Мы с Линой вприпрыжку поднимались по лестнице на верхний этаж. До первой лекции по истории искусств оставалось каких-то пять минут, и нам никак не хотелось на неё опаздывать.

- Так значит, ты ему не рассказала? – запыхавшись, спросила я.

- А какой смысл? Чем он сможет помочь?

- Ну я даже не знаю.

- Никита сейчас на учёбе в РАИ, не приедет же он из Европы только ради того, чтобы засветится со мной перед Максом.

- Почему только ради этого? – мои брови образовали домик. - А как же навестить тебя, провести вместе время?

Девушка лишь отмахнулась.

- Он сейчас слишком занят. Помнишь, я рассказывала тебе про балетную постановку? Никита танцует в «Щелкунчике» принца, поэтому у него каждый день многочасовые репетиции. Совсем без выходных.

- О, так значит ему всё же дали главную роль?

- Да, ему удалось, - в глазах подруги сияла гордость. - И я так за него рада! Мила, понимаешь, я просто не могу взять и вырвать его с подготовки. Да и лишних денег на билеты нет, - Лина горько вздохнула.

В ответ на её слова сознание выдало идею. Она даже не успела толком сформироваться в моей голове, как слова начали слетать с языка.

- Ну я…

- Даже не смей!

- А что я сказала? – мои ресницы непринуждённо захлопали.

- Даже не думай предлагать деньги на билет.

- А и не собиралась.

- Мила, я знаю, когда ты врёшь.

- Ну… - краснея, протянула я – я же хочу как лучше.

- Думаю, что лучше будет придумать другой вариант.

- Ладно, раз ты уверена, что этот не сработает, давай думать дальше, - мои руки безвольно упали вдоль туловища. - Слушай, а может попросить кого-то другого подыграть? Макс же не знает, как выглядит этот твой Никита.

Подруга резко остановилась посреди лестничного пролёта и задумалась. Но не прошло и десяти секунд, как она вновь пошагала по ступенькам и заговорила.

- Мне нравится эта идея. В ней есть логика. Но кого мы можем об этом попросить? Из всех наших знакомых на подобную авантюру согласится только Глеб, но после сегодняшнего, я даже предлагать ему не буду.

Я сглотнула. В голове сразу всплыла картина: Мы с Глебом в кафе, он щекочет меня, и всё это видит Инга. В глазах подруги было столько грусти и печали. Так что волей-неволей мне пришлось согласиться с Линой.

Как бы ни было нам необходима помощь друга, риск повторить утреннюю ситуацию никого не прельщал. Кто же знает, может она Глеба и к Лине приревнует, и мы окончательно всё испортим. Нет, вариант с Глебом определённо отпадает.

- Плохо дело. Но ты не бойся, мы обязательно что-то придумаем, - я обняла приятельницу за плечо.

На это Лина ответила лишь коротким кивком. Эх, подружка, что же мне сделать, чтобы тебе стало легче?

Взбираясь по последнему пролёту, я мысленно вернулась к событиям сегодняшнего дня, который, стоит заметить, прошёл намного спокойнее, чем я могла предположить. В отличие от предыдущего раза, когда вся школа обсуждала вечеринку Инги, ко мне никто не подходил и ничего не спрашивал, хотя я частенько ловила на себе любопытные взгляды и слышала шепот за спиной.

Я была не против того, что люди судачат обо мне. Это было нормальным явлением для «СШС», время от времени в школе появлялась очередная сплетня, вот все и обсуждали её, пока не появится что-то новенькое. Моя уверенность в том, что история с Алеком забудется в течение пары дней, была непоколебима.

Размышления о внезапной славе прервала звонкая трель, извещающая о начале занятий. Переглянувшись, мы с Линой перешли на бег. Хорошо, что до нужного класса оставались считанные метры.

- Стой, - крикнула Лина, притормаживая в нескольких шагах от кабинета – дай хотя бы отдышаться. Мы и так успели раньше учителя.

- Ладно, - кивнула я.

Бег действительно сбил дыхание, так что сейчас мы выглядели как два растрёпанных и запыхавшихся приведения. Спустя минуту, когда сердце перестало биться как сумасшедшее, я поправила свои волосы, прогладила пиджак ладонью и вошла в класс, подруга двинулась следом. Но стоило мне сделать шаг через порог, как я наткнулась на странную картину.

Кристина, в обществе своей свиты, активно переговаривалась с Дмитрием. Вся компания удобно пристроилась на верхнем ряду. Главная заводила сидела прямо на столе, её короткая юбка еле-еле прикрывала чулки. Бывший парень расселся на скамейке, прямо напротив её коленей.

В один миг, мне даже стало смешно. Неужели Кристина, таким образом, хочет привлечь его внимание? Да Дмитрий никогда на это не купится! Вы только посмотрите на его взгляд: полон скуки и снисхождения. И как только Барби этого не замечает?

Карина и Фаина пристроились немного поодаль, одна сунула нос в телефон, а вторая, молча внимала словам приятельницы. Как только одна из девочек заметила меня, то подала остальным знак и ребята, обернувшись в нашу сторону, замолчали. Потом Дмитрий, не отводя от меня своих льдисто-голубых глаз, что-то шепнул Кристине на ухо, та лишь обворожительно улыбнулась, коротко кивнула и пересела на своём место.

- Ты идёшь? – удивлённо спросила Лина, обходя меня сбоку.

Она была так сильно погружена в свои проблемы, что ничего не замечала вокруг.

- Да, конечно, - промямлила я, отрывая, наконец, взгляд от бывшего парня.

Удивительным было даже не то, что Дмитрий Милкейн обсуждал что-то с Маникюрной бандой, а то, что он вообще был в школе. И где? В классе по истории искусств!

С начала учебных занятий прошло, по меньшей мере, дней десять, а он появился на территории школы единожды – в день открытых дверей.

К тому же, женская интуиция подсказывала, что ребята переговаривались обо мне. Не зря же они так на меня посмотрели. Вон девчонки, чуть не сожрали своими нарощенными ресницами. Наверняка Кристина разболтала Дмитрию про вчерашний случай на парковке. Ну и пусть! Раз он может таскать на вечеринки всяких грудастых девиц, то и я могу найти себе приятного парня.

В эту секунду я поняла, даже нет - почувствовала, что между нами действительно всё кончено. Я смотрела на Дмитрия: симпатичного, светловолосого, помнила все наши приятные моменты, но больше ничего к нему не испытывала. Возможно, раньше я могла приревновать, но теперь все мои мысли крутились вокруг Алека. И не одни отношения в мире не были похожи на ту связь, что возникла между нами. Оказывается, можно влюбляться по-разному.

Я подсела к подруге на первую парту и вывалила на блестящий лакированный стол всё необходимое: тетрадь, учебник и огромный пенал, в котором содержались все виды письменной канцелярии.

Стоило мне сделать это, как входная дверь с грохотом открылась, и в класс вошел невысокий мужчина лет пятидесяти. В руках у него был лишь кожаный портфель. Стоило ему перешагнуть порог, как гул моментально стих и воцарилась идеальная тишина. Несколько секунд собравшиеся растерянно рассматривали незнакомца, но потом, когда кто-то из ребят вскочил на ноги, мы, опомнившись, повторили этот манёвр.

- Садитесь, - снисходительно бросил мужчина и прошествовал к центральной парте.

Мы покорно заняли свои места. Учитель поставил портфель на кожаное кресло и, подойдя к маркерной доске начал что-то писать. Спустя несколько мгновений стало ясно, что рука аккуратным почерком вывела имя: «Константин Александрович Петров».

- Доброе утро, - мягко начал учитель – меня зовут Константин Александрович, и я буду преподавать у вас курс по истории искусств. Сразу скажу, что я был приятно удивлён, когда получил приглашение от вашего директора. Всё-таки у вас довольно необычная школа, - он усмехнулся. – Я думаю, нам будет интересно поработать друг с другом.

За этими словами последовала еще одна короткая пауза в виде доброжелательной улыбки, отчего напряжение в комнате немного спало.

Внешность у учителя была непримечательная, либо же так казалось на фоне незаурядных учеников. Константин Александрович - довольно упитанный мужчина среднего роста, но не толстый. На нём были обычные черные брюки и синий пуловер, из под которого торчал воротник голубой рубашки. Двигался он плавно и уверенно, видимо, не в первый раз довелось вести лекции перед учениками-неучами. Ничего не сказать - интересный экземпляр. Интересно, что же будет дальше?

- Опустим формальности и перейдём к сути. Для моих лекций вам понадобятся толстые тетради альбомного формата, а также эти книги, - он подошел прямо ко мне, надо же было сесть на самую первую парту, и протянул пачку листов, на которых был напечатан список литературы.

Я покорно приняла их и, забрав один себе, передала стопку дальше.

- Это что? – в ужасе шепнула мне Лина. – Виппер, Алленов, «Малая история искусств» в десяти томах?!

Я напряженно кашлянула. Да уж, списочек тот еще. Хорошо, что я на той неделе усиленно налегла на маркетинг и прочитала большую часть из заданного на этот семестр. Чувствую, с этим предметом будет намного меньше хлопот, чем с Константином Александровичем и его историей. Кто бы мог подумать?

- Эти книги мы будем проходить постепенно. А в конце года у вас будет устный экзамен, результаты которого пойдут в ваши аттестаты. И да, если кто-то из вас захочет получить от меня рекомендации в университет, то вы должны будете подготовить и защитить проект на одну из предложенных мною тем. Все, кто заинтересовался, могут подойти после занятия и уточнить этот вопрос. И да, вы должны будете определиться с этим не позднее, чем до четырнадцатого октября.

- Константин Александрович, - выкрикнул с задней парты Вилен – а что если кто-то завалит экзамен?

- Боюсь, в таком случае у вас будет неаттестация. Ах да, совсем забыл упомянуть. Во втором семестре я возвращаюсь в штаты, для проведения лекций в Джульярде. Так что у вас будет всего один шанс сдать этот экзамен.

На этих словах весь класс напрягся, по толпе прокатывается взволнованный шепот. И лишь Лина осталась спокойной как удав. Вместо того чтобы побледнеть, как я, девушка наоборот – расцвела, а затем бодрым голосом задала свой вопрос:

- Вы что, преподаёте в Джульярдской школе?

- Да, милая моя, я работаю там более двадцати лет.

- Вау, - восхищённо вздохнула она. - Это так круто!

- Что это за школа такая? – с задних рядов слышится вопрос какого-то парня. Хм, а он вообще, из какого класса? Я раньше никогда его не видела.

- Ты сейчас шутишь, да? – обернувшись на голос, выпалила Лина.

- Не шучу, - ответил незнакомец, пожав плечами.

- Это лучшая школа искусств в мире, гений.

- Ну не самая, - улыбнувшись, вставил преподаватель.

Подруга вновь повернулась к нему лицом.

- Вы сейчас на Равенскую Академию Искусств намекаете?

- А вы смышлёная, как ваше имя?

- Лина… - приятельница сглотнула. – То есть Полина, Полина Солмей. Но пожалуйста, называйте меня Линой.

- Хорошо, - кивнул Константин Александрович и обратился уже ко всему классу - так, хватит болтовни, если вопросов больше нет, записываем первую тему.

Всё время, что он читал лекцию, подруга сияла как дискошар. Я не разделяла её восторгов, меня больше терзало то, как я буду совмещать всё это и личную жизнь. Да, раньше я бы бросила друзей, закрылась в библиотеке и училась бы до седьмого  пота, но не теперь. Страшно признавать, но мне уже трудно представить будни без Алека, посиделок в клубе или в «LaPalette». Ох, этот год явно будет труднее, чем я могла себе представить.

 

***

 

Вечером я кое-как добралась до постели. После уроков история с Максом накрыла Лину новой волной, и она заново распереживалась. Так что мы незамедлительно отправились в магазин покупать ей перцовые баллончики. Да, возможно, это был и перебор, но лучше лишний раз подстраховаться и чувствовать себя в безопасности, чем забить и при этом трястись от страха, когда кто-то будет идти за твоей спиной.

Когда подруга предложила и мне запастись парой этих нехитрых штук, я отказалась. Пока что правый хук и колено в живот меня вполне выручали. Так что если хоть один придурок подойдёт ко мне с нехорошими намерениями, я покажу ему, чего стоит кулак Милы Арден.

После «шопинга» Лина поспешила на класс по хип-хопу, а я отправилась в библиотеку - запасаться книгами по истории искусств. А то чуяло моё сердце - скоро их будет не достать.

- Но у тебя и так превышен лимит! – возмутилась библиотекарь.

- Ну Мария Андреевна, я и так беру только часть. Вы вообще видели этот перечень? – я сунула ей под нос список из двадцати шести книг.

- Нет, не видела, - отмахнулась она – ты же знаешь правило: «Не более десяти книг по специальным курсам на руки».

- Но вы же меня знаете, я всегда всё возвращаю!

- Знаю, и поэтому уже разрешила тебе превысить ограничение на четыре пункта.

Я напряженно потёрла виски. Ну за что мне всё это? За что?!

- А если я принесу часть обратно? – мозг вспомнил, что я уже прочитала и законспектировала многое из заданного.

- Только если так, - поддалась женщина.

- Тогда завтра я принесу пять книг. Можно мне сегодня взять...

- Вот принесёшь, тогда и выдам, - отрезала Мария Андреевна. Кажется, даже у её терпения имелись границы. - А пока максимум, что я могу тебе позволить – читать прямо в зале.

Я недовольно вздохнула. Хотя какая-то часть меня понимала, что библиотекарь и так сильно рискнула, позволив мне превысить норму, она никак не хотела этого признавать. За подобное нарушение Мария Андреевна могла, в лучшем случае – получить выговор,  в худшем – лишиться работы. Она нарушила правила только из-за наших тёплых отношений, которыми я, как последняя негодяйка, пользовалась в своих коварных целях. Всё хватит, нужно тормозить.

Мария Андреевна всё еще нервно перекладывала листы, так что я решила пошутить, чтобы разрядить обстановку.

- Если мне потом не достанется учебник – это будет на вашей совести, - широко улыбнувшись, выдала я, и это подействовало.

- Сомневаюсь, что их все разберут - засмеялась собеседница.

- Вот увидите, - серьёзно уверила я – через неделю полки по истории искусств опустеют.

На этом мы и разошлись. Поддавшись угрызениям совести, я согласилась с её условиями и отложила обмен на завтра.

И всё же я сбегала в канцелярский магазин, где выбрала самую толстую и красивую тетрадь, из всех, что нашла, а затем вернулась обратно в читальный зал. Новому преподавателю наверняка плевать на ограничительный запрет, домашку никто не отменял.

Время, проведённое в библиотеке, пошло на пользу не только моим знаниям и успехам по новому предмету, но и позволило дождаться окончания всех классов по музыке и оркестру. Так что когда покинула читальный зал и отправилась в музыкальный кабинет, тот был уже пуст.

Я внимательно осмотрелась по сторонам, лишний раз проверяя, нет ли кого вокруг. К счастью, на горизонте не было ни души. Выглянув в окно, я окинула взглядом сад, там тоже оказалось пусто. Отлично! Значит, мне точно никто не помешает.

Быстро достав гитару и утренние записи, я принялась заново наигрывать сочинённую мелодию. Теперь она казалась не такой красивой, как утром. Но стоило мне подправить кое-какие аккорды, тщательно отредактировать стихи, и она стала еще лучше, чем казалась прежде. Нет, я бы сказала, что она стала идеальной. Это именно то, чего я добивалась. Именно то, чего утром хотела от меня муза. Впервые за долгое время я почувствовала удовлетворение от своей работы.

Проиграв сказочную мелодию в последний раз, я убедилась в её чистоте, законченности и честности. Почувствовала, как наслаждаюсь каждым звуком, каждым слогом. Это была моя правда, моя смелость и мой намёк. Аккуратным почерком я вывела вверху название: «Шаг в свет», и мигом захлопнула тетрадь.

Часы показывали поздний вечер, но меня уже вовсю валило с ног. Ранний подъем, наконец, дал о себе знать, да и от количества пережитых сегодня событий голова норовила взорваться. Да уж, мне определённо нужен отдых. И срочно!

 

До дома я решила добираться пешком. Очень уж хотелось пройтись по улицам в наушниках, подышать свежим воздухом и позволить себе хоть секунду не думать о проблемах. Школа, Алек, Лина и Макс, Глеб и Инга, Маникюрная банда и Дмитрий, чокнутый преподаватель по истории искусств, домашнее задание, библиотечный запрет  – продолжать можно бесконечно. Ах да, как я могла забыть про ссору с Ариной! Ну хоть отъезд отца не лез в голову первым. Если честно, на фоне последних событий, боль от папиного поступка приутихла и перестала ныть как раньше. Хоть что-то хорошее.

Когда я, наконец, дошла до парадного крыльца и поднялась на него, моё сердце замерло. Что же сейчас будет? Всё-таки я сбежала утром из дома, не сказав ни слова и никого не предупредив.

Но к моему большому удивлению, ничего не случилось. Мама не набросилась на меня с упрёками и возмущениями. Не отругала за безответственность и эгоизм. Это было более, чем странно.

Значит, всё еще хуже, чем я думала. Мне хотелось бы верить в то, что сейчас мама просто спит или занята. Чем в то, что она так накрутила себя из-за отцовского поступка, что не заметила пропажи собственной дочери.

Пробравшись в свою комнатку на втором этаже, я всем телом ощутила любовь к ней. Книги, расставленные по всей комнате, цветы в вазе, ароматические свечи. Нигде в этом мире мне не было так комфортно, как в собственной комнате. Хотя нет, пожалуй, объятия моей гитары могут в этом посоревноваться.

Быстро скинув форму, смыв косметику и сбегав в душ, я довольная до ужаса завалилась в собственную постель. Пока взгляд бегал по строчкам книги «Разум и Чувства», мой телефон завибрировал, извещая об СМС. На миг, я испугалась, что это Лина, и что у неё снова случилась беда. Но затем встряхнула головой, стараясь не думать о плохих вещах, и сосредоточилась на ярком экране. Несколько лёгких движений, и на нём засветилось нужное поле. Когда я взглянула на содержание сообщения, по всему телу побежали мурашки.

- «Привет, не спишь?» – писал Алек.

- «Привет, еще нет J» - подбирая каждую букву, ответила я.

- «Как прошёл твой день?»

- «Не без приключений. А твой?»

- «Тоже».

Кроме этого Алек ничего не написал. Я не понимала, что должна делать дальше. Наверное, нужно что-то спросить. Или нет? А вдруг я скажу что-то не так? Ну почему он написал просто «Тоже».

Словно услышав мои молитвы, небеса, а точнее сотовый оператор, доставили новое сообщение.

- «Когда я смогу снова тебя увидеть?» - спрашивал друг.

Так странно, но мне очень нравилось, как он формулировал этот вопрос. Не «Что делаешь завтра?» или «Может, погуляем?», а именно так. Одновременно ненавязчиво и настойчиво, просто и романтично. Очень романтично.

- «Что делаешь в субботу вечером?» - напечатала я.

- «Для тебя я свободен» - пришел быстрый ответ. После прочтения которого, к мурашкам присоединились учащенный пульс и розовые щёки. Хорошо, что Алек меня сейчас не видит, а то точно заметил бы, как сильно меня смутили его слова.

- «Тогда встретимся у почты в семь вечера» - ответила я как можно быстрее, пока не передумала.

- «С нетерпением буду ждать встречи» - ответил парень.

Нет, ну он точно не с нашей планеты!

- «Доброй ночи, Алек».

- «Доброй ночи, Мила».

После этого, я еще минут десять листала ленты социальных сетей, растягивая время в надежде получить еще что-нибудь. Но больше сообщений не поступило. Ничего, мне хватит того, что есть.

Вот это да. Такая небольшая, казалось бы, деталь смогла поднять моё настроение до небес. Кажется, сегодня мне суждено было заснуть с улыбкой на лице.

***

 

Я сидела за партой и смотрела в окно, когда пришло сообщение от Лины. Подруга прислала его в общий чат Книжного клуба, так что послание увидела не только я, но еще Инга, Соня и Кира. Зевнув, я украдкой взяла мобильник и открыла переписку. И что ей могло понадобиться в десять утра? И что такого произошло, раз оно не терпит переменки?

СМС гласило: «Срочно! На перерыве встречаемся в клубе, есть АФИГЕННЫЕ новости!!!». Пришлось несколько раз перечитать сообщение, чтобы поверить в его подлинность. Ну вот, теперь все мысли будут крутиться не вокруг биологии, а вокруг этой таинственной новости. Молодец подружка, умеет создать интригу.

С трудом, но мне всё-таки удаётся усмирить собственное любопытство и воздержаться от преждевременного звонка. Через пару часов Лина сама всё расскажет, новости никуда не денутся, а сейчас нужно уделить как можно больше внимания урокам. У меня ведь и так голова абы чем забита, да только не школой. А учеба, несмотря ни на что, должна быть на первом месте.

Невзирая на то, что руки чесались, а эмоции зашкаливали, я покорно высидела еще два урока, тщательно конспектируя всё, о чём говорили учителя, и даже заработала отметку. Но как только по холлу раздался громкий звон, извещающий о большом перерыве, я сорвалась с места, как обожженная и полетела на первый этаж. Какого же было моё удивление, когда из всей нашей компании, я добралась до клуба последней.

Влетев в комнату, я обвела её взглядом. Соня высматривала что-то в окне, Лина с головой залезла в телефон и с кем-то усердно переписывалась, Инга встала ногами на зелёного монстра, а Кира развалилась в кресле. Завидев мою персону, она с облегчением выкрикнула:

- Ну наконец-то!

- А ты-то как меня опередила? – удивление так и было написано на моём лице.

- Я на больничном, вот и вышла заранее, - пожала плечами Кира.

- Лина, дверь запирать? – громко крикнула Инга, перепрыгивая через спинку дивана.

- Конечно! – ответила подруга, откладывая мобильник.

- Кто будет кофе? – параллельно с остальными загалдела Соня.

- Я, - крикнули в ответ мы все.

- Тебе помочь? – предложила я.

- Давай, - согласилась приятельница, пытаясь заправить за уши непокорные белые прядки.

- Так что у тебя за «АФИГЕННЫЕ» новости? – Кира, как самая прямолинейная из нас, первая перешла к делу.

- Сегодня утром мне написал Никита, - таинственно начала она.

Неужели? Она что, передумала, и решила рассказать ему о Максе? А заодно и девочкам? А я давно говорила, что это нужно сделать! Ну-ка, ну-ка.

- Если ты опять начнёшь описывать своего идеального парня, то я пошла, - встрепенулась Кира.

- Шшш, - шикнула на неё Соня – ничего не слышно!

- Так, в общем, - еще громче начала Лина, чтобы все слышали. – Никита написал, что Равенская Академия Искусств открывает новый филиал!

Я замираю, это явно не похоже на моё предположение. Выходит, Лина всё-таки решила умолчать о случившемся во время инвентаризации. Да, а счастье было так близко. Ну ничего, я так просто не сдамся!

- И что? – тактично спросила Инга, принимая кружку.

- А то, что она делает это недалеко от Соляриса! Они уже выкупили подходящее здание.

- Хм, а это уже попахивает сенсацией, - попыталась поддержать подругу я.

- Погоди, это еще не всё.

- Не всё? – спросила Кира.

- Что? – это Инга.

- Как это? – а это Соня.

Лина хитро улыбнулась и выдержала драматичную паузу.

- Ну не томи, - не сдерживаюсь я.

- Со дня на день они объявят о конкурсе, победитель которого получит стипендию на весь период обучения.

- Что?! – в унисон выдаём мы, выпучив глаза от удивления. Я чуть не подавилась кофе.

- Да, а призёры получат большущую скидку на обучение и возможность зачисления вне конкурса.

- Вау, - восхищённо сложила ладони Соня.

- Я знаю, - продолжила Лина, обращаясь скорее к Инге, чем к нам – что ты захочешь иметь своего человека там. Ты же хочешь написать об этом?

- Ты еще спрашиваешь? Конечно хочу!

- Тогда я готова вызваться добровольцем. Во-первых, Никита приедет и сможет познакомить меня с представителями академии, а я уже смогу взять у них интервью.

Ха! Вот вам и повод! Значит, он всё-таки приедет.

- Это просто отлично, - подметила Кира.

- Да. А во-вторых, - подруга выдержала еще одну небольшую паузу – я буду принимать в нём участие! А Мила мне поможет.

А вот на это я подавилась по-настоящему. Все девчонки, включая Лину, испуганно посмотрели на меня. Соня принялась дубасить по спине, чтобы остановить кашель. И ей это удалось. Как только я смогла перевести дух, то строго посмотрела на подругу.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну мне нужен свой человек за кулисами, который поможет с гримом и костюмом, а еще поддержит в самый волнительный момент.

- И всё? – многозначительно спросила я.

Великие силы, прошу, только не выдавай мой секрет, Лина, не выдавай. Хоть внутренне я и понимала, что могу всецело доверять подруге, страх разоблачения пересиливал здравый смысл.

- Конечно всё! – выдала девушка, но потом добавила: – Не заставлю же я тебя петь.

На этих словах моя челюсть отвисла до пола. Это что, шутка?

- Ха, я бы на это посмотрела, - усмехнулась Кира.

- Да, - в поддержку прыснула Соня. – Так и вижу Милу, наигрывающую на рояле «В траве сидел кузнечик», и Лину, пляшущую на фоне.

Тем временем Инга уже каталась по дивану от смеха.

Мы с Линой обменялись многозначительными взглядами. А затем подруга тепло улыбнулась, и я поняла, что всё хорошо, что она и вправду пошутила. И всё из добрых побуждений.

- Да… Очень смешно, Лина, - поддержала беседу я.

- Так что, согласна быть помощницей?

- Конечно. К тому же, я лучшая группа поддержки! И ты обязательно там всех порвёшь!

- Спасибо, - хихикнула приятельница – а ты, Инга, согласна на наши кандидатуры в качестве журналистов?

- Лучше вас и не найдёшь, - хихикнула она. – Это будет сенсация!

- В каком это смысле лучше них не найдёшь? – наигранно обиделась Кира.

- Да, что ты хочешь этим сказать? – поддержала Соня.

- Я, эээ, имела в виду… - покраснев, начала Инга, отчего мы все вновь повалились со смеху. – Ах вы! – Она бросила в нас подушку.

- Осторожно, кофе расплескаешь! – по-доброму возмутилась я.

- Лина, ты просто обязана выиграть этот конкурс! – вернулась к главной теме Кира – Тогда это будет не просто сенсация, а супер-пупер сенсация!

- Сделаю всё возможное.

- А мы нарисуем громадный плакат, и будем поддерживать из зала, - захихикала Соня.

Мы все дружно закивали в знак одобрения. Как же сильно я любила подобные посиделки. Разговоры по душам, поддержка и подшучивание. Мы были ближе, чем приятельницы, мы были сёстрами. Мы всегда поддерживали друг друга, всегда выручали. Да, у нас были свои секреты, порой мы чего-то не договаривали, но всё же этого было крайне мало.

В какой-то миг мне стало грустно. А будет ли так, после окончания школы? А что, если мы все разъедемся по всему миру и больше никогда друг друга не увидим. Что же, до этого еще далековато. А пока, я приложу все усилия, чтобы сохранить эту дружбу на всю жизнь.