От упоминания старого знакомого по телу пробежалась волна мурашек, а глаза выпучились так, что меня можно было спутать с рыбкой телескоп. Я ошарашено взглянула на Алека, тот по-прежнему ждал моего ответа. Казалось, его забавляла моя реакция. Потому как губы парня расплылись в довольной ухмылке, а глаза пристально следили за каждым моим движением.

- Более чем, - промямлила я, а затем в третий раз повторила свой вопрос – но как?

В глазах Алека мелькнул коварный огонёк, однако в следующее мгновение улыбка померкла. Наверняка мысли приятеля блуждали сейчас в прошлом, причем не самом приятном. Когда он заговорил, я поняла, что не ошиблась.

- Тогда на приёме, - начал парень – я даже не сомневался, что всё пройдёт хорошо. Ты бы обязательно понравилась отцу, и он дал бы мне больше времени. Но стоило нам спуститься к гостям, как мой план рассыпался, словно песочный замок. Когда я увидел тебя, - Алек запнулся, подбирая слово – расстроенной, то моей первой реакцией был шок.

- Да уж, - тихо выдохнула я.

- Понимаешь, только что мой брат уверял, что ты в полном порядке и ждёшь нашей встречи, а в следующий миг я вижу твои глаза, полные слёз. Правда, моё негодование быстро сменилось яростью. Когда ты убежала, я хотел броситься следом, но Евгений вовремя придержал меня за рукав, - Алек невесело усмехнулся. - Рассудок моего брата был более трезв, чем мой, так что он сразу понял, чего бы нам стоила моя выходка. Гнев отца и волнения гостей – меньшие из проблем, которые могли выпасть на нашу долю. Позже я и сам это понял, но прежде чем поблагодарить брата за дальновидность, успел хорошенько на него накричать.

- Ты накричал на брата? – ошарашено переспросила я.

- Да, - тихо кивнул он, беря меня за руку. – Не переживай, ничего серьёзного. Как сказал Евгений, я просто «выпускал пар». Какое-то время мы оба пытались разобраться, что же могло произойти, и почему ты убежала. А потом пришла Катерина и во всём созналась. Она даже не пыталась скрыть гадостей, которые наговорила тебе.

Перед глазами всплыл образ шикарной брюнетки. Казалось, она наслаждалась каждым мерзким словом, брошенным в мой адрес.

- Почему она всё это сделала? Она что, так сильно хочет за тебя замуж? – фыркнула я.

Однако парень молчал.

- Алек?

- Да, - тихо подтвердил он. – Хочет. И не только потому, что я выгодная партия. У Катерины чуть ли не с детства ко мне чувства, которые она никогда не скрывала. Какие-то время мы даже пытались встречаться, нам тогда было лет по пятнадцать, не больше. Но эти отношения закончились, толком не успев начаться.

- Почему? – искренне заинтересовалась я.

- Всё просто: у меня не было чувств. Никогда. Какое-то время я пытался их вызвать, думал, что они придут со временем. Но нет, ничего, похожего на то, что я чувствую рядом с тобой, у меня не возникало. А потом они просто уехали.

- Понятно, - улыбнулась я, думая о его чувствах ко мне. – Так что случилось после приёма?

Алек глубоко вздохнул, но всё же заговорил:

- Наверняка Лина тебе рассказала, что я приезжал к школе, - я кивнула. – Как только приём закончился, я поехал тебя искать. На звонки ты не отвечала, на СМС тоже. Я понимал, что вернуть тебя мне вряд ли удастся, но поговорить и объясниться стоило. Мне хотелось рассказать тебе всё, чтобы ты не считала меня последним козлом.

- Мой телефон разрядился, а потом… - я собрала волю в кулак и призналась – я не хотела с тобой говорить.

- Я понимаю, - горько усмехнулся Алек – я бы на твоём месте тоже не захотел разговаривать.

Уж не знаю, правда это была или парень просто хотел меня поддержать, но я лишь согласно кивнула, выражая понимание.

- Сразу после моего разговора с Линой, мне позвонили из офиса. Сообщили, что некий Дмитрий Милкейн хочет встретиться и что это важно. Не скажу, что это меня обрадовало. Мало того, что я потерял девушку, которую люблю, так еще и какой-то незнакомец просит о встрече. Если честно, бизнес – последнее, что волновало меня в ту минуту. И всё же мне хватило ума узнать о причине такой срочности, прежде чем бесцеремонно отказаться и бросить трубку. Какого же было моё удивление, когда причиной оказалась ты, Мила.

- В каком смысле? – мои брови образовали домик.

- В самом буквальном, - улыбнулся Алек. – Мне сказали лишь два слова: «Мила Арден». Думаю, ты понимаешь, что я сразу согласился.

- Ну, наверное, - неуверенно промямлила я.

- Наша встреча состоялась через несколько часов в офисе «АНТ Констракшн». Этот Дмитрий приехал лично, он сказал, что является твоим старым другом и знает обо всём, что случилось минувшей ночью.

Я напряглась. Интересно, что конкретно Дмитрий рассказал Алеку о той злополучной ночи? Надеюсь, не об обмене футболками и перевязывании моих коленей в его спальне. Невольно мой взгляд упал на руки Алека. Костяшки целы, выходит он никого не бил, а значит, у Дмитрия всё же есть чувство самосохранения. Однако ссадины могли и зажить за столько дней. Пока мой взгляд упирался в кисти приятеля, тот продолжал:

- Он сказал, что заподозрил в твоём рассказе неладное, поэтому решил найти меня и всё выяснить лично. Знаешь, твой друг был не в лучшем расположении духа. Мне даже показалось, что он был готов начать разборки, если бы выяснилось, что я намеренно тебя обидел.

- Алек, - тихо заговорила я, поднимая глаза на парня – Дмитрий, он мне не просто друг. Когда-то мы были вместе, довольно долго, - на этих словах челюсть приятеля напряглась, он явно не знал таких деталей. И всё же скрывать нашу с Дмитрием связь было бы просто не честно. – Но ты должен знать, что нас давно уже ничего не связывает, только воспоминания. Да, мы остались друзьями и то, это очень громко сказано, но единственный, к кому у меня есть чувства – это ты. И всегда будешь только ты.

Для убедительности я сжала его крепкую кисть и постаралась улыбнуться как можно мягче. Миг он просто смотрел на меня, а потом отпустил мою руку. Моё сердце замерло. Неужели я совершила ошибку? А вдруг он сейчас развернётся и уйдёт?

Но вместо этого Алек опустил ладонь мне на талию и, притянув ближе, поцеловать в лоб. Послышался мой облегченный вздох.

- Спасибо, что рассказала, - нежно прошептал он.

- Подумала, что ты должен знать, - я подняла на него глаза.

Как же мне не хватало этих объятий, этого ощущения защищённости, словно ты за каменной стеной. Я протянула руку и обняла парня в ответ.

- Я это очень ценю, - признался Алек.

- Так значит, Дмитрий всё тебе рассказал?

- Про то, что ты потерялась, разбила коленки и собралась ночевать в канаве? Да, рассказал. Про то, что ты обо мне подумала - тоже, - голос приятеля оставался спокойным, однако я чувствовала, как он напряжен. – А потом я рассказал ему свою версию событий. Всё то же самое, что сегодня узнала и ты. Я был уверен, что когда твой друг поймёт, что я не хотел сделать тебе больно, он поможет найти тебя. Но я ошибся. Дмитрий Милкейн предложил мне сделку.

- Сделку? – мне показалось, что я ослышалась.

- Да.

- Какого рода?

- Он пояснил, что, как и я, является наследником крупной компании. Дмитрий рассказал мне всё о бизнесе «Милкейн и партнёры», и о том, что для реализации его личного проекта понадобится строительная компания.

- Новый торговый центр? – уточнила я.

В голове вновь всплыла ночь после приёма. Я тогда уже собиралась лечь спать, когда парень начал рассказывать о своём новом проекте. Это было что-то вроде испытательного срока для Михаила Александровича – отца моего друга. Если проект окажется удачным, то «Милкейн и партнёры» его реализует. А такой союзник как «АНТ Констракшн» стал бы визитной карточкой Милкейна младшего.

- Ты права, - подтвердил моё предположение Алек – только не один, а несколько. Дмитрий быстро посвятил меня во все детали, я был ошарашен, но сомнений не было. Нужно было соглашаться. Однако оставалась одна проблема.

- Катерина? – из меня снова и снова попёрли догадки.

- Да. Утром газеты уже разнесли новости о нашей помолвке. И всё же, я не знал, подписал ли отец контракт с Дандреро. Сделав предварительные расчёты, мы с Дмитрием поняли, что союз с «Милкейн и партнёры» намного выгоднее, чем сделка с Аполо. Так что, скрестив пальцы, я позвонил отцу. Само собой, первый мой вопрос был о договоре с отцом Катерины.

Алек замолчал. Удивляясь, внезапно возникшей тишине, я вскинула голову и посмотрела ему в глаза. Тот откровенно улыбался во весь рот. Он что, специально?! Увидев моё возмущенное выражение, Алек засмеялся.

- Давай рассказывай, - не выдержала я, а мой локоть попал точно парню в бок.

«Прямо как на нашем первом свидании», - промелькнуло в голове.

- Да нечего рассказывать, - потирая ушибленное место, прокряхтел друг. - Контракт они подписать не успели. Услышав моё предложение, отец поначалу заворчал, мол, невежливо отказывать Аполо в последний момент и так далее. Но мы оба понимали, что финансовая выгода решает всё. И как бы отцу не хотелось заключить сделку с Дандреро, он откажется от неё, если не ради меня, то ради компании.

- Так значит, вы подписали контракт с «Милкейн и партнёры»?

- Как только отец дал согласие, мы вызвали своих юристов и закрепили сделку на бумаге тем же вечером.

Вот теперь я выдохнула. По-настоящему, облегченно. Если на моих плечах и лежало что-то вроде «горы», теперь оно исчезло. Я снова могла дышать. Дышать и любить.

- Я думал сразу поехать за тобой, - признался Алек.

- Ты знал, где я? – оторопела я.

Теперь мой голос звучал звонче, чем обычно. Парень смутился, отчего я посмотрела на него во все глаза. Сколько раз я пыталась выбить его из равновесия? Напугать, заинтриговать, рассмешить? Конечно, были моменты, когда мои выпады оканчивались успехом, но это случалось настолько редко, что их можно было пересчитать по пальцам. Однако до этого дня я никогда не видела приятеля смущённым. Погодите, у него покраснели щёки?

Я несколько раз удивлённо моргнула, проверяя, не причудилось ли мне.

- Когда Лина сказала, что ты уехала, мне понадобилось полтора часа, чтобы выяснить: куда и как. Так что да, я знал, где ты. И я бы сел на самолёт при первой же возможности, если бы Дмитрий не отговорил меня. Он сказал, что если поеду сейчас – ты сбросишь меня с обрыва при первой же встрече.

Я засмеялась. Было бы обидно, если бы это не было правдой. На миг я представила, что Алек приезжает на остров. Если бы я его встретила, то наверняка бы спряталась в ближайших кустах. Либо же бабушка лично помогла бы мне связать парня и сбросить в синее море с нашего милого балкончика.

От подобной фантазии на моём лице засияла бестолковая улыбка.

- Тебя это забавляет? – наигранно возмущенно воскликнул Алек.

- Абсолютно да, - засмеялась я, и парень ответил тем же.

- Он сказал, тебе нужно время. В противном случае, ты даже слушать не станешь.

- Увы, Дмитрий Милкейн слишком хорошо меня знает, - вздохнула я.

Руки Алека автоматически сжались в кулаки.

- Но даже его я никогда не приводила на крышу Солярис-центра. Это место слишком личное.

Я искоса глянула на собеседника, проверяя, правильно ли подействовали на него мои слова. Всё было как надо, друг расслабился.

- Но меня ты привела, - как бы ненароком заметил Алек, в его голосе я различила лукавые нотки.

- Я люблю тебя, - прошептала я.

Глаза приятеля ярко вспыхнули. Изумрудные, инопланетные, они манили к себе, заставляя забыть обо всём вокруг.

- Я тоже тебя люблю, - в ответ прошептал Алек.

Он склонился надо мной, но вместо поцелуя, начал поправлять растрепавшиеся на ветру прядки моих волос. Прошла секунда, потом пять.

- Да сколько можно, - не выдержала я и, притянув парня к себе, поцеловала.

Я почти физически почувствовала, как Алек мысленно содрогается от самодовольного хохота. Однако его губы целовали меня невероятно нежно. Сильная рука опустилась на мою спину и медленно поглаживала её. По всему телу пробежали мурашки. Лишь на миг я отстранилась, чтобы улыбнуться, а затем вновь поцеловала своего парня.

Сейчас я поняла, что Алек тоже испытал облегчение. Он боялся, что я откажу ему во встрече, не говоря уже о возобновлении отношений. Казалось, для нас обоих это было сродни волшебному сну. Ну и пусть, я совсем не хочу просыпаться. Также сильно, как не хочу переставать целовать его.

Не сомневаюсь, мы могли бы делать это часами, если бы мой карман не завибрировал, извещая о телефонном звонке. Невольно, нам пришлось отстраниться.

Я достала мобильник, на экране ярко высветилось «Папочка». Прежде чем нажать на нужную кнопку, я посмотрела на Алека, тот выглядел довольнее Чеширского кота.

- Да, пап? – громко произнесла я, отвечая на звонок.

- Солнышко, тебе лучше приехать в больницу.

- Что-то случилось?

- Ничего страшного. Просто Арина пришла в себя, - быстро добавил отец.

Большего мне и не требовалось.

- Поняла, уже еду, - отрезала я и отключилась.

- Всё в порядке? – взволнованно спросил Алек, от былой радости не осталось и следа.

Однако я сейчас была очень счастлива. Да, мне предстоял очередной серьёзный разговор. Но после папы и Алека я уже ничего не боялась.

- Всё отлично, - улыбнулась я. – Настало время встретиться с сестрой.


***


После моего разговора с отцом прошло менее пяти минут, а мы с Алеком уже сидели в уютном такси и мчались в назначенное место. Это было так странно – делить с ним заднее сидение машины, ведь раньше мы перемещались лишь на его сияющем мотоцикле. Когда я спросила у приятеля про железного коня, тот рассказал, что с приходом холодов ему пришлось отправить своего «друга» томиться в гараже, чем сам Алек был крайне раздосадован. Я знала, как сильно парень любит свой байк и могла себе представить, с какой неохотой он с ним расставался. Поэтому понимающе взглянула на приятеля и сжала его руку в знак сочувствия.

Пока за окном мелькали огненные деревья, мы тихо переговаривались о всяких мелочах. Алек переплёл мои пальцы со своими, отчего по всему телу разлилось приятное тепло. Как же мне не хотелось его отпускать.

Время в дороге пролетело быстро. Как только машина свернула на нужную улочку, всё моё спокойствие как ветром сдуло. Судя по взволнованному взгляду Алека, всё это было написано заглавными буквами прямо на моём лице.

- Давай я пойду с тобой, - вежливо предложил он, но я лишь покачала головой.

- Спасибо, но я должна поговорить с Ариной наедине. Не хочу, чтобы ты меня ждал.

- Мне совсем не трудно, - губы Алека расплылись в мягкой улыбке.

Я усмехнулась в ответ.

- Ты не единственный, с кем мои отношения прервались на, кхм, сложной ноте. Нам с ней нужно многое обсудить.

- Ты справишься, - подбодрил он.

Я посмотрела Алеку в глаза. Даже в них была улыбка. Он ободряюще погладил меня по плечу. От одного этого жеста мне захотелось его расцеловать, но я лишь наклонилась и подарила ему всего один короткий поцелуй. Мысленно добавив: «Остальные позже».

- Я тебе вечером позвоню, - улыбнулась я, задней мыслью чувствуя, как переживания от грядущей встречи с сестрой вытесняют радости минувшей встречи с парнем.

- Договорились, - кивнул Алек. – И пожалуйста, не сбеги никуда за это время.

- Обещаю, - рассмеялась я, а затем выпрыгнула из такси, аккуратно прикрыв за собой дверцу.

Не теряя времени, водитель такси дал по газам и скрылся за ближайшим поворотом. Я глубоко вздохнула и пошагала по аллее к главному входу.

За несколько секунд голова наполнилась навязчивыми мыслями: с чего начать разговор? Наверное, надо извиниться. А вдруг Арина не захочет меня видеть? Может она вообще не станет меня слушать? А что, если она не поверит…

Входная дверь передо мной распахнулась так резко, что чуть не попала в лоб. Хорошо, что я вовремя успела отскочить в сторону, иначе пришлось бы занимать койку рядом с сестрой. Из здания выбежала кучка санитаров в голубой униформе, некоторые выкрикивали неловкие извинения на ходу. Лишь усмехнувшись, я покачала головой и шагнула внутрь.

Ноги сами повели меня по знакомому маршруту, и я уже добралась до первого поворота, как меня осенило: сестры нет на прежнем месте! Если я всё правильно поняла - её уже закончили оперировать, а значит наверняка Арину перевели в новую палату, более пригодную для выздоровления. По крайней мере, в операционном крыле её точно быть не должно.

Продолжая стоять как столб, я скосила глаза на стойку информации и заметила за ней уже знакомую мне женщину. Сейчас она беседовала с кем-то по телефону. От долгой работы её рыжие волосы немного растрепались, а под глазами появились тёмные круги. Я представляла, как сильно она устала за сегодняшнюю ночь, и всё же мне была нужна её помощь. Подскочив к справочной и дождавшись, пока медработница положит трубку, я затараторила:

- Здравствуйте, простите, не подскажите, в какой палате находится Арина Арден? Её оперировали сегодня ночью.

Женщина окинула меня равнодушным взглядом, затем, посмотрев в бумаги, выдала:

- Её перевели в палату двести пять, это на втором этаже, лестница слева.

Для верности она ткнула пальцем в нужную сторону.

- Спасибо, - кивнула я и поспешила в указанном направлении.

Палату я нашла быстро. Та находилась совсем рядом с маленьким холлом, расположенным возле лестницы. Здесь было намного тише, чем внизу. Видимо, эта часть здания была отдана уже выздоравливающим пациентам. Добежав до двери с нужным номером, я, не теряя ни секунды, навалилась на неё всем телом и скользнула внутрь.

Сестринская палата выглядела лучше, чем я себе представляла. Розовые стены, бежевая мебель, большое окно, из которого лился дневной свет. Родители расположились на уютном диванчике, рядом с которым пустовало массивное кресло и пуфик на колёсиках. Когда я вошла, мама и папа о чём-то переговаривались с Ариной, когда та… Я перевела взгляд на сестру и потеряла дар речи.

От увиденного у меня даже дыхание замерло. Арина полулежала в широкой кровати, обильно заваленной подушками и одеялами. Её розовые щеки непривычно побледнели, а в глазах появился нездоровый блеск. На скуле разместился большой фиолетовый синяк, губа разбита. Волосы, которые сестрица могла часами укладывать перед зеркалом, были скручены в небрежный пучок. Её руки лежали вдоль тела, из одной торчала игла с трубкой, идущей к соседствующей с кроватью капельнице. Но больше всего внимание к себе привлекала странная железная конструкция, нависающая над сестринской постелью и фиксирующая её сломанную ногу.

Когда я влетела в палату, взгляды всех присутствующих резко переместились ко мне. Арина даже легонько вздрогнула. А затем, даже не взглянув на родителей, сказала:

- Мам, пап, вы не могли бы оставить нас? Нам с Милой нужно поговорить наедине.

Оба родственника непонимающе уставились сначала на неё, потом на меня, словно силясь понять - что же они успели упустить. Но мы с сестрой смотрели лишь друг на друга.

Думаю, решительность, которой сейчас пылали наши взгляды, говорила больше, чем любые слова. Мама это поняла, поэтому встала первой и, быстро кивнув, потянула отца за руку.

- Но зачем? – тихо спросил он.

- Потом, - многозначительно шепнула мать, скрываясь за дверью и увлекая папу за собой. Может она вспомнила холодность, с которой мы общались друг с другом пару недель назад? Значит, что-то да она всё же замечала. Это хорошо. Однако об этом я смогу подумать позже, а пока...

- Как ты себя чувствуешь? – выпалила я, нерешительно подходя к кровати. – Может, тебе нужно что-то принести?

- Спасибо, ничего не надо, - улыбнулась она, кивая на диван.

Но вместо этого я ухватилась за пуфик и, подкатив его к самой койке, плюхнулась возле постели.

- Точно ничего не болит?

- Болит, - хмыкнула Арина – Но я буду в порядке.

Какое-то время мы молча смотрели друг на друга. А потом сестра не выдержала.

- Слушай, я знаю…

- Прости меня, - перебила я. – За всё. По-другому и не скажешь, потому что слишком многое между нами произошло. Поэтому я прошу у тебя прощение за всё! Мне очень жаль. Я не должна была тебя отталкивать. Не должна была грубить и подшучивать. Всё это время я думала лишь о себе, разговаривала и вела себя как эгоистка. Ты этого всего не заслужила, - сестра хотела что-то сказать, но я не позволила. – А еще я врала. Я боялась, что ты узнаешь правду и разочаруешься во мне.

- Врала о чём? – нахмурилась Арина.

- Я не хотела показаться слабой. Не хотела, чтобы ты думала, будто у твоей сестры нет характера.

- Ближе к делу.

Я серьёзно взглянула на неё. Неужели я и вправду собираюсь обо всём рассказать? Внутри нарастала паника, страх, мне вновь захотелось убежать и спрятаться. Но потом я вспомнила, почему вообще начала этот разговор. Если я не признаюсь сейчас, я не смогу сделать этого никогда, и наши отношения так и не наладятся.

Но эта ночь… Она преподала мне довольно серьёзный урок. Именно поэтому я сжала кулаки до боли и заговорила, смотря прямо в глаза своей пострадавшей сестре.

- Ты же знаешь, что после того, как мы с Дмитрием расстались, по школе ходили разные слухи. Одни обвиняли в разрыве меня, другие – его, - собеседница кивнула. – Первых оказалось намного больше. И они не хотели оставлять меня безнаказанной. Считали, что я обязана расплатиться за то, что бросила самого Дмитрия Милкейна. Довольно быстро эти ребята пришли к выводу, что издевательства будут отличным выходом. Но, правда в том, что за всем этим стояли всего три девчонки – Кристина, Карина и Фаина. Именно они раздавали своим сторонникам задания. Сегодня – каша в волосы, завтра поджег учебника и так далее. Я не рассказывала тебе, потому что не хотела, чтобы ты посчитала меня слабачкой. Или, вернее будет сказать, увидела меня таковой. Но когда ты начала с ними общаться, я запереживала. И всё же мне понадобилось несколько недель, чтобы собратья с силами, и рассказать тебе обо всём. Просто знай, эти девочки – ужасны. Я не хочу, чтобы ты из-за них пострадала, так, как твоя старшая сестра в своё время.

Арина молчала. Её взгляд был опущен на руки, и я не могла понять, что за мысли кроются в её крохотной голове. Но мне также не хотелось торопить сестру с ответом, ведь подобное сложно переварить за пять секунд. Да и за десять не просто.

В ожидании, я начала теребить подол больничного одеяла, пока сестрёнка не подняла голову и не выдала:

- Я знала, - моя челюсть отвисла до самого пола. – То есть, я узнала вчера. Мне очень жаль.

Я глубоко вздохнула, чувствуя, как внутри закипает лава и что-то тонкое обрывается. Я подняла на сестру полные слёз глаза и задала лишь один вопрос.

- Как?

Посмотрев на меня, Арина снова вздрогнула. Видимо, убийственность моего взгляда её напугала. Ну и пусть, сейчас мне было не до церемоний.

Я надеялась получить ответ, но вместо этого младшая сестра заговорила о другом.

- Ты знаешь, как я попала в аварию?

- Тебя сбила машина, когда ты перебегала дорогу в неположенном месте. Большего я не знаю.

- И не нужно. Ты права. Я бежала домой, хотела побыстрее оказаться в своей комнате и позвонить тебе.

- Что? – хрипло спросила я. – Почему?

- В тот вечер Кристина позвала меня на ночёвку. Само собой Фаина и Карина были на ней тоже. Мы бездельничали, смеялись, красили ногти, да и просто сплетничали на разные темы. А потом Кристина сказала, что поругалась с Дмитрием.

Я вопросительно взглянула на сестру, та продолжила.

- Ты, наверное, знаешь, что она влюблена в Милкейна.

- Догадывалась.

- Так вот в то утро, когда ты уехала, кто-то из ребят видел тебя с Дмитрием и доложил об этом Кристине, - я автоматически закрыла лицо руками, а сестра спросила: – Это правда? Ты была с ним в то утро?

- Да, - призналась я, поднимая глаза на Арину – мы виделись.

Мне не хотелось оставлять между нами какие-либо недомолвки, но перед тем как вываливать на неё все подробности той ночи, мне было необходимо услышать всю историю до конца.

Сестра глубоко вздохнула, а потом встряхнула головой.

- Не важно. Главное, что Кристина приревновала, она хотела в тот же день выяснить всё у Дмитрия лично, но тот не появился в школе. Даже больше, его не было целую неделю. Трубку он не брал, гулять тоже не ходил, девчонки были в ярости. Они и меня спрашивали, но я честно отвечала, что ничего об этом не знаю.

- И что потом?

- Потом Дмитрий вернулся в школу. Он не подтвердил вашу встречу, но и отрицать не стал. Просто заявил, что его личная жизнь никого из нас не касается. А потом попросил держаться знаменитую троицу подальше. Обо всём этом я узнала вчера, - девушка невесело усмехнулась. – Знаешь, Кристина была такой расстроенной. Она во всём обвиняла тебя, сказала, что им нужно вновь тебя проучить. Поначалу я не поняла, о чём она говорит. Но потом девочки рассказали о том, как они издевались над тобой в прошлом году.

- Прости, Арина, я должна была тебе сразу всё рассказать.

Сестра лишь покачала головой, а затем я увидела, что её глаза полны слёз.

- Эй, ты чего? – я накрыла её ладонь своей.

- Это было несправедливо, - всхлипнула она. – А хуже всего то, что они попросили меня помочь им. Они ведь знают, что мы с тобой не в лучших отношениях.

- Еще мягко сказано, - попыталась пошутить я, но сестра лишь повторно всхлипнула.

- Я им ничего не рассказывала, лишь жаловалась пару раз. Ну на то, что ты постоянно гуляешь с Линой, а со мной вообще не разговариваешь. Но это же не значит, что я готова помогать им в этих мерзких заговорах.

- Ты отказалась? – с моих уст сорвалось скорее утверждение, чем вопрос.

- Да, но они пообещали рассказать всем… - она не договорила, спрятав лицо в ладонях и громко зарыдав.

Видимо, родители, дежурившие всё это время у двери, услышали девичьи слёзы, так как в следующий миг дверь приоткрылась и оттуда показалась половинка лица матери. Она подняла брови в немом вопросе, на что я активно замахала рукой, показывая, что всё под контролем. В ответ мама лишь коротко кивнула и вновь спряталась в коридоре.

- Что рассказать? – взволнованно спросила я, поворачиваясь обратно к койке.

Сестра продолжала лить солёные ручьи.

- Арина?

- Я не могу, не могу! – её голос перешел на стон.

- Ты можешь обо всём мне рассказать, - я принялась гладить её по спине. – Я тебя не осужу и никогда, слышишь, никогда тебя не брошу. Обещаю!

- Ты меня возненавидишь.

Я вздрогнула, боясь даже предполагать что-либо.

- Нет, солнце, я люблю тебя и буду любить несмотря ни на что.

Для пущей убедительности я наклонилась к сестре и крепко обняла её за плечи, а потом почувствовала, что по моим щекам тоже текут слёзы.

- Хватит плакать, - пропела я, успокаивая Арину.

- Ты это мне или себе? – хлюпнув носом, усмехнулась она.

- Обеим, - в ответ улыбнулась я и отстранилась.

Сестра нерешительно взглянула на меня.

- Ты обещаешь, что не будешь меня ненавидеть?

Я глубоко вдохнула и выдохнула.

- Даю слово.

Арина принялась вытирать щёки рукой, свободной от трубок капельницы.

- Сегодня ты сказала, что я не заслужила всего того, что случилось между нами в последние месяцы. Но это не так. Я заслужила этого сполна.

- О чём ты говоришь?

- Я влюблена в Дмитрия, - выпалила сестра на одном дыхании.

Замерев, я посмотрела на неё во все глаза.

- Это правда, - продолжила Арина. – И я давно в него влюбилась.

- Как…как это произошло?

- Само-собой. Всё случилось еще когда вы были вместе. Он же часто заходил в гости, чтобы повидать тебя. Но каждый раз, когда мы с ним пересекались, он был очень добр ко мне. Всегда интересовался делами в школе. Понимаю, что всё это было обычной вежливостью, но я всё равно не могла ничего с собой поделать. Для Дмитрия я была всего лишь сестрёнкой его девушки, я бы даже сказала, что он сам относился ко мне как к младшей сестре, но правда в том, что с тех пор у меня появились к нему сильные чувства. Больше, чем к брату или другу.

- Ого, - только и выдохнула я, судорожно пытаясь переварить услышанное. Видимо, имя Дмитрия Милкейна будет преследовать меня весь сегодняшний день, словно призрак.

- Казалось бы, когда вы расстались, я должна была обрадоваться. Хотя правильнее было бы поддержать тебя. Но на деле я лишь разозлилась. В общем, повела себя не лучше, чем все эти его фанаты. Наверное, я и сама такая же глупая фанатка.

- Это не так, - попыталась утешить сестру я, хотя в то время сама ощущала себя подобным образом.

- Ты думаешь, что это ты оттолкнула меня тогда. Но правда в том, что мы обе оттолкнули друг друга. Я просто не могла понять, как ты могла его бросить, ведь в моих глазах Дмитрий был идеальным. Лишь спустя месяцы я осознала, что на всё в этой жизни есть причины. И раз ты решила прервать ваши отношения – это не просто так. Когда я это поняла, то захотела помириться с тобой, рассказать о своих чувствах, но в тот вечер ты вернулась из «Вольного ветра» и я вновь разозлилась.

Мысленно, я начала копаться в аллее своей памяти, пока не отыскала нужный день. Арина сидела за обеденным столом и делала уроки. Помню, как меня удивило то, что она выбрала кухню, вместо собственной комнаты, оказывается, она ждала меня. Сестра хотела помириться, но вместо этого мы в очередной раз повздорили.

- Насчёт того раза… - тихо заговорила я – я и вправду не знала, что это так для тебя важно. Я же совсем не разбираюсь в лошадях, конюшнях и тем более конных клубах. Да и про то место я никогда раньше не слышала, до того дня. Мой друг решил сделать сюрприз. У него конь на содержании в «Вольном ветре», вот он и привёз меня туда. Прости, теперь я понимаю, как много это для тебя значит.

- Друг, в смысле парень? – лукаво спросила сестра.

Она всё еще хлюпала носом, но глаза высохли. Я улыбнулась.

- Да, парень. А насчёт Дмитрия, - Арина вновь напряглась – если ты, конечно, хочешь знать моё мнение…

- Конечно хочу!

- Я не против того, что он тебе нравится. И я понимаю, почему ты в него влюбилась. Ведь Дмитрий замечательный парень.

- Но почему тогда вы расстались?

- Не все люди подходят друг другу, - пожала плечами я. – И если у меня с ним ничего не вышло – это не делает его плохим. Просто мы разные, и всё.

- Вот оно как, - протянула сестра.

- И если вдруг вы решите быть вместе, я совершенно буду не против, - засмеялась я.

- Так, стоп! – захихикала в ответ Арина, но потом посерьезнела. – Я не хочу, чтобы он знал. В том то и дело, я не хочу, чтобы знал кто-либо. Но Кристина обещала всем растрепать, если я не соглашусь помогать им с проделками. Если честно, я даже не знаю, как она обо всём догадалась, ведь я ей ничего не говорила.

- Если ты хочешь оставить это в тайне – так тому и быть. С Кристиной я разберусь.

- Но как? – сокрушенно вздохнула младшая сестра. – У неё же полшколы, если не пол-Соляриса под каблуком.

- А это уже моё дело, - по-кошачьи улыбнулась я, прям как Алек. – Главное знай – я никому не дам тебя обидеть.

На этих словах я наклонилась и крепко обняла сестру. Та ответила на объятие, а потом легонько охнула. Я вмиг отстранилась.

- Что? Болит?

- У меня же рёбра сломаны, - прошипела она.

- Прости, - сквозь зубы процедила я.

- Ничего. Знаешь, я так рада, что мы наконец всё с тобой обсудили.

- Я тоже очень этому рада.

Теперь, глядя на сестру и её улыбку, я чувствовала, как внутри меня заполняет теплота. Мы еще всё наверстаем. Сходим в кино и погулять. Я приведу её в «La Palette» и на крышу Солярис-центра, ведь мы – сёстры должны всем друг с другом делиться. Отныне в моей жизни не будет секретов.

- Так ты расскажешь мне про своего красавчика парня или нет? – якобы возмущено пропела Арина.

Я громко засмеялась. Как же мне не хватало этой лёгкости в нашем общении!

- Хорошо. Начну с того, что его зовут Алек и…

Не успела я договорить, как в палату постучали, а через несколько секунд внутрь вошла медсестра.

- Простите, если помешала, - тактично начала она – скоро начнётся плановый осмотр, я пришла проверить приборы и узнать, всё ли в порядке.

- Конечно-конечно, - закивала я, вскакивая со стула и отодвигая его на прежнее место.

- Потом, - шепнула мне Арина, и мы заулыбались друг другу во все тридцать два зуба.

Мой взгляд вновь упал на медсестру. Та была одета в зелёную форму: футболку и брюки. Её рыжие волосы были собраны в аккуратный высокий хвост, прямая челка прикрывала брови. Она доброжелательно улыбнулась и, пройдя мимо меня, двинулась к сестре.

- Как себя чувствуешь? – её голос был по-детски звонким.

- Для той, кто влетел в лобовое стекло – вполне неплохо.

- Шутишь. Это хорошо, - девушка потянулась к капельнице и стала крутить какое-то колёсико. – Я серьёзно, ты отлично справляешься. Знаешь, пациенты, которым делают столь серьёзное переливание обычно дольше приходят в себя, к тому же ты совсем юная.

Я молча наблюдала за медсестрой, стоя в углу и слушая каждое её слово. Здорово, что Арина быстро поправляется, всё-таки…Стоп! Что значит серьёзное переливание?

Встряхнув головой, я более пристально взглянула на девушку. Та продолжала вести себя непринуждённо. Я уже открыла рот и собралась задать вопрос, который так и вертелся на моём языке, но сестрица меня опередила.

- Да ладно вам, - усмехнулась она – не такое уж серьёзное было это переливание.

Медсестра улыбнулась.

- Не скажи, тебе передали почти полтора литра.

- Простите, сколько? – не выдержала я.

- Почти… - начала девушка, оборачиваясь ко мне, но не договорила. Видимо мой красноречивый взгляд сказал ей о многом. – Вы не знали?

У меня в горле пересохло.

- Сколько пакетов крови ей перелили? – я ткнула пальцем в Арину.

- Три, - всё также нерешительно ответила медсестра.

Казалось, от моего глубокого вздоха, даже стены зашатались.

- У меня взяли лишь один пакет, - отчеканила я. – Кто был донором остальной крови? Это не мои родители, их группы не подходят. Так кто это был?

- Я не знаю, - поспешила оправдаться собеседница. Кажется, она догадалась, что наговорила лишнего. – За это отвечают доктора. Я даже лица его не видела, не говоря уже об имени.

- Так это он? Как он выглядел? – продолжала напирать я.

- Я не могу об этом говорить, подобные вещи держат в секрете.

- То есть пару часов назад моей сестре перелили кровь неизвестного человека, причём без ведома её родных, а вы не можете даже сказать как он выглядел?

- Мила… - тихо произнесла Арина.

В свою очередь я даже не взглянула на неё.

- Простите, но я не могу.

Но во мне уже закипал целый калейдоскоп чувств: досада, обида, боль, страх, злость, возмущение. Продолжать можно бесконечно.

- Вы знаете, что за этой дверью сидит Виктор Арден? Как думаете, что будет, если я расскажу ему, что вы тайно переливаете кровь от анонимных доноров. Да еще кому – его родной дочери!

- Пожалуйста, не надо, - сейчас девушка выглядела как испуганный котёнок.

- Мила, это не обязательно, - вновь встряла сестра.

- Ты не понимаешь, - шикнула я. – Знаешь какогó это, лететь через пол страны? Понимать, что от тебя зависит здоровье твоей любимой сестры? Да я была готова жизнь за тебя отдать! – на этих словах лицо Арины озарилось изумлением. Я повернулась к медсестре - Это я вам говорю: «пожалуйста»! Я не прошу вас дать мне имя, просто хочу знать, как выглядел этот человек.

Девушка молчала. Её глаза полнились растерянностью, но, кажется, моя откровенность чем-то её тронула, потому, как в следующую секунду я вновь услышала её звонкий голосок.

- Это был парень. Очень высокий, с широкими плечами, когда она уходил, то надел длинное черное пальто. О, и еще, у него была необычная причёска – короткий хвостик, и  волосы, они были цвета воронового крыла. Это всё, что я  помню.

- Этого достаточно, - выдохнула я.

- Что, правда? – удивилась Арина.

- Да, я знаю, кто помог тебе.