Я оттолкнулась со всей силы и прыгнула вниз. Облегчение наступило лишь тогда, когда я почувствовала толщу воды над головой. Сделав большой гребок, я вынырнула на поверхность, глотнула воздуха и снова ушла под воду.

Как же сильно мне этого не хватало! Последние два месяца бассейн был закрыт, а делить дорожку с незнакомцами в каком-нибудь фитнес-клубе мне совсем не хотелось. Дело в том, что занятия плаванием я посещала совсем не для улучшения фигуры или каких-то спортивных достижений, просто мне в нём хорошо думалось. Когда тело занято выполнением упражнения, а на соседних дорожках никого, у разума появляется возможность отчиститься.

Когда я плаваю, я обдумываю свои проблемы, навожу «порядок» в голове, расставляю мысли по полочкам. И это действительно работает! Вот и сейчас, после очень сложного начала учебного года, я почувствовала острую необходимость в целительной силе двадцати пяти метровой водной дорожки.

Прошло девять дней с тех пор, как я в последний раз видела Алека, и семь, как уехал папа. Об обоих я старалась вспоминать как можно реже. В этом мне помогали не только уроки, как раньше, а еще и посиделки с Линой и встречи в книжном клубе.

Тот безумный день в Итальянском районе не прошел для меня незамеченным: после выпущенного негатива, я больше не злилась, вспоминая о недавних событиях. Даже наоборот - смирилась с тем, что папа решил уехать работать, а Алек просто отдал долг и слинял. А также свыклась с фактом, что этого уже не изменить и что жизнь на этом не заканчивается.

Мне по-прежнему нужно готовиться к выпускным экзаменам, выходить из дома и больше времени проводить с друзьями, чем я, собственно, и занималась в последние дни. Совсем скоро мы с девочками организуем благотворительный аукцион, а также сходим на чай к нашему любимому библиотекарю. Кстати, о библиотеке, отныне я не засиживаюсь в ней так поздно, а, как и в прошлом году, покидаю не позже семи. Мама приняла эту новость с радостью, впрочем, как и мой новый образ. Девчонкам из книжного клуба он тоже пришелся по вкусу, чему я втайне радовалась. Да, пусть внешний вид и не был центром моей вселенной, но мне всё равно нравилось выглядеть красивой. А кому это не понравится?

Таким образом, я постепенно вернула свою жизнь в привычное русло. И пускай меня время от времени посещали грустные мысли, они улетучивались, стоило лишь близким оказаться рядом.

Я сделала последний гребок, после которого мои пальцы зацепились за бортик. Выкарабкавшись на поверхность, я плюхнулась на мокрую плитку и быстро задышала. В глазах на миг потемнело, как обычно случается после изматывающего заплыва. Всё, на сегодня точно хватит! Я быстро заморгала, прогоняя головокружение. Когда сердцебиение нормализовалось, я накинула на ноги резиновые тапочки и отправилась в раздевалку.

Горячий душ и тёплое полотенце окончательно придали мне сил после насыщенной тренировки, во время которой я всё хорошенько обдумала. Приятное чувство удовлетворённости прокатилось по телу. С каждым днём мои переживания таяли, словно снежок на ладони. Еще совсем немного, и я окончательно избавлюсь от них.

Я тянула за язычок молнии на новеньких ботфортах, которые оказались действительно очень удобными и хорошо смотрелись с формой, когда пришло СМС от Лины. Подруга сообщала, что её тренировка накрылась медным тазом, и что она будет ожидать меня возле гардероба. Эти слова придали мне ускорение. Я резко собрала подсохшие вещи в спортивный мешок, закинула его на самое дно рюкзака и покинула раздевалку.

Миновав два длинных коридора, ноги привели меня в просторный холл первого этажа. Парадная дверь была открыта нараспашку, и оттуда выглядывали яркие солнечные лучи. Поразительно, но два дня назад холода действительно сменились Бабьим летом, словно позволяя трудолюбивым подросткам ухватить последние крупицы тепла. Однако не на всех эта резкая смена погоды отразилась положительно. Инга, например, свалилась дома с температурой, так что им с Глебом пришлось отменить первое свидание.

Я обвела взглядом вестибюль. Школьники сновали туда-сюда, одни пытались как можно быстрее покинуть здание и отправится гулять под греющим солнышком, другие, наоборот, спешили в столовую, на тренировку или какой-нибудь элективный курс. Самое большое столпотворение было на крыльце, что выглядело весьма странно. Обычно на входе не бывает «пробок», хотя всё случается в первый раз. Скорее всего, это очередная местная рок-звезда распевает свой хит на гитаре, рассиживая на тёплых ступеньках. Вот толпа фанаток и перекрыла путь отхода из школы.

Только я отвела взор от разрастающейся горстки людей, как в поле зрения попала маленькая фигурка, активно размахивающая руками, в ней я узнала подругу. Подойдя ближе, я обняла Лину покрепче и сказала:

- Так значит, тренировка отменилась?

- Да, у Натальи Александровны появились неотложные дела, и она уехала, - Лина печально вздохнула.

- Это очень странно. Я не помню, чтобы она когда-нибудь отменяла занятия.

- В том то и дело, что никогда. Ох, я надеюсь, что не случилось ничего ужасного.

- Я тоже, - моя рука легла Лине на плечо в знак поддержки.

- Эй, а что это за толпа там? – заинтересованно спросила подруга, тыча пальцем в сторону парадного крыльца. Её грусть стремительно сменилась любопытством.

- Понятия не имею, - пожала плечами я. – Но первым, что пришло мне в голову, был тот милашка из нашей рок-группы, никак не могу запомнить его имя.

- Вилен?

- Именно! – закивала я – Ну кто так называет сына?

- Ты чему удивляешься? В СШС и не такое встретишь, - усмехнулась собеседница.

- Что правда, то правда, - кивнула я.

- Ладно, пойдём быстрее, а то мне еще нужно заскочить в папин ресторан, помочь с инвентаризацией.

- Как скажешь.

В этот момент мимо нас пробежали две девятиклассницы, одна из которых громко воскликнула: «Какой красавчик!», а затем прижала ладонь к сердцу. Я перевела взгляд на подругу, мол, я же говорила. Та ничего не сказала, лишь улыбнулась в ответ.

Когда мы приблизились вплотную к входной двери, то поняли, что толпа была больше, чем казалось издалека. Со всех сторон доносились охи и ахи, кто-то шепотом переговаривался, девчонки хихикали, парни возмущались. Но самое удивительное – нигде не было слышно музыки.

- Какие у него роскошные черные волосы, - подала голос очередная девица.

Мы с Линой резко переглянулись, я уверена, что она подумала о том же, о чём и я. Вилен был блондином. Словно по команде, мы начали распихивать задние ряды, в надежде пробраться вперёд и узреть всё своими глазами. Спустя минуту нам это удалось, мы заняли пространство на ступеньке, прямо в сердце столпотворения. Убедившись, что место вполне надёжное и безопасное, я обвела взглядом двор. Но ничего не увидела! Никаких вам рок-звёзд, супермоделей или знаменитых писателей, а жаль.

- Я ничего не понимаю, – отчаявшись, выдала я.

- Вон там, - затаив дыхание, произнесла подруга и указала в сторону парковки.

Я проследила за направлением её руки и обомлела. Ноги затряслись, как от десяти банок энергетика, сердце пустилось в пляс, а по всему телу пробежала армия мурашек. Кажется, даже моё дыхание на какое-то время остановилось.

- Это, это… - начала заикаться я.

- Он и вправду красавчик, - захлопала ресницами подруга.

- Да нет же… - снова попыталась выговориться я.

- Как нет? Ты только взгляни!

- Наверное, он новенький, - выдал кто-то из толпы.

- А что, было бы неплохо, - раздалось в ответ.

Толпа одобрительно захихикала.

- Точно, - засмеялась Лина.

- Ох, я бы с ним прокатилась, - прощебетала откуда-то появившаяся Кристина.

В этот раз реакция толпы была не такой радостной.

- Он не новенький, - взяв себя в руки, прошептала я, чтобы слышала только приятельница.

- Что? Почему? – удивилась она, наконец, оторвав взгляд от незнакомца на большом черном мотоцикле.

Я еще раз взглянула на небрежную осанку, сияющие волосы цвета самой тёмной ночи и губы, расплывшиеся в естественной полуулыбке. Мне не было видно глаз, но я всё равно его узнала, а затем наконец ответила:

- Потому что это Алек.

 

***

 

Подруга широко распахнула глаза.

- Не может быть, - только и прошептала она в ответ.

- Сама с трудом верю.

- Ты уверена? – осторожно спросила она так, чтобы больше никто нас не слышал.

- На сто процентов, - подтвердила я – узнаю эту ухмылку.

Сейчас Алек не смотрел в нашу сторону, его взгляд блуждал по улице и прохожим.

- И что ты собираешься делать?

- Не имею ни малейшего понятия. Я даже примерно не могу представить, что он здесь забыл.

- Ну ты не узнаешь, пока не спросишь, - выдала девушка в своей обычной осторожной манере.

- Думаешь, стоит? – нахмурилась я.

- Да, Мила, думаю, стоит. А вдруг это твой второй шанс? – она обняла меня за плечо.

- Я боюсь и помыслить в таком русле, - напряженно выдала я, а затем, мысленно взвесив доводы рассудка, глубоко вздохнула. – Наверное ты права: нужно поговорить с ним.

Как бы сильно я не пыталась оттолкнуть навязчивую мысль, та крепко засела у меня в голове. И она звучала, как: «А вдруг он и вправду приехал из-за меня?». Стоит признать, такая вероятность была, но я боялась, что стоит мне открыто об этом подумать и я сразу в неё поверю. Алек очень понравился мне и то, как он исчез - сильно выбило меня из колеи. Если сейчас я дам волю чувствам, то рискую снова упасть с небес на землю. А мне этого ой как не хотелось.

И всё же, нужно решиться и сделать первый шаг. Это всего лишь беседа. Как там говорится? «Кто не рискует, тот не пьёт шампанского?». Что же, самое время перестать быть трусихой и откупорить бутылку.

- Удачи! И знай, всё будет отлично! – поддержала подруга и слегка подтолкнула меня вперёд.

- Спасибо, - ухмыльнулась я – она мне понадобится.

- Потом расскажу, как все здесь отреагируют, - засмеялась Лина и показала два больших пальца вверх.

Я рассмеялась в ответ, а затем снова посмотрела на Алека и постаралась взять себя в руки. Тот как назло отвёл взгляд от невзрачных незнакомцев и направил его в сторону парадного крыльца. Не прошло и пяти секунд, как парень заметил и узнал меня, а потом по его лицу расплылась белоснежная улыбка. Я готова была поспорить, что в эту секунду половина девчонок СШС растаяли, как клубничное мороженое в жару, но не я. Со мной этот номер не прокатит. Больше нет.

Направляясь медленными шагами в сторону главной парковки, я прокручивала в голове еще один вопрос: «Зачем?». Зачем ты приехал? Зачем именно сейчас, когда я практически перестала о тебе думать? Зачем я вообще решила подойти к тебе?

Когда расстояние между нами уменьшилось до пяти метров, его улыбка с сияющей сменилась на более мягкую, а я в миллионный раз подумала, как же он всё-таки красив, за что дала себе мысленный пинок под зад. Не отвлекайся, Арден!

- Здравствуй, Мила, - мягко произнёс Алек.

Удивительно, но стоило зазвучать его голосу, и моё волнение как ветром сдуло. Не теряя драгоценные секунды, я выдала первое, что пришло в голову:

- Что ты здесь делаешь?

- Зачем так грубо? Кстати, отлично выглядишь, - он скользнул взглядом по моим новым сапогам и короткой юбке. Флиртует, гад.

- Ты не ответил на вопрос, - пропустила я комплимент мимо ушей.

- Я не мог всё бросить вот так, - прямо ответил он. Смешинок в зелёных глазах и след простыл.

- Что всё? – замешкалась я, впав в смятение от его интонации, а затем внутренне напряглась: волнение возвращалось.

- Тебя. У нас же было свидание, - он снова лукаво улыбнулся. Вот чёрт, знает же, как его ухмылка действует на девушек. Так, Мила, соберись, ты обещала себе не покупаться на этот приём.

- Это…это было не свидание, - мой голос звучал сбивчиво.

- Называй, как хочешь, но суть не меняется. Мне было неприятно от того, как всё закончилось.

- Поверь мне тоже, - неразборчиво промямлила я, а затем добавила более чётко: – И поэтому ты решил приехать сюда?

- Да, захотел всё исправить. Правда, не сразу понял, что не взял у тебя телефон.

- Понятно, - мои плечи опустились в глубоком выдохе, я сжала кулаки, стараясь не показывать бушующих внутри эмоций.

Значит, мне ничего не показалось, это действительно было свидание. И то, что я чувствовала, похоже, оказалось взаимно. Но если всё что он говорит – правда, почему он нашёл меня только сейчас?

- Неужели ты думаешь, что я бы всё так бросил? – в голосе Алека послышались стальные нотки.

- Я тебя совсем не знаю, - честно призналась я.

- О, Мила, я уверяю, что я бы никогда… - начал оправдываться он, но я перебила. Вопрос всё еще вертелся на языке.

- Почему сейчас? – собеседник даже не нахмурился, он, похоже, ждал подобного вопроса. – Прошло сколько, дней десять? Если ты и вправду хотел всё исправить, почему оттягивал?

- Решал семейные вопросы, - спокойно ответил он, не поведя и бровью.

- Тогда как ты меня нашёл? – продолжала напирать я. Сколько вопросов и сомнений я пережила за последнюю неделю? Сколько копалась в себе, искала оправдания его поступку? Я во всём ошиблась, во всём!

- Вспомнил твой рассказ про школу. Знаешь, в Солярисе не так много элитных школ, и вообще, это что допрос? – возмутился парень.

- Прости, - очнулась я, понимая, что действительно перегнула палку.

- Нет, Мила, это ты прости. Ты права, я должен был найти тебя раньше.

Внутри что-то треснуло. Кажется, это была стена моего самообладания.

- Ну вот, ты нашёл меня. Миссия выполнена, - пожала плечами я, и даже смогла выдавить лучезарную улыбку.

- Не совсем, - ухмыльнулся Алек.

Кажется, последние крупицы напряжения стремительно испарялись в воздухе. Оказалось, что не одной мне было неприятно от окончания нашей прошлой встречи. Я была рада расставить все точки над «i», найти ответ на все свои вопросы и, наконец, отпустить эту ситуацию.

- То есть? – я удивлённо вскинула брови, окончательно сбросив маску холодного равнодушия.

- Ты же не думала, что я буду искать тебя по всему Солярису только ради извинений?

- Да, то есть нет, не знаю.

- О Мила, я должен загладить вину, - в его изумрудных глазах пробежали коварные искорки.

- Что-то в прошлый раз это у тебя не очень получилось, - решила поддеть его я.

- Очень смешно, - Алек закатил глаза – но обещаю, в этот раз нас никто не потревожит.

Я замялась. Конечно, предложение отправиться с Алеком в это безумное приключение казалось заманчивым, но я не знала, могу ли доверять ему после прошлой встречи. А вдруг всё повторится? Так, нужно решиться, ведь хуже точно не будет. Ведь так? Что мне терять?

- Ну я не знаю, - протянула я, оборачиваясь в сторону крыльца. Там по-прежнему стояла безумная толпа, ожидавшая продолжения шоу.

- Какая же ты сложная девушка, Мила. Имею наглость напомнить, что я спас тебе жизнь, так что ты тоже моя должница.

- Вот блин, - выпалила я и усмехнулась – ты прав.

Алек просиял в ответ и протянул мне шлем.

- Не бойся, я больше тебя не подведу.

- Давай проверим, - лишь ответила я, усаживаясь на мотоцикл и обнимая парня покрепче.

 

***

 

Мы мчались на высокой скорости по городскому шоссе, с каждой секундой отдаляясь от Соляриса всё сильнее. Золотистый город остался позади, и сейчас нас окружали поля с пожухшей травой, над головой распростёрлось безоблачное небо, а тёплый ветер трепал влажные кончики моих волос. Черный мотоцикл вёз нас в сторону запада. Я и предположить не могла, куда точно решил отправиться Алек, но после приключения с Линой я больше не остерегалась неизвестности. Даже наоборот, она немного меня притягивала.

Пока мы неслись по залитой солнцем дороге, я прокручивала в голове одну мысль за другой. Когда я только села на мотоцикл, а Алек завёл мотор, мой взгляд невольно упал на школьное крыльцо. И прежде, чем мы успели покинуть парковку, я таки заметила возмущённое лицо Кристины, удивлённые взгляды других учеников и довольную ухмылку подруги. Надеюсь, что из этого не выйдет очередная школьная сплетня, как после дня рождения Инги. Не хотелось бы снова становиться объектом всеобщего внимания. Хотя кого я обманываю? Вероятность того, что эту сцену забудут приравнивается к скромности моей сестрицы, то есть к нулю.

Пока я размышляла о грядущей славе, Алек свернул в какой-то лесопарк. Новый пейзаж по-прежнему ни о чём мне не говорил, и я продолжала оставаться в неведении относительно нашего местоположения. Вокруг росли лиственные деревья, уже успевшие поредеть и немного озолотиться. Посмотрев по сторонам, я заметила, что вдалеке находится пара небольших строений, чем-то напоминающих ферму. Инстинктивно я перевела взгляд на Алека. Интересно, что же задумал этот парень?

Стоило подъехать ближе, как я поняла, что зрение меня не подвело - тёмно-коричневое здание, действительно напоминающее ферму, было высотой в два этажа и длинной примерно в сотню метров. В самом центре расположилось небольшое крыльцо, рядом с которым стоял красивый черный автомобиль, стóящий, по моим прикидкам, очень дорого. Алек притормозил рядом и заглушил мотор. Я моментально слезла с мотоцикла и сняла шлем, в нос сразу ударил приятный запах прелой листвы. Спутник последовал моему примеру, затем повесил свой шлем на ручку, а мой пристегнул сзади на тонкую металлическую рамку вокруг сиденья.

- А свой не пристегнёшь?

- Нет. Не волнуйся, не украдут, - усмехнулся в ответ приятель, снимая кожаные перчатки.

- Понятно, - лишь выдала я, переминаясь с ноги на ногу.

- Уже поняла, куда мы приехали? – лукаво улыбнулся он.

- Не совсем, но, кажется, догадываюсь.

- Пойдём, покажу тебе всё, - Алек подошёл ближе, взял меня за руку и потянул к входной двери.

Я молча последовала за ним. Его ладонь была тёплой и мягкой, невольно по моему лицу расплылась довольная улыбка. Внутри места оказалось намного больше, чем представлялось снаружи. В самом центре располагался массивный деревянный стол на коротких ножках, его окружали три кожаных дивана с подлокотниками. Еще в комнате находились два бильярдных стола, длинная столешница с кофемашиной и чашками, а также несколько плазменных телевизоров. В дальнем углу, сидя на кожаных креслах, двое мужчин о чём-то переговаривались. Когда мы вошли, один из них, тот, что постарше, встал и, извинившись, направился к нам навстречу. Краем глаза я заметила, что его собеседник, гладковыбритый темноволосый мужчина лет сорока пяти, со спокойным видом открыл газету и начал читать, словно ничего и не было.

- Алек, - незнакомец радостно поприветствовал моего друга, подходя ближе.

- Виталий Семёнович, - не менее радостно ответил Алек, и они обнялись.

Виталию Семёновичу я бы дала лет шестьдесят - шестьдесят пять. У него был высокий мощный лоб, а также серые глаза, в которых читалась настороженность. Короткие волосы, аккуратно зачёсанные назад, тронула легкая седина. Одет мужчина был в тёмные джинсы и фланелевую клетчатую рубашку, рукава которой были наспех подвёрнуты. Когда он выпустил из объятий моего друга, по его лицу расплылась улыбка. И, на мой взгляд, она была довольно искренней.

- Давненько ты сюда не захаживал.

- Дела, вы же понимаете.

- Ишь, какой деловой стал, - усмехнулся мужчина – неужто Георгий постарался?

Я нахмурилась, совершенно сбитая с толку.

- Виталий Семёнович, о делах потом, - Алек многозначительно посмотрел сначала на собеседника, а потом на меня, видимо, надеясь, что я этого не замечу. Разбежался! Однако мужчина явно правильно понял намёк, так как в следующий миг изменил тему разговора.

- А кто твоя очаровательная спутница? – вежливо поинтересовался он.

- Моя подруга – Мила, Мила – это Виталий Семёнович, хозяин «Вольного ветра» и мой старый учитель.

- Очень приятно, барышня, - он протянул мне массивную ладонь, в ответ я пожала её.

- Мне тоже.

- Вы не против, если я сначала проведу небольшую экскурсию? – Алек принял ангельский вид, отчего мне захотелось рассмеяться во весь голос.

- Конечно против, - сурово пробурчал хозяин.

- Спасибо большое, - улыбнулся приятель и потянул меня к дальней двери.

- Вот негодник, - засмеялся Виталий Семёнович и направился обратно к креслу.

За тяжёлой дубовой дверью оказалась небольшая, но довольно просторная площадка, откуда открывался потрясающий вид на желтеющий лес. Стрелка часов перевалила за пять вечера, и солнечные лучи уже начали приобретать оранжевый оттенок. Я подошла к краю, и посмотрела на безоблачное небо, представляя, каким прекрасным будет сегодняшний закат, а затем мой взгляд опустился на горизонт. Я сделала глубокий вдох. Нос сразу уловил запах сена.

- Мы что… - изумлённо начала я, и в эту секунду из-за стены раздалось лошадиное ржание.

- Да. Мы в конном клубе. Он называется «Вольный ветер», - продолжил за меня Алек.

Я лишь распахнула глаза от восторга, смешанного с ужасом. Затем мой спутник подошел к боковой стене и приоткрыл высокие ворота. Только сейчас я заметила, что мы оказались не просто на заднем дворе. Две деревянные стены, расположенные слева и справа от меня, на деле оказались высокими воротами-перегородками, отделяющими нас, как я могла предположить, от конюшен.

- Ты идёшь? – спросил Алек, тем самым возвращая меня к реальности.

- Конечно! – воскликнула я и поспешила следом.

Моё предположение оправдалось, здесь действительно была конюшня. На первый взгляд я насчитала около семи-восьми денников, и в каждом по лошади. Они были сделаны из гладкого дерева с металлическими решетками, выкрашенными в зелёный цвет, и оснащены по краям фонарными столбами. Алек прошел мимо нескольких кобыл, прежде чем остановился напротив большого вороного коня. Тот, завидев гостей, остался спокоен, хоть и издал характерное фырканье, видимо, в знак приветствия. На лице Алека проступили смешанные чувства: смятение, радость, нерешительность. Казалось, он был взволнован. Я подошла ближе и спросила:

- Знакомый конь?

- Да, - взяв себя в руки, ответил друг  – подарок отца на десятилетие.

- То есть он твой? – изумилась я.

- Ну да, - усмехнулся Алек – правда, я не видел Буцефала почти два года.

- Из-за Лондона? – решила уточнить я, вспоминая историю об университете.

- Да, - подтвердил он, не смотря в мою сторону. – А ты внимательная.

Я немного засмущалась, но вместо благодарности спросила:

- Погоди, ты назвал коня в честь лошади Александра Македонского?

- А что такого? Мне было десять, я любил историю.

- Это здорово, - искренне улыбнулась я, а Алек удивлённо посмотрел на меня, словно не ожидая похвалы.

- Спасибо. Хочешь, познакомлю?

- А можно? – сердце затрепетало от волнения.

- Пойдём.

Он открыл дверь и вошёл первый.

- Привет, приятель, - поздоровался Алек, походя к коню медленными осторожными шагами.

Когда расстояние между ними практически исчезло, друг опустил руку на холку коня и аккуратно погладил. В следующий миг животное склонило голову в сторону хозяина и снова зафыркало.

- Узнал, - искренне обрадовался парень. – Иди сюда, - позвал он меня – только медленно.

Я, подражая манере своего спутника, вошла внутрь, но встала позади. Алек обернулся и, положа руку мне на талию, притянул ближе к себе и своему другу. Да, сегодня это определённо свидание.

- Не бойся, - ласково произнёс он.

- Я и не боюсь, - я придала себе отважный вид – просто никогда не была так близко к лошади.

- Так значит, у вас в школе не преподают верховую езду? – он удивлённо поднял брови, но руку с талии не убрал.

- Преподают, просто я ей не занимаюсь.

Это была чистая правда. С самого детства родители пытались отдать меня на занятия, но я всё время отказывалась и откладывала их на «потом». Просто мне это никогда не было интересно, чего не скажешь о моей младшей сестрёнке. Арина первоклассная наездница, даже участница школьной команды по поло. Эх, вот сейчас бы мне её уроки пригодились! Хорошо хоть, что я время от времени слушала сестринские рассказы. Если напрячь память и вспомнить кое-какие термины и факты, то можно не выглядеть полным профаном.

- Так даже интереснее, - лукаво ухмыльнулся Алек. – Ладно, давай руку.

Я протянула ладонь, он взял её и осторожно опустил на спину лошади. В момент прикосновения я вздрогнула, но руку не убрала. Затем он аккуратно провел моей ладонью по холке Буцефала, тот отозвался довольным фырканьем, и мы дружно засмеялись.

- А ты ему понравилась.

- Я рада, - искренне выдала я.

- Это хорошо, а то он не пустил бы тебя прокатиться.

- Да? Что?!

- А ты думала, я тебя сюда вёз, только чтобы с другом детства познакомить?

- Ну… - я скромно опустила глаза в пол. Не многовато ли риторических вопросов для одного дня?

- Пойдём, нужно переодеться.

После этих слов мы покинули денник и попрощались с Буцефалом на время.

 

Через пятнадцать минут я была одета и обута по всем правилам. Мы с Алеком вместе отправились на второй этаж, где находились еще несколько помещений. Самой эффектной оказалась комната отдыха, одна из стен которой была полностью стеклянной и выходила на крытый манеж. Так что можно было спокойно попивать чай и наблюдать за чужой тренировкой. Также здесь была комната со специальным снаряжением, мужская и женская раздевалки, а еще большая гардеробная. В ней хранилась экипировка любого размера и почти любой расцветки, такой, что даже самый крутой магазин позавидует. В ответ на мою отвисшую до колен челюсть, приятель рассказал, что у клуба много клиентов, которые время от времени делают спонсорские взносы, отсюда и плазменные телевизоры, и склад спортивной формы размером с мою квартиру. Я вспомнила автомобиль, припаркованный внизу, от чего история Алека стала еще более убедительной. Воспользовавшись помощью своего друга, я собрала необходимый комплект и отправилась в раздевалку. Через десять минут дело было сделано.

Скрутив волосы в высокий пучок, я еще раз осмотрела себя в зеркало. А что? Вполне неплохо! Высокие бежевые бриджи обтягивали стройные ноги, впрочем, как и заправленная в них белоснежная блуза с длинным рукавом и высоким горлом. Лине бы понравилось, совсем не вульгарно и выгодно подчёркивает фигуру. Завершали образ высокие черные сапоги, чем-то напоминавшие мои собственные.

Я засунула сотовый в передний карман брюк и посмотрела в глаза своему отражению. Вдох-выдох, Мила, вдох-выдох, всё будет отлично, просто доверься ему. Стараясь не выпускать эту мысль из головы, я преодолела расстояние до выхода в три больших шага и толкнула дверь.

Когда я спустилась к конюшням, оказалось, что мой спутник уже вывел Буцефала из денника и надевал на него снаряжение. Алек тоже успел переодеться, его экипировка была той же расцветки, что и моя: бежевые брюки, белоснежная рубашка-поло и высокие сапоги. Его чёрные, как смоль, волосы были по своему обыкновению убраны в низкий хвостик. Так странно, раньше я не замечала, как красиво могут смотреться на мужчине длинные волосы. Хотя назвать шевелюру Алека длинной у меня язык поворачивался с трудом, ведь она лишь прикрывала шею и даже не доходила до плеч. И всё же, необычная внешность этого юноши очаровывала, а вкупе с лошадью и нарядом наездника он и вовсе напоминал джентльмена, сошедшего с любовного романа девятнадцатого века. Ох, мистер Дарси…

Повернув голову, приятель понял, что его разглядывают и улыбнулся.

- Тебе идёт, - сказал он, закрепляя седло.

- Спасибо, тебе тоже.

Алек усмехнулся, но ничего не ответил. Минуту мы стояли в молчании, он подтягивал толстый ремень, соединённый с седлом. Если я правильно помню рассказы сестры, то он зовётся подпругой. Затем приятель сделал шаг назад, осматривая свою работу, и, явно довольный результатом, обратился ко мне.

- Готова? – я лишь кивнула и подошла ближе. – Отлично, тогда ты первая.

- Ты же не имеешь в виду, что я одна на нём поеду? – я испуганно взглянула на Буцефала.

- А смогла бы? – прищурившись, спросил парень.

- Боюсь, что без твоей помощи мне не обойтись.

- В таком случае я готов оказать её тебе, если ты будешь слушаться.

- По рукам, - рассмеялась я.

- Я серьёзно, Мила. Это ради твоей же безопасности, - Алек посмотрел мне прямо в глаза.

В лучах солнца они были похожи на молодые травинки, хотя я тонула в них не хуже, чем в вязком болотном омуте.

- Что делать? – серьёзно спросила я, с трудом отрывая взгляд.

- Сначала всовываешь левую ногу в стремя, затем кладёшь левую руку на рожок, - друг указал на необычный предмет, напоминающий рычаг – а второй рукой держишься за заднюю луку, вот здесь. Затем отталкиваешься и перекидываешь правую ногу, понятно?

- Да, всё понятно, - я сделала глубокий вдох, собираясь с силами. – Надеюсь, получится.

- Я тебя подсажу, - неожиданно выдал он.

- Ты что? – глаза распахнулись от удивления, но не успела я произнести вопрос до конца, как руки Алека легли на мою талию, а сам он быстро начал считать:

- Раз, два, три!

Мне ничего не оставалось, как вложить все свои силы в резкий толчок. Через мгновение я подлетела и, перекинув ногу через спину Буцефала, с характерным звуком плюхнулась на седло.

- Кажется, мы немного переборщили с высотой. Хорошо, что Буцефал не из пугливых, а ты лёгкая, - выдал парень, и мы рассмеялись. – Ты позволишь? – он указал на стремя, в котором по-прежнему находилась моя нога.

- Ой, конечно, - засмущалась я.

В следующий миг Алек оттолкнулся, придерживая уздечку, и, взлетев, мягко приземлился прямо позади меня. У него это вышло так легко и естественно, что я почувствовала себя неуклюжей коровой. Правда чувство стыда испарилось, когда я ощутила на шее тёплое дыхание приятеля.

- Во время поездки держись руками за рожок, ногами удерживай равновесие, но только не прижимай их сильно и не бей, даже случайно. Я тебя буду придерживать, вот так – Алек легонько опустил руку мне на живот, будто бы его широкой груди сзади было недостаточно – а второй рукой буду держать поводья. Сама за них не дёргай, хорошо?

- Да, теперь всё точно ясно, - выдала я на одном дыхании, пытаясь согнать краску с лица.

- Тогда, поехали, - скомандовал Алек, а Буцефал, повинуясь, направился в сторону леса.

- Мы что, поедем прямо туда? – удивление в моём голосе смешалось с восторгом.

- А куда же еще, - ухмыльнулся мой спутник и встряхнул поводья.

 

Первое время мы ехали в полнейшем молчании. Множество мыслей перемешались в моей голове, словно клубок ниток. Желтые – о том, как не упасть с лошади, синие – о том, что будет завтра в школе, зеленые – о том, на какую тему завести разговор, и красные – о том, что Алек так близко. Прямо сейчас мне хотелось встряхнуть головой, чтобы хотя бы половина из них улетучилась, но я боялась показаться совсем чуднóй. И с каких пор ты стала такой нерешительной, Мила? Давай же, спроси его о чём-нибудь.

- Так значит… - начала, было, я.

- А ты… - в ту же секунду подал голос Алек. Сначала мы оба стушевались, но спустя миг начали хихикать. – Ты первая, - уступил юноша.

- Я хотела узнать, почему ты в детстве хотел коня?

- В каком смысле? – губы Алека расплылись в удивлённой полуулыбке, а я поймала себя на мысли, что он улыбается по любому поводу. Ну и пусть, она прекрасна.

- Ну обычно мальчики просят на день рождения конструктор или робота, а тебе подарили Буцефала. Почему?

- Ах, ты об этом. Просто в школе, в Лондоне, начинались уроки по верховой езде, и мне нужен был конь для тренировок.

- То есть твой подарок был для учёбы?

- Да, то есть не совсем. Конечно, Буцефал очень пригодился мне в занятиях. Но я давно мечтал о лошади. Просто у отца не было повода её купить, до моего десятилетия.

- Так вот оно что… - протянула я, а затем удивлённо распахнула глаза. - Погоди, ты, что возил своего коня в Лондон?!

- Ну да, в начале и в конце учебного года, на протяжении шести, нет, семи лет, - произнёс он будничным тоном.

- Ого, - только и выдала я.

- А почему ты не занималась конным спортом в школе?

- Да как-то руки не доходили, - пожала плечами я. – Всё время находился курс поинтереснее.

- Вот как?

- Именно, зато моя младшая сестра просто влюблена в верховую езду. Она даже член школьной команды по поло.

- Это здорово, - мягко произнёс Алек.

- Да. Знаешь, ей бы здесь понравилось, - выдохнула я и обвела взглядом дорогу.

Прямо сейчас мы ехали по широкой аллее. С двух сторон возвышались огромные золотые дубы, чем-то напоминающие непреступные стены. Сквозь листву пробивались редкие солнечные лучи, разрезающие тень в самых неожиданных местах. Благодаря им, небольшая полутень, заполнявшая всю дорогу, отдавала золотом, и мне казалось, что его крупицы заполонили воздух вокруг.

- А у тебя есть братья или сёстры? – снова спросила я.

- Да, есть старший брат - Евгений. Мы с ним в хороших отношениях, хоть и видимся очень редко.

- А почему?

- Он много путешествует и работает, постоянно пропадает в своих офисах.

- Кого-то мне это напоминает, - горько усмехнулась я – мой папа тоже постоянно в разъездах, порой не вижу его месяцами. Такая вот у него работа.

- Это, наверное, непросто, - предположил друг.

- Да, нелегко. Если честно, мне очень его не хватает. Да и расстались мы в последний раз не на самой хорошей ноте.

- Мне жаль, - тихо произнёс Алек.

- Ничего страшного, я уже не маленькая. Смогу как-нибудь справиться.

- А что мама?

- С ней мы не очень близки. Хотя иногда я и могу поговорить с ней по душам, это случается крайне редко. А как у тебя отношения с родителями?

- Ну…- задумчиво протянул парень – отец у меня довольно строгий, привык всё контролировать, как истинный бизнесмен. Я очень уважаю его, но порой, понимаешь, он переходит границы.

 - О да, очень понимаю! – воскликнула я – Дай угадаю. Он принимает за тебя решения? Всегда знает как лучше и хочет знать о каждом твоём шаге?

- Да, точно! – казалось, он был искренне удивлён мое осведомлённостью. - Всё именно так. Здорово, что ты понимаешь.

- Может у всех детей предпринимателей такая судьба? – попыталась пошутить я, одаривая спутника сочувственной улыбкой.

- Возможно, - рассмеялся Алек.

- А как мама? – продолжила я.

- А мама… - повисла небольшая пауза. Спутник явно раздумывал над тем, что собирался сказать и как, а спустя миг честно выдал: - Она скончалась два месяца назад, - его голос оставался спокойным, но спиной я почувствовала, как он напрягся.

Моё сердце пронзило несколько льдинок. Я тут на папу жалуюсь, а человек совсем недавно родную мать потерял. Глупая Мила! Прошло несколько секунд, прежде чем я решилась накрыть своей ладонью его руку и сказать:

- Соболезную твоей утрате.

- Спасибо, - мягко ответил Алек и сжал мою руку в ответ.

Несколько минут мы ехали, не произнося ни слова, и просто наслаждались обществом друг друга. На какой-то миг мне даже показалось, что повисшее молчание стало данью уважения к этой женщине.

Вокруг было тихо, и только листва шуршала на ветру. Прямо сейчас нам было необходимо  переварить всё услышанное. Я была рада довериться Алеку, рассказать о своих переживаниях, и мне было приятно, что он доверился мне в ответ. Это многое значило.

Пока мы оба были погружены в себя, буцефал вывел нас на небольшую тропу, расположенную вдоль озера. В нём, как в зеркале, отражалось нежно голубое небо, отчего само озеро казалось кристально чистым. Солнечные блики переливались на водной глади, и если бы не желтеющая листва, я бы точно почувствовала себя как в тёплый летний день. Здесь было так мирно и спокойно, просто удивительное место.

Мы близко подобрались к воде, но пляжа здесь не оказалось. Вместо песка, берег был покрыт густой зелёной травой. Я оглянулась и увидела высокие золотисто-изумрудные холмы, в этот миг все мои мысли улетучились, и осталось лишь наслаждение. Я что, попала в чудесный сон?

- Здесь просто невероятно! – восторженно воскликнула я.

- Знаю, - ухмыльнулся приятель. – Я подумал, что это будет честно.

- Что именно?

- В прошлый раз ты показала мне одно из своих любимых мест, в этот раз я решил показать тебе своё.

Мои глаза так и распахнулись от удивления, а сердце заколотилось чаще.

- Спасибо, - выдала я на одном дыхании - я очень это ценю.

- Знаешь, что еще я бы хотел сделать? – улыбнулся друг.

- Что?

- Ты мне доверяешь? – с вызовом спросил он.

- Допустим.

- Я серьёзно.

- Да, доверяю, - с нежностью произнесла я.

- Тогда не могла бы ты наклониться вперёд, несильно, - попросил Алек, отпуская мою руку и берясь за уздечку покрепче.

- Конечно, - повиновалась я, возвращая ладонь на рожок, и ухватываясь за него обеими руками.

- Тогда вперёд! – неожиданно громко крикнул парень, наклоняясь, как я, и надавливая на Буцефала шенкелем.

В это мгновение конь встрепенулся и поскакал галопом вдоль кромки воды. От неожиданности я даже взвизгнула. Алек выкрикнул громкое «Юх-х-ху», и его голос отразился эхом, словно в пещере. Сразу после этого мы дружно рассмеялись, как малые дети, явно наслаждаясь счастливым моментом.

Буцефал скакал так быстро и энергично, словно сам давно ждал этого мгновения. Ветер дул в лицо и трепал чёлку, а я втайне обрадовалась тому, что решила собрать волосы в аккуратную причёску. Воздух, наполненный свежестью и ароматом прелых листьев, кружил голову. А ещё её кружил тот факт, что Алек был совсем рядом, прикрывал мою щуплую фигурку своими широкими плечами. Теперь я определённо поняла, что значит выражение: «Чувствовать себя как за каменной стеной», ведь сейчас мне казалось, что я в надёжных руках.

Мы проскакали так добрых пять минут, то и дело смеясь и выкрикивая безумные восклицания. Но потом, Буцефал начал постепенно снижать скорость, пока не перешёл на лёгкий шаг.

- Думаю, нам стоит дать ему немного отдохнуть, - предложил Алек.

- Я думаю, ты прав, - поддержала я.

Сразу после моих слов, друг спрыгнул с лошади так грациозно, что ему бы позавидовали все игроки в поло в мире.

- Давай руку, - предложил парень, когда я собралась перекинуть ногу через седло.

Я протянула свою ладонь и оперлась на руку приятеля, а затем спрыгнула с Буцефала. Не успела я толком приземлиться, как моя нога заскользила куда-то в сторону. Мысленно, я уже приготовилась шмякнуться лицом об землю, но Алек, как всегда, оказался рядом. Он схватил меня в охапку и прижал к себе, да так сильно, что я забыла, как дышать. Когда я подняла голову, то даже дрогнула от удивления. Лицо парня оказалось так близко к моему, что я могла разглядеть крохотные золотистые крапинки в его бездонных зелёных глазах. Казалось, он был не менее поражён от внезапной близости, чем я. Время замедлилось, а сердце пустилось в пляс. Нас разделяло несколько сантиметров, стоило только потянуться и… Мне показалось, что мы вечность стоим, уставившись друг на друга, как два идиота, но когда Алек, очнувшись, поставил меня на землю, на деле наверняка прошло не более трёх секунд.

- Ты всегда такая неуклюжая? – с добротой в голосе спросил он.

- Нет, только когда волнуюсь, - ответила я, первое что пришло в голову, и следом пожалела.

- Ты волнуешься? – приятель удивлённо поднял брови, и заулыбался как Чеширский кот.

- Конечно, - я гордо вскинула подбородок и ответила взаимной улыбкой. – Ведь впервые кататься на лошади, это так волнительно.

- Ну вот, а я-то подумал, что ты о другом, - наигранно разочарованно, протянул спутник.

- Даже примерно не представляю о чём ты, - ответила я и засмеялась.