Я устало потёрла глаза и потянулась к стаканчику с кофе, затем, сделав большой глоток, снова уткнулась в учебник. Как и обещала, после отъезда отца я всё свободное время проводила за уроками: переписывала конспекты из учебников, составляла таблицы, много читала и слушала лекции в интернете. Мне не хотелось этого признавать, но школа как никогда помогала мне справиться со всеми переживаниями.

На самом деле, учеба в выпускном классе оказалась сложнее, чем я думала. Особенно мой новый курс по менеджменту. Преподавательница еще на первом уроке дала нам список из четырнадцати огромных томов-учебников и нарекла прочитать все к концу полугодия. Зато учителя по истории искусств нигде не было видно. Директор объявил, что педагог задерживается, и занятия начнутся на неделю позже остальных.

Основные предметы тоже не отставали. Физика, алгебра, языки – новый материал подавался часто и в больших количествах. Так что я, совсем не скучая, проводила уже четвёртый день подряд в библиотеке. Мне здесь очень нравилось, я имела свой любимый закуток – широкий стол с компьютером возле большого окна.

Во второй половине дня, сразу после уроков, солнышко светило прямо на парту, а подоконник служил полкой для моего рюкзака и стопки учебников. И конечно, огромные стеллажи с книгами находились прямо за моей спиной, что улучшало доступ к ним.

Поэтому каждый раз, когда учёба подходила к концу, мы ходили с Линой обедать, а затем расходились: она – на тренировку, а я – в библиотеку. Сегодняшний день прошел аналогичным образом, за исключением того, что обед я пропустила.

Подперев щёку рукой, я переписывала параграф из нового учебника по производственному менеджменту. Осталось совсем немного и можно идти домой. Быстро дописав последнюю строчку, я подняла глаза на часы. Ого, уже половина девятого, точно пора собирать манатки и сваливать.

Быстро встав со стула, я сложила учебники в специальную холщовую сумку, ведь в мой рюкзак они все никак не могли поместиться, и обвела взглядом аудиторию. Оказывается, все ребята уже ушли, и в зале остались только я и Мария Андреевна – библиотекарь и просто чудесная женщина. Ей было около пятидесяти лет, невысокая, стройная, с копной каштановых волос, она всегда больше походила на друга, нежели на учителя. Мы с девочками из книжного клуба часто оставались с ней на чашку чая, к сожалению, кофе она не пила, и слушали истории из её жизни. А ей всегда было что рассказать!

Ведь еще в молодости, когда Марии Андреевне было лет двадцать, она отправилась в путешествие по миру и объехала десятки стран, начиная от Перу и Китая, заканчивая Канадой и Францией. Из каждой страны она привозила что-то интересное, будь это традиция, книга или рецепт для приготовления супа. А еще она владела многими секретами, которыми иногда делилась с нами во время сборищ. Так уж вышло, что все истории, рассказанные нам Марией Андреевной, несли в себе какое-то поучение. И не важно, про что рассказывала библиотекарь – про поход в горы к святым или побег от крокодилов, всё имело какой-то смысл. Сейчас, смотря на неё, я поняла, как сильно мне не хватает тех посиделок. Возможно когда-нибудь… Так, всё, хватит мечтать, а то такими темпами я дома окажусь не раньше утра.

Закинув сумки на плечо, я большими шагами направилась к выходу.

- На сегодня закончила? – улыбнулась Мария Андреевна.

- Да, спасибо что позволяете остаться так поздно.

- О, ничего страшного, мне всё равно нельзя выгонять учеников раньше девяти.

- И всё же, спасибо, - промямлила я, и она улыбнулась в ответ.

- До следующего раза, Мила. И приводи как-нибудь девчонок, мне безумно интересно как вы все провели своё лето.

- Обязательно, - кивнула я и поспешила за дверь.

Как всё-таки здорово, что у нас мысли сходятся. Только вот когда нам устраивать такие встречи, если мне даже до книжного клуба некогда дойти? От этой мысли сердце неприятно кольнуло. Нехорошо так часто пропускать заседания клуба. Но что делать, если уроки отнимают все силы и время? Даже сейчас я приду домой и сразу засяду читать учебник.

Послушать со стороны – жуть. Но мне это даже нравится, занятия помогают не думать о папе и об Алеке. Правда, о последнем я вообще практически перестала вспоминать, мысли настигают лишь тогда, когда какой-то мотоциклист проезжает мимо. В голове так и проносится: «А вдруг это он?», но здравый смысл возвращает власть мозгу, и я продолжаю заниматься своими делами, как ни в чем не бывало.

Путь от школы до дома я преодолела очень быстро. Странно, что уже такой поздний час, а мама не звонит. Хотя она сейчас тоже вся в делах. Подобно мне, мама решила сосредоточиться на работе, чтобы поменьше думать о папе. И вроде, ей это удавалось. По крайней мере, так выглядело со стороны.

Что же касается сестры, то та была такой, как и всегда – дерзкой, высокомерной, наглой и избалованной. Так что я была рада пересекаться с ней не более трёх раз в день, каждый из которых длился максимум десять минут.

Поднявшись по ступенькам и миновав крыльцо, я вошла в дом. Органы чувств сразу уловили аромат кофе и характерное постукивание ложек с кухни. Так что, быстро сняв обувь и плащ, я направилась именно туда. Каково же было моё удивление, когда войдя на комнату, я увидела свою лучшую подругу, попивающую горячий напиток в компании моей мамы. Обе они весело хихикали, словно лучшие подруги. Конечно, Лина всегда ладила с моими родителями, но они никогда не чаёвничали в девять вечера.

От удивления у меня отвисла челюсть, а глаза стали похожи на два маленьких блюдца. Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем я смогла очнуться от ступора и, наконец, вымолвить хоть слово.

- Привет, - неуверенно произнесла я – а что здесь происходит?

Моментально две пары глаз уставились на меня с одинаково удивлённым выражением, будто дамы не ожидали такого наглого вмешательства. Через секунду, мама взяла себя в руки и ответила.

- Привет, солнышко, Лина зашла к тебе в гости, а я предложила выпить кофе, ты будешь?

- Да, буду, - кивнула я. -  А почему ты меня не предупредила? – эти слова были обращены уже к подруге.

- Да всё получилось как-то спонтанно. Ты что, только из библиотеки?

- Угу, - кивнула я, принимая чашку и маминых рук.

- Я, конечно, знала, что ты много учишься, но не знала, что так много, - Лина многозначительно подняла брови.

- Ну вы болтайте, а я пойду отдыхать, денёк сегодня выдался тяжелый, - неожиданно заявила мама, прикончив кофе тремя глотками. Она поцеловала меня в щёку и, подмигнув Лине, скрылась за поворотом.

- Что это с ней? – удивилась я.

- Как она сказала, денёк выдался тяжелый, - вздохнула подруга.

- Так о чём ты хотела поговорить? – я решила сразу перейти к сути.

- На самом деле, - Лина по своему обыкновению взвешивала каждое слово, что было плохим знаком – я думаю, ты очень много учишься, – быстро закончила она.

- Я? Да неправда!

- Неужели? Ты говорила, что Елена Петровна задала вам читать четырнадцать томов. Сколько из них ты уже прочла?

- Три… - неуверенно протянула я – но я их почти не конспектировала.

- Мила, три! Уроки идут пятый день, а ты выучила четверть материала.

- Это далеко не четверть, ты же знаешь что год сложный… - я попыталась встать на собственную защиту.

- Знаю, и я тоже учусь. Но ты не просто учишься, ты помешалась. Зависаешь в библиотеке, забыла, что такое свежий воздух, да и в клубе ты не появляешься. Мы волнуемся за тебя.

- Я не помешалась! Не стоит за меня волноваться, я в норме. Я всегда много зависала в библиотеке и всегда много училась. Не понимаю, в чём проблема сейчас.

- В том, что еще немного, и у тебя поедет крыша. Мила, люди не могут столько учиться и не сломаться. Ты просто не выдержишь такой нагрузки.

- Всё я выдержу!

- Да ты себя в зеркало видела? Волосы растрепались, на свитере пятно от кофе, мешки под глазами. Ты когда вообще в последний раз ела?

- Сегодня утром, - закусив губу, выдавила я.

- Вот и я о том же. Погоди, притормози немного, повторюсь, это только пятый день.

- Но я не могу, ведь если я приторможу то… - Я оставила фразу незаконченной.

- То что? – напирала Лина.

- Ничего, - буркнула я.

- Это из-за папы и Алека, да? – тихо спросила она.

Я ничего не ответила, но почувствовала, как по щеке скатилась предательская слеза, выдавшая меня с головой.

- Мила, - с нежностью произнесла подруга, обнимая меня – я знаю, это сложно. Но дикая нагрузка не выход.

- А что тогда выход? - всхлипывая, спросила я.

- Друзья, - улыбнулась она – для этого мы и существуем. Чтобы любить тебя и чтобы поддерживать. Я не могу заставить твоего папу вернуться, как не могу объяснить поступок Алека, но я могу просто быть рядом. Обнимать, - я хихикнула – смешить и просто быть хорошей подругой.

Несколько минут мы сидели в полной тишине, Лина обнимала меня и гладила по голове, а я понемногу успокаивалась.

- Спасибо, что заботишься обо мне, - выдавила я, вытирая слёзы рукой – кажется, и я вправду перестаралась с нагрузкой.

- Да уж, - вздохнула подруга.

- Обещаю, с завтрашнего дня буду сдержаннее.

- Кстати, насчёт завтрашнего дня, - осторожно начала Лина, своим тонов заставив меня напрячься – я организовала нам выходной.

- Что?! – второй раз за сегодня, я потеряла свою челюсть. – В каком смысле выходной?

- Ну я поговорила с твоей мамой, и она согласилась, что тебе нужен небольшой отдых. Поэтому Афина Константиновна дала добро на небольшую вылазку в начале учебного года.

- А как же директор и учителя? Нам в школе не простят прогулов.

- Ой, Мила, ну мы же отличницы, уверена, они простят нам один маленький прогул. Да не нервничай ты так! Мне, конечно, совестно пользоваться любовью педагогов, но это же во благо, - Лина коварно улыбнулась, и я невольно поддалась этому лёгкому настроению.

- Ладно, так уж и быть, я согласна на маленький отдых. Но только на один день!

- Конечно-конечно, мэм, - подруга улыбалась от уха до уха.

- Поверить не могу, что ты сговорилась с моей мамой, - воскликнула я, и мы обе разразились диким хохотом.

 

 

***

 

На следующий день местом встречи была назначена квартира Лины. Встала я позднее обычного, в девять, вместе со мной проснулась и моя совесть. Несмотря на убедительные доводы подруги, я не могла вот так запросто переключиться с уроков на безделье. Эта идея по-прежнему казалась мне безрассудной, но в словах Лины был толк. Глупо было отрицать, что я немного переборщила с нагрузкой и мне нужно немного развеяться. И всё же я никак не могла понять, почему нельзя было дождаться выходных.

Накануне Лина так и не рассказала, что именно она запланировала на сегодня. Фантазировать на эту тему я побаивалась, всё равно не угадаю. К тому же сносных предположений у меня совсем не было.

После плотного завтрака, я натянула тёплый свитер и синие джинсы. Ну и пусть подруга считает меня далёкой от моды, зато мне уютно и самое главное – тепло. Ранняя осень выдалась очень холодной, хоть и совершенно сухой. Листья на деревьях быстро озолотились, а трава начала жухнуть. Обмотав вокруг шеи шерстяной клетчатый шарф, я сунула руки в карманы и вышла из дома.

Да уж, такой холод в сентябре – удивительное явление, а народ еще пророчит какое-то бабье лето. В жизни не поверю, что вот это всё может смениться теплом, да еще и без дождей! По мне так лучше мёрзнуть и при этом греться под слепящим солнышком, как сегодня, чем гулять в тепло, но по слякоти.

Утренняя прохлада быстро забралась мне под куртку, так что я решила прибегнуть к единственному знакомому мне способу согреться на улице – горячему напитку. Недолго думая, я зашагала в сторону «LaPalette».

Во-первых, это была самая близкая кофейня к дому Лины, а во-вторых, мне очень хотелось повидаться с Глебом. Подруга была права, когда сказала, что я совсем погрязла в учёбе и перестала видеться с друзьями. Все эти дни именно Лина забирала напитки из кофейни, так что с бариста и по совместительству моим хорошим другом, я не виделась почти неделю.

И именно сейчас я поймала себя на мысли о том, что мне очень не хватает Глеба. Это осознание даже немного удивило меня. Мы никогда не были особо близки, хоть он и относился ко мне как к родной сестре, просто часто болтали. Иногда я рассказывала о личном, он слушал, поддерживал, но сам не делился. Наверное ситуация с днём рождения Инги так сильно всё переменила. Я вдруг стала в разы больше доверять ему, даже немного восхищаться, да и Инга, кажется, ему нравилась – еще одна монета в копилку общего.

Поток размышлений прервал скрип калитки, ведущей в дворик кафе. Я прошмыгнула мимо черных стальных прутьев и потянула на себя ручку тяжелой двери, последняя мигом поддалась и отворилась. Как я и предполагала, мой приятель был на своём месте и в данную секунду болтал с каким-то парнем. Подойдя ближе, я узнала в юноше Илью.

- Привет, - улыбнулась я ребятам, поспешно отодвигая огромный шарф ото рта.

Парни удивлённо на меня уставились, лишь спустя несколько мгновений Глеб прервал молчание.

- Ты…ты что здесь делаешь?

- Пришла за кофе, - невозмутимо пожала плечами я, усаживаясь рядом с Ильёй.

- Но сейчас, - друг посмотрел на наручные часы – сейчас идёт второй урок. Ты ничего не перепутала? Да и вообще, я тебя несколько дней не видел, а тут явилась.

- Это что за наезды? – мои брови полетели вверх. Он что, обижается на то, что я отсутствовала каких-то пять дней?

- Да никаких наездов, просто соскучился по тебе, зараза, - он ухмыльнулся и, перегнувшись через стойку, потрепал меня по белобрысой макушке.

- Ха-ха, я тоже по тебе скучала.

- Так почему ты не в школе? – решил вступить в разговор Илья.

- О, вы никогда не поверите, - я выдержала многозначительную паузу – но мы с Линой прогуливаем!

- Что? – удивлённо спросил Глеб, а его приятель решил промолчать, видимо, не совсем догоняя ситуацию. – Но вы же никогда не прогуливаете!

- Именно! Но так уж вышло, что Лина придумала это для меня, ну чтобы отвлечь от уроков. Она думает, что я перебарщиваю с нагрузкой, - мой взгляд смущенно уткнулся в столешницу.

- Да, слышал я об этом. Поэтому ты не заходила все эти дни?

- Ну, я пару раз засиживалась допоздна, поэтому вставала позже обычного и не успевала. Вот Лина и выручала меня всю неделю.

- Понятно. Так значит, прогуливаете? – ухмыльнулся Глеб.

- Угу, - кивнула я.

- И чем планируете заняться?

- Понятия не имею! Лина сказала, что это сюрприз.

- О, ну потом обязательно расскажете, окей?

- Конечно! – улыбнулась я, принимая стаканчик с кофе и делая большой глоток.

После того, как приятное тепло разлилось по всему организму, а волшебный напиток вступил в бодрящую силу, я снова заговорила.

- Кстати о рассказах, как у тебя дела с Ингой? Вы общаетесь?

- Да, но пока просто переписываемся. Я, честно признаться, немного побаиваюсь звать её гулять.

- Ты? – удивилась я, еще раз осмотрев Глеба с головы до ног.

Несмотря на лёгкую небрежность, он был очень симпатичным. Короткие тёмные волосы немного завивались, глаза были красивого голубого оттенка, лицо круглое, с квадратным подбородком. Раньше я этого не замечала из-за бороды. И всё же хорошо, что он её сбрил, ведь так он и вправду превратился из мужчины под тридцать в мужчину за двадцать. Если память меня не подводила, Глебу было около двадцати трёх-двадцати четырёх лет.

Он был достаточно высоким, конечно, далеко не таким, как Алек, где-то метр восемьдесят, а также имел широкие мускулистые плечи и, как я недавно выяснила, шикарный пресс.

В эту секунду я поняла, как сильно Глеб изменился за эти несколько дней. Сбрив бороду и поменяв клетчатую рубашку на классический мужской пуловер, он стал выглядеть намного круче и моднее. Хм, а может слова Лины о стиле стоит воспринять всерьёз? Я бы хотела так же преобразиться, как и мой друг.

Неожиданная мысль так стремительно врезалась в сознание, что я даже вздрогнула. Прямо сейчас я поняла, что могла бы даже влюбиться в Глеба. Нет, не сейчас, но в прошлом, когда мы только познакомились. Неожиданное озарение сменила радость того, что судьба распорядилась иначе, ведь на момент нашей первой встречи я была без ума от Дмитрия. А потом, к моменту моего разрыва, мы с Глебом остались просто друзьями. И ни мне, ни ему не хотелось большего, ведь это могло всё испортить. А никто из нас не хотел терять близкого приятеля.

Новая реплика собеседника вернула меня из мира фантазий в реальность.

- Да я. Ты только не подумай, что я за все свои годы не научился ухаживать за девушками, - на этих словах Илья подозрительно ухмыльнулся, но промолчал – просто Инга такая, я даже не знаю, хрупкая. Я боюсь сделать что-то не так.

Я замерла. Ого, да он действительно волнуется! Этот парень, видимо, никогда не перестанет меня удивлять. Нужно что-то сделать с вот этой его неуверенностью, иначе моё сводничество пойдёт ко дну. А я только начала разогреваться.

- Дружище, ты не узнаешь, пока не попробуешь. Как бы то ни было, это просто прогулка, не обязательно устраивать Санта-Барбару на первом же свидании.

- А Мила дело говорит, - поддержал Илья – просто не дави и всё.

- Да, да, - кивнула я – я в тебя верю.

- Может вы и правы, - почесал в затылке друг – всё равно с чего-то надо начинать.

- Именно, - ответила я, поправляя шарф – но чувак, если ты её обидишь, я тебя поколочу! – для пущей убедительности я показала другу свой кулак.

Парни дружно засмеялись. Мы продолжали беззаботно болтать еще несколько минут, а потом мне пришлось откланяться. Выбравшись из кафе на свежий воздух, я поспешила к своей лучшей подруге.

 

После этого небольшого разговора мне стало немного легче. Раз Глеб не боится делать первые шаги навстречу новому, то и мне не стоит. Да, сейчас в жизни не лучший период, но со мной рядом мои друзья, которые в любую минуту поддержат, а значит, всё будет хорошо. Главное в это верить.

Дорога от кафе до квартиры Лины оказалась намного приятнее, чем я могла себе представить. Для начала, мне не нужно было никуда спешить, ведь стрелки часов указывали на десять утра, а встреча была назначена на половину одиннадцатого. Кроме этого, я была слегка удивлена, когда не увидела огромного количества людей на автобусных остановках, да и вообще на улицах. Я, конечно, знала, что в это время практически все учатся или работают, но я и подумать не могла, что город будет настолько пустынен. За весь путь я встретила лишь несколько человек. Мужчину в костюме, садящегося в такси, двух молодых женщин с колясками, а также мальчишку лет четырнадцати, выгуливающего своего пса. Всё это немного вводило меня в ступор, но в тоже время доставляло огромное удовольствие. Город словно отдыхал от своих жителей.

Продолжая вслушиваться в тишину и рассматривая дома вокруг, я быстро добралась до нужного дома, пальцы нажали нужные кнопки на домофоне. Через несколько секунд дверь отворилась, и я поднялась на второй этаж.

- Ты рано, - улыбнулась подруга, поглядывая на настенные часы.

Я проследила за её взглядом. Да, как я не старалась идти со скоростью хромой черепашки, все мои попытки увенчались провалом. До часа Х оставалось целых пятнадцать минут.

- Это вышло случайно, - замялась я, не зная какое еще оправдание можно придумать.

- Ничего страшного, я всё равно уже готова. Только вот сумку не собрала, подождёшь?

- Конечно! Что за вопросы?

Ответом мне послужила лучезарная улыбка. И как Лине это удаётся? Быть такой красивой и внутри, и снаружи. Сейчас подруга была одета в тёплое голубое платье с принтом из коричневых цветов, волосы, предварительно накрученные на бигуди, были убраны в высокий хвост. На запястьях и пальцах сияли золотые украшения. Естественный макияж дополнял картину. И лишь красная помада, так любимая подругой, выделялась на общем фоне ярким акцентом, словно вишенка на торте.

Быстро закинув всё необходимое в небольшую сумку, Лина вышла в коридор, кажется, у неё тоже было хорошее настроение.

- Как спалось? – спросила она, натягивая высокие коричневые сапоги.

- Хорошо. Хотя, даже лучше, чем хорошо.

- Отлично! Значит, сил на сегодня хватит, - её губы расплылись в хитрой ухмылке, в ответ на которую я настороженно нахмурилась и постаралась придать голосу совершенно невинное выражение.

- Я думала, мы отдыхать сегодня будем, разве нет?

- Ха, знаю я твои штучки, - она ткнула в меня указательным пальцем – ты от меня ничего раньше времени не узнаешь. И не пытайся меня расколоть.

Я засмеялась. Это правда, как бы сильно я не старалась выудить у Лины хоть крохи информации, мне бы всё равно ничего не удалось. Она была самым надёжным хранителем секретов из всех, что я знала.

Не успели мои руки согреться в тёплой квартире, как мы снова выбрались на улицу. Подруга пошагала в совершенно незнакомом мне направлении, мне оставалось лишь послушно последовать за ней.

- Слушай, я тут заходила к Глебу… - начала я.

- Да я уже поняла, - Лина кивнула в сторону бумажного стаканчика с эмблемой «La Palette».

- В общем, вроде как он скоро позовёт Ингу погулять.

- Это здорово. Мне кажется, из них получилась бы хорошая пара. Он такой чуткий и уверенный, а она очень робкая и стеснительная. Да и темпераменты у них схожи.

- Согласна! А еще, они оба жуткие интеллектуалы. Уверена, эта парочка не соскучится вместе.

- Ага, но самое главное, Глеб уже давно не подросток, которому важна лишь внешность. Хотя Инга у нас и супер милашка, но её внутренний мир намного краше внешнего, не каждый парень это оценит.

- Это точно, - хихикнула я в ответ.

- О, мы почти пришли, - неожиданно сказала Лина.

 Раньше я полагала, что знаю все места в Солярисе, но я ошибалась. Улица, на которую мы повернули, была мне совершенно незнакома.

- Нам сюда, - добавила подруга, направляясь к небольшому зелёному дому.

Со стороны он выглядел как самый обычный жилой многоквартирный дом. Здесь имелись большие окна и двери, ведущие в подъезд. Никаких табличек и вывесок, которые могли бы дать мне подсказку и полная тишина. По крайней мере, мне так казалось, пока Лина не открыла огромную железную дверь, и мы не вошли.

Внутри помещение оказалось намного просторнее, чем казалось снаружи. По всей видимости, хозяева снесли несколько стен, освободив большую часть пространства под фойе. Большие окна, так приглянувшиеся мне на улице, были плотно занавешены бордовыми шторами. А стены выкрашены в такой же винный оттенок, на каждой из них висело множество светильников, а-ля девятнадцатый век, но электрических.

Пока я, словно последняя зевака, пялилась на ажурные подсвечники и чудно выкрашенный потолок, Лина прошествовала к черной стойке администратора. Я поплелась следом, не отрывая взгляда от узора на входном коврике. Всё здесь было таким чудным!

- Полина Солмей?  - спросила худощавая дама, с длинными русыми волосами.

- Просто Лина, - улыбнулась подруга, практически не выдавая внутреннего напряжения.

Сколько я себя помнила, практически никто не называл её полным именем, также как и меня. Еще в детстве, мама приучила девушку к ласковому «Лина», а подруга так привыкла, что перестала отзываться на полное имя. С тех пор прошло много лет, и пусть её мамы давно нет в живых, Лина до сих пор не признаёт полного имени. Говорит, что оно будто не её, чужое. Порой, кто-то из новых учителей может назвать её «Полина», но затем быстро переходит на привычную всем сокращённую версию.

- Можете снимать верхнюю одежду, вот бахилы и очки, - администратор протянула нам две пары бахил и двое прозрачных пластиков очков, так сильно похожих на строительные. – У вас зал номер три. Это прямо по коридору, затем налево.

Приятельница поблагодарила женщину и забрала из её рук всё необходимое.

- Пойдём, - кивнула она в сторону большого бархатного дивана.

Не произнося ни слова, я сняла плащ и натянула на ботинки бахилы. Меня прямо-таки распирало от любопытства, но я сдерживалась изо всех сил. Боюсь еще немного, и я лопну!

- Слушай, может, ты хоть что-нибудь объяснишь? А то я вообще ничего не понимаю! – умоляюще воскликнула я.

- Ладно, - ухмыльнулась подруга. – Думаю, больше нет смысла от тебя что-то скрывать. Особенно учитывая то, что через минуту ты сама всё увидишь. В общем, я подумала, что у тебя столько всего накопилось за эти дни, что тебе просто необходимо выпустить пар...

- И? – уточнила я, всё еще не понимая, к чему она клонит.

Оставив верхнюю одежду в общей комнате, мы направились прямо по коридору, на который указала администратор.

- Я долго ломала голову, как это лучше провернуть. Лучше, в смысле успешно, и без риска для чужой жизни. Вот тут Кира и рассказала мне про это место, я уверена тебе оно понравится, - на последних словах подруга отворила дверь с табличкой «Зал три», впуская меня внутрь.

Помещение было размером с самую обычную комнату, её стены были отделаны штукатуркой белого цвета. С одной стороны возвышалось такое же большое окно, как и в фойе, но в этот раз оно было открыто и служило источником света для всего помещения. С другой стороны, вся стена была покрыта толстым металлическим листом, выкрашенным под серебро. Но самой причудливой деталью во всей комнате оказалась длинная столешница, разделяющая комнату н две части. На ней красовались несколько стопок стеклянной посуды разных оттенков, особенно ярко выделяющихся на фоне белоснежных стен. Здесь были и маленькие блюдца, и большие кружки, и даже несколько бокалов.

- Это то, что я думаю? – воскликнула я, широко раскрыв глаза. – Мы будем бить посуду?

- Именно! Ты всё правильно поняла, - подмигнула Лина.

- Круто! – мне захотелось попрыгать и захлопать в ладоши как дитя. - Я такое только по телевизору видела!

- Ну вот, а теперь ты сама сможешь всё испытать. Я подумала, это то, что нужно.

- Сейчас проверим, - улыбнулась я, надевая очки и подходя ближе к кучке стаканов. – Так значит нужно запустить посуду вон в ту стену? – я указала ладонью в сторону серебристого листа.

- Думаю да, - хихикнула Лина.

- Давай вместе? – предложила я.

- Давай, - поддержала подруга. – Только, чур, та желтая тарелка моя.

- Ой, да пожалуйста, мне вон та розовая больше не нравится, - засмеялась я, беря малиновое блюдце.

- Раз…два…три! – крикнула Лина, и мы дружно запустили посуду в стену. Та незамедлительно разлетелась на мелкие кусочки.

Не успели мы взять по второму снаряду, как я услышала негромкую музыку и обернулась. Оказывается, всё это время возле двери находились две невысокие колонки. Просто при входе мы так сильно залюбовались стеклянным инвентарём, что не обратили на них внимания. Подойдя вплотную к одной из них, я покрутила кнопку динамика, увеличивая громкость.

- Не слишком громко? – крикнула Лина, стараясь перекричать очередной попсовый хит.

- Думаю, то что нужно, мы же пришли выпускать пар, так почему бы не с песней?

Подруга засмеялась, и мы продолжили уничтожать разноцветную утварь.

 

Спустя тридцать минут вся посуда была перебита. Пол устилали сотни цветных осколков, мы даже немного запыхались и раскраснелись. Быстро войдя в раж, я начала метать посуду с особой силой. Первым делом проявилась злоба, потом обида, затем одиночество, но с каждой разбитой чашкой, с каждым разбитым блюдцем они таяли, словно снежинки на ладони. Комок, плотно спутавшийся у меня в животе, постепенно уменьшался. Так что к последнему десятку снарядов я вконец расслабилась и просто начала получать удовольствие. Первое время я пыталась запускать тарелки под каким-нибудь необычным углом, словно это фрисби, а затем мы с Линой стали экспериментировать, пытались разбить чашки друг об друга в полёте, кидали по две штуки одновременно. В общем, единственной вещью, о которой я сейчас жалела, было быстро промелькнувшее время. Не успела я оглянуться, как мы снова сидели на бархатном диване, снимая бахилы и натягивая плащи.

- Ну как тебе? – воскликнула подруга.

- Просто супер! Ты была права, мне стало намного легче. Жалко только, что всё быстро закончилось.

- Да, в этом я с тобой солидарна. Мне тоже было мало, но мы сможем повторить и в другой раз.

- Обязательно!

- А еще я безумно рада, что тебе полегчало. На самом деле, ты даже внешне немного изменилась, засияла, заулыбалась. Приятное зрелище.

- Спасибо, - улыбнулась я – но это всё адреналин! Ты бы на свой блеск в глазах посмотрела.

- Ну-ну, - засмеялась Лина – так, теперь пора переходить к фазе номер два, – она потёрла руки, словно собралась переходить к плану по захвату вселенной.

- Какой еще фазе два? Я думала это всё на сегодня, - искренне удивилась я.

- Полчаса битья посуды? О нет, нет. Это только начало, дитя моё, - её голос опустился до торжественного шепота.

- Великие силы, мне снова становится страшно.

- Не бойся, хуже, чем летающие тарелки точно не будет.

- Тоже верно, - пожала плечами я. – Так куда мы теперь направляемся?

- Пока что на автобусную остановку, а там увидишь.

- Ты собираешься весь день играть со мной в секретики?

- Конечно, - властно захихикала Лина и подмигнула.

В ответ я тоже разразилась небольшой порцией смеха. Как же сильно мне этого не хватало! Просто дурачиться и смеяться над всякой ерундой. Не думать о родителях, не обсуждать проблемы с парнями или очередное домашнее задание. Просто быть самими собой и наслаждаться каждой секундой.

Из-за белого неба понемногу начало выглядывать солнце, словно погода почувствовала перемену в моём внутреннем состоянии и решила подыграть. Глубоко вдыхая холодный осенний воздух, мы прошествовали за соседние дома. Оказалось, что остановка была совсем близко. И всё Лина умудрилась продумать!

В глубине души я была безумно благодарна подруге за этот день, если бы не она, я бы сейчас просиживала попу на химии, записывая каждое слово учителя. Нет, школа не была плохим местом, я люблю её. Но как сказала Лина, еще немного и я бы не выдержала. Ярость, с которой я первое время запускала тарелки в стену, послужила отличным тому доказательством. После этой небольшой, но очень значимой эмоциональной разгрузки мне стало намного легче. И этого уже хватит для восстановления нервной системы и возврата в реальный мир - мир любимых хобби и лучших друзей.

Кажется, сегодня нам особенно везло, ведь не прошло и пяти минут, как к остановке приблизился длинный комфортабельный автобус. Я вопросительно взглянула на Лину, та кивнула. Затем мы поочерёдно забрались внутрь и, оплатив проезд, уселись в задней части салона.

Я нечасто ездила в автобусах. И дело не в том, что я их недолюбливала, нет, просто мне безумно нравились прогулки на свежем воздухе. Даже в такой холод, как сегодня, и даже в дождь и снегопад, я предпочитала передвигаться пешком. До всех мест в городе можно было добраться на своих двоих. Услуги автобуса требовались лишь в том случае, если мне приходилось выезжать загород. Но это случалось крайне редко.

- А тут тепло, - с наслаждением произнесла подруга, доставая руки из карманов.

- Угу, - кивнула я, всматриваясь в пейзаж за окном.

Зелёные деревья уже вовсю начали желтеть, первые листочки покрывали землю. Время обеда еще не пришло, так что улицы по-прежнему оставались безлюдными и одинокими. Совсем скоро горожане покинут душные офисы, чтобы насладиться горячим кофе, сытным блюдом и задушевной беседой. Но пока этого не случилось, я могу уловить последние крохи умиротворённого утреннего Соляриса.

После эмоциональной зарядки во время фазы номер один, как её назвала подруга, лёгкое покачивание в тёплом салоне казалось слишком расслабляющим и тихим. Я оторвала свой взгляд от живописной картины за стеклом и посмотрела по сторонам. Автобус был не менее пустынным, чем улицы за его пределами. Помимо нас и водителя здесь находилась лишь пожилая женщина с большой сумкой. Видимо, она была как раз одной из тех знаменитых бабушек, что по утрам отправляются за покупками на другой конец города, потому что там дешевле.

Пока я рассматривала её причудливую косынку, Лина дала знак о приближающейся остановке, и мы молча подошли к старым двустворчатым дверям. Когда они со скрипом отворились, выпуская нас наружу, я удивлённо замотала головой.

- Это что, экскурсия по незнакомым местам города? – воскликнула я, на что Лина пожала плечами.

- Я не специально, но уверена, тебе и здесь понравится.

Больше не говоря ни слова, она подхватила меня под руку и зашагала к пешеходному переходу. Оказавшись на другой стороне, мы прошли несколько домов с яркими витринами и вывесками, половина из которых была на незнакомом мне языке.

- Так что это за место?

- Это итальянский район, он находится в двух километрах к северу от вокзала. Оказывается, у нас в Солярисе есть небольшое поселение коренных итальянцев, по разным причинам перебравшихся в Россию. Большинство из них неплохо говорят по-русски, но привычнее им, всё же, общаться на родном диалекте. Вот эти магазины, - она показала на золотые витрины – продают вещи из Рима, Милана и Флоренции. И мы обязательно туда сегодня заглянем, но прежде мы идём сюда.

Лина потянула меня к узкому дому, выкрашенному в тёмно-синий цвет. Над крепкой дубовой дверью висела белоснежная табличка, с причудливой надписью «Fata».

- Какое странное название, - нахмурилась я, следуя за Линой.

- Это означает «Фея» или «Волшебница», - улыбнулась она, толкая массивную дверь.

У меня в голове крутились десятки вопросов, но большинство из них пропали, как только мы вошли внутрь.

В первую секунду мне показалось, что я попала в другую страну. Горячий воздух, наполненный благовониями, завораживал, а светло-жёлтое освещение и мозаичная бирюзовая плитка создавали атмосферу летнего курорта. Но больше всего меня поразил небольшой фонтан, расположенный в центре комнаты. На длинных кожаных кремовых диванах расположились несколько посетительниц, кое-кто сидел в телефоне, а кто-то листал модные журналы.

Повторно обведя холл взглядом, я смогла рассмотреть маленький ресепшн, расположившийся сразу за фонтаном. Не теряя времени, Лина потянула меня к нему, и мне ничего не оставалось, кроме как поддаться.

- Доброе утро, дамы, - поздоровался молодой загорелый юноша, а мои уши уловили в его речи лёгкий акцент.

- Доброе, у нас бронь на двенадцать, - улыбнулась в ответ подруга.

- Ваши фамилии.

- Солмей и Арден.

- Очень необычные для вашей страны, - ответил парень, копаясь в компьютере.

- Иностранные корни, - ухмыльнулась я.

Это была чистая правда. Не только мы с Линой, но и большинство ребят нашей школы имели редкие и необычные фамилии. Это случилось из-за того, что много лет назад, когда наш район еще только начинал строиться, его нарекли  вторым домом для богатых европейцев. Так что все желающие вести свой бизнес в России, недолго думая, переехали сюда. Папа рассказывал, что когда его дед перебрался из Бельгии, здесь жили, в основном, французы и британцы, но все они хорошо изъяснялись на государственном языке. Ведь практически каждый из них имел дело с российскими партнёрами. С годами многое изменилось, кто-то продал свой бизнес, кто-то сменил специализацию или разорился, а кто-то вернулся в Европу.  В общем, остались самые сильные, и именно их дети сейчас учатся в СШС, а также носят необычные и редкие фамилии как Солмей, Милкейн, Лейман и множество других. Для многих это непривычно и странно, а для нас самое то, словно что-то родное и домашнее. Я любила свою фамилию, она придавала моему имени какого-то необычного шарма, впрочем, как любая нетрадиционная фамилия.

- Лина, ты уж меня прости, но может ты всё-таки расскажешь, что это за место и что мы сейчас будем делать?

- Ладно, - заулыбалась подруга. – Как я сказала, мы уже сняли стресс, а теперь будем расслабляться. Это спа-салон, здесь нам сделают массаж всего тела, а еще я забронировала купание в соляных ваннах. Не совсем понимаю, что всё это значит, но Лоренцо сказал, - она взглядом показала на парня за стойкой - что эта процедура подойдёт идеально.

Пока Лина выдавала информацию на одном дыхании, мои глаза округлялись всё больше и больше.

- Ну ты даёшь! А говорила, что после тарелок меня ничем не удивить!

- Но это же просто спа, - улыбнулась подруга.

- Ничего себе! Да я в жизни не была в спа, даже не знаю, как себя здесь вести, - засмущалась я.

- Я тоже, - шепнула Лина. – Но я подумала, что раз уж мы не виделись всё лето, а начало осени выдалось напряженным, это то, что нужно.

- Но о каком купании в ванных может идти речь, если у меня даже купальника с собой нет? – ужаснулась я, а Лина поджала губы. – Или ты и это продумала?

- Да, - подруга придала своему лицу наигранно невинное выражение – я всё взяла. Твоя мама еще вчера помогла собрать всё необходимое.

- Великие силы, - засмеялась я, потирая свой лоб. – Представляю, если бы я на всё это не согласилась…

- Да куда бы ты делась, - перебила подруга.

- Нашёл, - победно воскликнул парень, а я чуть не подпрыгнула от неожиданности. - Прошу, проходите за Розой. Белла, проводи девушек к массажному кабинету.

Больше не произнося ни слова, мы последовали за красивой темноволосой женщиной. Она провела нас по длинному узкому коридору, в конце которого находилось несколько дверей из тонкого дерева.

- Здесь вы можете переодеться, - указала она на одну из них – внутри также имеется уборная и вход в ваш зал для массажа. Желаю вам приятного отдыха.

Склонив голову, она повернулась к нам спиной и удалилась. Посмотрев друг на друга и пожав плечами, мы открыли нужную дверь и вошли внутрь. Как и сказала Роза, здесь было две двери, точно такие же, как и входная. А также две широки скамьи и шкафчики для одежды. Внешне эта комната напомнила мне сауну, только температура была около двадцати восьми градусов Цельсия. На скамье были аккуратно разложены два белых полотенца, два таких же белых халата и пара резиновых тапочек, уже розовых. Выудив из сумки небольшой пакетик, подруга протянула мне мой любимый голубой купальник, купленный несколько лет назад для поездки к бабушке.

- Поверить не могу, что это происходит в реальности, - сказала я, тихим голосом.

- Если честно, я тоже. Мне всё еще не верится, что мне получилось тебя вытащить.

- Спасибо тебе, за всё это, - со всей серьёзностью в голосе произнесла я.

- Не стоит, - улыбнулась Лина, - во-первых, мне для тебя ничего не жалко. А во-вторых, это же не совсем безвозмездно, я это еще и для себя делаю.

- Ну это да, - захихикала я.

- Ну хватит смеяться! Нас там, наверное, уже заждались

Лина натянула длинный халат на свой раздельный желтый купальник, я повторила ту же процедуру.

- Готова? – спросила она.

- Почти, - ответила я, копаясь в сумочке – сейчас только волосы заколю.

Наконец отыскав крабик на самом дне, я заколола им свои белокурые локоны, преждевременно скрученные в небрежный пучок.

- Теперь готова, - выпалила я, и подруга толкнула дверь.

 

Внутри нас ожидало такое же шикарное зрелище, как и при входе в салон. Небольшая комната была выкрашена в светло-бежевый цвет. На одной из стен висела длинная картина, изображающая райские цветы, прямо под ней располагалась длинная массивная раковина, наполненная водой и лепестками роз. На ней в ряд выстроились несколько пузырьков с, как я подозревала, эфирными маслами и кремами для массажа, а также стакан с несколькими зажженными ароматическими палочками. Благодаря им, благоухание распространялось по комнате с особой силой и яркостью. Рядом с раковиной, у соседней стены стояли два бежевых кожаных кресла, на них сидели две женщины средних лет в розовых костюмах, чем-то напоминающих униформу медицинских санитаров. Как только мы вошли, они резко поднялись с удобных сидений и замолчали.

- Сколько же ты денег в это вбухала, - стараясь улыбаться как можно шире, шепнула я.

- Не больше, чем твоя сестра обычно тратит на шопинг, - также незаметно ответила Лина.

- Вы, наверное, мисс Солмей и мисс Арден, - произнесла одна из женщин.

- О, называйте нас просто Лина и Мила, - отмахнулась подруга.

- Хорошо, - ответила улыбкой собеседница. – Меня зовут Франческа, а это Патриция, мы будем делать вам массаж сегодня.

- Очень приятно, - ответили мы в унисон.

- Прошу, занимайте массажные столы, - Франческа указала жестом на два высоких массажных стола, находящихся в центре комнаты. Оба они были накрыты покрывалами цвета слоновой кости, а вместо подушек были использованы такие же светлые полотенца, скрученные в рулон.

Больше не раздумывая ни секунды, мы с Линой направились к массажным столам и позволили Франческе и Патриции приступить к работе.

 

Спустя час мы были размяты, разогреты и погружены в состояние абсолютной неги. Поначалу я чувствовала себя достаточно скованно, но затем быстро отдалась благоуханию, релаксирующей музыке и массирующим движениям. Благодаря расслабляющей атмосфере, меня немного начало клонить в сон, но процедура закончилась раньше, чем я успела вырубиться. Всё время мы провели в полной тишине, подруга думала о своём, я о своём. Сложно было принять и осознать то, что я самостоятельно загнала себя в клетку. Да, папа стал катализатором для моего стресса, но я сама позволила ему пусть корни в своей голове. Возможно, если бы я не пыталась сбежать от проблем, а просто смирилась с реальностью, всё было бы иначе. Хотя я также понимала, что в ту секунду, в тот момент, когда папа уехал, я просто не была готова к реальности. А эта отсрочка, пусть и зловредная, позволила мне немного сжиться с мыслью, что всё именно так, и я ничего не смогу исправить. Да, папа бросил нас, обменял на работу, но жизнь продолжается. И в данный момент она прекрасна.

Сразу после процедуры мы поблагодарили наших мастеров и отправились к мини-бару, чтобы выпить парочку освежающих соков перед следующей процедурой. Оказывается, сегодня у спа-салона с причудливым названием «Фея» было полно посетителей.

Молодые и старые, мужчины и женщины расхаживали взад и вперёд вдоль бара с напитками. Все они были одеты в такие же банные халаты, как и мы.

- А я полагала, что все сейчас в школах и на работе, но народ то в спа! – усмехнулась я, беря стакан с апельсиновым соком.

- Так и есть, просто этот салон очень популярен, не зря же считается, что истоками спа-процедур является Италия. Итальянцы знают в этом толк!

- Правда? Я и не знала.

- Угу. Если честно, я боялась, что смогу откопать нам место, ведь сюда стоят очереди. Но миссис Бартолини, мама Лоренцо, является постоянной клиенткой моего папы. Он же настоящий знаток в итальянской кухне. В общем, она помогла с местами, а заодно дала отличную скидку.

- Ого! Это очень круто, Лина. Так значит, это она показала тебе этот район?

- Совсем нет, - улыбнулась приятельница, отпивая морковный сок из трубочки – это всё мой преподаватель по итальянскому языку. Он рассказал, что в нашем городе есть такой район, и что нам будет полезно побывать здесь и попрактиковать язык. Вот я и пришла сюда несколько дней назад, походила по магазинам и зашла в салон. И вот тут то и встретила миссис Бартолини. В общем, судьба, не иначе.

- Это точно. А я раньше полагала, что знаю все места в городе. Но сегодня ты удивляешь меня во второй раз.

- Ха-ха, ну должна же ты хоть чего-то не знать.

- Скоро я это исправлю, - выпалила я в ответ. – Так что это за процедура такая, которую порекомендовал нам это  парень, Лоренцо, да?

- Ага. Он сказал, что это какая-то особая процедура их салона. Называется она «Соляные ванны», но диковинка в том, что эти соляные ванны на самом деле бочки. Ну знаешь, такие как на картинках в журналах про здоровье, здоровенные и полные воды. Туда добавляют соль, кое-какие масла, а ты стоишь в этой воде или плаваешь, ну и расслабляешься.

- Это определённо что-то необычное.

- И не говори, сама заинтригована.

- А это не вредно, ну после массажа? Я где-то слышала, что нельзя в бассейн после подобных процедур.

- Я тоже так сначала подумала, но мне разъяснили, что всё абсолютно безопасно. Во-первых, потому что наши мышцы прямо сейчас остывают после активного разогрева. А во-вторых, вода будет очень тёплой, а не холодной, так что всё будет хорошо, не переживай.

- Ну раз ты уверена, что всё будет нормально, то я тебе верю.

- Как бы то ни было, мы всё скоро узнаем.

- Да, а пока можем выпить еще по стаканчику этого божественного сока.

- Давай, - улыбнулась Лина, и мы вместе вернулись обратно к мини-бару.

Прошло около пятнадцати минут, с тех пор как закончился массаж, и до тех пор, пока нас не позвали в комнату с ваннами.  К моему большому облегчению, она вмещала только две бочки, что избавляло от ненужных зрителей. Несмотря на то, что я довольно спокойно относилась к большому количеству людей вокруг, мне не хотелось делить этот день с посторонними. Да и чужие лица совсем не способствуют расслаблению.

Оказывается, Лина полностью меня в этом поддерживала, ей тоже не нравилась толпа. Одно дело, когда мы проводим время в библиотеке, а другое, когда это личная процедура, можно даже сказать интимная.

«Честь» сопровождать нас на этот раз снова выпала красавице Розе. Спустя некоторое время, я привыкла к шикарной обстановке салона. И поэтому, когда мы вошли в очередную комнату для процедур, я ничуть не удивилась, увидев изумрудно-зелёные стены из мозаики и две огромнейшие бочки с бортиками и общей лесенкой, окруженные свечами и лепестками роз. Здесь располагались такие же кресла, как и в комнате для массажа и раковина.

- Когда залезете в воду, - начала объяснения Роза – Переверните эти песочные часы, они отмеряют ровно двадцать минут. И по истечению этого времени покиньте ванну.

- Всё, вроде бы, понятно – улыбнулась я, принимая у неё из рук массивные часы с золотистыми крупицами.

- Желаю удачи, девушки.

На этих словах Роза покинула комнату, плотно закрыв за собой дверь.

- Ну что, готова? – спросила Лина.

- А ты?

- Я настраиваюсь последние двадцать минут.

- Ну тогда вперёд! – засмеялась я и поднялась по маленьким ступенькам к одной из бочек, а потом замерла в нерешительности.

- Наверное, нужно аккуратно туда запрыгнуть, - предположила подруга, заметив мою растерянность.

- Надеюсь, я не отобью себе чего-нибудь ненароком, - взмолилась я и, спустив ноги в воду, прыгнула вниз.

К моему большому облегчению, бочка оказалась неглубокой. Я бы даже сказала – идеальной, ведь уровень воды доходил мне ровно до плеч.

На секунду я представила, как бы выглядел в этой бочке крепкий двухметровый мужчина. Мне сразу же захотелось рассмеяться во весь голос.

- Давай! – поддержала я подругу, та незамедлительно повторила мой манёвр. Через несколько секунд мы обе бултыхались в горячей воде, и я перевернула песочные часы.

 

Двадцать минут пролетели как одно мгновение, как только последняя песчинка проскочила через горлышко, мы с Линой взвыли от досады. Как и во всём салоне, здесь был музыкальный центр с широким репертуаром на любой вкус. Спроси меня кто угодно, я поставила бы сто рублей на то, что большинство посетителей слушают спокойную и расслабляющую музыку, но мы не входили в их число. По обоюдному согласию плейлист был переключен на более попсовый. Одна за другой из колонок доносились до боли знакомые композиции, которым мы, совершенно не смущаясь, подпевали. В дополнение, Лина выделывала красивые элементы руками точно в такт музыке, я же, совершенно не умеющая танцевать, просто прыгала на месте от восторга.

Меня никогда не смущало то, что люди вокруг меня умеют делать определённые вещи, а я нет. Ведь никто из нас не идеален, мы не можем иметь все таланты мира. У Лины есть танцы, а Дмитрия фотография, а у меня моя гитара и музыка. Так уж решила природа,  каждому своё. Нет, ну конечно бывают исключения, вроде Леонардо да Винчи и Михаила Ломоносова, но всё же таких людей один на миллион.

Очень жаль, что эту очевидную истину понимают совсем немногие. Порой, оглядываясь по сторонам, я вижу завистливых людей. Многие из них копаются в себе, корят за отсутствие таланта, другие же пытаются возвыситься за счёт унижения других. Это неправильно. Конечно, иногда я могу позавидовать человеку, который получил оценку выше, чем у меня, или выполнил проект намного интереснее и круче. Но это не значит, что я должна выплёскивать на него своё недовольство. Вместо этого, я буду больше трудиться и пытаться стать еще лучше.

А что насчёт таланта…так все мы талантливы по-своему. Кто-то прекрасно танцует, кто-то поёт, а кто-то первоклассно печёт пироги. Одни сильны в математике, другие в истории и литературе. Третьи в плавании, а четвёртые в риторике и языках. Каждый навык уникален, главное развивать его и верить в собственные силы.

От философских мыслей меня прервала внезапно начавшаяся песня Ин-грид, название которой я напрочь забыла. Это была самая популярная песенка в ресторане Андрея Николаевича – отца Лины. И именно по этой причине, даже не зная итальянского, я практически выучила все слова наизусть. Посмотрев на Лину, я увидела, как та уставилась на меня в ответ и, словно прочитав мысли друг друга, мы запели с еще большей силой.

За такими вокально-соляными водными процедурами и пролетело всё время. Но как бы сильно нам не хотелось задержаться, рисковать вызвать гнев Розы не стоило. Поэтому, быстро покинув огромную бочку, я насухо вытерлась полотенцем и натянула белоснежный халат.

- Так, скажи, что на этом спа-сюрпризы закончились, - улыбнулась я, в тайне надеясь получить отрицательный ответ, но вместо этого Лина сказала:

- Спа-сюрпризы – да.

- Хорошо, тогда идём переодеваться?

- Пошли, - улыбнулась подруга, и мы, пританцовывая, отправились к своей раздевалке.

- Надеюсь, нашего пения никто не слышал, - шепотом сказала я, когда мы проходили мимо упитанного мужчины в банном халате.

- Я тоже, - также тихо ответила она и засмеялась.

Пока мы переодевались, подсушивали волосы и поправляли макияж, наши купальники  успели подсохнуть на горячей батарее. Только сейчас я заметила, что в раздевалке-сауне имеется шкафчик со всякой всячиной по уходу, тут были лосьоны, крема, масла и еще целая куча незнакомых мне тюбиков и баночек. Вся эта косметика оказалась более, чем кстати, ведь нас, подсохших и румяных, на улице ждал настоящий осенний холод. Только что пережитые приключения разбудили во мне нешуточный аппетит, о чём я незамедлительно известила подругу.

- Слушай, а как насчёт небольшого обеда, а то у меня от плавания аппетит разыгрался.

- Полностью поддерживаю, тем более уже… - она посмотрела на наручные часы – …уже половина второго, у нас примерно час до фазы три.

- Еще и фаза три? – выдала я и почувствовала, как мои брови устремились к небесам.

- Ну да, а ты что, против? – лукаво улыбнулась приятельница.

- Нет, не против. Просто удивлена, ты ведь и так много всего сделала, даже более чем. Но тут говоришь, что это еще не всё.

- Мила, ты же сказала, что мне доверяешь, вот и держи своё слово. Я хоть раз тебя подводила?

- Нет, - мои губы невольно расплылись в улыбке.

- Вот именно, так что сегодня ты мой подопытный кролик. И никаких возражений! – выпалила он раньше, прежде чем я повторно начала раскланиваться в благодарностях – А теперь пойдём, тут за углом есть отличный ресторанчик. Еще пара посещений и шеф-повар раскроет мне все свои секреты. Ну а я, позже, чисто случайно, разболтаю их папе, - хитрое выражение мгновенно сменилось на невинное, я рассмеялась.

- Ну раз ты преследуешь такие высокие цели, вперёд!