох, далеко не единственной.

Я могла смириться с тем, что он никогда обо мне не узнает, а могла попытаться изменить что-то в себе, попытаться обратить на себя его внимание. И так уж вышло, что моё упрямство и врождённое чувство конкуренции мгновенно толкнули меня по второму пути. Тогда я и решилась с головой окунуться в девчачий мир.

В этом мне отлично помогла лучшая подруга. И хоть Лине не удалось избавить мой гардероб от многочисленных свитеров и огромных футболок, она привила мне любовь к косметике и научила красиво укладывать волосы. К слову, это привело к успеху, тот самый парень заметил меня. Через какое-то время мы начали встречаться, но потом разошлись. Впрочем, я вновь встряхнула головой, отгоняя ненужные мысли, сейчас мне совсем не хотелось об этом думать.

Быстро подкрасив ресницы и щёки, я намазала губы любимым вишнёвым бальзамом. И в довершение образа нанесла на запястья любимым цветочный аромат, не забыв напоследок  улыбнуться своему отражению. Вполне неплохо. Сумочка, балетки и я готова.

Уговаривать себя долго не пришлось. Мне так не терпелось поскорее выбежать из квартиры, что я схватила первую попавшуюся сумку и полетела пулей на первый этаж.

- Милая, ты уже встала? – с кухни донёсся мамин ласковый голос.

Я остановилась как вкопанная. Не стоит сбегать, не сказав ни слова. Ноги сами понесли меня на кухню.

- Конечно, мам, - натянуто улыбнулась я, облокачиваясь на дверной косяк. - Во-первых, я не Арина – спать до обеда. А во-вторых, ты что забыла, что сегодня возвращается Лина?

- Такое забудешь, - в ответ усмехнулась она. - Ты же мне все уши прожужжала. Садись за стол, я сделаю завтрак.

На этот раз я улыбнулась от всей души. Сегодня у мамы было хорошее настроение. Данное явление с каждым годом можно было увидеть всё реже.

Когда папа стал частить с командировками, мама сильно изменилась. Поначалу это было незаметно, ведь она по-прежнему ходила в свой любимый фитнесс клуб или встречалась с подругами на воскресных собраниях. Позже я заметила, что она стала брать на себя всё больше обязанностей, начала всё чаще проводить время вне дома. Словно пытаясь заполнить супружескую пустоту заботами. А иногда её гиперактивность сменялась приступами меланхолии. Тогда мама могла сутками сидеть в своей комнате.

Не знаю, замечала ли это Арина, но я – да, поэтому старалась всё реже лезть к маме со своими проблемами и переживаниями. Я знала, как трудно и одиноко ей без папы, поэтому не возлагала на неё еще и свои тревоги.

Однако иногда случались дни, когда мама была в прекрасном расположении духа. Это было похоже на тёплый солнечный день, грянувший во время суровой и серой зимы. И я была очень рада, что, несмотря на папину двухдневную задержку, на материнском лице сегодня сияет улыбка.

Только вот её хорошее настроение, никак не сможет оправдать моё опоздание. Поэтому я выпалила на одном дыхании:

- Мам, ну какой завтрак, я же опаздываю! Мы с Линой поедим в нашем месте, обещаю.

- Хотя бы кофе возьми, - предложила мать, коварно сверкнув глазами.

- Возьму, - с улыбкой простонала я. Вот же! Знает чем меня подкупить. От кофе, тем более с собой, я никогда не отказываюсь.

Через секунду раздалось жужжание кофемолки, затем послышался звук льющегося кипятка. Наконец мама протянула мне ароматную жидкость и спросила:

- Ты ничего не забыла? Ключи, проездной, кошелек…

- Мам, – прервала я на полуслове – ну конечно нет. Я же не маленькая.

- Ну конечно, – передразнила она меня. - Я просто забочусь.

- Спасибо, я ценю это, правда, – пролепетала я, возвращаясь в прихожую и натягивая балетки.

- Ладно, всё, хватит болтать, иди поцелуй маму и беги уже по делам.

Я засмеялась, быстро чмокнула маму в щёку и выскочила за дверь. Этот маленький обычай прощания завёлся у нас очень давно, когда я была еще маленькой. Мама и папа всегда целовали меня с сестрой на прощание перед уходом в школу или погулять. Точнее, раньше всегда целовали, теперь это происходит гораздо реже. И не потому, что мне уже семнадцать, а Арине - четырнадцать. Просто и мы, и родители, немного изменились.

Спустившись по ступенькам крыльца, я сделала большой глоток кофе и отправилась к месту встречи.

Несмотря на яркое солнце, укрывшее своим светом ведь Солярис, утро было очень свежим. Прохладный ветерок перебирал густую листву деревьев, и та отзывалась характерным шелестом. Птицы громко распевали свои мотивы. Жители соседнего дома стригли газон на своей лужайке, отчего по всей улице разнёсся приятный аромат травы.

Минуя два перекрёстка, на третьем я свернула налево и вышла на нужную улочку. Впереди показался огромный трёхэтажный особняк из желтого кирпича, строительство которого было в самом разгаре. Дойдя до него меньше, чем за минуту, я остановилась прямо напротив - на автобусной остановке.

Людей здесь практически не было. Лишь молодая женщина с ребенком на руках и пожилая пара. Мальчику, сидящему в объятиях своей мамы, было около двух лет. Он держал в руках игрушечный зеленый грузовик и что-то лепетал на своём детском языке. Женщина же активно ему отвечала. Рядом с ними стоял пёстрый детский велосипед с тремя колёсиками, вместо обычных двух.

Что касается пары, то они сидели молча. Бабушка склонила голову на плечо своего супруга и закрыла глаза, блаженно слушая звуки природы, временами заглушающиеся шумом стройки. Руки деда крепко сжали упирающуюся в асфальт трость. Его затуманенный взгляд был направлен вдаль. Любопытно, о чём он сейчас размышляет?

Я смотрела на этих людей, а затем меня посетило какое-то странное чувство. А ведь однажды я буду такой же: буду держать малыша на руках, буду сжимать руку любимого супруга. Только до этого мне еще жить и жить. Но для начала неплохо было бы школу закончить и в университет поступить, а там уже буду и о семье и о будущем думать. А сейчас – нет. Я пообещала себе – ничего, отвлекающего учёбу. Ну кроме моего любимого хобби. Только его.

Мои мысли прервал опустевший стаканчик. Я выбросила его в ближайшую урну и присела на свободный краешек скамейки. Ну и где носит этот автобус! Если верить часам на мобильном телефоне, то тот опаздывает на целых семь минут.

В эту секунду, словно прочитав мои мысли, из-за поворота вынырнула огромная белая маршрутка. Сбоку её украшали три голубые полоски, а спереди большая карточка с цифрой пять. «Пятёрка», так мы называли автобусы, идущие к городскому вокзалу, неспешно подъехал к остановке. Дверцы раскрылись и оттуда мгновенно хлынули люди. Первым вышел молодой мужчина, он сразу подбежал к молодой девушке с ребенком и поцеловал любимую. Следом вышли еще несколько пассажиров, с равнодушным видом проследовавших мимо всей нашей группы. Затем появилась парочка забавных рыжеволосых близнецов, оба тащили на плечах огромные рюкзаки, больше их самих. Мальчишки подошли к пожилой паре, все четверо улыбались.

Затем я вновь перевела взгляд на распахнутые двери автобуса и увидела мою Лину. Одетая совсем не по сезону - в лёгкое голубое платье и джинсовую курточку - она пыталась вытолкнуть огромный черный чемодан вперед себя. Я стразу же подбежала к подруге, чтобы оказать максимально возможную помощь, а когда мне это удалось – стиснула её в объятиях.

- Ура! Ты вернулась. Я так соскучилась! – запищала я ей в плечо.

- Привет, я тоже! Мне столько всего надо тебе рассказать, – пропела в ответ Лина. Я лишь сильнее прижала подругу к себе и только потом отпустила.

- Рассказы немного подождут. Для начала дойдём до «Delizioso», а когда устроимся поудобнее - я буду вся внимание.

Только сейчас я заметила, что помимо огромного чемодана, стоящего у наших ног, на подруге висели две внушительные сумки.

- Великие силы, и как ты это всё дотащила?! – искренне удивилась я. - А, впрочем, неважно. Давай сюда чемодан и скорее пошли. Мне не терпится услышать все подробности.

 

***

 

Не прошло сорока минут, как Лина погрузила все сумки в отцовскую машину. Когда Андрей Николаевич увидел дочь, то поначалу не поверил своим глазам, а затем держал в объятиях почти так же долго, как и я.

Дело в том, что моя подруга не предупредила отца о своём приезде. Главной тому причиной послужило то, что она совсем не хотела отвлекать Андрея Николаевича от работы. Ну и конечно, Лине очень хотелось устроить для папы приятный сюрприз.

На дворе стоял конец августа, и почти все столики в ресторане оказались заняты. К тому же прекрасная погода способствовала наплыву посетителей. Так что работа у Андрея Николаевича шла полным ходом.

- Великие силы, милая! Что ты здесь делаешь? Я думал ты приедешь через пару дней. Что-то случилось? – радость в его глазах резко сменилась беспокойством.

Отец Лины был невысоким крепким мужчиной с загорелым лицом и тёмно-серыми глазами – единственной чертой внешности, что он передал дочери по наследству. Русые волосы были коротко подстрижены, щёки запылали от жара кухонной печи, а брови сомкнулись на переносице, когда он задал свой вопрос.

- Нет-нет, всё замечательно, - поспешила заверить подруга. - Я просто хотела сделать тебе сюрприз. Прости, если напугала.

На её лице мигом проступила виноватая улыбка.

- Ну ты даёшь, - выдохнула Андрей Николаевич. - Так и до инфаркта довести можно.

- Еще раз прости.

- Ладно, к тому же я очень рад, что ты приехала. Кстати, девочки, вам сегодня повезло: ваш любимый столик как раз свободен. Бегите, занимайте, а я всё принесу. Вам как обычно?

- Да. Спасибо пап, я так тебя люблю, – Лина склонила голову на бок и крепко обняла отца.

- Я тоже тебя люблю, – ответил Андрей Николаевич и потрепал дочку по макушке.

Только сейчас я заметила, как сильно отросли волосы у моей подруги. Теперь они доходили ей до талии. В отличие от меня, Лина была настоящей красавицей. Невысокая и спортивная, с густой копной каштановых волос. Длинные локоны аккуратно обрамляли бледное лицо. Серые глаза украшали густые ресницы. А страсть к красной помаде делала подругу похожей на Белоснежку. Лёгкое голубое платье до колена лишь подчёркивало её яркую внешность. Кто бы мог подумать, что за такой красотой скрывается хрупкое и ранимое сердце. Ведь из нас двоих я упрямая, грубая и вечно нарываюсь на неприятности, а Лина – спокойная, робкая, очень чуткая, хоть и слишком самокритична. Сейчас она светилась от счастья.

Когда Андрей Николаевич ушел, мы поспешили занять стол на двоих в углу веранды. Я очень любила это место. Оно находилось немного в стороне от других столиков, и мы могли следить за окружающими, сами оставаясь незамеченными. Я и Лина любили наблюдать за посетителями и прохожими, рассуждать о том, что это за люди. Придумывать о них истории. А еще здесь было удобно заниматься своими делами. Например, читать или делать домашнее задание. И, конечно же, здесь было очень уютно.

Пока мы сидели за любимым столиком и ждали самый вкусный в мире кофе, Лина рассказывала о своей жизни в Австралии. То, чего я еще не слышала по телефону.

- Мила, ты бы видела наше шоу на закрытии лагеря. Мы учили и отрабатывали его целых два месяца. Надеюсь, Никита пришлёт мне видео. Конечно, эффект будет не такой, как если бы ты смотрела вживую, но я уверена, что тебе и так всё понравится. Мне так повезло, что я попала в первый ряд! Несомненно, наши талантливые педагоги придумали всё так, что даже танцор с самой маленькой ролью смог проявить себя. Но тех, кто стоял впереди, было видно намного лучше. Правда, я до сих пор не могу понять, как мне это удалось, ведь там так много талантливых ребят. А хореографы отобрали лишь двенадцать человек.

- Наверно всё потому, что ты очень талантлива и трудолюбива, – подметила я, улыбаясь.

Лина не напрашивалась на комплименты, она действительно сомневалась в себе. Это мне в ней всегда и нравилось. Нет, не её неуверенность. А то, что подруга очень скромная и никогда не ставит себя выше других. Лина - самый талантливый человек из всех, что я знаю. Хоть она сама об этом и не подозревает.

- Ты замечательно танцуешь, - продолжила я. - Даже твоя стена грамот, медалей и кубков говорит об этом! Любой университет мира примет тебя с распростертыми объятиями.

После моих слов щёки подруги покрыл румянец.

- Это неправда, чтобы попасть в университет нудно очень много работать.

- Куда же еще больше, - мои брови поднялись вверх.

В ответ подруга лишь усмехнулась и пожала плечами.

- А ты как? Решила куда будешь поступать?

- Да, - кивнула я. - Отец уже все уши прожужжал мне про свою компанию. Сказал, что если буду заниматься экономикой и маркетингом, то он устроит меня на стажировку в свою фирму, а потом – полноценно возьмёт в штат сотрудников.

- Слушай, это конечно здорово, – с сомнением произнесла Лина – но как же твоя мечта? Ты же совсем не этого желала совсем недавно. Что изменилось?

- Ничего, - ответила я, стараясь не выдать чувств – просто я поняла, что папа был прав. Это глупая идея, и у меня всё равно ничего не выйдет. Я же совсем не похожа на тебя, Лина. И не смей спорить! – прервала я, собиравшуюся возразить подругу. – Я рада, что у меня есть такие хорошие перспективы. Теперь я могу не переживать за своё будущее.

К концу моей небольшой и, как я надеялась, уверенной речи, к столику приблизился Андрей Николаевич. В руках он нёс внушительный поднос, заставленный всякими вкусностями.

- Обсуждаете будущее, девочки? – спросил он.

- Да, – ответили мы в один голос.

- Мила, ты собираешься работать на отца?

- Угу, - кивнула я – у него очень интересная работа. Только нужно еще в университет попасть.

- Я уверен, всё получится. Вы же у нас умницы, - мужчина ласково посмотрел на дочь. - А отец обязательно будет тобой гордиться. Кстати, он еще не приехал? Вы давно не заглядывали ко мне всей семьёй.

- Его задержали коллеги в Вероне, но скоро он приедет. Надеюсь, мы успеем заглянуть к сюда до начала учебного года. Мама соскучилась по вашей пасте.

- Ох, Верона – чудесный город. Хотя мне жаль, что Виктор не смог вернутся вовремя. Передавай Афине привет и скажи, что я приготовлю ей вкуснейшую пасту, как только она заглянет, – подмигнул Андрей Николаевич и, развернувшись на пятках, поспешил обратно в ресторан.

- Обязательно! – крикнула я вслед.

- Твой отец опять задержался? – с сочувствием в голосе спросила Лина.

Я нервно глотнула кофе.

- Не хочу об этом разговаривать, давай лучше поговорим о твоём Никите.

- Мила, ты же знаешь, что можешь рассказать мне всё что угодно, – подруга взяла меня за руку, и мне стало чуточку легче.

- Знаю. Просто я не хочу портить такой замечательный день плохими мыслями. Так что никакого негатива, – я натянула на лицо блистательную улыбку – Давай рассказывай! Какой он?

- Ладно, – выдохнула Лина. – Он просто замечательный! Начну с того, что он самый талантливый танцовщик из всех, что я видела. Как только он появился в стенах лагеря, то сразу покорил всех хореографов. А еще он очень умён и потрясающе красив. Понимаешь, за ним бегали не только все девчонки, но даже и некоторые парни! Недаром же ему досталась солирующая партия в заключительной постановке, - кажется, подруга была в полном восторге.

- Неужели он так хорош? – мне хотелось больше узнать об этом парне, ведь во время пребывания в лагере Лина мне все уши про него прожужжала.

- Да! – закивала она в ответ. – Правда, первое время мы с ним были даже не знакомы. А когда ребята начали ставить финальный номер, и я попала вперёд, то Никита меня заметил и сам ко мне подошел. Понимаешь, самый классный парень на весь лагерь решил познакомиться со мной, – Лина сияла как отполированный серебряный сервиз. – А через неделю после этого он позвал меня на свидание. Оно прошло так классно. Мы гуляли по городу, держались за руки. Всё было так романтично. А после он проводил меня и обнял на прощание. Понимаешь, Мила, он даже и не думал ко мне приставать. Ну не идеальный парень?

- Что-что? – я чуть не поперхнулась. – Он что, даже не пытался тебя поцеловать?

- В том то и дело что нет!

- Напомни, сколько ему лет? – я наморщилась, не веря своим ушам.

- Через месяц ему исполнится двадцать. Он, можно сказать, выпускник этого лагеря и приехал в последний раз. Представляешь, он учится в самой Равенской Академии Искусств. И…

- Так стой, не уходи от темы. Ему почти двадцать и вы даже ни разу не целовались?

- Я такого не говорила, – пролепетала Лина, опустив ресницы и покраснев.

- Ну всё понятно, – засмеялась я.

- Ничего тут не понятно! Да мы целовались, но это было всего пару раз. Мы встречаться то начали за неделю до большого концерта.

 - Ладно-ладно, - я вскинула ладони вверх, якобы сдаваясь – только ответь мне на один вопрос: ты хорошо знаешь этого парня?

- Мила, когда ты так говоришь, я чувствую себя наивной дурочкой, которая влюбилась не в того парня.

- Прости, просто вы так мало общались и я переживаю. Конечно, я полностью доверяю твоим инстинктам. Просто я на своём опыте знаю, что значит «не такой парень», не хочу, чтобы тебя кто-либо обидел.

- Нет, это ты меня прости, - поникла подруга. - Прошло так мало времени с тех пор, как вы с Дмитрием были вместе. Я не должна была тут так радоваться своим отношениям, когда ты, ну, в общем, ты еще не отошла.

- Великие силы, Лина, ты что, с ума сошла? Я и Дмитрий – всё закончилось. Прошло уже почти три месяца. Я в полном порядке, тебе не в чем себя винить. Лина, ты имеешь полное право радоваться, и я радуюсь за тебя. Честно! Сама не понимаю, что на меня нашло. Мы же как сёстры, и я полностью тебе доверяю. Ну конечно этот Никита замечательный! Иначе и быть не может, ведь тебе с ним так хорошо.

- Спасибо, и ты права, мне с ним действительно хорошо. А ты действительно в порядке?

- Да, - мои плечи поднялись в глубоком вздохе - я пережила свою драму. И теперь, полная сил и энергии, я готова к новому. Хотя самое новое, что меня ждёт в ближайший год – это поступление в университет. И это к лучшему, – мои губы расплылись в счастливой улыбке. – Так, давай-ка я схожу нам за новой партией кофе, что думаешь?

- Я только «за», – согласилась подруга.

Взяв её чашку, я направилась внутрь ресторанчика и, быстро завернув за прилавок, кивнула в знак приветствия бармену по имени Макс. Этот парень работал в «Delizioso» уже целых два года.

- Привет, опять за кофе?

- Конечно! А когда-нибудь было иначе? – усмехнулась я.

- Никогда, – улыбнулся в ответ собеседник. - Кстати, поздравляю с воссоединением. Слышал у Лины всё хорошо.

- Да, она очень рада вернуться.

- Здорово, её тут не хватало.

- Не уверена, что в этом году у неё будет время на помощь в ресторане. Всё же выпускной год. Ну знаешь, экзамены и репетиции, всё это будет отнимать очень много сил и времени.

- Понимаю, - согласился Макс. - Ну тогда передавай ей привет. И удачи вам!

- Спасибо, – кивнула в ответ я, затем взяла вновь наполненные чашки и двинулась к выходу на веранду.

Когда я подошла к столику, Лина крутила в руках какой-то блестящий свёрток.

- Что это? – спросила я, ставя чашки на стол.

- Это тебе, – пропела подруга и протянула мне нечто в золотой обёртке. – Тут пара журналов и книга на английском, платье, ну и кое-какие мелочи из косметики. Я купила всё это в Австралии.

Подруга взглянула на меня исподлобья, оценивая реакцию. Я же была тронута. Конечно, отец часто привозил мне подарки со всего мира. Но с Линой мы почти никогда не обменивались ничем подобным. Разве что на Новый Год и в День Рождения. Однако мы никогда и не расставались. До этого лета.

- Спасибо! Ну вот, теперь я чувствую себя неловко. Ты даришь мне подарок, а у меня для тебя ничего нет.

- Ты серьёзно? Я была на другом конце света, и должна была привезти тебе частичку того мира. Это от чистого сердца, и мне ничего не надо взамен.

- Еще раз спасибо.

- Пожалуйста, надеюсь, тебе понравится. Кстати, а чего это ты так долго ходила за кофе?

- Не поверишь, но Макс опять о тебе спрашивал, – честно призналась я. В ответ подруга закрыла лицо ладонями. – Может, ты всё-таки дашь парню шанс? Он уже два года на тебя слюни пускает.

- Мила, ну ты же знаешь, что я не встречаюсь с ребятами с папиной работы. Да и о каком Максе может идти речь, когда у меня есть Никита?

- Ах да, идеальный Никита, как я могла забыть, – попыталась подколоть подругу я.

- Ничего смешного! – заявила Лина, и через секунду мы обе разразились диким хохотом.

- Ладно, - пролепетала она, отдышавшись – возможно это немного смешно.

- Это очень смешно!

- Всё, прекрати, – упрекнула меня подруга, и мы разразились новой порцией смеха.

Так и прошло наше утро. Под яркими солнечными лучами уходящего лета. Вокруг пели птицы, цветы испускали свой аромат, а из колонок слышалась итальянская музыка. Я и моя лучшая подруга, моя сестра, сидели за любимым столиком в лучшем ресторане города, и пили самый вкусный кофе на свете. Много болтали и смеялись, словно и не было этих трёх месяцев разлуки. В эту секунду мне стало спокойно как никогда. Не важно, что будет дальше, главное - я не одна.