Я глубоко вздохнула и уткнулась лицом в ладони, раздумывая над вопросом Арины.

После моего разговора с медсестрой минуло больше трёх часов, всё это время я пыталась переварить услышанное, устроившись в тихом углу больничного холла. И слава Великим силам, никому не было до меня дела, ведь суета вокруг младшей сестрёнки перетягивала всё внимание на себя.

Я так и не успела рассказать ей о том, что вторым донором оказался Алек. Ведь стоило мне раскрыть рот, как в палату вошел доктор. Пришлось удалиться из комнаты, чтобы не мешать людям делать их работу.

Когда осмотр был окончен, я вскочила на ноги, дабы вновь вернуться к сестре, но в дверях появился следователь по делу об аварии. Ему было необходимо допросить Арину обо всём случившемся, причем немедленно. Пришлось уступить.

Он и родители беседовали с сестрой больше часа, я не лезла, понимая, что явно буду лишней. К тому же я знала, что моё присутствие бы только отвлекло Арину.

Когда её палата, наконец, опустела, я почти бегом устремилась внутрь, однако отец остановил меня у самой двери. «Дай ей передохнуть, Мила, хотя бы полчаса. В противном случае, у твоей бедной сестрёнки взорвётся голова» - сказал он.

Скрипя зубами, я в третий раз плюхнулась в железное кресло и продолжила прокручивать в голове всевозможные мысли и планы.

Лишь когда стрелка часов указала на начало четвёртого, я аккуратно постучала в белую дверь и вошла в палату. Арина уплетала недавно принесённый обед. Когда наши глаза встретились, сестрёнка лишь улыбнулась и отодвинула поднос в сторону. На этот раз я не стала садиться прямо возле постели, вместо этого устроилась на диванчике и, подтянув колени к груди, стала рассказывать обо всём, включая медицинскую помощь моего милого друга. Арина спокойно выслушала мой рассказ, временами спрашивая и уточняя кое-какие детали. К тому моменту, как я закончила, из её уст послышался очередной вопрос, однако, он имел совсем другой характер.

- И что ты будешь делать? – спросила она.

Прямо сейчас я отчаянно растирала виски пальцами, стараясь дать верный ответ. Но правда в том, что за эти три часа я так его и не нашла.

- Не знаю, - честно призналась я, вновь поднимая глаза на сестру. – С одной стороны, я хочу знать, почему он это сделал и почему не сказал мне сразу.

- Ты думаешь, он попросил доктора промолчать? – предположила Арина.

- Возможно.

- А с другой?

- С другой, мы только что помирились. Я не хочу снова влезать в разборки и заново выяснять отношения. Мне этого хватило сполна.

- Я понимаю, - покачала головой Арина, совсем как взрослая. – Впрочем, он не сделал ничего плохого. Даже наоборот: он помог.

- Именно, - кивнула я – да и к тому же, если он хотел оставить это в тайне, а так, по всей видимости, и есть, возможно, мне стоит ему подыграть.

- Мне кажется, - почти шепотом заговорила сестрёнка – он это сделал, чтобы загладить свою вину.

- Думаешь?

- Ну других вариантов я пока не вижу. В любом случае, если ты будешь говорить с ним об этом – передай от меня «спасибо».

- Хорошо, - улыбнулась я, и губы Арины расплылись в ответной лучезарной улыбке.

Мне всё еще было больно смотреть на неё такую: с ссадинами и синяками на лице. Про жуткую штуковину, фиксирующую сестринскую ногу и упоминать не стоило.

Однако мне всё же захотелось расспросить её об этом поподробнее, но стоило произнести первый звук, как я потянулась и непроизвольно зевнула. Арина лишь усмехнулась.

- Ты когда в последний раз спала? – хихикая, спросила она.

Я прищурилась, вглядываясь в красивые сестринские глаза. Никакая авария не лишит их небесной чистоты и сияния. И никакой смех не спрячет от меня её волнение. Кажется, Арина переживала за меня также сильно, как и я за неё.

- Когда приехала в больницу, перед тем, как сдать кровь, - без обиняков ответила я.

- Ты спала прямо в больнице? – ахнула сестра, я лишь кивнула. - И долго?

- Нет, около двух часов.

- Это не похоже на полноценный сон.

В ответ я могла лишь пожать плечами. Мне не хотелось говорить Арине то, что в нормальной постели я была часов тридцать назад. Если честно, мысль о мягкой кровати соблазняла меня каждую секунду. Но я не могла прямо сейчас поехать домой.

Словно прочитав мои мысли, сестра сказала:

- Поезжай домой, выспись, поешь, я проживу полдня без постоянного присмотра.

- Не могу. Хотя знаешь, тут я тоже не могу остаться, - мой взгляд устремился на часы, те показывали половину четвёртого – есть еще пара незаконченных дел.

- И они не могут подождать завтрашнего дня? – я отрицательно покачала головой. – Может, хотя бы вечера?

- Не могут.

- В таком случае, тебе лучше поспешить.

- Знаю.

Нехотя, но я всё же встала с диванчика, затем подошла к сестре и крепко обняла её, не забыв при этом поцеловать в макушку.

- Я зайду к тебе завтра, перед школой, хорошо?

- Постараюсь проснуться в это время, - хихикнула Арина.

- Может, тебе что-нибудь принести? – предложила я.

- Я вышлю список, - лишь отмахнулась сестра, чем заставила меня засмеяться. – Иди уже!

Я послушно покинула палату, в тайне восхищаясь её самообладанием. Либо Арина умеет скрывать свои истинные чувства также хорошо, как и я. Либо же она и вправду была настолько сильна, чтобы пережить всё, что с ней случилось. Однако я оставила её одну не только потому, что у меня были какие-то дела, а еще для того, чтобы Арина наконец смогла побыть одна. Обдумать всё хорошенько и отдохнуть от бесконечной череды посетителей. Для восстановления ей положен покой, а не караван людей, бесконечно задающих вопросы.

Перед тем, как покинуть больницу, я разыскала родителей и предупредила их об уходе. Те в свою очередь сказали, что тоже планируют вернуться домой и пробыть там до вечера. Я лишь кивнула, соглашаясь с их планом, а затем поспешила наружу, к свежему воздуху. Я не собиралась ехать домой, у меня было очень важное дело.

Мысленно, я уже начала составлять план действий. Потребовалось меньше десяти минут на то, чтобы вызвать такси и плюхнуться на заднее сиденье.

- Куда едем, мисс? – небрежно поинтересовался водитель.

- В Среднюю Школу Соляриса, - отчеканила я.

В следующее мгновение машина дала по газам.

 

За долгие годы учёбы в СШС я успела наизусть выучить расписание звонков. Так что в здание я вошла ровно в тот момент, когда окончился последний урок. Я не боялась, что меня остановят учителя, дабы спросить, где я пропадала всё это время. Ведь прогулы среди учеников были обычным делом, взять хотя бы Дмитрия. Кроме того, я отлично помнила сочинённую собой же легенду: серьёзная болезнь.

Минуя главный холл, я поднялась по лестнице на третий этаж и вошла в столовую, желая добраться до автоматов с кофе. Как и предполагалось, прошло меньше минуты, прежде чем Маникюрная банда мигом встала у меня на пути. Кристина, Фаина и Карина были одеты как одна: высокие каблуки, короткие форменные юбки, аккуратно уложенные светлые волосы. Да, возможно Арина и была похожа на девочек своими вкусами в нарядах, но на этом их сходство заканчивалось.

- О, кого я вижу, Мила Арден! А мы уже соскучились, - пропела Кристина, скрестив руки на груди.

Фаина и Карина криво улыбнулись, готовые поддержать своего лидера в любую секунду. Наверное, все трое предполагали, что в ответ на их выпад я затрясусь как осиновый лист на ветру, или как минимум испуганно отшатнусь. Но я уже не была той Милой. Той, что боялась их с прошлого года. Я стала увереннее и была готова дать отпор.

Презрительно склонив голову в сторону, я ответила:

- Тебя-то я и ищу, - казалось, мой голос был стрелой, летевшей в самое сердце.

Кристина скептически скривилась.

- Неужели?

- Да, думаю, ты согласишься, что пришло время поговорить.

Собеседница посмотрела сначала на одну свою помощницу, затем на вторую. Те недоуменно взирали то на меня, то на Кристину, то друг на друга. Не найдя у подруг помощи, главная блондинка вновь повернулась ко мне.

- Ну раз ты этого хочешь, - протянула она, пытаясь выглядеть максимально равнодушной.

Изо всех сил сдерживаясь, чтобы не закатить глаза, я повернулась и пошла к самому дальнему столику у стены, там почти не было людей, и поэтому мы могли спокойно обсудить всё без свидетелей и лишних ушей. Однако не успела я сделать и двух шагов, как почувствовала, что за мной двинулся не один человек, а трое. Пришлось резко остановиться и обернуться через плечо.

- Оставь свою свиту здесь, - скомандовала я.

У Карины аж челюсть отвисла.

- Они не моя свита, а мои подруги, - возмущенно выпалила Кристина.

- Но мы обе знаем, что это неправда, - мои губы скривила ехидная усмешка.

Я просто не могла быть с ними вежливой, не после всего, что они сделали со мной. Не после всего, что они сделали и обещали сделать с Ариной.

- Можешь говорить при них, мне нечего скрывать.

- Мне нечего скрывать от Дмитрия, его что, тоже привести?

После моих слов глаза Маникюрной банды округлились. Все трое пялились на меня так, словно я подбросила в воздух гранату. Прекрасно, именно на эту реакцию я и рассчитывала, нельзя позволить Кристине думать, что она здесь главная. И кажется, мне это удалось.

- Подождите меня за столиком, - полушепотом сказала она, обернувшись к Фаине и Карине.

Несколько мгновений те молча смотрели на подругу, возможно, даже устроили мысленную перепалку, но потом обе синхронно кивнули и, развернувшись на носках, поспешили прочь.

Преодолев несколько столиков, мы уселись друг напротив друга.

- Так о чем ты хотела поговорить? – рассматривая розовые ногти, спросила Кристина.

- Будто ты не знаешь, - усмехнулась я.

Блондинка стрельнула в меня глазами.

- Не знаю.

- Хорошо, давай по-твоему, - мой голос казался мягким маслом, хотя в душе мне хотелось броситься на девушку и вырывать ей все волосы. – Я пришла поговорить об Арине.

Девушка опустила голову, пытаясь спрятать ухмылку, что, стоит заметить, ей не удалось. А затем Кристина посмотрела мне прямо в глаза.

- А, малышка Арден. Она уже рассказала тебе свой секрет? Хотя нет, не отвечай, по глазам вижу что рассказала.

- Видимо он у вас общий, - сделала свой ход я.

- Не буду скрывать, Дмитрий весьма привлекателен. Тебе ли не знать.

- О, я-то это лучше всех знаю, - мои губы расплылись в самодовольной улыбке, лицо же собеседницы помрачнело.

- Говорят, вы снова вместе? – тихо спросила она.

Наверняка, блондинка ничего не знала и тем самым хотела раздобыть хоть кусочек информации. Что ж, я ей его дам.

- Нет, мы не вместе. Но это не значит, что он будет встречаться с тобой.

- А с кем? С Ариной? Думаю, он посмеётся, когда узнает её маленький секрет.

- Что касается этого, - я сложила руки на столе – ты и твои прихвостни никому об этом не расскажете. И вообще, не тронете мою сестру.

- Уверена? – слегка повысив голос, спросила Кристина.

- Давай оставим это между нами, мы же взрослые люди. К тому же, использовать наивных детей как-то отчаянно, ты не находишь?

От моих слов у девушки даже челюсть напряглась.

- Почему я должна выполнять твои условия? – прошипела она.

- Ну ты же не дура, - отчеканила я. – Давай начистоту, у меня и моей семьи гораздо больше влияния, чем у твоей. Поверь, если Арина хоть как-то от тебя пострадает, я найду пятьдесят пять способов превратить твою жизнь в ад, и воплощу самый изощрённый.

Девушка молчала. Её взгляд блуждал по мне, словно корабль по морю. Она внимательно рассматривала мои волосы, одежду, позу, в которой я сидела, пока не заговорила.

- Вот смотрю на тебя и пытаюсь понять, что же в тебе изменилось. Раньше ты не козыряла отцовской фамилией и его властью в обществе.

- Нужно же когда-то начинать. Так что?

- Договорились, - выпрямившись, ответила Кристина. – Ни я, ни кто другой и пальцем не тронет Арину Арден.

- Так-то лучше.

- Это всё?

- Думаю, да.

- Тогда позволь избавить себя от твоего общества, - высокомерно отрезала девушка, поднимаясь со стула.

- Позволяю, - фыркнула я.

Кристина лишь обожгла меня всененавистным взглядом и, цокая каблуками, поспешила прочь. Туда, где её уже ждали лучшие подружки. Казалось, их просто распирает от любопытства.

Я тоже не стала задерживаться. Мигом выскочив из-за стола, я направилась к кофейным автоматам. Если не считать сон, сейчас мне больше всего хотелось увидеть Лину и всё ей рассказать. Наверняка на это уйдёт целый день.

Пока кофе наливался, я вспомнила все события, что случились с нашего последнего разговора. Авария Арины, встреча и разговор с папой, потом Алек, его история про отца и Аполо Дандреро, затем рассказ о сделке с Дмитрием, тайное переливание крови, признание сестры и, наконец, этот разговор с Кристиной. Поразительно, как моя голова еще не взорвалась. Морально я была истощена еще больше, чем физически. И всё равно чувствовала необычайный прилив сил, ведь все эти события были, даже не знаю, хорошими. Один за другим налаживали мою жизнь и делали меня чуточку счастливее. И мне очень хотелось поделиться этим счастьем с лучшим другом.

Налив две щедрые порции кофе, я поспешила на второй этаж. Туда, где находилось творческое крыло. Из рассказов подруги я узнала, что всё свободное время она проводила в танцзале, готовясь к близлежащему кастингу. Именно туда я и отправилась.

Танцевальный класс находился недалеко от музыкального, того, где я обычно прятала гитару. Минуя вторую лестницу и три художественных кабинета, я наконец добралась до нужного помещения.

Через продолговатое стекло было отлично видно всё, что происходило внутри. Обычно его прикрывали жалюзи, дабы любопытные зрители не смогли узреть новую хореографию школьного коллектива, или же конкуренты не подглядывали за репетициями друг друга. Но сейчас маскирующую конструкцию приподняли, и я могла хорошо рассмотреть всех присутствующих.

Две танцевальные пары кружили перед высоким зеркалом, еще несколько ребят и девчонок разминались у скамеек в конце зала, среди них мне удалось различить и свою лучшую подругу.

Лина сосредоточенно отрабатывала какое-то па, внимательно глядя на своё отражение. На ней был удивительный наряд: сверху на балетный купальник подруга надела мешковатую тунику, вместо обычных шортиков – странные дутые штаны. Довершалось все это шерстяными полосатыми гетрами, натянутыми до самых колен, и балетками. Свои шикарные длинные волосы приятельница скрутила в аккуратный пучок на затылке.

Самым интересным оказалось то, что большинство ребят в помещении были одеты не менее безумным образом. Такие же забавные шаровары, яркие носки и гетры. Видимо, у танцовщиков была своя, ни с чем несравнимая, мода.

Перестав разглядывать подростков, я потянула ручку на себя и вошла внутрь. Дверь за моей спиной громко захлопнулась. На меня сразу обернулись все присутствующие, отчего даже стало немного не по себе.

Среди любопытных глаз оказалась и Лина, завидев меня, подруга широко улыбнулась и поспешила навстречу. В следующее мгновение на нас уже никто не смотрел.

- Ты здесь? – скорее удивлённо, чем радостно воскликнула Лина, кидаясь мне на шею.

- Здесь, - стараясь не опрокинуть ценный напиток, я ответила на объятие. – И принесла кофе.

- Мила, ты – чудо, - просияла приятельница, а затем обернулась к компании и крикнула – Ребят, я сейчас вернусь, придержите очередь.

- Давай только быстро, – послышалось с другой части зала.

- Ладно, - громко ответила подруга, а затем вновь обернулась ко мне. - Давай присядем.

Кивком головы она указала на близстоящую скамью.

- А мы тут точно не помешаем? – настороженно спросила я.

- Нисколько. К тому же, я очень хочу взглянуть на их номера. Например, видишь ту высокую девчонку?

- С рыжими волосами? – предположила я, глядя на девушку с высоко поднятой ногой.

- Да, - отхлебнула кофе Лина. – Это Люсинда Райсек.

- Что за диковинный зверёк?

- Ты её не знаешь. Она перевелась неделю назад, в связи с переездом семьи.

- Интересная у неё фамилия, для танцовщицы, - улыбнулась я.

- Смеёшься, а вот она и вправду из той самой знаменитой балетной семьи. Только не прямая родственница, а дальняя. И к тому же, моя главная конкурентка.

Я еще раз пристально взглянула на девушку.

- Ты лучше неё.

- Не правда, - отмахнулась Лина.

- Ну почему ты всегда так? – искренне возмутилась я. – Кто бы тебя ни хвалил, ты всегда собой недовольна. Но правда в том, что ты очень хороша. И уж точно лучше какой-то дылды, нелепо размахивающей ногами.

Поначалу подруга хмурилась, но к концу моей речи улыбнулась.

- Но ты только взгляни на её балетную школу! Какая растяжка, какая выворотность.

- Растяжка у тебя не хуже. А если хочешь получить объективное мнение, то знай, что в танцах других и вполовину нет столько души, сколько в твоих. Лина, когда ты выходишь на сцену – глаз оторвать невозможно. Да и дышать бывает трудновато. А еще, на сцене ты становишься очень похожа на маму.

В данную секунду подруга смотрела на меня с полными слёз глазами. Я знала, как многое для неё значила мать, как сильно подруга хотела, чтобы та ей гордилась.

- Спасибо, - дрожащими губами прошептала она.

- Я уверена, что во время выступления она будет с тобой. Вот здесь, - я показала подруге на сердце. – Думаю, она бы очень тобой гордилась.

- Спасибо, - повторила Лина, по её щекам уже текли слёзы. – Я делаю это ради неё, понимаешь. Не только ради стипендии и поступления, а еще и ради неё. Думаю, если бы я заняла призовое место, она была бы рада.

- Она бы точно была рада, как и я, и твой отец, и все твои друзья. И ты займёшь это дурацкое первое место! – усмехнулась я, чтобы хоть как-то приободрить подругу.

- Постараюсь, - в ответ рассмеялась она. – И да, Мила, я очень благодарна тебе за эти слова. Знаешь, в последние дни тренировки давались мне всё сложнее, но теперь, благодаря тебе, я вновь чувствую в себе силы. Ты самый лучший друг на свете!

После этих слов, она вновь бросилась мне на шею. Я прижалась подругу к себе как можно крепче. Для меня она тоже была самым лучшим другом на свете.

- Солмей, твоя очередь, - крикнул кто-то из зала.

- Иду, - отстраняясь, ответила подруга.

Она уже встала и собралась попрощаться, как неожиданно выпалила:

- Великие силы, я совсем забыла спросить как твои дела!

- Ничего страшного, это подождёт, - улыбнулась я.

- Но хотя бы скажи, как там Арина?

- С ней всё будет хорошо, - заверила я. – А теперь иди и порви всех, я позже тебе напишу.

- Договорились, - хихикнула подруга и побежала к магнитофону.

Я же, медленно поднявшись со скамьи, пошагала обратно в сердце школы.

Поверить не могу, я так сильно сосредоточилась на себе, что забыла о том, что у подруги есть свои проблемы и своя жизнь. Я пришла к Лине, чтобы в очередной раз излить душу. Хорошо, что разговор пошел именно так, а не как мой эгоистичный мозг спланировал изначально. Нельзя постоянно плакаться, нужно давать что-то взамен. Уверена, у нас еще будет сто подходящих способов обсудить мои проблемы и безумные приключения, но не сейчас, сейчас было время Лины.

***

 

 

Я бежала со всех ног, пытаясь не расплескать кофе из бумажных стаканчиков. Из-за того, что лучшая подруга прикрывала меня перед друзьями почти две недели, я обещала взять на себя роль доставщика на весь ближайший месяц, чем Лина с охотой решила воспользоваться. Но сегодня был особый день – день прослушивания в Равенскую Академию Искусств. И я уже опаздывала.

Мне так и не удалось поговорить с приятельницей обо всём, что произошло. Лина так много репетировала, что почти переехала в танцзал, времени на личные встречи и разговоры совсем не осталось. Я не могла её винить или обижаться, это было бы глупо. Она почти два месяца терпела мои выходки – от депрессии до отъезда. Подруга всегда поддерживала, выслушивала, помогала, чем сможет. Меньшее, что я могла – дать ей время на себя и оказать ответную помощь. Чем сейчас и занималась.

Во время своего пребывания в Греции, я совсем забыла о том, что Лина просила меня стать её главной помощницей на конкурсе. Эта информация совсем выветрилась из головы и так бы и осталась забытой, если бы не моё внезапное возвращение.

Добравшись до нужного места и перебежав через дорогу, я понеслась по главной лестнице Большого Театра Соляриса. Именно здесь представители РАИ решили провести конкурс.

Мне всегда нравилось это место. Старинная обстановка переносила зрителей в волшебный мир, однако современное оборудование, вроде турникетов и лифтов, позволяли перемещаться по зданию и смотреть представления с большим комфортом. Я проскользнула в широко раскрытые дубовые двери, мои ноги мигом оказались на красной ковровой дорожке.

Внутри уже собралось достаточное количество людей. Первыми в глаза бросались артисты. Танцовщиков и театралов отличал яркий макияж, музыканты несли внушительные чехлы с инструментами. Кто-то фотографировался с родными, кто-то разогревался и болтал с друзьями. Рядом слышалась громкая музыка, зрители постоянно входили и выходили из зала. Конкурс уже давно начался.

Наверняка, мои родители давно сидят в зале. Мама, с большим трудом, но всё же уговорила отца оторваться от Арининой постели и сходить развеяться. Тот поначалу много ворчал, но потом всё же согласился.

А вот Глеб и Алек должны были подъехать в ближайшее время. Им не хотелось сидеть в душном зрительном зале несколько часов, а вот поддержать Лину парни с охотой согласились. Поначалу они даже предлагали составить компанию нам с Ингой, но мы отмахнулись, сославшись на помощь за кулисами. Кстати о кулисах…

Я замотала головой, ища нужную табличку, пока мой взгляд не упёрся в белый листик со стрелочкой и надписью «Гримёрки». Не теряя больше ни минуты, я побежала в указанном направлении.

Длинный коридор сменился более узким, до отказа забитым артистами. Великие силы, да здесь были не десятки, а сотни людей! По правую сторону от меня находилось множество дверей, каждая имела свой уникальный номер. Если память мне не изменяла, подруга ждала меня в гримёрке под номером четыре. Найдя нужную дверь, я потянула за ручку и влетела внутрь.

Первым делом меня ослепил яркий свет, исходящий от лампочек. В нос ударил резкий аромат лака для волос. Я часто заморгала, пытаясь адаптироваться к здешнему безумию. С двух сторон от меня простирались несколько внушительных туалетных столиков, за которыми уже сидели парни и девушки. Не успела я вытянуть шею, чтобы отыскать Лину, как кто-то окликнул меня по имени. Я резко обернулась на звук и увидела красную копну волос. Инга. Приятельница яростно махала руками, пытаясь привлечь моё внимание. Не прошло и пяти секунд, как я уже стояла рядом.

- Как заказывали: Латте на всех.

- Спасибо, - заверещали девчонки, расхватывая долгожданные стаканчики.

- Лина, а ты уверена, что тебе нужен кофе перед выступлением? – спросила Кира. – Кажется, тебя и так трясёт.

- Он меня успокаивает, - захихикала подруга, за что получила укоризненный шик от Сони.

Прямо сейчас наша миловидная приятельница наносила Лине сценический макияж, вокруг лежал целый вагон косметики. Эх, жаль, Арины здесь нет, эй бы всё это понравилось. Неожиданное воспоминание о младшей сестрёнке заставило меня улыбнуться.

- Так какой ты выступаешь? - отхлёбывая напиток, спросила Инга.

- Девяносто седьмой.

В ответ я могла лишь уронить свою челюсть. Инга округлила глаза, а Кира многозначительно присвистнула. За Соней реакции не последовало, та была слишком сосредоточена на своей работе.

- А сколько всего участников? - напряженно спросила я.

- Сто два, я почти последняя.

- Немало.

- На самом деле, я боялась, что их будет больше. Понимаешь, это же РАИ.

- Просто все остальные струсили, - послышалось из-за соседнего туалетного столика.

Мы дружно обернулись. Это была высокая девушка, с густой копной рыжих волос. Люсинда, я вмиг её узнала. И как их угораздило сесть рядом? Она подводила глаза зелёным гримом, хорошо сочетающимся с волосами. Вокруг её столика не было не души.

- Я в этом не уверена, - пропищала Лина, тем самым отрывая меня от разглядывания юной мисс Райсек.

- Большинство полагают, что слишком бездарны, поэтому и остались дома, - пожала плечами девушка, а мои уши различили в её голосе сильный акцент. Интересно, почему я не заметила его раньше? Видимо, так сильно отвлеклась на внешность танцовщицы.

- А где твоя группа поддержки? – неожиданно спросила Кира.

- Кира, - укоризненно шепнула Соня.

- Ничего, - неожиданно громко заговорила Люсинда. – Моя семья слишком занята работой, поэтому никто из них не приехал.

- А друзья?

- Кира! – в этот раз шикнули мы все.

- А что? – фыркнула она.

- Мои друзья на гастролях, - отрезала рыжеволосая девушка. Казалось, она уже пожалела, что встряла в разговор.

- А почему… - вновь начала Кира, но я её перебила.

- Так, думаю вопросов на сегодня достаточно, пойдём лучше посмотрим, какой по счёту номер сейчас выступает.

Не дождавшись ответа, я подхватила подругу за локоть и потянула в сторону выхода. С одной стороны, я не одобряла довольно грубых вопросов подруги, но с другой - понимала, что она это делает только для того, чтобы выбить Линину конкурентку из колеи. К тому же, я была благодарна ей за то, что разговор ушёл далеко от темы «недостойных» и «испугавшихся». Зная самокритичность и впечатлительность Лины, все эти рассуждения могли настолько сильно её разволновать, что та бы и вовсе отказалась участвовать.

- Ну и зачем ты меня вытащила? – возмутилась подруга, когда мы вышли в большой холл.

- Не таким образом, - лишь ответила я. Кира вмиг поняла, о чём я говорю.

- Ладно.

- Лина сможет, я знаю.

- Я тоже это знаю, но всё равно волнуюсь, - девушка потёрла свои плечи, словно от холода.

- Не одна ты, - мягко улыбнулась я.

В этот момент я краем глаза заметила,что в театрвошли две фигуры. Парни сразу заметили меня и, приветственно махнув рукой, подошли ближе.

- Привет, - тепло поприветствовал Глеб.

- Привет, - дружно ответили мы.

- Ну здравствуй, красавица, - ухмыльнулся Алек, вставая рядом.

Он аккуратно заправил мне выбившуюся прядь за ухо, а затем наклонился и нежно поцеловал. Неужели решил, что на публике лучше воздержаться от моих любимых притягиваний? Я ответила на поцелуй со всей нежностью, что исходила от моего сердца.

Мы продолжали целоваться, когда Кира многозначительно кашлянула. Я почувствовала, как Глеб переминается с ноги на ногу. Пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы оторваться от своего любимого. Алек опустил руку мне на талию, а затем мы оба развернулись к друзьям.

- Пойду, посмотрю на список выступающих, а затем вернусь к Лине. Не задерживайся, - подмигнула подруга и скрылась в ближайшем дверном проёме.

- А я, пожалуй, займу нам места в зале, - улыбнулся Глеб и многозначительно взглянул на Алека.

Я недоумённо нахмурилась. Чтобы мог значить этот взгляд. Когда приятель скрылся в зрительном зале, Алек вновь повернулся ко мне.

- Хорошо, что он не узнал о нашей ссоре, - облегченно сказал он.

- Да, он бы от тебя и мокрого места не оставил, - захихикала я.

- Вот значит как?! – наигранно возмутился друг и я засмеялась.

Если честно, я сама была очень рада неведению Глеба. Мы сами-то с трудом разобрались в собственных проблемах. Одна мысль о том, что придётся объяснить всё это кому-то еще, ужасала своей невыполнимостью.

- На самом деле, у меня к тебе есть дело, - начал Алек, и я напряглась.

Со дня переливания прошло несколько дней, но я так и не рассказала другу о том, что знаю о его подвиге. Неужели, он сам решил всё рассказать? Или же узнал о моём любопытном носе, который я сую не в свои дела? Но вместо этого парень протянул мне неизвестно откуда взявшуюся белоснежную коробку. Я вопросительно вскинула брови, но коробку приняла.

- Это в качестве извинения за всё, что между нами произошло.

- Ты имеешь в виду опрокинутый кофе? – улыбнулась я.

- Ну вот, а я-то думал, что давно расплатился за тот случай.

- Словно в другой жизни, - прошептала я и, поддавшись вперёд, прижалась к губам Алека своими. Тот молниеносно прижал меня к себе, а через несколько секунд отстранился.

- Так ты откроешь или нет? – напряженно спросил он, зелёные глаза смотрели прямо в душу.

Я затаила дыхание и откинула крышку, а затем открыла рот от изумления.

- Откуда?

- Я же говорил, что у тебя хорошие друзья.

- Угу, - не дыша, промычала я.

Прямо сейчас из коробки на меня смотрела пара алых туфель. Тех самых, что полтора месяца назад так приглянулись мне в винтажном магазине «ШИК». Кто бы мог подумать, что увидев их снова, я буду так счастлива. Через миг я громко рассмеялась собственным мыслям.

- Что смешного? – нахмурился парень.

- Ничего, просто не так давно папа подарил мне дизайнерскую сумку.

- И?

- Я отказалась, чуть не устроила скандал.

Алек помрачнел.

- Если тебе не нравится, то я могу их вернуть.

Я удивлённо вскинула на него глаза.

- О, великие силы, прости, я не хотела тебя обидеть. Ты не так понял. Мне они очень нравятся! Даже слишком. И это так странно. Я хочу их принять. Просто… - я запнулась от вереницы переполнявших меня чувств – просто это так не похоже на меня прежнюю.

- То есть, ты их принимаешь?

- Да! – восторженно воскликнула я и засмеялась.

Алек смотрел на меня, как на умалишенную. Мне сразу вспомнился день нашего знакомства. И всё же, этот его взгляд полнился еще и облегчением.

- Так значит, это Лина тебе сказала про туфли?

- Да, - кивнул Алек.

- Интересно, откуда она узнала, мы с ней даже не говорили на эту тему.

- Она сказала, что видела твой взгляд. И тот, что отразился на твоём лице при взгляде на ценник тоже, - хихикнул он, за что получил лёгкий толчок в плечо.

- Выходит, ты рассказал ей о нашем примирении? – осенило меня.

Алек кивнул.

- Кстати, она удивилась, что узнала это от меня, а не от тебя.

Мои щёки покрылись виноватым румянцем.

- Я просто не хотела отвлекать её от репетиций, ведь для неё этот конкурс так важен.

- Я понимаю. И Лина тоже это поняла, поэтому и помогла мне с большой охотой.

У меня на душе вновь потеплело. На глаза грозили навернуться слёзы счастья. Даже сейчас, во время напряжённых репетиций и собственных переживаний, Лина продолжала быть моим ангелом хранителем.

- Кстати о Лине, - очнулась я - мне нужно поспешить за кулисы.

Алек понимающе закачал головой.

- Спасибо за чудесный подарок, - мои губы расплылись в счастливой улыбке,  а затем я чмокнула парня в щёку.

- Увидимся после выступления?

- Увидимся после выступления.

Сразу после этих слов я развернулась в нужном направлении и, таща под мышкой коробку с ценным грузом, рванула к своим подругам. Наверняка, они меня уже заждались!

Коридор я преодолела в три прыжка, но не успела дотянуться до дверной ручки, как навстречу мне вынырнули четыре знакомых фигурки.

- Вы куда? – удивлённо воскликнула я.

Мой взгляд упал на Лину. Подруга была полностью загримирована, причёска на месте. Не хватало только костюма.

- Сейчас будет выступать Люсинда, мы хотим посмотреть, - пояснила Инга, спеша к выходу на сцену.

- И убедиться, что она хуже Лины, - поддернула Кира.

- Эй, неправда, - воскликнула Соня. – Она довольно милая, надо её поддержать.

В ответ брюнетка лишь закатила глаза. Мы дружно обогнули коридор, поднялись по крохотной лесенке и через мгновение очутились в закулисном полумраке. Инга сразу потянула нас к дальней кулисе, где было больше места и меньше народу. Мой взгляд обратился к Лине, подруга всё это время молчала.

- Как ты? – подойдя ближе, прошептала я.

- Волнуюсь, - честно призналась она. Затем её взгляд упал на коробку, что всё еще покоилась в моих руках. – Что это?

- Подарок от Алека, кстати, спасибо тебе.

- Да было бы за что, - отмахнулась приятельница.

- Не правда, это очень многое для меня значит, - моя рука благодарно опустилась ей на плечо.

- Ты же мне как сестра, - губы Лины затряслись. – Я всё для тебя сделаю.

- Я тоже всё сделаю для тебя, - таким же дрожащим голосом ответила я, после чего крепко прижала подругу к себе.

- Начинается, - постучала по нам Инга.

Нам пришлось отстраниться и направить свои взоры на сцену, однако, я всё равно взяла подругу за руку и крепко сжала её. Зазвучала зажигательная музыка и через мгновение на сцене показалась рыжеволосая Люсинда.

- Я думала, она балерина, - сквозь зубы заговорила я, склонившись к подруге.

- Не только, - горько фыркнула Лина.

- Кстати о балерунах, где Никита? Ты же говорила, что он приедет на конкурс.

После моих слов, Лина замерла.

- Он не смог.

Хоть лицо подруги оставалось непроницаемым, а голос спокойным, я не купилась на это ни на секунду.

- Когда ты узнала? – как можно мягче спросила я.

- Две недели назад.

Мои глаза округлились от удивления. Две недели назад я предавалась своим заботам на Греческом острове.

- О Лина, почему ты ничего не рассказала?

Приятельница сглотнула.

- У тебя было полно своих проблем, я не хотела взваливать на тебя еще и это.

У меня болезненно сжалось сердце.

- Это несправедливо. Почему ты должна поддерживать меня во всём, а я тебя нет? Лина, ради тебя я отодвину на второй план все свои проблемы. Если бы я знала, что нужна тебе, то сразу бы приехала.

- Это не так важно, - отрезала подруга.

Её взгляд всё еще был направлен на сцену.

- Но как же…

- Мила, мы так редко списывались в последнее время, что я вообще не удивляюсь его отсутствию. Да, мне обидно, но не стоит делать из этого большую проблему.

- Как скажешь, - промямлила я. – Но ты же знаешь, что всегда можешь мне пожаловаться?

- Знаю, - улыбнулась Лина, а я подумала, что эта хрупкая с виду девушка в сто раз сильнее меня.

Как раз в этот момент зрительный зал пронзили громкие овации. Люсинда закончила выступление, зритель ликовал. Отпустив руку подруги, я захлопала в тон остальным.

- Мой выход через два номера, пора переодеваться, - вздохнула Лина и первой вышла из-за кулис.

Бросив последний взгляд на кланяющуюся рыжеволосую девушку, я поспешила следом. В голове всё еще кружились мысли об идеальном Никите. Поверить не могу, что этот придурок отказался приезжать. Не важно, хорошим он был парнем или нет, он пожалеет о том, что задел чувства моей лучшей подруги.

До двери оставалось каких-то пять метров, когда изнутри достался пронзительный крик. Коридор замер. Казалось, даже время остановилось. А затем я со всех ног рванула внутрь, понимая, что кричала Лина.

Вбежав в гримёрку и подскочив к столику, я уставилась на девочек с широко распахнутыми глазами. По щекам Лины лились горькие слёзы, Соня гладила её по голове, Кира держала в руках искромсанное платье и извергала из себя не самые приличные ругательства.

- Что с платьем? – выпалила я первое, что пришло в голову.

- Кто-то порезал ножницами, - ответила Инга.

- А запасное?

- Выглядит еще хуже.

- Наверняка это Люсинда, - зашипела Кира.

- Это не может быть она, - вновь вставила Инга.

- Почему?

- Она была на сцене и никак не могла испортить платье.

Мой мозг судорожно придумывал план.

- Надевай, - неожиданно выпалила я.

- Что? – хором спросили девочки, уставившись на меня во все глаза.

- Надевай и идём за кулису, возьмите скотч, степлер, нитки, всё что найдёте.

- Ладно, - выдохнула Лина.

- Соня, возьми косметику, нужно будет подправить макияж.

- Хорошо.

Через минуту приятельница стояла в своём шикарном алом платье. Оно было таким красивым, а Лина такой счастливой, когда примеряла его несколько дней назад. А потом его зверски испортили.

- Пошли, - скомандовала я, и все как одна двинулись за мной.

Ребята вокруг озирались на нашу странную компанию. Лина продолжала всхлипывать даже тогда, когда мы оказались на своём прежнем месте. До выхода на сцену оставался один номер.

- Всё не так плохо, - пожала плечами Соня.

В этот момент я услышала чей-то смех. Подняв голову от красного наряда и обернувшись на источник звука, я заметила до посинения знакомую троицу. Мои руки непроизвольно сжались в кулаки.

- Это ты сделала?! – заорала я и бросилась на Кристину с переполняющим меня желанием оторвать ей голову.

Но мой кулак не успел достигнуть цели. Инга и Соня сжали меня в объятиях, не давая устроить драку прямо под финал кастинга.

- Да я тебе ноги вырву! – зашипела я, извиваясь.

- Тише ты, - пыталась утихомирить меня Инга.

Сделав еще несколько безуспешных попыток вырваться, я, наконец, выпалила:

- Да отпустите меня, не буду я её бить!

- Обещаешь? – спросила Соня.

- Да, - отрезала я.

Когда девчонки всё же убрали руки, я сделала шаг к Маникюрной банде и повторила свой вопрос.

- Это ты сделала, да?

Кристина лишь ухмыльнулась.

- Я дала слово, что мы не тронем твою сестру. О твоей подружке речи не было, - пропела она.

Через миг я всё же бросилась на неё и даже успела вырвать клок крашеных волос, прежде чем девочки оттащили меня обратно.

- Нас сейчас выгонят!

- Только попадись мне на глаза! – продолжала изливать угрозы я, пока главная блондинка потирала ушибленное место.

Через несколько секунд её и след простыл, Карина и Фаина скрылись следом.

- Вот же!

- Мила, хватит! – одёрнула меня Инга. – Нам сейчас о другом надо беспокоиться.

От этих слов я очнулась, словно от пощёчины. Приятельница была права, сейчас моё внимание должно быть сосредоточено на Лине.

- Я смогу его починить, - неожиданно выдала Кира.

По всей видимости, пока Инга и Соня удерживали меня от драки, та пристально разглядывала платье. Решала проблему, если говорить иначе.

- Ты вправду сможешь? – спросила я.

- Да, - кивнула девушка. – Я же хожу с твоей сестрой на одни дизайнерские курсы. Арина не рассказывала?

- Нет, - покачала головой я.

- Но мне нужны нитки, булавки и время.

- Сколько?

- Минут пять хватит.

- Но столько нет! - беспомощно воскликнула Инга.

- Так задержите их! – прикрикнула на нас Кира.

- И как нам это сделать? – ответно выпалила Соня.

Мы дружно посмотрели на сцену, ребята уже доигрывали песню. У нас оставалось меньше минуты.

И в эту секунду у меня в голове созрел план. Безумный, странный, очень глупый. Но он мог выиграть время, помочь Лине и, возможно, мне. Это казалось самой дурацкой затеей на свете. И всё же, это было меньшим, что я могла сделать для своей Лины. Я не умела шить, не умела гримировать, но я умела играть на гитаре, я умела петь и умела отвлекать.

Мне было страшно. Словами не передать, как же страшно мне стало в этот момент. А затем…

Я словно ожила. Отыскав на полу белую коробку, выпавшую во время моего «нападения» на Кристину, я извлекла оттуда красные лодочки.

- Что ты делаешь? – Спросила Соня.

Затем я скинула свои балетки и нацепила на ноги туфли, так хорошо сочетающиеся с голубыми джинсами и белой рубашкой.

- Что она делает? – на этот раз вопрос был обращён к девочкам.

- Понятия не имею, - прошептала Инга.

Кира уже вовсю штопала платье. Раздались аплодисменты.

- Мила, - раздался  голос моей лучшей подруги, моей душевной сестры.

Я обернулась и улыбнулась одними губами. Слова были здесь лишними.

Музыканты поспешили за кулисы.

- Эй, приятель, - обратилась я к одному из них – одолжишь гитару на песню?

- Х-хорошо, - неуверенно ответил тот, вручая мне инструмент.

- Что происходит? – нахмурился появившийся рядом ведущий - Сейчас же должен быть танец.

- Небольшая перестановка, - соврала я – танец будет следующим. Объявите: «Мила Арден с авторской песней».

Парень смотрел на меня во все глаза.

- Она же не умеет петь! – воскликнула Инга.

- Мила, что ты делаешь? – в третий раз спросила Соня.

У меня, наконец, хватило духу чтобы ответить.

- Задерживаю их.

А затем я шагнула на сцену, прямо в ослепляющий свет софитов.