Эти полчаса стали, чуть ли не самыми безумными в моей жизни.

- Знаешь, - начала Лина – может у меня и маленький опыт в отношениях, но я уверена – в этом встречать Алека нельзя.

Она ткнула пальцем в мои трикотажные штаны и любимую футболку с супергероями.

- Какая разница? – нахмурилась я.

- Как это «какая разница»? – возмутилась подруга и потащила меня за руку на второй этаж. – Мила, когда ты в последний раз наряжалась для парня? – я промолчала, а Лина резко остановилась и посмотрела мне прямо в глаза. – Мила?

Ответом послужил мой смущенно опущенный взгляд. Признаться, я никогда не разбиралась во всех этих штучках. На свидания одевалась так же, как и в любое другое место, временами заменяя любимые джинсы юбкой или платьем. Исключением служило лишь вчерашнее свидание с Алеком.

- А как же Дмитрий? – удивилась она.

- Он сразу сказал, что я нравлюсь ему такой, какая есть. Поэтому я даже не пыталась, - последовал честный ответ.

- Так значит, ты никогда-никогда не впечатляла парней таким образом? – лукаво улыбнулась подруга.

- Никогда.

- О, тебе понравится. Да и Алеку тоже.

- Ты уверена, что это необходимо?

Я всё еще сомневалась в обязательности этой затеи.

- Да! Ты мне доверяешь?

- Доверяю.

- Ох, боевое посвящение – это так волнительно, - Лина театрально смахнула слёзы, я фыркнула.

Может подруга права, и во всей этой игре в переодевание есть какой-то смысл. Правда, я совсем не была уверена в том, что в моём гардеробе найдётся что-то подходящее. У меня нет ни коротеньких юбок, ни вульгарных шортиков, ни обтягивающих топов. Как видно, ничего очевидно сексуального.

Я закусила губу, отгоняя ненужные мысли. Лина никогда не одевалась вульгарно или вызывающе, и тем не менее, почти каждый раз, когда парни видели её – они одаривали подругу долгим восхищённым взглядом. Наверное, это приятно.

В этот самый миг я почувствовала, как во мне загорелся маленький огонёк под названием «азарт». Интересно будет посмотреть, сможет ли наряд «От Лины» вывести Алека из равновесия? Обычно он такой серьёзный, держит эмоции под контролем. Мне удавалось лишь пару раз рассмешить этого красавчика, но никогда – застать врасплох или лишить дара речи. Даже когда я достала гитару из-за кресла, его шок длился всего долю секунды, а потом испарился – словно ничего и не было. Если я смогу по-настоящему удивить Алека, это будет большим достижением.

Подруга продолжала рыться в моём шкафу, перебирая вещи.

- Это слишком нарядно, это мило, но не подходит – бормотала она себе под нос.

- Что ты хоть ищешь? – поинтересовалась я. – Дай мне короткий инструктаж.

- Хорошо, - просияла она. На миг мне захотелось взять листок и ручку, но я отмахнулась от этой дурацкой затеи. – Ты не должна выглядеть слишком нарядной. Нельзя, чтобы он подумал, будто ты наряжаешься ради него.

- Но ведь я и вправду наряжаюсь ради него.

- Нельзя, - отрезала она. – Это должно быть ненавязчиво, и хорошо, если подойдёт под тематику ночёвки. У нас же всё-таки девичник.

- Только солнце еще не село, - усмехнулась я, хотя сама внимательно слушала и запоминала все наставления подруги.

- Это не важно, - засмеялась она. – Нужна какая-нибудь милая пижама, но не детская, и не с супергероями.

- Возможно, что-то из этого подойдёт, - я вывалила перед Линой всё, что недавно приобрела в итальянском районе. Её руки перебирали мягкую ткань, пока красивые пальчики не коснулись тёмно-синего шелка. Она медленно подняла находку в воздух и выдохнула.

- То что надо!

Я проследила за её взглядом.

- Нет, - мои глаза округлились – не это!

- Это-это! – продолжала настаивать Лина.

У неё в руках был небольшой шелковый комбинезон, отделанный синим кружевом и маленькими пуговицами, того же тёмного оттенка.

- Это слишком откровенно, - воспрепятствовала я.

- Наденешь сверху свой длинный вязаный кардиган, он прикроет всё лишнее.

- Ну я не знаю, - всё еще сомневалась я.

- Ты сказала, что доверяешь мне.

Я пристально посмотрела на кусочек ткани, а затем выдохнула.

- Ладно, давай сюда эту штуку.

Сопротивляться этой девушке не было никакого смысла.

Я быстро натянула на себя комбинезон и посмотрелась в зеркало. Если бы не кружево и пуговицы, то можно было подумать, будто он не для сна, а для прогулок. Шорты не были слишком короткими или обтягивающими, что весьма успокаивало.

В следующий миг я натянула на себя огромный вязаный кардиган, его персиковый цвет красиво сочетался с бледной кожей. Вмиг мои голые руки и открытая спина скрылись за тёплой тканью. Если запахнуть кофту посильнее, то комбинезон вообще не будет видно.

- Мне нравится, - подытожила подруга.

- Да, неплохо, - кивнула я.

Следующие двадцать минут Лина завивала мне волосы и рассказывала о своём конкурсе. Я всегда любила об этом слушать. Почти каждое выступление приятельницы сопровождалось каким-нибудь приключением. Так случилось и сегодня.

- Представляешь, когда мы делали поддержку, то Аня случайно наступила Саше на ногу и та потеряла туфлю. Я прямо видела, как она дугой летит в кулису, - засмеялась подруга.

- И что было дальше? – полюбопытствовала я.

- Она продолжила танцевать в одной!

Теперь пришла моя очередь смеяться.

- Жюри что-то сказали по этому поводу?

- Похвалили за то, что не растерялись.

- Это хорошо.

- Да, только вот мы знаем, что если бы Аня меньше налегала на еду, то была бы более поворотлива и грациозна. Она всё-лето ела одну только пиццу…

На этих словах мои глаза округлились от паники.

- Пицца! – с ужасом воскликнула я, оборачиваясь на подругу.

- Пицца! – крикнула Лина.

Через миг мы уже неслись на первый этаж, молясь о том, что кухню не настиг пожар.

- Горит, - запищала брюнетка, когда мы влетели в комнату.

- Её еще можно спасти, - заметила я, склонившись к стеклу. Комната начала заполнятся тонким слоем дыма.

- Тогда доставай скорее, - она бросила мне пару варежек-прихваток. – Давай же!

Стараясь двигаться как можно быстрее, я натянула их и открыла духовой шкаф, в лицо полыхнуло гарью и жаром, да так, что щёки вмиг зарумянились. Не успела я вынуть противень наполовину, как раздался дверной звонок. Мы обе резко повернули головы в сторону коридора. Несколько секунд прошли в полной тишине, словно нас кто-то заморозил. Но затем Лина начала заливаться хохотом. Я не понимала, действительно ли ей так весело, либо это нервное.

- Я открою, - пропела она и бросилась к двери.

- Я…не…Лина! – только и крикнула я, хотя знала, что останавливать подругу также бесполезно, как и спорить с ней.

«Блин!» - пронеслось в голове ругательство. Я быстро поставила пиццу на плиту, чтобы та остывала, вмиг избавилась от перчаток и поспешила в коридор. Стоило мне приблизиться, как я услышала голоса.

- Привет, я – Алек, - произнёс он в своей бархатной манере.

- Я знаю, - выпалила Лина, отчего моя рука взметнулась ко лбу. – То есть, я – Лина, приятно познакомиться.

- И мне.

- Привет, - вынырнула я из-за угла.

Ребята резко обернулись на меня, Алек замер.

- Я…э… - замямлил он, уставившись на мой наряд. Парень открыл рот и уже собрался что-то сказать, как внезапно передумал и снова закрыл его. Затем он невольно оттянул воротник своей черной рубашки, словно тот мешал ему дышать. Прошло еще несколько мгновений, прежде чем он очнулся и сказал: – Мы можем поговорить?

- Да, конечно, - ответила я, пытаясь сдержать улыбку.

- Ну я вас оставлю, - прощебетала Лина и направилась в сторону кухни.

Не успела она завернуть за угол, как я услышала самодовольное «Ес!», отчего мне захотелось смеяться еще больше. Так вот значит, как это работает. А что? Мне нравится!

- Присядем на крыльце? – предложила я.

- Хорошо, - неуверенно кивнул Алек, похоже, он всё еще приходил в себя.

Я быстро накинула на ноги тапочки и последовала за другом. Наше широкое крыльцо украшали десятки цветочных горшков, больших и маленьких, высоких и низких, были даже подвесные. Я медленно села на широкую лавочку, усеянную покрывалами и подушками, Алек опустился рядом.

- Прекрасно выглядишь, - выдал парень, и его взгляд опустился на мои голые ноги. Я посильнее запахнула кофту, защищаясь от прохладного ветра и призывая приятеля сосредоточиться.

- Спасибо, - улыбнулась я. – Так зачем ты приехал?

От этих слов Алек напрягся и сделал глубокий вдох.

- Мы не сможем увидеться завтра.

- Понятно.

- И в ближайшее время не сможем, - серьёзно произнёс он.

Я взволнованно взглянула на парня. Что он имел в виду?

- Мне снова нужно уехать по делам, - пояснил Алек.

- Надолго? – нахмурилась я. Ну почему? Почему когда всё стало так хорошо? Неужели твой папа не справится один? Но я знала, что не справится. В этом и всё дело, если бы у Алека была возможность остаться, он сделал бы это – я уверена. Но он не мог.

- Недели на две, - напряженно сказал он. Я глубоко выдохнула.

- Немало.

- Знаю. Я постараюсь вырваться пораньше, но у меня это вряд ли получится.

Было видно, что он сам не в восторге от перспективы провести две недели по отдельности. Сейчас Алек терпеливо ждал моей реакции. Как я отнесусь к его словам? Начну ли ругаться? Может, просто расплачусь? Надую губы и топну ножкой? Ну что, давай Мила, реагируй, вперёд.

- Ничего страшного, - улыбнулась я – это всего две недели. Я всё понимаю.

Моя ладонь накрыла руку Алека, он крепко сжал её.

- Спасибо, я боялся, что ты сильно расстроишься.

- Грустно конечно, но ничего не поделаешь. Это работа, ты должен помочь отцу с делами.

- Именно. А ты постарайся, пока меня не будет, не влипать во всякие неприятности, ладно?

- Не могу ничего обещать, - засмеялась я. – Ты просишь меня о невозможном.

- Что? – деланно возмутился он, а затем рассмеялся сам. – Сейчас я тебе покажу.

Алек быстро наклонился ко мне и начал щекотать, а я в свою очередь извивалась как змея.

- Прекрати, - мой хохот разносился по всей улице.

- Нет уж, так просто ты не отделаешься.

«Это мы еще посмотрим!» - мысленно скомандовала я и поцеловала приятеля. Его руки в тот же миг перестали двигаться. Но стоило ему потянуться ближе, как я отстранилась.

- Теперь я заслужила прощение?

- Еще нет, - улыбнулся Алек, притягивая меня обратно.

Казалось, я могла бы целоваться с ним вечно. Но подул ветер, отчего по всему телу пробежали мурашки, и мне пришлось отодвинуться.

- Это еще не всё, - ухмыльнулся парень, а я разглядела в его глазах хитрые нотки. Он достал из кармана черный конверт и протянул мне. – Я приглашаю вас на бал, мисс Арден.

Я недоумённо посмотрела на Алека, потом на конверт, потом снова на Алека.

- Я с огромным удовольствием стану вашей спутницей, мистер Антверлен, если вы всё нормально объясните.

Не успела я договорить, как мы оба разразились новой порцией смеха.

- Это приглашение на приём. Его устраивает моя семья, приедут коллеги и друзья.

- Что-то вроде вечеринки, только покультурнее и с родителями?

- Именно. Я вернусь как раз к приёму. Время и адрес указаны внутри.

- Хорошо, я приду, - мои губы расплылись в улыбке, а парень просиял так, словно от моего согласия зависела его жизнь.

- Отлично! Надеюсь, ты умеешь танцевать.

Я издала нервный смешок. В ту же секунду телефон Алека зазвонил, он быстро сбросил вызов.

- Дела не ждут? – мягко спросила я.

- Да, - поднимаясь на ноги, вздохнул друг.

- Я буду скучать, - резко выпалила я, удивляясь собственной смелости.

- Я тоже буду, красавица, - Алек широко улыбнулся.

Затем он подошел ближе и, резко притянув меня к себе одной рукой, поцеловал. Я почувствовала, как подгибаются колени. О великие силы, если он продолжит в том же духе, то я точно потеряю равновесие.

Словно прочитав мои мысли, Алек отстранился. А затем, нежно поцеловав меня в щеку, пошел в сторону мотоцикла.

- И помни, ты обещала не попадать в неприятности, - улыбнулся он.

- Сделаю всё возможное, - крикнула я.

По улице разнёсся рёв мотора, я послала Алеку очередную мягкую улыбку, а затем проводила его мотоцикл взглядом. «Всего две недели» - повторила я про себя. «Всего две».

 

***

 

Мы с Линой провели всю ночь за разговорами. Подруга была переполнена эйфорией от того, что наконец официально познакомилась с Алеком. «А вблизи он и вправду еще красивее» - хихикала она. Еще одним поводом для нашего обсуждения стала его реакция на мой внешний вид. Честно признаться, я думала, что это может удивить приятеля, но не ожидала такого эффекта.

- Теперь понятно, каково быть тобой, - сказала я и откусила кусок подгоревшей пиццы.

- О, нет! На меня и вполовину так не реагируют, - отмахнулась подруга.

Наконец мы начали обсуждать предстоящий «бал». Лина пообещала дать мне пару уроков танцев, чтобы я не отдавила Алеку все ноги. А я в ответ пообещала, что добуду ей приглашение на следующий приём. Мы так долго болтали, что уснули часа в два ночи и чуть не проспали школу.

Моя рука уже тянулась отключать очередной будильник, как я услышала громкий дверной хлопок.

Резко сев на кровати, я долго пыталась понять, что происходит, пока мой взгляд не упал на часы. А потом всё сложилось, словно математический пример. Дверь внизу – это Арина ушла в школу. Мы проспали!

Я резко начала трясти подругу, та лишь издала недовольное мычание, чем заставила удвоить усилия. Понедельник – не лучший день для опозданий, тем более первым уроком стояла История Искусств.

Через минуту мы бегали и прыгали по комнате словно два обезумевших кролика. Несмотря на мамины уговоры, отказались от завтрака, и даже не пошли в «LaPalette» за порцией утреннего кофе. Перспектива опоздать на лекцию Константина Александровича пугала гораздо больше пропущенной дозы кофеина. Мы почти бегом влетели в школьный холл и лишь когда скинули куртки, Лина спросила:

- Сколько еще минут?

Я взглянула на свои наручные часы и изумилась.

- Еще полчаса, - промямлила я ошарашенным голосом.

- Что? – удивилась Лина.

- Похоже, мы зря так бежали, - засмеялась я.

- Да уж, - хохотнула Лина – могли бы зайти к Глебу за кофе.

- Ну ничего, можем еще сходить в Клуб.

- Хорошая идея, - кивнула подруга.

Книжный Клуб всегда был нашей палочкой-выручалочкой. Или, иначе говоря, вторым домом. Кофемашина с бумажными стаканчиками – была одним из гигантских плюсов этого места. Слава человеку, придумавшему притащить её туда.

Мы быстро прошли в конец крыла первого этажа и нырнули в тёмный проход. Затем я со всей силы потянула за дверную ручку, массивное дерево мгновенно поддалось.

Я бы соврала, если бы сказала, что удивилась, увидев в клубе Ингу и Соню, но эти двое проводили здесь почти всё свободное время. Первая сидела на одном из высоких столов и попивала латте из своей любимой кружки, вторая же стояла напротив, скрестив руки на груди.

- Привет, - дружелюбно поприветствовала я.

Девчонки дружно обернулись на меня, словно не ожидая такого грубого вторжения в личное пространство. Их лица были чем-то омрачены, отчего моя улыбка вмиг испарилась.

- Что происходит? – мягко, но в тоже время настороженно спросила Лина, кажется, она заметила тоже, что и я.

- Надо поговорить, - выдала Инга, спрыгивая со стола и подходя ближе.

- О чём?

Выражение лица подруги не сулило ничего хорошего. Остаётся надеяться, что не случилось ничего ужасного.

- Ты знала? – резко спросила она.

- Знала о чём?

- О том, что Глеб богат, - выпалила девушка. В мою голову сразу пришло осознание: вчера у ребят было свидание, и приятель собирался рассказать Инге всё о своей настоящей жизни.

- Знала, - как можно спокойнее ответила я, не понимая к чему эти вопросы.

- О том, что его обвиняли в убийстве? – тон подруги стал выше.

Лина ахнула.

- Знала.

- О том, что он состоял в клубе «Гремучая змея»?

- Тоже знала.

- Ну конечно, - горько фыркнула Инга. – И зачем я только спрашиваю?

- Не понимаю, что ты имеешь в виду. Алек тоже состоял в этом клубе, и только через него я узнала о Глебе.

- Только не надо врать, - подруга почти плакала.

- Она не врёт, - вставила Лина. А я почувствовала облегчение, когда приятельница заступилась за меня.

- Ты тоже знала? – удивилась Соня.

- Да, Макс из папиного ресторана тоже там состоит, - пояснила она.

- Почему? – шмыгнула Инга.

- Что почему? – выдохнула я, меня уже начала раздражать эта комедия.

- Почему всегда ты? Тебе мало одного парня? – я удивлённо подняла брови.

- Ты сейчас шутишь, да?

- Нет, не шучу! Ты говорила, что Глеб тебя не интересует в этом плане.

- Так и есть.

- Тогда почему вы обнимались тогда в кафе? И почему ты знаешь то, чего не должна? Не говори, что это потому, что вы друзья.

- Но мы друзья, и мы не обнимались, ты всё не так поняла.

- Я тебе не верю, - теперь Инга открыто плакала.

- Я спалила Глеба. Увидела, как он припарковал свой красный «порше» возле кофейни, - и пусть всё было не совсем так, но сути это не меняет. – Ему пришлось всё объяснить.

- Если это правда, то почему ты ничего не рассказала мне?

- Потому, что это не мой секрет и не мне его рассказывать.

Кажется, на этом у Инги закончились аргументы, потому как она плюхнулась на зеленого монстра и уткнула лицо в ладони. Я мягко опустилась рядом, нельзя, чтобы такой пустяк нас рассорил.

- Я всё понимаю, - мягко начала я, всеми силами подражая ласковой манере Лины – мне бы тоже было обидно, если бы кто-то из вас узнал секрет моего парня раньше меня.

- Вот именно, - простонала она.

- Мы с Глебом и вправду хорошие друзья. Но ему нравишься ты, он четко дал это понять.

- А тебе?

- А я встречаюсь с Алеком.

- Да ну? – с сомнением произнесла Инга.

- Да, уже официально, - кивнула я.

Подруга резко подняла голову, её глаза были почти сухими, хоть и красными от слёз. Кажется, интерес пересиливал в ней чувство обиды.

- Правда?

- Правда, - кивнула я.

- Выходит, вы уже целовались? – спросила Инга.

Лина громко захохотала, Соня посмотрела на неё, как на идиотку, а я закатила глаза.

- А вы?

После этого короткого вопроса, мы тоже засмеялись.

- Так, если драма закончилась, - перестав смеяться, вставила Лина – то теперь мы и вправду опаздываем.

 

***

 

Я собрала волю в кулак и попыталась повторить движение, которое Лина назвала «болéо».

- Ну наконец-то! – счастливо выдохнула подруга.

С одной стороны, я была очень благодарна ей за помощь, но с другой – хотела сбежать и бросить танцы навсегда. Лина подошла к нашим тренировкам со всей серьёзностью, так что к концу второй недели я знала не только все базовые шаги вальса, танго, фокстрота, румбы и многих других парных стилей, но еще и несколько «эффектных» движений. Кроме того, подруга умудрилась уговорить двух парней из студии помочь нам, так что всё это время я оттаптывала ноги бедному Вове. Однако он, как настоящий мужчина, терпел эту пытку с улыбкой. Пусть и страдальческой.

Сегодня была наша последняя тренировка, и мне уже не терпелось скорее принять душ, а затем переодеться и отправиться на шопинг. Приём был назначен на завтра, а я так и не нашла подходящий наряд. Стрелки часов успели перевалить за полдень. Я многозначительно посмотрела на подругу.

- Если сделаешь чисто еще раз - мы уйдём отсюда, обещаю!

Я глубоко вздохнула и повторила «болéо». Лина победно вскинула руки.

- Добби свободен? – захихикала я.

- Да, - кивнула подруга.

- Ура!

Я обняла её так сильно, как только могла. Было нелегко признаться, но мне нравилось заниматься всем этим, хоть это было и ужасно трудно. Лина была хорошим педагогом, и пусть я никогда не стану такой прекрасной танцовщицей, как она, я уже смогу избежать позора на паркете.

Кроме того, после этих тренировок моё уважение к творчеству подруги вышло на новый уровень.

- Не представляю, как ты с этим справляешься, - однажды призналась я.

- Привычка, - пожала плечами Лина.

- Я не могу выдержать и часа, а вы занимаетесь по три.

- Четыре, - поправила девушка. – Но в отличие от тебя, я люблю это дело до чертиков. Уверена, что если бы ты села учить меня играть на гитаре, я бы не вынесла и сорока минут.

- Возможно, - фыркнула я.

И всё же мне нравилось преодолевать себя. Мне нравилось ощущение того, что с каждым разом у меня получается всё лучше и лучше. Мне нравилось чувство, что я готова переступить свою зону комфорта ради Алека. И это говорило очень о многом.

Душ подарил возможность еще раз обдумать планы на сегодня. В поисках идеального платья Лина предложила навестить Итальянский район или старый добрый магазин «ШИК». От последнего я сразу отказалась, ведь ценник там был сопоставим трёхнедельному отдыху на Багамах. С сервисом уровня люкс. В разгар лета. А меня, мягко говоря, душила жаба. Но если мы не сможем найти ничего подходящего у итальянцев, то еще успеем съездить в город.

Спустя двадцать минут, мы вышли из здания школы и направились прямиком ко мне домой. В последние дни погода немного испортилась, солнце из «летнего» превратилось обратно в «осеннее». И мы вновь вернулись к привычным плащам и кожаным курткам. Я запахнула свою посильнее и подставила лицо ветру. Тот приятно потрепал волосы и погладил щёки.

Всю дорогу до дома мы с Линой делились идеями расцветок платья, обсуждали варианты прически и макияжа. Это было так странно, ведь раньше я ничем подобным не интересовалась, а теперь – не могла перестать думать.

Когда мы поднимались по ступенькам крыльца, я как раз выслушивала очередную лекцию подруги про фасоны юбок, но стоило нам войти внутрь, как разговоры оборвались. Мой взгляд упал на сестринские сапожки. Значит – Арина дома. Мы с Линой не затрагивали тему бала при посторонних, полагая, что чем меньше людей знают о приёме – тем лучше. Да и моя младшая сестрёнка – одна из главных сплетниц в школе - была не лучшим носителем такой информации.

После той ссоры на парковке, мы почти не разговаривали, только лишь в тех случаях, когда это было необходимо. Однако чаще всего мы обменивались ругательствами, вроде «опять ты бросила здесь своё мокрое полотенце» или «ты съела мой йогурт» и так далее. Входя в комнату, я гадала, будет ли наша сегодняшняя встреча оформлена подобными репликами или нет. Как оказалось – да.

- О, супер, ты дома, - раздраженно пробормотала Арина.

Она сидела за кухонным столом и что-то писала в тетрадь. Судя по стопке книг напротив – это было очередное домашнее задание.

- Соскучилась? – не менее язвительно спросила я.

- Нет. Но наконец-то ты заберёшь свои коробки из гостиной – там не протолкнуться.

- Какие коробки? – неожиданная информация сбила меня с циничной волны.

- Ты что, шутишь?

- Нет, Арина, не шучу.

Я искренне не понимала, о  каких коробках идёт речь. Может это очередная дурацкая шутка от маникюрной банды?

- Сегодня утром курьер принёс пять коробок на твоё имя, - равнодушно пробормотала сестра.

- И что там?

- Понятия не имею, - отрезала она, а затем добавила – хоть ты меня и бесишь, но я не роюсь в твоих вещах.

Я закатила глаза.

- Ладно, говоришь они в гостиной?

- Ага.

Признаться, это был наш самый длинный разговор за последние недели. Время от времени я видела сестру в компании Кристины и её свиты, даже пыталась поговорить, но та упорно игнорировала и избегала меня. Так что после третьего раза я сдалась и перестала пытаться наладить наши отношения. Возможно, Арине просто нужно время.

Я прошла весь коридор от кухни до гостиной, Лина не отставала ни на шаг. Мысленно я рылась в своей памяти, пытаясь отыскать информацию о каких-либо коробках. Но мозг лишь растерянно разводил руками.

Стоило мне повернуть в комнату, как я резко остановилась, да так, что приятельница врезалась в меня сзади.

- Эй, ты что… - начала она, но затем выглянула из-за моего плеча и обомлела.

Прямо перед нами стояло несколько черных картонных коробок. Две из них были очень большими, словно внутри хранились телевизоры – квадратный и плазменный. Третья коробка была среднего размера, примерно как те, в которых продаётся обувь. Четвёртая больше походила на толстый фолиант, а пятая была совсем маленькой, размером с мой мобильный телефон. Все они были украшены такими же черными лентами, на которых был выгравирован какой-то золотой знак.

- Ты знаешь, что внутри? – поинтересовалась Лина, когда к ней вернулся дар речи.

- Понятия не имею, - промямлила я.

- Хочешь посмотреть?

- Хочу, но давай сначала отнесём их наверх. Не хочу лишних свидетелей, - моя голова многозначительно наклонилась в сторону кухни.

- Ладно, тогда я беру большую квадратную и среднюю, а ты огромную прямоугольную и две маленькие, договорились?

- Хорошо, но нужно еще проверить – насколько они тяжелые.

Лина согласно кивнула. Подойдя ближе и приподняв черные ящики по очереди, мы поняли, что все они довольно лёгкие, не считая больших – что было логично. Затем быстро водрузили их на руки и зашагали на второй этаж, прямиком в мою комнату. Из-за того, что таинственный груз сильно перекрывал обзор, подруга чуть не споткнулась на одной из верхних ступенек. Я так сильно испугалась, что чуть не выронила всё из рук. Мне-то эти злосчастные ступеньки были знакомы до посинения, так что я могла прыгать по ним с закрытыми глазами.

Когда мы наконец добрались до моей комнаты и поставили подозрительные ящики на постель, Лина не выдержала:

- С какого начнёшь?

- Не знаю, - я подошла к самой большой квадратной коробке, и пальчиками взяла ленту большого банта. Теперь, присмотревшись, я разглядела на ней золотую букву «А». Неужели это то, о чём я подумала? В голове сразу возник образ: черный конверт с золотыми буквами. Я медленно потянула за ленту, бант вмиг распустился, затем взяла крышку обеими руками и подняла. Наружу вмиг хлынули бутоны роз.

В это мгновение мы с Линой одновременно ахнули. На первый взгляд здесь было не меньше пятидесяти цветков: белых, красных, розовых. Комнату мгновенно заполнил приятный аромат.

- Великие силы, - выдохнула я.

- Это от Алека? – догадалась подруга.

- Думаю, да. Смотри, - я подняла ленту и протянула Лине, – скорее всего «А» - это Антверлен.

- Да, наверное, ты права. Какие же они красивые!

- И ароматные, - я сделала глубокий вдох, уткнувшись носом в бутоны.

- Давай же, открой остальные!

Я покорилась. Руки сразу потянулись к следующей по размеру коробке. Через секунду лента валялась в углу кровати. Я медленно открыла крышку.

- А-фи-геть! –  по слогам произнесла подруга.

- Я….я… - у меня не находилось слов.

Перед нами лежало короткое небесно-голубое платье. Его пояс был сделан из серебристых кристаллов и напоминал ветки дерева, приглядевшись, я различила несколько стеклянных цветков. Пальцы автоматически прошлись по мягкой ткани, несмотря на внешнюю легкость, оно было довольно пышным.

- Здесь записка, - заметила Лина.

Я осмотрела коробку еще раз и, наконец, нашла заветную карточку. Аккуратными движениями я раскрыла её и пробежалась взглядом по буквам. Затем мои губы расплылись в счастливой улыбке.

- Что там? – Лину просто трясло от любопытства.

- «Ты очаровательна в этом цвете. С нетерпением жду нашей встречи. Подари мне танец, Алек».

- Это так романтично, - пропела подруга – но что значит в «этом цвете»? Он про голубой?

- Наше свидание на крыше, - вспомнила я, поглаживая пальцем буквы написанные его рукой. – Тогда я надела свой небесно-голубой кардиган.

- Ну это всё объясняет.

- Так, - с трудом, но я всё же оторвала взгляд от карточки и обратила его на другие коробки – если там цветы, здесь платье, то что в остальных коробках?

- Можно я? – тактично спросила Лина.

- Конечно!

Она быстро развязала бант на средней коробке, откинула крышку и достала оттуда шелковые туфли. Они были того же небесного оттенка, что и платье. Открытый мыс украшала вышивка из сотен стразов, они образовывали красивый рисунок.

- Как у Золушки, - умилилась подруга.

- Я боюсь смотреть дальше. Давай опять ты, - предложила я, протягивая следующую по размеру коробку.

Девушка покорно приняла её и через миг вытащила на свет голубой клатч. Он отлично вписывался в комплект к платью и туфлям – шелковая ткань, блестящая аппликация из стеклянных камней.

- Теперь последняя, - сказала Лина, и мы дружно посмотрели на маленький черный свёрток.

- И почему маленькие коробочки всегда такие неоднозначные? – я медленно потянулась за манящей упаковкой.

- Не знаю, но теперь и мне немного страшно.

Пальчики аккуратно развязали ленту, а затем медленно открыли крышку.

Лина восхищенно присвистнула.

- Велик…, - взволнованно затараторила я  – Великие силы!

- Не нервничай, - попыталась успокоить меня подруга.

- Не нервничать?

- Да, не нервничай. Это же не обручальное кольцо!

- Нет, здесь намного больше бриллиантов.

Я вскочила на ноги начала мерить комнату шагами. Лина еще раз взглянула на содержимое подарочного коробка. Внутри лежал сияющий гребень.

- Ты уверена, что это бриллианты?

- Поверь мне, я хоть далеко и не модница, но могу отличить алмаз от фианита. Надо его вернуть! Это, -  я запнулась – это слишком дорого. Мы только начали встречаться, я не могу принять такой ценный подарок.

- Не думаю, что Алек согласится, - мягко начала Лина.

- Как будто я оставлю ему выбор!

- Погоди, присядь, не кипятись. Надо всё хорошо обдумать, а сейчас ты слегка не в себе.

- Да я в ужасе, - воскликнула я, плюхаясь на кровать. – Он стоит целое состояние.

- Если честно, но не думаю, что это приобретение проделало дыру в бюджете Антверленов.

Я фыркнула, а потом в испуге зажала рот рукой.

- Но это всё равно неправильно!

- Согласна. И всё же, может, стоит сначала поговорить с Алеком, прежде чем делать поспешные выводы? Наверняка он это от чистого сердца.

- В этом я и не сомневаюсь, - покачала головой я. – Но мне, понимаешь, совесть не позволяет принять его.

- О, я понимаю! И всё же, не спеши с решением.

- Хорошо, - согласилась я, хотя и понимала, что за сутки оно вряд ли изменится.

- Ну вот твоя проблема с нарядом и решилась, - нервно хохотнула Лина.

Я посмотрела на неё и усмехнулась в ответ.

- Не то слово.