Я отодвинула штору и выглянула в окно. В это раннее утро улицы были абсолютно пустыми. На горизонте только-только забрезжил рассвет, и небо еще не успело окраситься в голубой оттенок.

Сегодня я проснулась слишком рано: часа в четыре утра. Несмотря на то, что сон был непродолжительным, я чувствовала себя наполненной силами и энергией. Впервые за долгое время у меня возникло острое желание творить музыку.

Сейчас стены собственной комнаты давили так, что было трудно дышать. Мне хотелось как можно скорее добраться до музыкального класса и выплеснуть эмоции в тетрадь для нот.

Пока весь дом спал, я собиралась в школу и радовалась внезапно возникшему вдохновению. Когда руки наносили небрежный макияж, я мысленно вернулась к событиям вчерашнего вечера. Нужно было еще раз обдумать всё, что произошло и решить, как поступать дальше.

Первым, что всплыло в памяти, оказалась ссора с сестрой. Всего несколько фраз – но столько злобы.

Конечно, мы и раньше ругались: часто подшучивали друг над другом, спорили по пустякам - это было обычным делом. Но в тоже время - мы еще никогда не таили друг на друга обиду. А Аринина реакция как раз походила на последнее, и от этого мне становилось не по себе.

Ясное дело, я не специально попала в этот дурацкий «Вольный ветер», так что сестринские обвинения - глупы и беспочвенны. Но она, кажется, думает иначе. Что же, остаётся надеяться, что этот инцидент в скором времени исчерпает себя, и мы вернёмся в привычное русло подшучиваний и надутых губ.

Да, переждать бурю будет отличным решением. Тем более что Арина всё равно не станет слушать мои объяснения. Да и оправдываться я вовсе не была обязана.

Затем мне вспомнилась вчерашняя сцена в ресторане. То как Макс подмывал меня уговорить Лину пойти с ним на свидание. Какая чушь! Самое парадоксальное это то, что совсем недавно Макс мне и вправду нравился. Он был довольно вежлив, постоянно интересовался делами Лины, но никогда в них не лез. Это было довольно мило, либо так только казалось со стороны. Кто же знает, что на самом деле происходило у них наедине?

Но как бы там ни было, вчера этот парень стремительно упал в моих глазах. А учитывая то, что он возможно и вправду следит за подругой, нужно придумать, как с ним справится.

Думаю, с этим могут помочь девчонки из книжного клуба, я уверена, что на пятерых мы придумаем отличный план по обезвреживанию противника и обязательно поможем подруге. Если Лина вообще решится им всё рассказать. В общем, нужно будет обязательно с ними посоветоваться.

Однако сейчас большую часть моих мыслей занимал Алек. Стоило мне закрыть глаза, как я чувствовала его ладонь на своей щеке, а по моему телу сразу пробегала армия мурашек. С каждой секундой я всё сильнее осознаю, что влюбляюсь в этого парня по уши. В его ухмылку, манеры, запах и даже в цвет его глаз. И меня это очень пугает.

Во-первых, я обещала себе, что не буду отвлекаться на отношения в выпускном классе. Мне хотелось полностью сосредоточиться на учёбе, выйти на золотую медаль и получить максимальный балл по всем экзаменам. Но вот, не прошло и двух недель от начала занятий, как при одной мысли об Алеке, я забываю, как дышать.

А во-вторых, я очень боюсь, что он передумает. Что снова внезапно пропадёт, разорвёт отношения, перестанет со мной общаться. Никогда раньше я не привязывалась к человеку так быстро. Алек подарил мне чувство нужности, с ним мне кажется, что я особенная.

Это было не похоже на то, что я испытывала с Дмитрием. Тогда у меня было чувство, что он идол, снизошедший до своей фанатки. И пусть он никогда не признавал подобного, тихие отголоски этого ощущения преследовали меня на всём протяжении наших отношений.

С Алеком же всё было иначе. Тогда, на берегу, я увидела, что за маской крутости и уверенности скрывается задумчивый парень, искренне переживающий за семью. Казалось, он давно искал человека, способного понять его ношу, и вот он нашел меня, а затем рассказал сокровенный секрет. В это мгновение я поняла, что он доверяет мне чуть больше, чем всему остальному миру.

А еще я много думала о разных «моментах». Вроде тех, когда он подхватил меня у озера, когда с нежностью смотрел в глаза на фоне заката, или когда прощался со мной возле «Delizioso». Мне кажется, что в эти самые моменты он хотел меня поцеловать, но по какой-то причине так этого и не сделал. Сначала я переживала, что он этого не хочет. Но потом предположила, что он боится спугнуть меня. Ведь стоит поспешить, и я могу оттолкнуть его, разрушить ту хрупкую связь, что возникла между нами.

Да, возможно я ошибаюсь и всё это бред безумной девчонки, явно перечитавшей любовных романов. Но что если нет? Определённо, есть вероятность, что мои догадки соответствуют действительности. И мне просто необходимо это проверить.

Но что же делать? Наверное, нужно показать Алеку, что он для меня тоже важен. Ведь, скорее всего, он этого и ждёт – когда я подам знак или намекну.

Только вот я понятия не имею, как это сделать. Я же робею при нём и превращаюсь в каменную статую. Тут нормально говорить трудно, не то, что подавать какие-то там знаки. Думай, Мила, думай!

Кажется, в этот миг мой подсознание вняло внутреннему голосу, потому что в мою голову пришла отличная идея. Просто гениальная! И она точно должна была сработать.

От внезапного озарения я взбодрилась не хуже, чем от трёх чашек кофе подряд. Быстро натянув серые брюки, белую водолазку и форменный бордовый пиджак, я закинула необходимые учебники в рюкзачок и вышла из комнаты. Прокравшись по ступенькам на первый этаж, я как можно тише надела оксфорды, обмотала форменный полосатый шарф вокруг шеи и вышла на улицу. В отличие от предстоящего тёплого дня, утро было довольно прохладным. Я затянула шарф посильнее и надела наушники. Телефон сразу заиграл одну из любимых песен и я, мурлыкая в её такт, поспешила в школу.

Часы показывали двадцать минут пятого, даже «LaPalette» еще не открылся. А значит, у меня есть три часа до встречи с Линой. Я окинула взглядом пустую улицу и пошлёпала по сухому асфальту. Эх, жаль, что автобусы не ходят в такую рань, я была бы не прочь прокатиться. Хотя может это и к лучшему, прогулка на свежем воздухе еще никому не вредила. Да и на улице никого нет, это значит, что можно подпевать песенкам в наушниках и тебя никто не услышит. Красота!

Когда перед глазами появилось внушительное здание «СШС», первые солнечные лучи уже пробились из-за горизонта и ласкали землю своим прохладным желтым светом. Парковка была непривычно пустой, здесь лишь красовались парочка автомобилей и чей-то припаркованный велосипед. Видимо кто-то оставил их вчера после занятий. Не могло же быть такое, что я не единственная, кто пришел в школу к пяти утра.

Я обогнула здание и вышла в сад. Листочки высоких берёз успели пожелтеть и колыхались на ветру, создавая привычное шуршание. Высоко над головой птицы распевали свои мотивы. Сейчас дворик казался очень просторным. И мне не верилось, что через несколько часов все скамейки будут забиты учениками.

Осматриваясь по стонам для подстраховки, я дошла до нужной двери и, достав из рюкзака ключ, отперла её. Внутри коридор был очень тёмным, поэтому пришлось пробираться на ощупь. В прошлом году наставник книжного клуба дал Инге ключ от «черного хода». Это произошло из-за того, что иногда мы засиживались за работой практически до закрытия школы. Вот учитель и дал нам возможность самим пробираться в школу когда надо, естественно это было большим секретом. Поначалу, у нас был один ключ на всех. Но это вызывало некоторые неудобства, так что пришлось сделать дубликат на каждого.

Я редко использовала свой ключ по назначению, чаще всего я пробиралась в музыкальный зал, где могла спокойно репетировать. Обычно это происходило до начала занятий, либо совсем поздними вечерами.

Дело в том, что каждый день уроки музыки начинались не раньше двенадцати. Поэтому я могла не бояться быть застуканной. Только вот приходилось всё время прятать гитару на складе музыкальных инструментов, чтобы никто не мог ей воспользоваться. Порой я могла принести её в книжный клуб или оставить в квартире Лины, но это случалось крайне редко.

По узкой лесенке я поднялась на второй этаж и, найдя нужный кабинет, толкнула дверь. Как и предполагалось, она оказалась не заперта.

Класс музыки располагался прямо над Книжным клубом, что было очень удобно. Только вот коридоры этого этажа были не такими запутанными, как внизу. Из-за того, что стен и перегородок, создающих многочисленные закутки и коридоры, здесь было в разы меньше, второй этаж казался намного просторнее первого. Хотя взглянув на крыло с улицы было понятно, что это не так.

Сейчас в комнате было довольно темно, так как солнце освещало школу с противоположной стороны. Но зато через окна можно было любоваться на раскинувшийся внизу сад.

Я подошла ближе и открыла настежь форточку, сразу подул осенний ветерок и растрепал мои распущенные волосы. Комната наполнилась свежестью и звуками города.

В любое другое время я бы не стала открывать окно, побоялась бы, что кто-то может услышать гитару и застукать меня. Но пять утра располагали к полному одиночеству.

Пробравшись в дальний конец класса, я протянула руку за диван, вытащила черный кожаный кейс и положила его к себе на колени. Проведя ладонью по шершавой поверхности, я достала из кармана ключ и отворила крохотный серебристый замочек.

Да, кофр у меня был что надо. Прочный и твёрдый снаружи, но мягкий внутри. Выбирала я его, правда, не из-за мягкости ткани, а из-за наличия замка. Ведь меньше всего мне хотелось, чтобы кто-то случайно позарился на моё сокровище. Правда, сокровище не совсем соответствовало этому статусу. У меня была самая обычная акустическая гитара марки Бэст Вуд. Ни крутых тебе наворотов, ни кучки ноликов в ценнике. Эта гитара была моей первой и единственной, а еще самой любимой и родной.

Я медленно провела пальцами по черному грифу, а затем зажала аккорд и начала наигрывать ту самую песню, что звучала утром в наушниках. Потом мне захотелось немного изменить мелодию, потом еще и еще. Так что в конечном итоге она совсем перестала походить на первоначальную. «Вот оно!» - пронеслось в голове. Я быстро скинула пиджак, достала из рюкзака нотную тетрадь, имеющую незатейливую золотистую обложку, и, найдя свободный лист, начала записывать.

В голове то и дело всплывали строчки стихов, я небрежно чирикала их над нотами. Как только вырисовался первый кусочек куплета, я промычала его, как если бы напевала про себя. Получилось неплохо, можно попробовать сыграть. Только лучше начать с перебора, а не боя. Так песня будет более лёгкой и мелодичной.

Высунув язык, я записывала, играла и снова записывала. Временами, комментируя себе под нос что-то вроде: «Да, вот так» или «Нет, до этого было лучше». Так что спустя минут сорок непрерывной работы у меня был готов набросок. Конечно, это далеко не идеально. Кое-какие аккорды я поменяю, стихи отредактирую, а так вполне неплохо. Нужно будет попробовать сыграть еще раз, после уроков. Заодно и голова немного прочистится.

Кстати, сколько времени я уже здесь? Мой взгляд упал на циферблат. Ого, уже без двадцати шесть! Целый час пролетел, как пять минут. В этот момент мой живот заурчал, взывая к еде. Похоже, он не может ждать Лину, придётся пойти в кафе раньше и позавтракать.

Я аккуратно вернула гитару в кейс, замок громко щёлкнул. Подёргав за крышку, я убедилась в его надёжности, в очередной раз поблагодарила судьбу за столь выгодное вложение, и спрятала чехол обратно за диван.

Закинув вещи в рюкзак, я захлопнула окно и вышла из класса. Нужно вернуться на улицу через черный ход, пока никто меня не заметил.

Парадные двери в «СШС» открывались ровно в семь часов, так что я могла не опасаться наткнуться на кого-либо в этот час. Перепрыгнув через ступеньки, я шмыгнула в тёмный коридор и, толкнув дверь, снова очутилась на улице. Теперь здесь стало намного светлее, солнце во всю озаряло дальнюю часть сада. Два поворота, два щелчка и дверь снова заперта. Бинго! Коварный план выполнен, моя нетерпеливая муза немного поутихла.

Теперь пора подкрепиться, а то с пробуждения прошло полтора часа, а я до сих пор так и не выпила кофе.

 

Дорога до «LaPalette» была быстрой и приятной. Смотря себе под ноги, я мычала мелодию новой песни. Если не думать о плохих моментах, то можно и вправду почувствовать себя абсолютно счастливой.

Я так задумалась о стихах, что не заметила, как дошла до кофейни, пока не врезалась в блестящий красный «порше». Создалось впечатление, что кто-то вырезал машину из модного журнала про бизнес и вклеил в красочный путеводитель по Парижу. В моей голове идеально гладкая сталь никак не вязалась с желтеющими листьями в полуразрушенном дворике и деревянной табличкой. Я обошла машину с разных сторон, пытаясь найти сама не знаю что. Вокруг тоже не было ни души. Кафе, по всей видимости, было еще закрыто. Но чтобы проверить наверняка, я решила подойти и подёргать за ручку. Но не успела сделать и трёх шагов, как та самая дверь распахнулась, и из неё вылетел Глеб. Он был одет в тёмно-синий костюм, и белоснежную рубашку. Кожаные туфли, часы от Картье, на пальце он крутил ключи от автомобиля. Неужели от этого самого?

Я выпучила глаза от удивления и с большим трудом поборола желание их протереть. Может мне показалось и это не Глеб, а просто очень похожий на него мужчина? Да нет же, точно он. Хотя, вдруг это его тайный и богатый брат-близнец? Но почему тогда у них абсолютно одинаковые прически? Вот же странность.

Пока я перебирала в своей голове различные безумные версии, парень подошёл достаточно близко, чтобы заметить меня.

- М-Мила?! – испуганно воскликнул он, и в ту же секунду побледнел, словно призрака увидел.

- Глеб? – подражая его манере, ответила я.

- Ты что здесь так рано делаешь?

- Так ты всё-таки Глеб, да?

- Да, - как бы нехотя кивнул он.

- Эээ, ладно, что здесь происходит? – испуганно спросила я.

Но как только Глеб открыл рот, чтобы ответить, сзади раздались шаги, это был невысокий крепкий парень, немногим старше меня. В руках у него была большая коробка с фруктами. Мысленно я прикинула её вес и сразу зауважала незнакомца в разы больше. Стоило ему поравняться с нами, как он доброжелательно выкрикнул:

- Привет, босс.

На что Глеб ответил не менее приветливо:

- Здравствуй.

Я молча уставилась на приятеля, а затем подняла одну бровь в немом вопросе.

- Иди внутрь, я подойду через пятнадцать минут и всё объясню.

- Договорились, - я улыбнулась и показала пальцами знак «Окей».

- И не смей ни с кем разговаривать.

- Эй, ну завтрак то заказать можно? Я вообще-то поесть пришла.

- Нашла время, - Глеб закатил глаза, но поддался. – Ладно, займи и мне место за столиком.

 

Как и обещал, приятель приземлился на стул напротив меня ровно через пятнадцать минут.

За это время он успел переодеться, и теперь на нём болтались самые обычные джинсы и серая футболка. Часы с запястья тоже исчезли, а туфли превратились в чёрные найковские кроссовки. От парня, представшего передо мной несколько мгновений назад, не осталось и следа.

Я ущипнула себя за щёку.

- Ай, - непроизвольно сорвалось с моих губ.

- Ты что делаешь? – с подозрением спросил Глеб.

- Да так, проверяю, не сплю ли я, - честно выдала я и неожиданно для себя рассмеялась.

- Не спишь.

- Так что это было? – сорвался первый вопрос.

- Это был я, - он задумался, но через секунду продолжил – настоящий.

- То есть ты, ну я даже не знаю, как сказать…

- Богат? – отрезал приятель.

Я пристально всмотрелась в его лицо. Оно не выражало ни смущения, ни высокомерия, ни вызова. Он просто сказал это, словно отгадывал кроссворд. По-горизонтали, пять букв, вторая «о».

- Ну да… - нерешительно ответила я, ошеломлённая от его прямоты.

- Да, я, если можно выразиться иначе, располагаю достаточными финансами. Это заведение, - он обвёл пальцем кафе – принадлежит мне. И еще примерно три сотни таких же.

На этих словах моя челюсть отвисла до самого пола.

- Инга знает? – спросила я, сама не зная почему.

- Нет.

- А кому ты вообще рассказывал?

- Илье, он один из моих партнёров. Ну и лучший друг, конечно.

Я посчитала это разумным. Лине я тоже всё рассказывала.

- Почему ты хранишь это в тайне? – непринуждённо спросила я, засовывая в рот кусок яичницы. Удивление ослабло, и теперь мне было просто любопытно.

- Тебе и вправду интересно? – усмехнулся Глеб. Только вот вышло это у него не очень весело.

- Да, можешь доверить мне свой страшный секрет, - я по-доброму улыбнулась, пытаясь подбодрить друга, но он выглядел очень серьёзным.

- Ну что же, еще несколько лет назад я был таким парнем, каким ты видела меня сегодня утром. Тратил деньги направо и налево, вел светскую ночную жизнь, много выпивал. Но после одной вечеринки, ты только не пугайся, но моего знакомого нашли убитым, - на этих словах я перестала жевать и, кажется, дышать. – Его застрелили в спину в собственном номере отеля.

Знаешь, прозвучит плохо, но я ожидал чего-то подобного. Тот приятель вел грязный бизнес, поставлял наркотики из Азии, время от времени скандалил с клиентами. Ты только не подумай, этим я никогда не баловался. В общем, я уверен, что в итоге один из тех недовольных парней его и пришил. Но я никак не мог ожидать, что подозрение падёт на меня. Ведь всё произошло как раз в то время, когда он вернулся с моей домашней вечеринки. Скорее всего, его поджидали, я так думаю. Точно сказать не могу.

Короче, пока шло расследование, все друзья от меня отвернулись, любимая девушка бросила, они все и вправду думали, что это мог быть я. Но буквально через несколько недель нашлись доказательства, подтверждающие моё алиби, так что меня сразу оправдали. Само собой, слухи о моей невиновности разлетелись быстро. «Верные» друзья пытались вернуться, извинялись, даже присылали различные подарки в знак примирения, но мне уже было плевать. Я понял, что они доверяют мне не больше, чем своим подружкам на одну ночь. После этого я порвал все связи и остался один.

В этот момент он прервался, чтобы отхлебнуть кофе. Видимо, горло пересохло от взволнованного рассказа. А я почувствовала, что все мышцы в моём теле напряжены. Спустя короткое мгновение Глеб продолжил:

- У меня тогда был трудный период. Я не хотел никого видеть, даже из квартиры почти не выходил. А потом внезапно пришел страх, страх того, что я остался один и могу остаться таким навсегда. Перспектива эта, скажу тебе, так себе. И я решил начать всё с чистого листа. Подумал, что если хочу изменить жизнь, то должен поменять что-то в себе.

В ту же ночь я закинул всё самое необходимое на заднее сидение «порше» и поехал в Солярис. Первое время оставался в отеле, но довольно быстро нашел себе квартиру. Чтобы быть «при деле» я открыл новый филиал «LaPalette» и стал работать бариста.

Не поверишь, но болтая с людьми об их жизни и о кофе, я завёл себе больше друзей, чем когда был богатеньким мальчиком. Наверное, незнакомцы ничего от меня не ждут, как и я от них. Поэтому всё, что нас сближает, это искренне, по-настоящему, понимаешь?

- Да, - отозвалась я. – Как тот случай с полицейской машиной.

- Именно, как тот случай. Мне здесь, если честно, очень нравится. Приятный город, вежливые люди, я работаю себе спокойно, наслаждаюсь размеренной жизнью. Конечно, время от времени выбираюсь в отпуск заграницу, но это происходит намного реже, чем в былые времена. Конечно, я мог бы позволить себе лежать на пляже где-нибудь на Бали, доход то от сети кофеин идёт круглыми сутками. Но я бы долго не выдержал, да и никто не выдержал бы. Людям же просто необходимо всё время что-то делать. Так что работа здесь – то, что надо. К тому же, иногда мне приходится совершать рабочие поездки к партнёрам или в другие рестораны, улаживать возникшие неполадки, как сегодня. Но это случается довольно редко, и я всегда успеваю стать обычным Глебом до открытия и появления первых посетителей. Кто же мог подумать, что ты притащишься в шесть утра. В общем вот тебе моя история, Мила Арден.

- Ого, - я глубоко выдохнула, переваривая всё услышанное – во-первых, мне очень жаль твоего приятеля и жаль то, что знакомые действительно пытались связать это с тобой. Те люди, которых ты считал друзьями, я рада, что ты от них избавился. Наверняка без них тебе лучше, - на этих словах Глеб усмехнулся. – А во-вторых, прозвучит странно, но я рада, что всё это произошло. Ведь если бы не этот случай, то я бы никогда с тобой не познакомилась, - в этот миг мы посмотрели друг на друга мокрыми глазами. – Ведь сейчас я понимаю, что без тебя я тоже не была бы собой.

- Спасибо, - с чувством произнёс Глеб – пока ты этого не сказала, я не осознавал, как нуждаюсь в этих словах.

- А как иначе? Ты же мой друг!

- Ты тоже мой друг. Еще раз спасибо, Мила, - он посмотрел на меня с такой благодарностью, что я дрогнула, а в следующее мгновение его ладонь накрыла мою руку. Мои глаза распахнулись от неожиданности, я уставилась на Глеба, тот, кажется, тоже был удивлён внезапно нахлынувшей нежностью. Мы одновременно отдёрнули руки, словно обожглись. Парень схватился за чашку кофе, а я за вилку и нож.

- Извини, - тихо произнёс он. – Это вышло случайно.

- Я всё понимаю, - промямлила я.

- Это хорошо.

- Ты же знаешь, что должен будешь рассказать обо всём Инге.

- Инге? Да, знаю, но только в том случае, если у нас что-то выйдет.

Я еле заметно нахмурилась. Что он имеет в виду?

- Я думала у вас всё хорошо.

- Ну, она милая и понравилась мне. Но мы даже еще ни на одном свидании не были.

- Надеюсь, что скоро это изменится, - засмеялась я.

- Эй, - наигранно возмутился Глеб, но затем сам рассмеялся. – А сама-то когда найдёшь себе ухажера.

Я смущенно опустила взгляд на тарелку и промолчала.

- Неужели? – начал приятель, по его лицу расплылась счастливая улыбка. – И кто он?

- Я не говорила, что у меня кто-то есть.

- Ага, только на твоем лице всё написано. Покраснела, как малина, еще и улыбаешься по поводу и без.

- Может у меня просто хорошее настроение? – продолжала держать оборону я.

- Ага, то есть до моей личной жизни ты можешь докапываться, а я о твоей спрашивать – нет?

Я ничего не ответила, лишь показала Глебу язык.

- Ах ты, - возмущенно выкрикнул он, благо посетителей еще не было, а затем вскочил с места и приблизился ко мне.

- Помилуйте, - я тоже вскочила со стула и побежала вокруг столика.

- Никакой пощады, - Глеб догнал меня в два шага и, схватив в объятия, начал щекотать свободной рукой.

- Нет, нет, прекрати, - комнату залил мой звонкий смех.

- Ты у меня так просто не отделаешься.

- Ну Глеб! – взмолилась я. А затем опустила ладони на его запястья и надавила, пытаясь вырваться из крепкой мужской хватки. Но это оказалось труднее, чем я могла представить.  – Ну пожалуйста!

В этот миг раздался звон колокольчика, затем я почувствовала, как входная дверь открывается, и в помещение врывается прохладный осенний ветер. Ну вот, теперь клиенты подумают, что мы сошли с ума и сбегут из этого кафе. Я обернулась, чтобы посмотреть на пришедших. Но вместо незнакомцев увидела Лину и Ингу.

 

В этот миг приятель убрал руки, и мы молча уставились на прибывших. Инга выглядела чудесно. Кремовый плащ, красивая бордовая юбка и белоснежная блузка. Яркие волосы лежат на плечах крупными локонами. Стрелки, помада – всё по высшему разряду. Она даже надела сапожки на небольшом каблуке. Ничего себе, никогда не видела девушку такой нарядной.

Лина же выглядела совсем наоборот. Несмотря на внешнюю опрятность – сапожки, платье, красивую прическу, она выглядела уставшей. Потухший взгляд и мешки под глазами свидетельствовали о бессонной ночи.

Обе они смотрели на нас удивлённо, и совсем немного возмущенно, словно говоря: «Какого лешего здесь происходит?».

Не знаю, как Глеба, но меня это ничуточки не смутило. Мы не занимались ничем предосудительным. И не надо одаривать нас таким взглядом!

Прошло секунд десять, прежде чем один из нас, самый смелый, прервал молчание. Самой смелой оказалась Лина.

- Что здесь происходит? – прямо спросила она.

- А, знаешь, я тут вспомнила, что мне нужно пораньше в клуб, - суетливо произнесла Инга и попятилась к двери.

Но подруга схватила её за руку и потащила к барной стойке.

- Нет уж, мы пришли за кофе.

- Ладно, - поддалась та.

Когда они поравнялись с нами, Лина прошлёпала мимо, даже не повернул головы, Инга смотрела в пол. Но тут неожиданно подал голос Глеб:

- Привет, Инга.

Он сделал это так уверенно, переключив голос на режим «бархатный», что мы все резко уставились на него. Неужели все парни так умеют?

- Привет, - неуверенно поздоровалась она.

- И Лина, - поспешно добавил он.

- Здравствуй, Глеб. Кто-то сейчас работает?

- Да, я.

- Тогда можно нам два кофе?

- Три, если можно, - добавила я. – Я пойду с ними.

- Конечно, - невозмутимо ответил приятель, а потом окинул меня многозначительным взглядом.

- Прекрасно, - улыбнулась Лина и потянула Ингу к дальней стене, оставив нас позади.

- Мне кажется, или она злится? – спросил друг как можно тише.

- Похоже на то, - кивнула я. – Кажется, они неправильно нас поняли.

- Угу, - кивнул друг мне, а затем спросил, обращаясь к девчонкам: – Вам как обычно, латте?

- Да, - кивнула Лина.

- Ты всё не так поняла, - шепнула я, подходя ближе к лучшей подруге.

- А, то есть, когда мы вошли, вы тут не обнимались?

- Нет, то есть…Между нами ничего нет! – я начала заводиться.

- Тогда что ты тут забыла в такой час?

Я бросила взгляд на циферблат, стрелки показывали семь.

- А ты? Мы обычно встречаемся в половину.

- Я первая спросила.

- Ладно, - выдохнула я. – Я снова пробралась в школу, чтобы поиграть. А потом просто захотела есть и пришла сюда.

Лина изумлённо уставилась на меня. Она всё время ругалась, когда я пробиралась в школу. Переживала, что меня поймают и исключат. Даже предлагала хранить гитару у себя. Но не могла же я заявиться к ней в пять утра, чтобы побренчать песню об Алеке.

- Ты чокнутая, - усмехнулась приятельница.

- За это ты меня и любишь, - в ответ улыбнулась я. – Теперь твоя очередь, что вы забыли здесь в такую рань?

- Да это всё Инга, - Лина красноречиво кивнула в сторону нашей подруги. – Она всё мечтала узнать, где же именно работает Глеб. К тому же, мы хотели посидеть тут, поболтать с ним, пока ждём тебя. Кто же знал, что ты уже здесь. Да еще и в такой компрометирующей ситуации.

- Я же говорю, это случайность.

- Ладно, - хмыкнула подруга – я тебе верю.

После этих слов мы, как по команде, посмотрели на Ингу. Та теребила край бумажной салфетки и напряженно думала о чём-то.

- Как думаешь, она приревновала? – искренне запереживала я.

- Конечно! Я бы на её месте тоже почувствовала укол ревности.

- Блин, плохо дело, - я положила пальцы на виски и потёрла их, призывая разумную идею, которая непременно явилась. – Эй, Инга?

- Да? – удивлённо спросила подруга, словно не ожидала услышать мой голос.

-  Я всё время забываю, как называется та книга, которую ты недавно приносила в клуб? «Искусство боя»? Или как там?

- «Искусство войны», - уверенно заявила она.

- Сунь-Цзы? – удивлённо воскликнул Глеб.

- Да, - еще более уверенно ответила подруга. – Знаешь её?

- Знаю ли я её? – оторопел парень. – Да это моя любимая книга!

- Вот оно как?

- Именно, - с вызовом ответил он и поставил стаканчик с кофе прямо между ними.

Инга пристально посмотрела ему в глаза, он ответил тем же. Пауза затянулась.

- Кхе, - кашлянула я в кулак. – Кажется, кто-то спешил в клуб.

- Думаю, мы можем задержаться еще ненадолго, - ответила Инга, не отводя от Глеба взгляда.

- Как скажешь, - кивнула я, и мы с Линой обменялись хитрыми ухмылками.

 

Ребята так заболтались о своих интересах, что мы покинули кафе позже обычного. Инга явно была довольна, так что от ревности не осталось и следа. Мы весело переговаривались, шагая в сторону школы. Но как только на горизонте показались главные ворота, я вспомнила всё, что случилось вчера. Таинственный незнакомец в лице Алека и я, садящаяся на его мотоцикл. Это же видела вся школа! Хотя ладно, возможно не вся, но большая часть старшеклассников уж точно. Сейчас мне казалось, что с тех пор миновало несколько недель, но по факту, еще и двадцати четырёх часов не прошло.

Видимо эта мысль осенила не только меня, но еще и девочек, так как в следующий миг Инга спросила:

- Слушай, Мила, мне тут рассказали, что ты вчера уехала из школы с каким-то парнем. Это правда?

Мы с Линой переглянулись.

- Да, правда.

- Ух ты, а кто он?

- Просто знакомый, - как можно беззаботнее ответила я.

- Говорят, он просто красавчик.

- И не зря, - кивнула Лина.

Я внутренне напряглась. С одной стороны мне очень хотелось поделиться с девочками историей о недавнем конном приключении. Но в тоже время я чувствовала неловкость за то, что радуюсь, когда у Лины в жизни не лучший период.

- Эх, жаль я вчера не была на занятиях и всё пропустила, - грустно вздохнула Инга.

- Да, кстати, Лина, ты обещала рассказать, как все отреагировали, когда я подошла к нему.

- О, это было нечто, - захихикала подруга. Кажется, эта тема нисколько её не смущала, и даже наоборот – забавляла. – Сначала ребята загалдели и начали возмущаться. Наверное, подумали, что ты решила с ним познакомиться. Кто-то даже выкрикнул что-то вроде: «Ишь, какая смелая».

- Сочту за комплимент, - засмеялась я.

- И не говори, - поддержала подруга. – Потом все затихли и начали внимательно наблюдать. Само собой временами всплывали чьи-то реплики. Одни ставили на то, что он тебя отошьёт. Другие наоборот, верили в хеппи-энд. Кто-то выдвинул предположение, что вы начнёте целоваться прямо там, на парковке.

- Что?! – мои глаза округлились.

- Да, да. Но, в общем, когда ты подсела к нему на мотоцикл, одна половина засвистела и захлопала, а другая недовольно загудела. Кто-то из младших выкрикивал восторженные возгласы, вроде: «Они такие милые» и «Он такой брутальный». А Кристина, ты уж прости за прямоту, заявила, что он – дурак, если действительно уехал с тобой.

- Ой, да мне по барабану на то, что про меня думает Кристина.

- Да она сто процентов завидует.

- Может быть.

- Так значит он просто твой знакомый? – нетерпеливо спросила Инга.

Было так странно обсуждать Алека с кем-то, кроме Лины. Но чему удивляться? Это было неизбежно, раз уж столько людей видели нас вместе. К тому же, весь ближний круг: Лина, Инга, Соня и Кира – имели полное право знать правду.

- Он… - я задумалась – просто мой очень очаровательный знакомый.

- Он просто её очень горячий знакомый, - выдала Лина, и мы засмеялись.

- Эй, - шутливо возмутилась я.

- Вот это я понимаю реклама, - хмыкнула Инга. – Вот бы его увидеть.

- Вообще есть такая возможность, - хитро улыбнулась я.

Девчонки резко остановились и уставились на меня во все глаза. Я выдержала несколькосекундную драматичную паузу, а затем достала из кармана телефон, быстро найдя нужное фото, показала его девочкам. С экрана телефона смотрели две, нет три, если считать Буцефала, улыбающиеся мордашки. Поразительно, но я очень нравилась себе на этом фото. Такое случается довольно редко. Видимо счастливые люди всегда получаются на фотографиях хорошо.

- Вау, - восхищённо присвистнула Лина. – А вблизи он еще красивее.

- У него такие зелёные глаза, - подметила Инга.

- О да, - кивнула я – как у инопланетянина.

- Но это же круто.

- Да, и мне очень нравится.

- Так, а это что, конь на фоне? – удивилась Лина.

- Да, он отвёз меня в конный клуб, и мы катались на лошади.

- Как романтично, - пропищала Инга.

- Мне тоже так показалось, там очень красиво.

- Я так за тебя рада, - искренне улыбнулась Лина и обняла меня за плечо.

- Спасибо, - эхом откликнулась я.

- И да, я же говорила! Говорила, что он твоя судьба! – она победоносно вскинула руки к небу, отчего мы все разразились хохотом.

- Ладно, - сдалась я. – Возможно, ты была права.