Эта ночь выдалась беспокойной. Сначала я долго не могла уснуть, постоянно думая о своём провальном свидании. В голову лезли навязчивые вопросы, вроде: почему Алек так быстро уехал? Может, я сказала что-то не то или обидела его? Неужели это из-за того, что я чуть не попала под машину? Голова раскалывалась, но ближе к двум часам ночи я всё же смогла провалиться в сон.

К сожалению, это было ненадолго. Снова и снова мне снилось, как джип несется прямо на меня, и я вскакивала на кровати, вся покрытая холодным потом. Затем поняв, где действительно нахожусь, я ложилась обратно и, более-менее успокоившись, снова засыпала. А потом просыпалась снова. В итоге, к шести утра я окончательно растеряла остатки сна.

Откинув скомканное одеяло в сторону, я опустила ноги на пол, обула тапочки и, шаркая, направилась с ванную. Из зеркала, висящего над раковиной, на меня смотрело нечто. Волосы растрепались и были похожи на стог сена, глаза опухли, будто от слёз и покраснели. Нет, надо что-то с этим сделать, подумаешь, не выспалась, с кем не бывает. «Со мной не бывает» - снова дал о себе знать внутренний голос. Ну и ладно, всё случается в первый раз, я уверена, что контрастный душ, горячий кофе и свежий воздух помогут мне взбодриться и набраться сил, хотя бы для учёбы.

Недолго думая, я достала из шкафа махровое полотенце и включила воду. Как и ожидалось, душ действительно помог мне прейти в себя. Не зря говорят: «Утро вечера мудренее». Так с рассветом мои переживания отошли на дальний план, и я смогла хоть немного поставить мозги на место.

Высушив голову и сделав лёгкий макияж, я схватила телефон и настрочила Лине СМС: «Сегодня беру кофе на себя, встречаемся внутри, М». Мне хотелось поскорее выбраться на улицу, подышать свежим воздухом, проветрить голову, буквально. А перспектива поболтать с Глебом в пустом кафе казалась лучше, чем в очередной раз слушать, как Арина и мама сплетничают о местных. Тем более, мне не терпелось поговорить с ним об Инге и о том, что произошло между ними на вечеринке.

Не теряя времени, я достала из шкафа форменный пиджак, белую рубашку и серые зауженные брюки, тоже форменные. Волосы я заплела в тугую косу-колосок, подвязав их бледной атласной лентой. Эх, а чёлка то совсем отросла, надо будет как-нибудь зайти в парикмахерскую и подровнять её, а то скоро в глаза залезет. Одевшись и брызнувшись любимыми духами от Шанель, я закинула в рюкзак всё необходимое и выпрыгнула за дверь.

С первого этажа доносился приятный аромат кофе и яичницы. В животе характерно заурчало, и я мысленно одёрнула себя, твёрдо решив, что позавтракаю вне дома. Спустившись по лестнице, я завернула на кухню, чтобы поздороваться с родными и тут же попрощаться. Первым, кого я увидела, был папа, он восседал в центре стола. В одной руке у него была свежая газета, а в другой небольшая белая чашка, его любимая. От неё исходил горячий пар, видимо мама только-только налила туда эспрессо. Сама она небрежно суетилась на кухне, то подбегая к холодильнику, то к тостеру, то возвращаясь к плите. Арины нигде не было видно.

- Доброе утро, - первой подала голос я.

- Доброе, - поддержала мама.

- Ты уже собралась? – уточнил папа.

- Ну да.

- Но еще и семи нет, - уточнил он, а я посмотрела на часы.

- Без десяти семь, - поправила я.

- Садись завтракать, солнышко, - прощебетала мать – я сейчас сделаю тебе кофейку.

- Нет, спасибо, я вообще-то зашла сказать, что уже ухожу. Нужно, нужно… - мозг напряженно придумывал оправдание -…помочь Инге с открытием книжного клуба. Еще до уроков. Первый день и всё такое, ну вы понимаете, - я с надеждой затаила дыхание.

- Но раз так, - начала мама – то конечно иди.

- Но мы так и не поговорили, - резко добавил папа.

Это правда. С тех пор, как он вернулся и сообщил о своём скором отъезде, мы больше не поднимали эту тему. Либо отец всё время пропадал на работе, либо я уходила на День Рождения или свидание. О последнем, правда, ему лучше не знать.

В общем, мы так и не нашли времени на разговор. Как бы там ни было, сейчас мне не хотелось выслушивать лекции о том, как важно ценить его труд и о том, что он работает ради нас и бла бла бла. Каждый раз одно и то же, словно заезженная пластинка. Мне не хотелось грузить себя этим разговором, и так переживаний выше крыши, поэтому я сказала:

- Но сейчас я не могу. И так опаздываю.

- Неужели твои подруги не справятся без тебя? – продолжал настаивать на своём отец.

- Но я обещала! И в отличие от некоторых, я сдерживаю обещания, – после моих слов папа изменился в лице, а я испуганно раскрыла глаза. Надо же было такое ляпнуть. Да, я злилась на папу, но обижать его тоже не хотела. Так что поспешно добавила – Извини.

- Иди по своим делам, поговорим позже, - мрачно ответил он.

Уговаривать меня не пришлось, я быстро выскочила в коридор, нацепила на ноги черные кожаные оксфорды, надела плащ и выбежала из дома.

Погода оказалась абсолютно противоположной вчерашней. Утреннее небо было затянуто массивными белыми облаками, но дождь не собирался. Листья стремительно желтеющих деревьев шелестели на ветру. Было довольно тепло, и всё же я посильнее запахнула плащ, заранее обмотав вокруг шеи форменный серо-бордовый шарф. Сделав глубокий вдох, я надела любимые наушники, зазвучала заслушанная до дыр песня Эрни Хальтера. Я зажмурилась от удовольствия и, засунув руки в карманы, пошла по направлению к «LaPalette».

По дороге я практически ни о чём не думала, просто наслаждаясь пейзажем пустынных улиц. Ночные переживания таяли с каждой секундой, но вопросы по-прежнему оставались. И главный из них звучал, как «И что дальше?». Я не знала ответа, как и не знала, чего хочу больше. Это всё так сложно! Нужно будет обсудить случившееся с Линой, она точно даст хороший совет, я уверена. Но это позже, а пока я должна поговорить с Глебом и сосредоточится на уроках.

Как только в моих мыслях всплыло имя приятеля, я поняла, что уже дошла до нужного дома, золотая надпись завораживала своим очарованием. Сквозь маленькие решетчатые окна виднелся приглушенный свет старых подсвечников. Мои плечи поднялись в очередном глубоком вздохе, и затем я толкнула дверь.

Одного взгляда на зал хватило, чтобы мои губы расплылись в довольной улыбке. Как я и предположила, посетителей в ранний час совсем не было, хоть кафе и открылось в шесть утра.

Я никогда не понимала этой особенности «La Palette», ведь все остальные заведения работали примерно с девяти и до восьми. А это кафе открывалось с первыми лучами сентябрьского солнца и закрывалось в одиннадцать. Помимо Глеба здесь работали еще пара бариста, да и только, ни хозяина, ни управляющего я ни разу не встречала.

- Привет, - радостно протянула я, усаживаясь на высокий стул напротив бара. Мой знакомый стоял спиной к двери и аккуратно выставлял новую партию сиропов на полку.

- Ты что тут забыла в такую рань? - даже не обернувшись, ответил он.

- В смысле, рань? Всего-то на пол часа раньше пришла… - начала было я, но тут Глеб обернулся, и я обомлела -…это, это что?

- Ты о чём? – лукаво ухмыльнулся он.

- Ты знаешь! – мой голос стал в разы выше и тоньше. – Ты что, сбрил свою бороду?

- Ну да, - беззаботно ответил он.

Я моргнула, проверяя, не привиделось ли мне это. Нет, сейчас на месте густой бороды была лишь щетина.

- С чего это вдруг?

- Надоела.

- Да ты шутишь!

- Нет.

- Но ты же её обожал.

- Да, но всё рано или поздно может приесться, к тому же она меня старит.

- Не правда, да и вообще с каких пор тебя это заботит? – прищурилась я.

- Да вот, подруга, сидел я прошлой ночью, смотрел на звёзды, думал о жизни и понял, что пора в ней что-то менять, – его мечтательный философский тон заставил меня рассмеяться.

- И ты решил начать с внешности?

- В точку, - Глеб одновременно щёлкнул пальцами, указывая на меня, и цокнул – ладно, хватит обо мне. Расскажи лучше, почему пришла раньше обычного?

- Да ничего особенного, - начала я – просто ночка выдалась паршивая, никак не могла заснуть, вот и вскочила в шесть утра.

- Ты? Не могла заснуть? А так вообще бывает? – собеседник широко улыбнулся, хотя в его глазах виднелась тревога.

- А что, со всеми бывает, а со мной не может быть?

- Что ж, это логично, - пожал плечами Глеб. – Так значит, тебе нужен кофе?

- Да! – воскликнула я – И много!

- Сейчас сделаю. Ты голодная?

- Ну вообще я еще ничего не ела, так что не откажусь от какого-нибудь пирожного.

При мыслях о свежей выпечке, у меня потекли слюнки.

- О, у меня есть кое-что, тебе точно понравится. Одну секунду, - произнёс Глеб и скрылся на кухне, расположенной прямо за баром – вот. Это, конечно, не навороченное пирожное, но зато вкусно.

Прямо передо мной на тарелке лежали два огромных круассана. В нос мигом ударил приятный сладкий аромат, а от самой выпечки еще исходило приятное тепло.

- Какая красота, а что за начинка? – восторженно спросила я.

- Обычный крем, они только из духовки, попробуй, - сказал парень и поставил перед моим носом большую чашку кофе.

Великие силы, если Глеб продолжит в том же духе, то я брошу свою жизнь и выйду за него замуж.

Я молча повиновалась и откусила небольшой кусочек. Десерт захрустел, а затем я почувствовала вкус сладкого крема.

- Вкуснятина! Ты это что, сам приготовил?

- Ну да, - Глеб явно покраснел.

- Круто! Не знала, что ты умеешь печь.

- Да ты вообще многого обо мне не знаешь, - улыбнулся друг, наливая вторую чашку кофе, уже для себя, и усаживаясь напротив, по другую сторону барной стойки.

- Это точно, хоть мы и знакомы целую вечность.

- Да, но знаешь, если честно, я почти не общаюсь со своими клиентами, так изредка болтаю с некоторыми. Но вы с Линой исключение, может потому, что приходите сюда уже несколько лет, не знаю, - я хотела вставить слово, но он не позволил – я просто хотел сказать, что был приятно удивлён, когда ты позвонила позавчера и попросила об услуге.

- Почему?

- Сам не могу понять, но я был рад помочь. Вы, девчонки, хорошие и умные, с вами всегда есть о чём поболтать. И подружки у вас хорошие, особенно та, как её…

- Инга? – уточнила я.

- Именно, Инга, - еще раз улыбнулся Глеб, делая большой глоток из своей чашки.

- Да, она замечательная, - кивнула я – помнишь, я рассказывала тебе про наш Книжный клуб и сайт?

- Такое забудешь, ты же проводишь в нём всё свободное время.

- Так вот это она всё придумала. Инга у нас, так сказать, президент клуба.

- Да? Это круто, - парень одобрительно поджал губы и покачал головой.

- Не то слово! На самом деле, я ей даже немного восхищаюсь, не каждый может отдаться чему-то на все сто процентов, даже любимому делу. А она может и делает. Инга не будет спать ночами, редактировать статьи, организовывать встречи и конкурсы. И всё это ради других людей.

- Но ты и сама не хуже, пашешь как ломовая лошадь, не выходишь из библиотеки.

- Скажешь тоже, - фыркнула я, а затем слегка улыбнулась – но спасибо. Правда, всё равно это не так круто. Кстати, я всё хотела спросить, как твой локоть?

- Уже почти зажил, - ответил собеседник – твоя подруга отлично умеет обрабатывать раны.

- Ага, - я сделала большой глоток, чтобы не рассмеяться. Перед глазами так и стояла картина, полураздетый Глеб и смеющаяся Инга. Ну-ну.

- Кстати, как там всё закончилось, дом цел, родители не устроили взбучку?

- Вроде нет, точно не знаю, мы не говорили после вечеринки. Инга лишь на утро прислала СМС, что всё хорошо и поблагодарила за помощь.

- Понятно.

- На самом деле, мне очень любопытно, будут ли обсуждать этот хаос в школе. Наверняка будут!

- Да, мне тоже интересно. Расскажешь потом?

- Обязательно.

Не успела я сказать больше ни слова, как дверь за моей спиной распахнулась и в кафе влетела Лина. Подбежав к стойке, она сказала:

- Я не опоздала, ровно тридцать минут, - задыхаясь, подруга ткнула пальцем в наручные часы, стрелки которых показывали ровно полвосьмого.

- Хорошо, я тебе верю, - улыбнулась я.

Лицо приятельницы раскраснелось от быстрой ходьбы, но сама она выглядела, как всегда, чудесно. Из под красного плаща выглядывали форменный бордовый пиджак, юбка в серо-малиновую клетку и белая блузка с кружевами. Волосы девушка решила собрать в высокий хвост.

Наконец отдышавшись и подняв голову, Лина посмотрела на опустевшую посуду.

- А ты что, давно меня ждёшь?

- Нет, я просто пришла пораньше.

- С чего это вдруг? – с подозрением спросила она.

- Не выспалась.

- С каких это пор ты не высыпаешься?

Они все, что, сговорились? Ну иногда люди не высыпаются, такое бывает. Даже чаще, чем иногда.

- Долгая история, расскажу всё по дороге. Глеб, можно нам два латте с собой?

- Глеб? – выпалила Лина, округлив глаза. – А что у тебя с…

Подруга недоуменно начала водить пальцем вдоль собственного подбородка.

- Решил сменить имидж, - перебил тот.

- Хм, а тебе идёт.

- Спасибо, - благодарность дополнила мягкая улыбка. – Так что, два латте?

Я кивнула в подтверждение.

- Эй, Арден, я бы на твоём месте поостерёгся столько кофе, вредно.

- Сама знаю, зануда, но ничего не могу с собой поделать.

- Пожалуйста, противная девчонка, - он выставил перед нами два бумажных стаканчика.

- Так, и сколько я тебе должна за всё? - я указала ладонью на стаканчики и пустую посуду.

- Расслабься, сегодня угощаю.

- О, спасибо, - робко произнесла я, беря свой стаканчик и поворачиваясь к выходу, куда уже ушла Лина. – До встречи!

- Погоди, - остановил меня приятель, когда моя рука уже тянулась к дверной ручке. – Я, кажется, знаю, как ты можешь вернуть мне долг.

- И как же? – заинтригованно спросила я.

- Дашь мне телефон своей подруги, Инги? - тихо произнёс он, словно боялся, что нас подслушают.

- Конечно, - ответила я, в который раз за сегодня сдерживая улыбку – записывай.

 

 

***

 

За каких-то двадцать минут людей на улице стало намного больше. Тут и там сновали мужчины с портфелями, женщины гуляли с собачками, а дети направлялись на учёбу. Я подошла к лучшей подруге, та грела руки о тёплый стаканчик.

- Что он хотел? – с любопытством поинтересовалась она.

- Не поверишь. Попросил номер Инги, - хихикнула я, и мы пошли к школе, параллельно продолжая беседу.

- Да ладно? Это очень здорово. А ей скажем?

- Думаю да, рано или поздно она всё равно узнает, что это я дала ему телефон.

- Это точно, поэтому лучше предупредить заранее.

- Вот и я так подумала. Кстати, а чего ты так бежала? – поинтересовалась я, вспоминая запыхавшуюся подругу.

- Не поверишь, проспала!

- Ты? С каких пор?

- Тех же, что и ты не высыпаешься, - выпалила она, и мы дружно рассмеялись.

На секунду, я поймала себя на мысли, что чувствую себя намного лучше. Да, у меня есть о чём нервничать, есть вопросы без ответов, я практически не спала, но сейчас я иду бок о бок с лучшим другом, и мне уже от этого хорошо.

- Ладно, а если серьёзно?

- Да я вчера до двух часов ночи переписывалась с Никитой, вот и вырубилась без сил. Даже будильник прослушала.

- Ничего себе, – удивилась я. – И как протекает жизнь в Равенской Академии Искусств?

- Отлично. В этом году они ставят «Щелкунчика», со дня на день начнутся пробы на главные роли. Никита, конечно же, будет пробоваться на роль принца-щелкунчика.

- Здорово, но я думала, что это очень сложный спектакль. Разве его осилит непрофессиональная группа студентов?

- Ты что! Это же ребята из самой «РАИ», конечно, они его осилят. Я более чем уверена, что постановка будет великолепна, - пока подруга продолжала восхвалять студенческий состав престижного университета, мы подошли к высоким черным воротам.

Несмотря на то, что до первого урока оставалось каких-то пятнадцать минут, во дворе кишела жизнь. Больше всего привлекала внимание группа поддержки, с самого утра тренирующаяся на лужайке. Вопреки прохладному осеннему ветру, большая часть девчонок была одета в короткие спортивные юбки, на плечах  у них красовались серые куртки-бомберы, благодаря которым они становились похожи на героинь американских кинофильмов. Не менее громкими оказались ребята из хора, они распевались, сидя прямо на столах для обеда. Наверное, у них первым уроком класс по вокалу, везёт, у меня же геометрия.

На контрасте с этими двумя компаниями, остальные ученики казались серой массой. Прогуливающиеся вдоль крыла младшеклассников, читающие книгу под деревом, болтающие на ступеньках крыльца, они были фоном для местных заводил, но в тоже время составляли большую часть нашей школы.

Войдя в вестибюль, мы медленно направились к гардеробу.

- Кстати, как тебе Глеб без бороды? – спросила я.

- О, я так удивилась, когда увидела его. На секунду даже подумала, что это не Глеб, а какой-то новенький бариста, - ответила Лина, настороженно оглядываясь на поток школьников вокруг нас.

- Да, я тоже была в шоке.

- Но я вправду думаю, что так ему намного лучше, - подруга хмыкнула своим мыслям.

- Что? – прищурилась я.

- Да ничего, просто сначала такие мускулы, потом щетина… Мне любопытно, что он выдаст в следующий раз.

- Ну всё, теперь ты и меня заинтриговала, - захихикала я, а потом моё внимание привлекли довольные подростки, идущие навстречу.

Все они смотрели на нас с Линой и улыбались во все тридцать два зуба. Я несколько раз моргнула, отгоняя наваждение. Да ну, это ерунда какая-то. Скорее всего, мне померещилось с недосыпа.

- А он не сказал, почему это сделал? – спросила подруга, отвлекая меня от рассматривания встречного потока.

- Он сказал, что она его старит, -  усмехнулась я.

- Что?! – искренне удивилась Лина – Не может быть!

- Да, и меня удивил этот нелепый аргумент.

- Именно. От точно лжет.

В эту секунду к нам подбежали три девочки, кажется, они учились в восьмом классе, показали большие пальцы вверх и убежали. Мы с подругой остолбенели от удивления, но всё же смогли улыбнуться в ответ.

- Так, мне кажется или что-то происходит, - первая отошла от оцепенения Лина.

- Тут точно что-то происходит, гляди, как народ на нас смотрит, - прошептала я.

Хорошо, что в этот момент мы дошли до своей части гардероба, так что, пройдя в секцию для одиннадцатых классов, нам выпала возможность поговорить без посторонних ушей. По крайней мере, мне так казалось.

- Когда мы только вошли, я заметила, что ребята на нас как-то странно смотрят, - сказала подруга, снимая плащ.

- Я тоже! Но думала, что мне показалось, - подтвердила я её догадку.

- И как это всё понимать?

- Не знаю.

Тут к нам снова подошли ребята. На этот раз это были девушка и парень из десятых классов, первая робко переминалась с ноги на ногу, так что мальчик начал говорить сам.

- Вы же подруги Инги Лейман? – спросил он.

- Эм, ну да, - неуверенно ответила я.

- Передайте ей, что она классная.

- Вы все классные, - поправила девчонка своего приятеля.

- Оке-ей, - медленно протянула я, растягивая каждую букву.

- Спасибо, - намного бодрее ответила Лина.

Сразу после этих слов они удалились, а мы беспомощно уставились друг на друга.

- Ну теперь у нас хотя бы есть зацепка, - пожала плечами я, беря портфель.

- Да, нужно поговорить с Ингой, - кивнула Лина.

- Тогда давай найдём её сразу после геометрии.

- Договорились. А сейчас пойдём быстрее в класс, а то с минуты на минуту прозвенит звонок.

- Да, поспешим.

По пути к кабинету нам попадались такие же счастливые школьники. Ну вот, не прошло и двадцати четырёх часов, а в мою копилку под названием «Вопросы без ответов» упала еще одна монета.

 

***

 

Весь урок я витала в облаках, думая то о джипе, то об Алеке, то о разговоре с отцом. Но в данную секунду больше всего меня волновали ребята из школы. С чего это они стали так приветливы и внимательны? Еще и та странная парочка в раздевалке, просто с ума сойти. В голову не приходило ни одного нормального объяснения, даже наоборот, фантазия уносилась вдаль, придумывая самые нелепые ситуации. Вот я понимаю, если бы мы выиграли в лотерею, побывали у президента, ну или, в крайнем случае, сдружились с кинозвездой. Но мы…в мозг пришла странная догадка, но она казалась настолько нелепой, что я даже встряхнула головой, чтобы отогнать её. Нет, нет и нет, Алек точно не может быть кинозвездой, я бы знала. Да и причём тогда Инга и Лина? Нет, этот вариант точно отпадает.

- Мила! – услышала я резкий голос учительницы.

- А? – удивлённо спросила я.

Оказывается, Ирина Михайловна давно перестала читать занудную лекцию о том, как сложно нам всем будет сдать экзамен на большие баллы и о том, как сильно это повлияет на нашу жизнь. В общем, ничего нового, всё то же, что говорит каждый учитель про свой предмет из года в год. Но сейчас учительница смотрела прямо на меня, да и весь класс тоже. Лина молчала, боясь даже вздохнуть в гробовой тишине.

- Я спрашиваю, чему равна длина диагонали параллелепипеда.

Я перевела взгляд за спину преподавательницы, ребята зашептались. Легкотня, параллелепипед то прямоугольный. Так чему там равны стороны…два, три и четыре? Суммируем квадраты длин, и извлекаем корень.

- Корень из двадцати девяти, - уверенно произнесла я.

И снова в классе воцарилась полная тишина, но через несколько секунд голос Ирины Михайловны зазвучал вновь. Никак не отреагировав на мой ответ, она повернулась к другой половине класса и продолжила вести урок.

- Теперь представим, что высота фигуры увеличилась вдвое, чему будет равна длина диагонали? Вилен.

- Ты чего? – шепотом спросила Лина.

- Просто задумалась, - также тихо ответила я.

- Давай возвращайся на землю, а то так пропустишь что-нибудь важное.

- Знаю.

Так и прошёл весь урок. Учительница постепенно допрашивала класс, я думала о своём. Когда часы показали, что до звонка осталось меньше минуты, мне на телефон пришла СМС: «Встречаемся в женском туалете. Сейчас! И». Я обеспокоенно посмотрела на лучшую подругу, Лина тоже смотрела на меня. Я поняла, что она тоже получила сообщение. Инга сама дала о себе знать.

Как только по школе разнёсся характерный звон, мы выскочили из-за парты и побежали в коридор. По дороге к месту назначения нам встретилась Соня, её короткие белые волосы немного растрепались.

- Вы тоже получили? – прерывисто дыша, спросила она.

- Да, ты знаешь что случилось? – в ответ спросила Лина.

- Хватит болтать, сейчас всё узнаем, - оборвала я их обеих на полуслове и ускорила темп.

Когда мы, наконец, добрались до нужного места, Инга уже ждала нас. Она плотно закуталась в большой бордовый кардиган и, сидя на подоконнике, смотрела в окно. Когда входная дверь распахнулась, она встревожено обернулась на нас.

- Что случилось? – первой не выдержала я. А следом, мысленно одёрнула себя за бестактность. Вдруг и правда случилось что-то серьёзное, нужно быть помягче.

- Вы заметили, что люди ведут себя по-другому? – робко начала Инга.

- Ты о ребятах из школы? – уточнила Лина, восстанавливая дыхание.

- Да, о них.

- Ну такого и при всём желании не пропустишь, - ответила я.

- Так вот это из-за меня, то есть из-за моей вечеринки.

- Как это? – удивилась Соня.

- Я думала, что все разозлятся из-за псевдо полицейских, - поддержала Лина – но они явно какие-то довольные и счастливые.

- Я тоже, - поспешила вставить свои пять копеек и я. – Они же всех выставили из дома, сорвали праздник. Ну по крайней мере, ребята должны были в это поверить.

- Вот именно! И я так думала, - воскликнула Инга, спрыгивая с подоконника – думала, что все походят, поворчат и забудут. А тут…

- Ну?

- Что?

- И?

-…они в восторге! – наконец закончила подруга.

- В смысле?! – хором воскликнули мы, открыв рот от удивления.

- Не может быть! – воскликнула Лина.

- Их же выгнали, - это я.

- Но почему? – а это Соня.

- Да всё просто! Ребята говорят, что моя вечеринка была настолько крутой, что даже соседи вызвали полицейских. Теперь они все хотят прийти в следующий раз, даже восьмиклассники! – шок от этих слов оказался настолько велик, что на некоторое время воцарилась абсолютная тишина.

- Но это же хорошо, нет? – наконец прервала молчание Соня.

- Нет! – почти крикнула Инга. – Я больше не хочу устраивать вечеринки, никогда! Как представлю всё что было, мне плохо становится!

- Так не устраивай, тебя никто не заставляет, - заботливым тоном произнесла Лина, а затем подошла к подруге и обняла её за плечи. И как это у неё получается, быть такой милой и тактичной? Я так никогда не смогу.

- Да, они не могут принудить тебя, так что не переживай.

- Спасибо, девочки, но я не уверена, что родители позволят мне такую роскошь.

- Мы с ними поговорим, - поддержала Соня.

И пусть в этих словах не было правды, Инге нужно было их услышать. Хотя мы, теоретически, и вправду могли поболтать с мамой и папой подруги за чашечкой английского чая, они вряд ли бы стали слушать кучку необузданных школьниц. Даже таких симпатичных.

- К тому же, тебе уже восемнадцать, а это последний учебный год в «СШС», - произнесла я.

- Мила права. Но всё равно помни: что бы ни случилось, мы всегда будем рядом, - улыбнулась Лина.

Инга поочерёдно окинула нас своим встревоженным взглядом, а потом глубоко вздохнула.

- Еще раз спасибо вам, - немного успокоившись, улыбнулась девушка. – Но что теперь делать с ребятами? Они еще долго будут обсуждать эту тему.

- Готова поспорить, что завтра эта новость будет в школьной газете и в новом выпуске новостей, - засмеялась Соня.

- Или уже сегодня, - кивнула Лина.

- Да, ты теперь у нас мисс популярность, - усмехнулась я.

- И мы с тобой в комплекте.

- О нет, только новостей мне не хватало! – в ужасе раскрыла глаза Инга.

- Ха, а я бы посмотрела на фоторепортаж, - улыбнулась я.

- А я на лицо директрисы, когда она его увидит, - добавила Соня и мы дружно засмеялись.

- Просто поймите, мне не нужна дурацкая популярность. Я хочу сидеть себе тихо на лужайке возле школы, писать в блог, и всё.

- Так, мне кажется, она думает, что нам нужна эта дурацкая популярность, - я сделала возмущённое лицо.

- Но ты и так была достаточно узнаваема, особенно в блоге, - сказала Лина.

- Да, но это же совсем другое дело, - кивнула Инга.

- Что правда, то правда.

- Как бы то ни было мы рядом. И мы поможем тебе пережить эту ужасную минуту славы, - улыбнулась я, и мы все дружно обнялись.

- Ладно, пойдёмте обратно в классы, а то у меня сейчас химия. Сами понимаете, если опоздаю, мне… - недоговорив, Соня провела большим пальцем себе по горлу.

Мы все прекрасно понимали, о чём она. Химию у нас всех вёл один преподаватель, это был пожилой строгий мужчина советской закалки. Учил он просто супер, но и спрашивал не хуже. Одна половина ребят его любила, другая ненавидела, но все мы без исключения его боялись и уважали.

- О, тогда бежим, - поддержала Лина, и мы, как по команде, поспешили в разные уголки школы.