• Текст работы

– Ну вот что ты, кикимора болотная, натворила? По кой овощ мои инструменты заговорила?! Я ж теперь и шагу в кузню не могу ступить, они на меня бросаются! От молотка едва живой убежал. 

– Смотри-ка, – усмехнулась старушка. – А ты жаловался, что у тебя ноги не ходят. Вон как резво дёру дал, даже одышки нет. 

Дед сел на лавку и ударил кулаками по столу. 

– Не зли меня, ведьма старая! Это тебе не травки в поле ржавым серпом срезать. Инструмент нынче вещь не дешёвая. Я с кем разговариваю?! Да ты издеваешься? 

Но старушка, как делала свои дела спокойненько, так и продолжала лук с морковкой резать, не смотря на взбешённого супруга. 

Лишь через пару минут она негромко проговорила: 

– Ты полку прибил? У комода ручку починил? И дверь шкафа, я так смотрю, сделал... Молодец какой, не стал ждать, когда она оторвётся. 

– Да я ж надеялся, что она отвалится и тебя прибьёт. 

Он примирительно улыбнулся. 

Старушка отложила нож в сторону и посмотрела на колдуна тяжелым немигающим взглядом. 

– Во. Я ж говорил, что у тебя в роду одни гадюки по бабской линии. Ну-ка, милая, подержи. 

Он взял со стола мельницу, и перевернув её вверх тормашками, затрещал горошинками чёрного перца. 

– Ах, ты кобеляка недобитая! – сорвалась ведьма, выбегая из-за стола, успев схватить перед этим разделочную доску. 

Дед резво подскочил на месте и, смеясь, побежал по дому, наворачивая круги. 

– Меня змеюкою обласкиваешь, а сам к этой гадюке соседской чуть ли не каждый день ходишь! Ещё ведь и все каналы позакрывал, что никак не подсмотреть за тобою! Вот теперь и иди к ней! Чини ей полки со шкафами, сколько душе влезет! 

Колдун резко остановился и, повернувшись лицом к жене, покрутил пальцем у своего виска. 

– Совсем что ли на старости веков умишком тронулась?! Я вообще к Шурке не за этим ходил. У меня и без неё дома дел хватает. 

– Ну-ну. То день у неё пропадаешь, то день в лесу шаришься. Ладно бы сразу сказал, что на молоденькую потянуло. Ей всего-то ничего, годов шестьдесят стукнет скоро. Разошлись бы с тобою мирно. Так нет же, сначала к ней, а потом ко мне идёшь милуешься. Так и знала, что на два дома бегаешь, дыру в животе своём ненасытном пытаешься заткнуть. Небось, она вкуснее меня готовит?! 

Ведьма отбросила доску в сторону и заревела как маленькая, отвернувшись от мужа. 

– Ох, коза ты глупая, – выдохнул дед. – Весь подарок испортила. Что за бабу такую боги послали... Вот вроде стареем с годами, а ты всё как дитя малое, умишка совсем не прибавляется. 

– Подарок? – переспросила старушка, тут же вытерев слёзы. 

Колдун приобнял жену за плечи и повёл за собою, попутно достав из кармана конфету. 

– На, пососи и успокойся, змейка моя беззубая, – проговорил он ласково, поцеловав старушку в лоб. 

– Поди отравить вздумал? – щурясь, спросила ведьма, недоверчиво покосившись на деда. 

– А как же? Сейчас отравлю, а ночью, пока никто не видит, поросям твои останки скормлю. 

Старушка улыбнулась и, взяв конфету, закинула её в рот, как раз когда они подошли к окраине леса. 

– Глаза закрой, старая. 

– Чего это? 

– Обрыв там впереди. Спихну тебя к твоим родственницам, там их как раз целый гадюшник. Видать, по весне собрались кости окружающим перетирать своими сплетнями. 

– А глаза-то зачем закрывать? 

– Так чтобы лететь не страшно было. Закрывай, говорю. От, пошло дело. Держись за меня. Почти пришли... И... Всё. Открывай. 

Недалеко от дома в лесу стояла большая резная будка, правда, недоделанная. 

– Я к Иванне всего пару раз ходил, остальное время здесь был, пытался соседскими инструментами хоть что-то успеть доделать. Мои-то ты, дура, заговорила. А перед тем как сюда идти, наводил на тебя морок, чтоб не видела, где я и чем занимаюсь. 

– Странный какой-то у тебя подарок. Ты чего это, решил уйти в лес жить и поэтому себе хоромы собачьи строишь? 

– Коза, рога сними, они тебе думать мешают. – постучал ей тихонечко по лбу дед. – У Шурки сука щенят понесла. Один из них трехголовый оказался, маленький совсем. Вот она и позвала меня, просила утопить его, самой боязно было. Я вместо этого всё необходимое ей принёс, попросил поухаживать за ним до твоего дня рождения. А будку хотел завтра во двор поставить. Ты же любишь животину всякую непонятную. 

– Ага. С одной такой уже третий век живу, – хохотнула ведьма. 

– А теперь тебе никакого подарка не будет, – сурово отрезал дед. 

– Это ещё почему? 

– По кочану по твоему. Ты ведь, дура ревнивая, все планы мои испортила. Про пса рассказал, будку недоделанную увидела. 

– Миленький мой, хорошенький, так я сейчас всё исправлю. Заговор сниму с кузни. Успеешь ведь за ночь-то всё закончить? – залепетала старуха, поглаживая мужу плечи. – Я же знаю, что успеешь. 

– Нуу, успею, – смягчился колдун. – Отчего нет. 

– Какой ты у меня молодец, настоящий мастер. А я перед сном зелье выпью, как раз этот вечер забуду, а утром, глядишь, и удивлюсь подарочку. 

– Эт ты хорошо придумала, – согласился колдун. – Только записку себе напиши, что я тебе не изменял. Праздник праздником, а травануть сдуру ты можешь и меня, и гостей. 

– Как скажешь, любимый мой. Ты у меня такой замечательный, – подобрела ведьма, становясь сразу ласковой. 

– А то. Повезло тебе с мужем. Не то, что мне с женою. Глупенькая она у меня, всякую хрень к себе в головушку пожить пускает. Да, змейка моя подколодная? – подмигнул ей колдун, не переставая довольно улыбаться. 

– Да ну тебя, дурака кусок., - пихнула его старушка локтём в бок. – Пойдём, лучше я тебя мясцом с тушеной картошкой покормлю. Тебе же ещё ночью подарок доделывать.

Комментарии 0

Войдите, чтобы оставить комментарий.
Вы можете авторизоваться через ВКонтакте и Facebook