Я сверлила взглядом свои туфли, когда шины заскрежетали по асфальту и машина остановилась.

- Приехали, - вежливо пояснил водитель.

Я подняла глаза и, впервые за последние пятнадцать минут, посмотрела в окно. Но стоило сделать это, как паника заполнила тело от ушей и до пяток.

- Погодите, вы точно не ошиблись адресом?

- Абсолютно.

- Но это…

- Он частный, - кивнул мужчина, а затем похлопал себя по животу и хохотнул – сам не поверил когда узнал. Но информация стопроцентная.

- Вот он как, - протянула я, всё еще пребывая в небольшом шоке.

- Особняк виконта Корсаля, ныне принадлежащий семье Антверлен.

- Откуда вы знаете? – я искренне удивилась осведомлённости водителя такси.

- Мне нечасто приходится отвозить людей в подобные места, - пожал плечами мужчина – но я все их знаю назубок. Особенно учитывая то, что таких домов в Солярисе три.

Выходит, это не ошибка, мы прибыли точно по адресу. А значит, Алек и вправду здесь живёт.

Я сделала глубокий вдох и, поблагодарив таксиста оплатой с чаевыми, вышла из машины.

Подъездная дорожка была заставлена дорогими, начищенными до блеска автомобилями. Мне всегда казалось, что богачи покупают подобные машины только для того, чтобы хвастаться ими перед своими не менее обеспеченными друзьями. Картина, представшая передо мной, только укоренила это предположение.

Я повертела головой по сторонам, осматривая здание, сияющее на фоне уходящего солнца. Передо мной возвышался гигантский трёхэтажный особняк, сооруженный из белого камня. И он был…был огромный! Словно замок.

Одного взгляда на этот шикарный дом хватило, чтобы мне вспомнилось сегодняшнее утро. Я пила кофе за кухонным столом и перебирала почту, когда на глаза попала газета. Крупный заголовок на главной странице гласил: «Нового аэропорта не будет. Договор с «АНТ Констракшн» расторгнут». Помню, как чуть не выронила чашку от ужаса. Да и сейчас меня трясло. Что же нас всех ждёт? Нужно поговорить с Алеком, поддержать его. Может, стоило позвонить отцу и попросить о помощи? Ради своего парня я готова отказаться от всех претензий и приползти к папе с извинениями. Но примет ли друг эту помощь? Вот в чем главный вопрос.

Мне хотелось подольше постоять на улице и хорошенько осмотреть дом, настолько интересным он был. Посмотрев на часы и подсчитав, что у меня есть несколько свободных минут, так я и поступила.

Первым, что приковывало к себе взгляд стали широкие колонны, расположенные прямо передо мной, они возвышались от второго этажа и тянулись до самой крыши. Скрывающиеся за ними окна сияли золотым светом так ярко, слово внутри спряталось солнце. Прищурившись, я всё же смогла рассмотреть шторы и даже заметила несколько людей в нишах, они выглядели очень весёлыми. Некоторые активно о чём-то беседовали, другие молча попивали напитки из своих бокалов.

Я отвернулась от центральной части и обратила своё внимание на западное крыло, полностью погруженное во мрак. Непроницаемая чернота французских окон казалась дикой, по сравнению с золотом, льющимся наружу в десятке метров на восток. Наверное, там находились личные комнаты хозяев и помещения для гостей.

«Интересно, как выглядит спальня Алека?» - пронеслось в моей голове, но затем я резко встряхнула ею, прогоняя дурные мысли. Помечтаю об индивидуальной экскурсии в другой раз.

Еще одной интересной деталью была широкая лестница, ведущая прямо к террасе и колоннам. Она была создана из того же белого камня, что и весь дом, но приглядевшись лучше я заметила, что перила и ступеньки выполнены из гранита. На миг я растерялась, не понимая, стоит ли мне подняться по ней, или всё же пройти прямо и поискать вход на первом этаже?

Я обогнула фонтан, в центре которого стояла величественная фигура Афины. Девушка крепко держала копьё, у её ног струилась вода. Я уже было засмотрелась на гладь, переливающуюся всеми красками заката, как дверь в десяти метрах от меня распахнулась и оттуда вышла хохочущая парочка. Значит, мне нужно именно туда – догадалась я, а затем бросила последний взгляд на величественную богиню и поспешила ко входу.

Стоило приблизится к массивной двери, как она широко распахнулась. Это произошло так стремительно и неожиданно, что я отпрыгнула, с трудом сдержав визг. Вопреки ожиданиям изнутри никто не вышел, наоборот, я увидела молодого парня, впускающего меня внутрь. На нём был аккуратный черный костюм, руки в белоснежных перчатках.

- Заходите, мисс, - поприветствовал он.

- Благодарю, - мои губы расплылись в улыбке, пока сердцебиение успокаивалось.

По всей видимости, юноша был частью обслуживающего персонала. Но как швейцар узнал о моём приближении? Прищурившись, я посмотрела на дверь с внутренней стороны, но так и не обнаружила ни стеклянных вставок, ни экрана с видеонаблюдением. Нужно будет обязательно спросить у Алека.

Наконец, я перестала разглядывать двери и обернулась к внутренней части дома, но уже в следующий миг потеряла дар речи. Просторный вестибюль был заполнен людьми, все они стояли небольшими кучками и что-то негромко обсуждали. Кавалеры в шикарных костюмах, дамы в сияющих платьях. Из глубин особняка доносилась весёлая музыка.

- Разрешите ваше пальто, мисс, - голос швейцара вернул меня к реальности.

- Конечно.

Я сняла своё тонкое кремовое пальто и протянула молодому человеку. А затем снова посмотрела на гостей, некоторые из них тоже заметили новоприбывшую и бросили в мою сторону несколько любопытных взглядов. К огромному облегчению я осознала, что выгляжу не хуже других девушек и, было одновременно неловко и приятно это признавать, даже немного лучше. Всё благодаря Алеку.

Только вот где он сам? Две недели по отдельности давали о себе знать. Я безумно скучала по своему парню и не могла дождаться момента, когда снова смогу обнять его. Но для начала нужно его найти. Может, стоит пройти немного вглубь дома и поискать эпицентр вечеринки?

Я уже собралась сделать шаг, как моё внимание отвлекла высокая худая девушка, приветствующая всех гостей. Она не была похожа на часть персонала и всё же, общалась со всеми так, словно была хозяйкой дома, нежели гостьей. Хотя, может, так оно и было?

Тем не менее, желания заводить с ней беседу у меня не возникло. «Перестань отвлекаться» - сказала я себе и решительно пошагала в толпу.

Но не успела я добраться до арки, ведущей в следующую комнату, как брюнетка перегородила мне дорогу и улыбнулась. Кажется, цоканье каблуков выдало моё присутствие. Девушка протянула мне стройную руку и сказала:

- Привет, меня зовут Катерина. А ты, наверное, Милана? – я удивлённо сдвинула брови. - Очень приятно!

Откуда она знает кто я? Катерина просканировала меня оценивающим взглядом и в следующий миг её улыбка сменилась недоумением. Но стоило пройти секунде, как бдительность была восстановлена, и девушка вновь засияла как начищенное блюдце.

- Просто Мила, - коротко кивнула я, пожимая руку. Кто ты, черт возьми?

- Ты проходи, чувствуй себя как дома! – Катерина была очень вежливой, однако я готова была поставить свой новенький томик стихов на то, что стоило девушке уточнить моё имя, как она захотела поскорее от меня избавиться. Что ж, это было взаимное желание.

Быстро вынырнув из вестибюля, я свернула в просторную залу. Людей здесь оказалось в разы больше, многие из них танцевали. Мне понадобится хорошая точка обзора, чтобы найти Алека. Наверное, будет лучше отойти к стене, так я смогу осмотреть комнату, не упуская никого из виду.

Я прошла к бару, взяла стакан сока и отошла к окну. Как и я и предположила, отсюда всё было прекрасно видно. Помещение было хорошо освещено. Я подняла глаза к потолку и заметила огромную люстру в самом центре. Вокруг, на небольшом расстоянии, были развешаны её миниатюрные копии. Их хрустальные серёжки переливались на свету не хуже бриллиантов. Теперь понятно, отчего мне показалось, что здесь поселилось солнце. Больше всего внимание привлекала лестница, расположенная прямо в центре комнаты. Перила были увенчаны позолоченными завитками, а белоснежные блестящие ступеньки сияли. Возле стен стояли маленькие винтажные диванчики, на некоторых из них сидели гости. В углу, сразу за баром, я увидела ди-джея. Девушка в красивом сиреневом платье включала треки Пусикет Доллс, Жасмин Салливан или Зе Твинс. И, честно признаться, мне хотелось обнять её за это. Песни были прекрасны.

Я с любопытством выглянула в окно и увидела небольшой сад. Подсвеченный фонтан огибали пышные зелёные кусты, среди которых я различила несколько розовых. Поодаль находилась красивая мраморная беседка, а за ней открывался потрясающий вид на залив. На миг я позволила себе закрыть глаза и помечтать о том, как я сижу внутри, смотрю на уходящее солнце, а Алек накрывает мои плечи тёплым пледом и обнимает. От этой фантазии стало так уютно на душе, что я практически физически ощутила потребность во встрече со своим спутником. Хватит зевать, Мила, ты пришла не за интерьером.

Прислушавшись к внутреннему голосу, я начала пристально сканировать толпу взглядом: вот две полные дамы о чём-то сплетничают, а вон молоденькие – хихикают и краснеют при виде кавалеров. Юношей в смокингах тоже было достаточно, но как я не старалась – не смогла различить среди них Алека.

Я стояла отдельно от всех гостей, совершенно одна. И меня переполняло странное чувство, словно всё вокруг – картинка из телевизора, а я – посторонний наблюдатель.

С одной стороны, я была рада ни с кем не разговаривать, мне не нужно было строить из себя светскую леди, и я могла оставаться самой собой – обеспеченной девушкой, пусть и очень далёкой от этого мира. Той, что больше всего на свете любила кофе и книги, музыку и своих друзей.

С другой же стороны, маленькое чувство одиночества начинало скрести изнутри и расти с каждой секундой. Я приехала сюда ради Алека, очень хотела познакомиться с его отцом, но ни одного, ни другого нигде не было видно.

Зато мне открылся прекрасный обзор на эту Катерину. Может быть это сестра Алека? Только вот он не говорил, что у него есть сестра. Но может она двоюродная или троюродная? Кто знает? И всё же я была абсолютно уверена в том, что эта девушка - необычный гость.

Со своего места я могла хорошо её рассмотреть, не рискуя быть застигнутой врасплох. Катерина была высокой брюнеткой, её пышные сияющие кудри лежали идеально. У неё красивая стройная фигура: округлые грудь и бёдра, тонкая талия и длинные ноги. Хотя, стоило признать, что до параметров Лины Солмей ей как до луны.

Одета девушка была в красное атласное платье до колен, оно так сильно обтягивало её фигуру, что я невзначай задалась вопросом: как она вообще в нём передвигается? На ногах – чёрные классические лодочки, а на шее кулон в форме кольца на золотой цепочке.

Лицо Катерины было вытянутым, глаза чёрные, как смоль, и пушистые ресницы выделялись на бледной коже. Губы девушка покрасила алой помадой в тон платья.

На первый взгляд Катерина казалась неестественно красивой, словно кукла. Не сомневаюсь, что многие покупались на её «идеальную» внешность, но не я. В голове по-прежнему стоял образ Лины, одетой в летящее голубое платье, в день её приезда из Австралии. Она была в тысячу раз прекраснее девушки напротив меня. Она была живой.

Но стоило признать, что Катерина держалась со всеми очень учтиво и уверенно. В отличие от меня, робко стоящей в углу, эта девушка была настоящей звездой! «Такой, что можно ослепнуть», - язвительно произнёс голос в голове.

Я так сильно засмотрелась на брюнетку, что даже не заметила, как опустел мой стакан. Я очнулась от своих мыслей, лишь когда услышала незнакомый мужской голос.

- Вы не позволите? – симпатичный  черноволосый парень протянул мне руку.

- Спасибо! – с облегчением выдохнула я и отдала свой стакан, толком не понимая, за что конкретно его благодарю – за напиток или за то, что вернул меня в реальность. Молодой человек наполнил фужер соком и вернул мне.

- Не очень весёлая вечеринка, да? – произнёс он насмешливым тоном.

- Знаете, мне нечасто выпадает возможность посещать подобные приемы, поэтому мне не с чем сравнивать. Но вы первый человек, заговоривший со мной, то есть, почти первый, – запинаясь, произнесла я, а затем окинула парня пристальным взглядом.

Мой собеседник был очень похож на Алека, такой же высокий и широкоплечий. Волосы того же тёмного оттенка, но короткие. И глаза у него не зелёные, а голубые. А вот форма лица, носа, губ – всё было очень схоже с чертами моего милого друга.

- Простите, я даже не представился, - резко спохватился молодой человек, протягивая руку. - Меня зовут Евгений, Антверлен. А вы, должно быть, Милана?

В это миг меня осенило, это был брат Алека. Точно! Приятель упоминал о нём в своих рассказах. Теперь все пазлики сложились в картинку. Так значит это и его вечеринка тоже?! Так, девочка, соберись. Нужно быть поучтивее с одним из хозяев этого дома.

- Да. Очень приятно познакомиться, - ответила я на рукопожатие и улыбнулась как можно шире. - Вы с братом очень похожи!

- Спасибо, мне тоже очень приятно. Вы сказали, что я не первый, кто с вами заговорил? Так с кем же вы еще успели познакомиться и пообщаться?

- Вон та девушка в красном платье, - я кивнула в сторону сногсшибательной красотки и быстро сделала глоток из своего стакана - она поприветствовала меня, когда я только пришла. Она ваша родственница? - лицо молодого человека озарило недоумение, будто я задала непристойный вопрос. Он нахмурился, явно что-то обдумывая. Возникла неловкая пауза. Я решила первой нарушить молчание.

- Простите если я… - начала оправдываться я с виноватым видом, но Евгений не позволил мне договорить.

- Нет, нет. Что вы! Это вы меня извините. Я просто думал, что мой брат уже рассказал вам о Катерине. Она нам не родственница, по крайней мере - пока что. Но думаю, вам лучше поговорить об этом с Алеком, - парень явно хотел закрыть эту тему.

Я не стала препятствовать ему. Но с каждой секундой в моей голове появлялось всё больше и больше вопросов, а дурное предчувствие нарастало. Что-то с этой Катериной было не так.

Что это за девушка? Кто, если не их сестра? И что значит это «пока что»? Может их отец нашёл новую подружку и сделал ей предложение? Или вероятно, решил её удочерить, ведь на вид девушке было не больше двадцати. Кто знает какие скелеты в шкафу Григория Антверлена? Брр, да ну нафиг, что за бред?! Да быть такого не может!

Чем больше я думала, тем больше странных версий выдавала моя изощренная фантазия. Нужно было на что-то отвлечься, пока я не начала фантазировать худшее.

- Простите, - словно прочитав мои мысли, сказал Евгений.

- Что? - растерянно переспросила я.

- Простите, я дал вам почву для размышлений, - кажется, его раскаяние было искренним. - Прошу вас, не думайте об этом. Давайте лучше потанцуем, – предложил он и подал мне свою руку.

Танец - отличный способ отвлечься. Наверняка я буду так сильно занята обдумыванием движений, что не смогу сосредоточиться ни на чем другом. К тому же, хотелось знать, что я не напрасно пыхтела в танцевальном зале все эти дни. Возможно, благодаря Лине, я смогу избежать полного фиаско.

Я кивнула, соглашаясь с предложением Евгения. Галантный кавалер взял меня за руку и аккуратно подвёл к центру залы, в которой танцевали другие гости. Он решительно притянул меня к себе и обнял рукой за талию. Видимо эта уверенность в общении с девушками в крови у всех Антверленов. Я опустила ладонь на его крепкое плечо, и мы медленно начали танцевать под красивую французскую песню.

- Вам нравятся танцы, Милана? – вежливо поинтересовался партнёр.

- Прошу вас, называйте меня Мила, – улыбнулась я.

- Хорошо. Тогда давайте перейдём на "ты"?  Ведь нам наверняка придётся стать друзьями, – я кивнула. – Так ты не ответила на вопрос.

Евгений медленно провёл меня под своей рукой. А затем я, вернувшись в исходную позицию, сделала красивое движение ногой, которому научилась у Лины.

- Я нахожу их достаточно привлекательными, - ухмыльнувшись, ответила я. Настроение снова начало подниматься, - люблю смотреть, как люди танцуют на сцене. Но больше, всё-таки, отдаю предпочтение вокальному искусству.

- У тебя очень удобная позиция, – усмехнулся Евгений – ты любишь одно, но при этом уважаешь другое. Мне нравится.

- А как насчёт тебя? Что больше предпочитаешь? – спросила я, и мой партнёр улыбнулся.

- О, это очень сложный выбор. После окончания школы, я провёл много времени в путешествиях, изучал культуру и искусство разных стран. Посещал концерты, спектакли, ходил на выставки и в музеи. Я видел огромное количество талантливых людей. Но лишь один человек запомнится мне на всю жизнь.

- Расскажи, - улыбнувшись, попросила я.

- Это было одним безумно скучным вечером в Париже. Мы с моим соседом по квартире договорились сходить в бар, где играла живая музыка. Ну знаешь, чтобы хоть немного разнообразить вечер. В тот самый момент, когда мы сделали заказ и устроились поудобнее, на сцену вышла она. Такого прекрасного пения я никогда не слышал. И цеплял вовсе не красивый голос, а взгляд, отношение к тому, что она делает. Душа, которую эта девушка вкладывала в песни, словно проживала каждую, рассказанную  на сцене историю. Это очень зацепило. Поэтому ответом на твой встречный вопрос будет – вокал. Так что видишь, у нас теперь есть кое-что общее, - Евгений улыбнулся, а мои губы образовали полумесяц в ответ. – Возможно, мне когда-нибудь удастся услышать и твоё пение? Алек  сказал, что ты поёшь.

От его слов мои щёки покрыл румянец. И дело было не в том, что Алек рассказал старшему брату о моём секретном хобби, а в том, что он обсуждал с ним наше свидание. Что еще он рассказал о том вечере? Подшучивал ли над ним Евгений, как подшучивала надо мной Лина?

Пока я обдумывала каждую деталь их разговора, партнёр аккуратно наклонил меня и развернул к себе спиной. Теперь мы танцевали обнявшись, Евгений прижался ко мне сзади, чем вызвал новую волну смущения. В этом нет ничего такого, совершенно. Подумаешь, мои руки скрестились на груди, а наши пальцы переплелись. Это совершенно ничего не значит.

Мне не пришлось убеждать себя в этом. Да, Евгений был красивым, сильным и очаровательным, но я встречалась с Алеком. Парнем, в которого бесповоротно и окончательно влюбилась несколько недель назад. И мне не нужен был кто-либо другой.

Евгений продолжал двигаться в такт музыке. Я поразилась тому, как легко он управлялся с такой танцовщицей-любительницей, как я.

А ведь он наверняка соврал. Так танцевать, и при этом любить вокал… Ох, наверное, эта певица была ну очень хороша! В эту секунду я поймала на себе взгляд своего партнёра и поняла, что он по-прежнему ждёт ответа.

- Не думаю, что это удастся. Я и публичные выступления - плохое сочетание. Я не играю и не пою на сцене. И я не уверена, что когда-либо это изменится, - прошептала я.

Покачиваясь, мы сделали несколько шагов вперёд и назад. А затем Евгений снова развернул меня, и мы очутились лицом к лицу. Наши губы оказались так близко, что от удивления мы замерли. Я затаила дыхание, но через миг очнулась от оцепенения и отстранилась. Парень тоже моментально пришёл в себя, и мы продолжили танцевать. Немного помедлив, он прервал неловкое молчание.

- Возможно, ты не выступаешь на публике со своей музыкой, но с танцем ты отлично справляешься, - от этих слов моё лицо снова залилось краской. В третий раз за последние две минуты!

- Спасибо, - робко промямлила я в ответ.

Какое-то время мы продолжали покачиваться, не произнося ни слова, но в итоге я не выдержала и задала вопрос, съедающий меня изнутри весь вечер.

- Прошу прощения, но можешь объяснить, что происходит? Алек пригласил меня,  подарил это чудесное платье, сказал, что ждёт встречи. Но вот я здесь уже больше получаса, а его нигде не видно. Скажи честно, что-то случилось? - Евгений явно не хотел говорить на эту тему, но моё озабоченное выражение лица заставило его передумать. Он глубоко выдохнул.

- Я не должен тебе этого говорить. Это дела Алека, и мне не стоит в них лезть. Но он в последнее время не ладит с отцом. И прямо перед приёмом они сильно поругались. Сейчас они наверху, разговаривают. Я сам спустился только десять минут назад и сразу нашёл тебя. Алек попросил меня узнать, пришла ли ты, и если да, найти и присмотреть за тобой, - парень сделал виноватое лицо.

- Он попросил? Но что произошло? Это из-за расторгнутой сделки? Я видела газету и… - во мне, со скоростью урагана, нарастало волнение. Великие силы, я же знала, что что-то не так!

- Нет, это не из-за сделки.

- Тогда из-за чего?

- Милая, я не могу об этом говорить! - взмолился Евгений. - Просто знай, что когда Алек вернётся, ему понадобится твоя поддержка, - парень посмотрел мне прямо в глаза.

Мы уже не танцевали. Он положил руку мне на плечо.

- Давай не здесь? – предложил он, а я кивнула в знак согласия.

Затем Евгений быстро увёл меня из центральной части зала, где по-прежнему танцевали гости, и провёл в дальний угол комнаты, где было меньше всего людей.

- Но с Алеком то всё в порядке? Он здоров? – не выдержала я.

- Не переживай, с ним всё хорошо. Но прошу, подожди еще немного! Алек хотел сам поговорить с тобой, но всё пошло немного не по плану. Пожалуйста, прояви немного терпения.

Не успела я ответить, как Евгений продолжил:

- А сейчас, прошу извинить меня, мне нужно ненадолго удалиться. Я обещаю, что ты скоро увидишь его. Только не волнуйся! – выпалил Евгений и ушёл стремительным шагом, оставив меня стоять в полном одиночестве. Он что, Золушка, а сейчас полночь? Зачем так внезапно убегать?

Стоило остаться одной, как я почувствовала нарастающее внутри меня беспокойство. Оно было похоже на глыбу льда и черную дыру одновременно. Почему Алек поругался с отцом, да еще и перед самым приёмом? Я медленно вздохнула, потом выдохнула. Великие силы, просто пусть всё будет хорошо.

Чтобы не стоять на одном месте, как столб, я миновала часть залы и подошла к большому, длинному столу, расположенному рядом с баром. Моя рука потянулась к большой миске и отщипнула несколько виноградинок.

Очередной попыткой отвлечься от гнетущих мыслей, стало повторное оценивание всех присутствующих. Вон там, на кушетке, в противоположном конце зала сидят две полные женщины в возрасте. На них надеты нелепые розовые платья, а на головах такие же нелепые шляпы с перьями. У меня создалось ощущение, что они прибыли сюда прямо из девятнадцатого века. Обе дамы держали в руках по крохотной чашечке с чаем, и о чём-то увлечённо беседовали.

А вон в том углу, стоит высокий и очень худой мужчина. У него длинные и пушистые усы, которые намокают при каждом глотке шампанского.

Что это за люди? Как очутились на этом приёме? Кем приходятся Антверленам? И кем приходится им Катерина?

Я вспомнила слова Евгения: «не родственница - пока что». Меня передёрнуло, невольно я обвела взглядом комнату, ища высокую брюнетку, и через миг мне это удалось. Мои глаза распахнулись от удивления, когда я заметила, что сногсшибательная красотка направляется в мою сторону. Через несколько секунд Катерина уже стояла рядом.

- Хороший вечер нынче выдался, не так ли? - она взяла канапе и улыбнулась мне своей белоснежной улыбкой.

- Да, прекрасный приём, - выдавила я ответную улыбку.

Девушка напротив мне не нравилась, её прямо окутывала дымка неизвестности. И меня преследовало плохое предчувствие. Зачем она подошла ко мне? Ну что же, нужно это выяснить. И для этого нужно играть по её правилам.

- А тебе тут не очень весело, правда?

- Знаете, тут замечательно, и я прекрасно провожу время. Не знаю, что вам там показалось...

- О, прошу тебя, говори со мной на «ты», - прощебетала Катерина. - Ты меня не обманешь, я всё вижу, тебе здесь одиноко. Твой прекрасный принц пригласил тебя сюда, а сам даже не появился. Но я смотрю, ты не сильно из-за этого переживаешь, - ухмылка не слезала с лица брюнетки. На что она намекает и откуда вообще знает о том, как я сюда попала?

- Думаю, что если у Алека появилось неотложное дело, то я с лёгкостью смогу его подождать, - снисходительно ответила я. Возможно, следовало быть менее дерзкой, так как стоило этим словам вырваться наружу, как брови моей собеседницы взметнулись до небес. Однако, нужно отдать ей должное – девушка сумела взять себя под контроль и вернула маску невозмутимости на место. И у неё было чем ответить на мой выпад.

- Да, но ты нашла, чем себя развлечь, или правильнее будет сказать – «кем». Весь зал смотрел на то, как вы с Евгением танцевали. О, сколько чувств, сколько эмоций, сколько напряжения! – Пришла моя очередь удивляться. Катерина явно пыталась задеть меня, вывести из себя. Но зачем ей это? Мы знакомы с ней пять минут, так когда я успела перейти ей дорогу? Возможно, самый простой способ выяснить это – продолжать подыгрывать ей? Возможно. Я не узнаю, пока не попробую. В следующий миг моё лицо исказилось от шока.

- Как весь зал смотрел? И о каких чувствах ты говоришь?! - для убедительности я начала хлопать ресницами, словно испуганная лань.

- Милочка, такой танец между хозяином вечера и причиной всех сплетен не может остаться незамеченным! - теперь, на моём лице отразилось негодование. Но это была уже не игра, это было по-настоящему.

По всей видимости, в данный момент, у меня на лбу был написан огромный знак вопроса, потому как в ту же секунду девушка воскликнула:

- Великие силы! Ты ничего не знаешь! Он тебе не сказал!

- Не сказал о чём? – сквозь зубы прошипела я.

- О причине приёма. Его организовали из-за тебя! Все хотели посмотреть на таинственную девушку, из-за которой Алексей Антверлен почти перестал появляться дома и поругался со своим отцом, - ехидная ухмылка всё еще оставалась на лице Катерины, а снисходительный тон лишь подливал масло в огонь. Плевать, мне уже было не до нашего негласного состязания. Всю мою уверенность как ветром сдуло, и я дала волю эмоциям.

- Как? У него проблемы из-за меня? Но... но что я такого сделала? Какое вообще я имею к этому отношение?!

- Прямое, - отрезала девушка. – Понимаешь, дело не в том, что сделала ты. Дело в том, что он сделал из-за тебя. Ты только появилась в его жизни, но уже успела всё испортить, - её хладнокровный голос даже не дрожал, наоборот, она почти смеялась. - Из-за тебя он теряет всё: семью, карьеру, признание. Ради какой-то простолюдинки он пошёл против отца.

- Я не простолюдинка, - лишь промямлила я.

- Продолжай убеждать себя в этом.

- Ты ничего обо мне не знаешь.

- Ты права, - согласно кивнула Катерина. - Но я знаю, что наши с ним судьбы были связаны с самого рождения. И что бы ты понимала: я не позволю тебе разрушить его жизнь, мою жизнь и наш брак! Тебе не место рядом с ним! – В этот миг меня словно сковородкой по лицу ударили. Катерина уже не улыбалась, она злилась и хотела, чтобы я ушла. Она откровенно прогоняла меня с этого приёма. И не только с него.

Думаю, она специально выжидала, пока Евгений уйдёт. Ведь когда я одна, ей проще всего вызвать меня на личную беседу. А я была и не против, только вот беседа оказалась уж слишком откровенной и зашла слишком далеко.

Я всё пыталась, но никак не могла переварить и усвоить её слова, а мои собственные застряли у меня в горле. Одни только вопросы хлынули на меня, словно дождь. Словно ледяной крупный ночной дождь. Многие из них я не хотела даже начинать осмысливать, многие боялась произнести даже в своей голове.

Первая мысль, что пришла мне в голову, звучала как: «Почему она не выгнала меня сразу?». Сколько вопросов, сколько боли. Да, именно боли! Ибо эта девушка знала куда бить, и ударила. Еще минуту назад я готова была отразить любую атаку, но не эту. Слишком уж точное попадание.

Я аж усмехнулась своей беспомощности.

Как бы я не старалась их сдерживать, реплики одна за другой зазвучали в моей голове. «Что значит разрушить его жизнь? И её жизнь? И тем более их брак?!» В этот миг я почувствовала, как бешено колотится моё сердце. В последний раз оно так билось, когда я прочла записку от Алека. А до этого – когда он поцеловал меня тогда, на крыльце, и сказал, что будет скучать.

Я попыталась выдать из себя хоть звук, но ничего не вышло. Тогда я сжала кулаки так сильно, что через кожу начали просвечивать белые костяшки, а аккуратно наманикюренные ногти порезали кожу на ладонях. Сдерживая дрожь из последних крупиц самоконтроля, я сказала:

- Я...я не понимаю. Какой брак? - эмоции так сильно захлестнули меня, что моя сообразительность упала почти до нуля. До меня еще не успел дойти смысл этих слов. Или я просто не хотела осмысливать их.

Катерина остолбенела. Она смотрела на меня ошарашено, в её бездонных тёмных глазах промелькнули страх и ужас. Словно она только что убила человека. Хотя, после её последних слов внутри меня определённо что-то умерло. И всё же, как и несколько минут назад, Катерина быстро взяла свои эмоции под контроль и произнесла:

- Вот чёрт! – казалось, её переполняла злость. Но на кого она злилась, на меня или на себя? Я всё еще стояла, вытянувшись по струнке, хотя к моим глазам уже подступали слёзы. - Я, я думала, ты знаешь о свадьбе,  - продолжила девушка. На мгновение мне даже привиделись нотки сочувствия в её голосе, но это был лишь мираж, ведь в следующий миг она сказала:

-  Но раз уж Алек ничего тебе не рассказал, то расскажу я. Много лет назад наши отцы решили заключить сделку, а заодно и поженить нас, когда мы вырастем. Нам ведь тогда было года по три, не больше. В общем, мы уже назначили день свадьбы, - Катерина выразительно показала пальцем на своё ожерелье. Теперь я смогла лучше рассмотреть его. Это было помолвочное кольцо с большим бриллиантом, оно висело на аккуратной золотой цепочке.

А девушка тем временем продолжала:

- Всё изменилось, когда появилась ты. Глупая девчонка! Алек перестал вести себя как раньше. Он всё болтал о том, что якобы влюбился в тебя, решил доказать отцу, что ты единственная, с кем он хочет быть. Он даже организовал этот чёртов приём. А ты даже не знала, что он в твою честь! Только уясни раз и навсегда - отец никогда не встанет на его сторону. Он специально пригласил меня, чтобы его дорогой сынок помнил о приближающемся дне свадьбы. О, как же Алек разозлился, когда увидел меня, - казалось, она наслаждается каждым словом. - Да, это было то еще зрелище! Гости еще не успели собраться, поэтому никто не стал свидетелем этого великолепного скандала. А жаль, журналистам было бы чем поживиться! Они до сих пор спорят. Там, наверху, - она указала пальцем на потолок. - Спорят и не подозревают, о чём мы тут с тобой толкуем, - девушка усмехнулась - ты всего лишь маленькая преграда, устранить которую не составит большого труда, - теперь её тон стал намного мягче, но легче мне от этого не стало. - Мила, пойми, до твоего появления ему было намного лучше. Он был счастлив, а ты рушишь его жизнь. И если он этого пока не понимает, так пойми ты, и уйди сама. Уходи по-хорошему! Пока не стало слишком поздно.

«Ты рушишь его жизнь» - слова эхом пронеслись в моей голове – «Пока не стало слишком поздно».

Тут речь Катерины прервало неожиданное оживление гостей. Я увидела, как взгляд девушки остановился на верхних ступеньках парадной лестницы, ведущей на второй этаж. Зазвучала торжественная мелодия. Я подняла полные слёз глаза и увидела Алека, Евгения и взрослого мужчину. Наверное, это и был их отец. Все они выглядели очень благородно. Шикарные дорогие костюмы сидели на них идеально. Алек, такой красивый и мужественный, улыбался и выглядел самым счастливым человеком на свете.

А может всё это была одна большая ложь и без меня ему действительно лучше? Он прекрасно вписывался в это элитное общество. А я никогда не стану частью всего этого. Да, я была Милой Арден – дочерью Виктора Ардена, но я никогда не смогу быть такой же гостеприимной хозяйкой, как Катерина. Я никогда не смогу вписаться в это.

Так может, если я исчезну, просто испарюсь, как будто меня и не было, проблемы Алека исчезнут? Он быстро меня забудет, женится на Катерине, помирится с отцом и вся его жизнь наладится? Внутри меня бушевало столько эмоций, что если бы они смогли вырваться наружу, обязательно бы взорвали эту комнату.

Наконец, все тревоги, сдерживаемые мной до этого момента, всплыли в моём сознании. Такая убедительная речь разбила все мои аргументы и доводы, о том, что Алек в меня влюблен, и я ему нужна, в пух и прах. Возможно, в другой ситуации, я бы уже высказала своей собеседнице всё, что о ней думаю, изрядно пополнив её словарный запас, а заодно и послала бы так далеко, что девушка бы никогда не отыскала дорогу обратно. Но дело в том, что именно этого я и боялась. С самой нашей встречи меня не покидала тревога, и теперь всё встало на свои места.

Это очень странно, но я не злюсь на Алека. Не злюсь за то, что он скрыл свою помолвку, не злюсь за то, что он скрыл свои проблемы. Я не знаю почему, не знаю, как это объяснить. Наверно это потому, что я люблю его. Великие силы, даже не верится, что я сказала это. Даже про себя, но я сказала это. Я признаю это. Да! Я люблю Алека Антверлена, не Алексея, а именно Алека. Парня, который покорил моё сердце и запал в душу в первый день нашего знакомства. Я готова простить ему всю эту ложь. Я люблю его, но если ему без меня действительно будет лучше, то я уйду. Да, мне будет плохо, больно, одиноко. Возможно, до конца жизни я никогда никого не полюблю так сильно, как его. Но я потерплю. Я выдержу любую боль на свете, лишь бы он был счастлив.

Я подняла голову и посмотрела прямо в его глаза. В его потрясающе красивые изумрудные глаза, пытаясь запомнить каждую деталь. Он искал кого-то взглядом. Более того, я знаю, что он искал меня. Алеку не потребовалось много времени, что бы достичь своей цели. Он уже начал осматривать ту часть зала, в которой стояли мы с Катериной. Его взгляд так быстро скользил по гостям, а затем резко замер. Широкоплечий черноволосый парень остановил свой взор прямо на мне. Он заглянул в мои, полные слёз, глаза. И с его губ медленно сползла улыбка, а лицо стало серьёзным и озабоченным.

«Я же люблю его» - снова пронеслось в моей голове. По моей щеке скатилась слеза. Первая слеза, пущенная по Алексею Антверлену. До сих пор, я изо всех сил сдерживала себя, но увидев его, такого прекрасного и сильного, я не смогла сдержать эмоций. Великие силы, он так на меня смотрел! От его взгляда по моему телу пробежал маленький электрический заряд.

Я не могу больше здесь находиться! Но что же делать? Бежать! Нужно срочно бежать отсюда! Смотря Алеку прямо в глаза, я прошептала одними губами: «Прости меня», а затем сорвалась с места и со всех сил бросилась к выходу. Оставалось надеяться, что гости были достаточно заняты прибытием главных героев вечера и не заметили моего «побега». Но я знаю, что его заметил Алек. А что если он побежит за мной? Нет! Нельзя этого допустить! Нельзя позволить ему догнать меня. Я направила все силы в ноги, стараясь удрать из этого дворца как можно быстрее. Пробегая мимо гостиной, я схватила своё пальто прямо с вешалки и выбежала на улицу. По моим щекам потекли жгучие слезы.