Я распахнула ноутбук и включила свою любимую музыкальную подборку. Этот плейлист мы с Линой составляли годами. Здесь были собраны песни из восьмидесятых, куча треков из кинофильмов, несколько композиций от наших любимых современных исполнителей и даже пара экземпляров из мультиков и игр. В общем, идеальная коллекция на все случаи жизни. По неё можно и поплакать, и посмеяться, и потанцевать, и просто послушать на девичнике, как сегодня.

Когда из колонок раздалась приятная мелодия, Лина поставила на стол две огромные чашки кофе и произнесла:

- Ну ты даёшь, подруга, не успел еще начаться учебный год, а ты уже познакомилась с парнем. А он вправду такой красивый, как ты описываешь?

Мои мысли вновь вернулись к событиям двухчасовой давности. После того как Алек уехал, я быстрым шагом направилась домой. Хотелось поскорее собрать вещи, прибежать к приятельнице и всё ей рассказать.

До своей улицы я добралась быстро, за каких-то пять минут. Всё-таки хорошо, что Алек меня подвёз. Это позволило сэкономить целую кучу времени!

Когда я вошла в дом, отец сидел в спальне и разбирал свои вещи, а мама снова суетилась на кухне, видимо, прибирая оставшийся после обеда беспорядок. Она не стала выходить ко мне навстречу и уж тем более что-либо спрашивать. Так что моё беспокойство оказалось напрасным.

Мне кажется, что мама понимала, как сильно я расстроилась из-за обеденного разговора. Да и, уверена, сама она была огорчена не меньше. Нам обеим не хотелось заново поднимать эту тему, по крайней мере до тех пор, пока пыль не уляжется, а мысли не придут в порядок.

Однако злость из-за отца была не единственной причиной, по которой мне не хотелось говорить с мамой или кем-либо другим. Второй причиной был черноволосый незнакомец, столкнувшийся со мной минувшим вечером. Это знакомство так сильно выбило меня из колеи, что я даже забыла о скандале с отцом. А необычное возвращение домой повысило в крови уровень адреналина. Сейчас я была слишком перевозбуждена, чтобы здраво мыслить, не то что разговаривать.

Когда вошла в дом, то первым делом поспешила в свою комнату, стараясь при этом, не привлекать лишнего внимания. Влетев в спальню, я первым делом сбросила с себя испорченное платье, а взамен натянула тёмно-синие джинсы и желтый свитер.

Так, ну всё, выгляжу прилично, теперь нужно собрать вещи. Стянув волосы в высокий хвост и засучив рукава, я вытащила из шкафа пижаму, кофту и тёплые носки, а затем, пройдя в ванную, принесла оттуда зубную щётку, пасту и необходимую косметику. Всё это я быстро запихнула в рюкзак, затем закинула его на плечо и поспешила обратно на первый этаж.

- Мам, я ушла, увидимся завтра утром, - бросила я на лету.

- Ты так быстро? Может, съешь что-нибудь, ведь ты ушла, даже ничего не попробовав, - выпалила мама, спеша мне на встречу.

Пришлось задержаться возле порога. Я обернулась навстречу матери и улыбнулась, она не виновата в моём шальном настроении.

- Спасибо, но я перехвачу чего-нибудь у Лины.

- Может тебе такси вызвать? Уже довольно поздно.

- Спасибо, мам, но не нужно так беспокоиться. Тут же идти всего пару улиц! Тем более что десяти еще нет.

- Ну хорошо-хорошо, только будь осторожна, – мама чмокнула меня в лоб и выпустила за дверь.

На прощание я послала ей одобряющую улыбку.

Не успела я спуститься с крыльца, как сразу написала приятельнице СМС, предупреждая о скором визите. Лина откликнулась сразу же, оповещая меня в ответ о своей готовности. Два квартала я минула за каких-то пятнадцать минут. На улице только-только стемнело, но ярко-желтые фонари уже загорелись на узких улочках Соляриса.

Лина жила в небольшой двуспальной квартирке, расположенной в трёхэтажном голубом доме. Мне очень нравился этот дом. Он находился немного в стороне от всех, прямо в конце улицы. Внизу стояла уютная беседка, в которой иногда собирались молодёжные компании, или же семьи устраивали небольшое застолье на свежем воздухе. Летом, когда большая часть соседей уезжала в отпуск, а я ночевала у своей подруги, мы частенько засиживались здесь допоздна, болтая обо всём на свете. Сегодняшний вечер совершенно не годился для подобных посиделок. Погода была довольно хмурой, на улице стремительно холодало, да и мне хотелось рассказать о своих приключениях, не боясь, при этом, быть подслушанной.

Когда я, наконец, дошла до нужного дома, мой взгляд упал на большие окна, занавешенные белоснежным шифоном. Внутри горел тусклый свет. Я подбежала к домофону и быстро нажала кнопку с цифрой шесть. Раздалась негромкая трель, затем дверь отворилась, и я вошла в подъезд. Его стены были покрыты бледно-розовой краской, слегка облупившейся от времени. По левую сторону тянулись продолговатые почтовые ящики того же цвета, каждый из них был украшен металлической цифрой с номером квартиры.  Не успела я подняться по третьему пролёту, как дверь в квартиру подруги открылась нараспашку, и оттуда показалась немного взлохмаченная Лина.

- Я что тебя разбудила? – перепугалась я, увидев подругу.

На Лине было коротенькое пижамное платье насыщенного синего цвета, поверх которого подруга надела черный шерстяной кардиган. Он оттенял длинные волосы, разметавшиеся во все стороны, отчего они казались не такими тёмными. Подруга быстро стянула их в пучок и потёрла глаза, а после зевнула и ответила:

- Нет, я не собиралась спать. Давай входи, – она еще шире распахнула дверь, впуская меня внутрь. – Просто я готовлюсь к началу учёбы, вот и решила полистать учебники, посмотреть, что за ужас ждёт нас в этом году. В Австралии же совсем не до этого было. В общем, на физике я начала клевать носом.

- Понятно, – засмеялась я. – Слушай, тут такое произошло! Мне срочно нужно тебе всё рассказать.

- Погоди-погоди, - перебила меня подруга – сначала переоденься, а я пока заварю кофе. А потом всё мне расскажешь без спешки, окей?

- Договорились.

Разувшись, я пошла прямо по коридору в комнату Лины. Её спальня совсем отличалась от моей. Тут не было ни пастельных цветов, не розовых пионов и шелковых подушек, наоборот, всё помещение говорило о том, что в нём живёт интересная и творческая личность.

Стены были покрыты небесно-голубыми обоями, на них висели плакаты со знаменитыми танцовщицами и хореографами. Слева стоял раскладной диван, прямо над ним, на стене, были приколоты сотни ярких фотографий, билетиков и открыток. На большей части из них была Лина с отцом, мной или ребятами из книжного клуба и танцевальной студии, но были и снимки природы, каких-то забавных безделушек или незнакомых мне людей. Напротив дивана, справа, стоял большой чёрный стол с компьютером и учебниками, над ним висели полки с книгами. Кое-где по комнате лежали разные танцевальные принадлежности. Например, на дверце шкафа висела пышная белая пачка, а на стуле рядом пристроились десятки балеток, пуантов, чешек и прочей обуви, названия которой я не знала. Под стулом красовалась целая коллекция кроссовок, а на спинке сохла излюбленная форма. Комната Лины всегда была такой, с одной стороны очень уютной и опрятной, а с другой – безумной, творческой, нереально яркой.

Я быстро стянула с себя свитер и джинсы, аккуратно сложила на свободном стуле и надела любимую пижаму – футболку с супергероями и черные шорты, а сверху накинула тёплую кофту. Достав из сумочки телефон, я поспешила обратно к подруге. Стоило мне только войти в кухню и плюхнуться на стул, как Лина воскликнула:

- Ну давай рассказывай! А то заинтриговала, а я тут мучаюсь в нетерпении.

Я не заставила её долго ждать, изложила всю историю практически на одном дыхании. Только вот начала со слов: «Прости, но кажется сегодня я испортила то самое платье, которое ты привезла мне из Австралии. Мне безумно жаль, ведь это твой подарок, но это произошло совершенно случайно. Я бы даже сказала «нереально» и тебя это точно удивит!».

Подруга очень старалась слушать внимательно и не перебивать, но по глазам было видно, как ей этого хотелось. Они то расширялись от удивления, то сужались от подозрения, то снова расширялись. Иногда она открывала рот, чтобы перебить меня и высказать всё, что она об этом думает, но я останавливала её, говоря, что это еще не конец. Так что когда моя исповедь подошла к концу, Лина была готова лопнуть от восторга. Она казалась такой перевозбуждённой, словно выпила десять банок энергетика, всё время подпрыгивала от радости и улыбалась. А потом посыпались вопросы, вопросы, вопросы. И мне нравилось отвечать на них.

- Не то чтобы он был очень красивый… - постаралась выдержать интригу я -  просто у него необычная внешность! Чёрные волосы и изумрудные глаза. Еще и этот странный хвостик, будто он из другого века. Ты вообще когда-нибудь видела парня с такой причёской? А вообще знаешь, внешний вид не главное в человеке. Главное, то как он ведёт себя и что у него на душе. Другими словами - его внутренний мир.

- Ну да! – фыркнула Лина. – Нет, я не спорю с тем, что внутренний мир важен. Но будь он каким-нибудь неуверенным в себе страшным лузером, ты бы вообще не стала с ним разговаривать. Обругала бы на месте и, не дав парню вставить ни слова, ушла бы по-английски.

Я постаралась сохранить невозмутимое выражение лица. Но, Великие силы, это была правда. Моя подруга слишком хорошо знала меня и мой характер. Однако мне не хотелось уступать ей так быстро.

- Возможно, - протянула я. - Но такой бы точно меня не сбил, а если бы и сбил, то промолчал бы, либо тихо промямлил извинения! - сказала я и, в итоге, не смогла сдержать смех. - Но Алек повёл себя как полный придурок! Сначала нахамил мне, а потом выставил меня истеричкой, которая сама на себя кофе вылила. Хорошо, что я вовремя поставила его на место и разъяснила кто злодей, а кто жертва. А то так бы и ушёл безнаказанным. Правда наказать его я так и не смогла, но хоть кофе мне возместит, – я лукаво улыбнулась. - И не смотри на меня так! Даже если он сам предложил подвезти меня до дома, это не делает его хорошим или милым. По нему было видно, как быстро он хотел избавиться от меня. И это жутко бесит.

В памяти всплыл образ нетерпеливого Алека. Зачем он предложил купить мне кофе, раз сам этого не хотел? Никто его за язык не тянул. Кажется, парень и сам об этом пожалел, только вот отказываться было уже поздно.

- Я более чем уверена, что всё не так плохо, как ты себе нафантазировала. А его поступок… Это так романтично!

- Ты про опрокинутый кофе? – попыталась пошутить я.

- Да нет же! – рассмеялась Лина. – Слушай, а может попробуем найти его страничку в социальной сети? Сейчас же все там зарегистрированы, так чем Алек хуже? Может хоть на фотографии его полюбуюсь. А то что-то мне с трудом верится, что он такой красивый. Там же темно было, вдруг тебе показалось, – приятельница продолжала злобно хихикать.

- Знаешь, а это хорошая идея! – я пропустила её подкол мимо ушей. – Может, мы сможем узнать об этом парне хоть немного. Ты гений! – а затем, не выдержав, тихо добавила - и вовсе мне не показалось.

- Ну ладно-ладно. А за гения спасибо, - улыбнулась Лина и продолжила грозным голосом - давай приоткроем завесу тайны. Вводи в поиск: Алек... Стоп. А какая у него фамилия?

- Эээ... - неуверенно протянула я.

- Да ну, не может быть, - глаза подруги закатились - ты что же...

Я оборвала её на полуслове:

- Ну да! Я не знаю его фамилии, - я беспомощно вскинула руки.

- Ты вообще хоть что-нибудь о нём знаешь? Кроме имени, - Лина уже не сдерживала смех, она смеялась надо мной открыто.

- Ну я знаю...

- Что ты там мямлишь?

- Я знаю, что его зовут Алек, ему девятнадцать лет, у него длинные волосы и красивые глаза. Ну пойми же, он уклонялся от вопросов, но зато предложил встретиться еще раз. Или это я его заставила? Да нет, не может быть! Эй, хватит смеяться, - я надула губы как маленькая девочка. Но не прошло и десяти секунд, как я захохотала с Линой в унисон.

- Да подруга, лучше этого я еще ничего никогда не слышала: «Мила, что ты о нём знаешь? Ну у него глаза красивые», - она уже каталась по дивану от смеха. И тут я поняла насколько моё оправдание было нелепым.

- Так всё, давай успокаиваться, - умоляла я подругу, еле сдерживая смех.

- Да ты влюбилась! – округлив глаза, протянула она и ткнула в меня пальцем.

- Я?! Да никогда в жизни!

- Точно-точно, а говорила, что хочешь сосредоточиться на учёбе. Вот тебе и учёба. Видно сама судьба не хочет, чтобы ты поступала в эту школу менеджмента.

- Ты так говоришь, словно у меня есть выбор.

- Конечно есть! С каких пор ты перестала верить в себя и свой талант?

- Лина, ты же знаешь. Папа тогда впервые вырвался на моё выступление, и что он сказал? «Ты конечно молодец, но ты же не собираешься этим всю жизнь заниматься? Только не это. Не смей позорить меня». Понимаешь? Он думает, что это уничтожит его карьеру.

- Слушай, может я чего-то не понимаю, но как сцена вообще связана с его карьерой?

- Ну наверное он считает, что если я займусь творчеством, то у его компании не будет наследника.

- Тогда почему он не может подготовить эту роль для Арины. Я знаю, твоя сестрица ужасно наивная и пока еще зациклена на совсем других вещах, но она же не дура. Я уверена, из неё получится отличный наследник.

- Возможно, но он не хочет ничего слышать. Я старшая, и точка.

Я глубоко вздохнула, мне не хотелось говорить о папе, и о том что он всё решил за меня. Все, кто считает, что быть дочкой богатых родителей круто – ошибаются. С деньгами приходит и ответственность, которую мне выпала доля нести.

- Но знаешь, я всё равно продолжаю играть. Только для себя, - продолжила я, чтобы вывести нашу беседу обратно в позитивное русло. – И думаю, встреча с этим Алеком вполне возможно вдохновит меня на какие-нибудь стихи.

- Ну тогда это здорово! Дашь почитать, или это личное?

- Нет, не личное, с чего бы, но я еще даже не успела переварить нашу встречу, не говоря уже о написании песен. Но как только я сделаю первые наброски - обязательно покажу тебе. Ты же мой лучший критик!

- Знаешь, всё-таки не зря ты его встретила. Вдруг, он та самая Муза, которую ты давно ждёшь?

 - Возможно, – захихикала я. – У меня же в последнее время так плохо с вдохновением, – и добавила уже серьёзно – вот как у тебя всё это получается? Я имею в виду репетиции и выступления. Ты всегда такая счастливая, когда занимаешься танцами. Не бывает такого, чтобы желание трудиться пропадало или накатывала лень? Или всё же бывает?

- Конечно, бывает! Или ты думала, что я робот? Вот помнишь, как у тебя болели пальцы когда ты часами играла на гитаре, даже мозоли были?

- Ну разумеется, такое забудешь!

- Вот и с танцами так, только в бóльших масштабах. Чем чаще я тренируюсь, тем сильнее у меня болят мышцы и суставы. А если у артиста еще и травма, то вообще - пиши пропало. Конечно, всё это того стоит, но многие не выдерживают, переходят на более простые занятия. А если и не болит ничего, значит тренировался ты плохо! Ну и матушка лень иногда стучится в двери, когда выступлений совсем нет. Просто я стараюсь не бездельничать - делаю и всё. А вот что касается вдохновения… отсутствует оно, и очень часто. Но танцевать – это тебе не песни писать, там вдохновения точно поменьше нужно. Ты главное не расстраивайся, я уверена, что у тебя всё получится. Мила, ты мне еще такую крутую песню напишешь, что Виктор Григорьевич сразу забудет про то, как хотел тебя в свою школу менеджмента отправить. Сладкий голос растопит лёд его сердца, и будешь ты у нас звездой.

К концу этого небольшого монолога глаза подруги сияли, как серебристые звёзды, а взгляд был направлен куда-то вдаль.

- Лина, когда ты так говоришь, мне и самой хочется в это верить. Но чудес на свете не бывает.

- Я тоже так думала, но вот твоя встреча с Алеком – это точно чудо, или нет – судьба.

- Так, знаешь, поначалу я верила, но это уже перебор, – рассмеялась я и бросила в подругу подушку. – Знала же, что ты к этому клонишь!

- Прости, - невинно ухмыльнулась Лина, уворачиваясь от снаряда – ничего не могу с собой поделать. Ты слишком красочно описала его внешность, я под впечатлением!

Подруга подняла подушку с пола и пульнула её в меня в ответ, но и мне удалось уйти от столкновения. Теперь мы смеялись вместе и продолжали перекидываться подушками, пока одна из них не вылетела из моей руки и задела пустую чашку, та медленно закачалась. Мы замерли и испуганно затаили дыхание, чашка продолжала качаться. Я уже было собралась ринуться вперёд и остановить её, но не успела. Прямо на наших глазах она, словно в замедленной съёмке, полетела на каменный пол и разбилась.

- Ужас! – воскликнула я, стараясь не разразиться очередной порцией смеха. – Это была моя любимая чашка.

- Это на счастье, – похлопала меня по плечу Лина.

- Очень смешно, - закатила глаза я. – Мне с трудом верится во все эти штучки.

- Я серьёзно. Вот увидишь, твоя встреча с Алеком – на счастье.

- Да хватит это повторять! – не выдержала я. - Он самый обычный парень, – Лина недоверчиво прищурилась – ну или не совсем обычный, просто… просто я не доверяю красавчикам.

Последние слова вылетели из моих уст на одном дыхании. Так быстро, словно они могли обжечь губы.

- О, Мила...

В следующее мгновение Лина подошла ближе и обняла меня.

- Нам нужно больше кофе и шоколада, – улыбнулась она.

- Да, думаю сейчас самое время обновить напитки в чашках, если ты, конечно, дашь мне еще одну.

- Ну даже не знаю, влюблённость делает тебя такой неуклюжей, – попыталась подколоть меня подруга.

- Даю честное слово быть максимально аккуратной и не думать о красавчиках до конца вечера, – торжественно поклялась я.

- Ну раз так, то держи, – Лина протянула мне огромную синюю чашку. –  Вмещает пол-литра, всё как ты любишь.

- Спасибо, – с губ сорвалось тихое фырканье.

- И раз уж ты дала честное слово, то с этой секунды я запрещаю тему парней на всю эту ночь, поняла? И без увиливаний! Ты, Мила Арден, первая это начала. Так что вари кофе, а я принесу парочку новых журналов и выберу какой-нибудь фильм. Кстати, мелодрама или фэнтези?

- Ну раз уж у нас тема парней и романтики запрещена, тогда я выбираю фэнтези! Может что-нибудь про супергероев? Или на них ты тоже табу наложишь?

Лина, по своему обыкновению, наклонила голову набок и скрестила руки на груди.

- Хмм, запретить Капитана Америку и Железного Человека? Да никогда в жизни! На этих парней я всегда согласна.

Я встала в позу мечтающей девушки и сложила ладони у сердца. Приятельница расхохоталась.

- Вот и договорились, - произнесла она и сразу после этих слов вышла из комнаты.