• Текст работы

Я проверяла вещи в рюкзаке. Термос с кофе, коробка с бутербродами, пара свитеров, немного носков и щепотка корицы в пакетике. "Кажется, ничего не забыла", - я наконец-то села в автобус, и приготовилась выпасть из реальности на восемь часов.

Медленно и монотонно за окном текли знакомые виды. В салоне было тихо - кто спал, укрывшись курткой, кто слушал музыку или читал. Уже через пару часов связь стала плохой, и с каждым километром нас всё меньше окутывала сеть интернета.

Я не особо хорошо понимала, куда именно еду. В газете было дано объявление о работе: "Нужна терпеливая сиделка", - и кажется этот автобус был моим первым испытанием. За последнее время он оказался самым тихим местом, в котором я побывала. Иногда он останавливался, люди выходили, и их становилось всё меньше. Я старалась задремать, но было настолько скучно, что даже сон отказывался в этом учавствовать.

"Пожалуйста, пусть произойдёт хоть что-нибудь", - пробормотала я, прикрыв глаза рукой. Ничего. Ни смеха, ни криков, ни разговоров. А пейзаж продолжал всё также обволакивать наш корабль на колёсах со всех сторон.

Ноги постепенно затекли, и я подобрала их под себя. 

На шестом часу, привыкнув к обстановке, я расслабилась. Монотонность успакаивала. Телефон был выключен и убран в рюкзак, а мысли потекли не так отрывочно. Временами их у меня вообще не было, и тогда я просто смотрела в окно, вслушиваясь в тихое бормотание мотора.

"Кажется, теперь будет второе испытание", - хмыкнула я, когда мы прибыли. Одинокая остановка посреди лесополосы. Дорога обеими концами уходила за горизонт, и никакого признака цивилизации, кроме одинокого фонаря, я не заметила.

- А вы не знаете, тут кто-нибудь живёт? - уточнила я у водителя.

- На той стороне дороги есть дома, но адресов у них нет, если ты об этом, - степенно ответил он мне, пригладив усы, - Если ничего не найдёшь - возвращайся сюда. Часа в два ночи поеду обратно, тебя могу прихватить бесплатно.

- Спасибо.

- Удачи.

Двери закрылись и автобус медленно укатился дальше. Вдохнув поглубже, я перешла пустую дорогу и пошла в лес.

До этого автобус казался мне тихим местом, но то, что я встретила в лесу, было новым уровнем тишины. Я слышала каждый шорох. Порой мне казалось, что я даже слышу своё сердце. Кроме того, ничто не препятствовало моему пути. Кругом - стволы деревьев и редкие кусты. Иногда мне попадались грибы или ягоды, но срывать их не хотелось, да и не было нужды.

Перекусив бутербродами и выпив уже слегка остывший кофе, я с удивлением обнаружила, что они за это время стали только вкуснее.

Без особой надежды бродить пришлось долго, но это только радовало. Какое-то особое чувство зарождалось у меня в груди. От него не перехватывало дыхание, оно не спутывало мысли и было настолько тихим и сильным, что иногда я останавливалась и трясла головой, прогоняя наваждение.

Что удивительно, я всё-таки нашла дом, к которому шла, хотя вроде как не особо к нему стремилась. Маленькое двухэтажное здание из крепких брёвен с орнаментом на дверях и окнах было окружено забором, доходившим мне до груди. "Этот забор явно не от людей", - подумала я, открывая не запертую калитку.

Несколько клумб были разбиты прямо у входа, а за домом виднелись несколько теплиц. Над крышей из трубы поднимался лёгкий дымок, по запаху которого я и нашла это место.

- О, вы уже здесь, - откуда-то со стороны вышел пожилой мужчина. Рядом с ним шёл крупный чёрный пёс неизвестной мне породы. Он дружелюбно вилял хвостом и первым подошёл и обнюхал мне руки, лизнув одну из них.

- Здравствуйте, это вам нужна сиделка? - неуверенно спросила я, глядя на твёрдо стоящего на ногах дедушку.

- Мне нужна была компания, - он подмигнул мне и подошёл поближе, - Сегодня у меня день рождения, так что я решил позвать кого-нибудь в гости. Вы любите грушевый чай?

- Я такой не пробовала, - пробормотала я, смущенная обстоятельствами.

- Вот и попробуете, молодая леди. Добро пожаловать ко мне домой! Можете на эту неделю называть меня Дедушкой, - он улыбнулся и сделал знак следовать за ним в дом. Пёс, виляя хвостом, потёрся о мои ноги и начал мокрым носом тыкать под колени, торопя. Постоянно озираясь, я вошла.

Внутри дома пахло древесиной и, слегка, камином. Был ещё какой-то запах, но я не сразу поняла, какой именно.

- Вы будете шарлоттку? - Дедушка снял с пирога на столе клетчатое полотенце.

- А, так вот что так вкусно пахло, - сказала я и улыбнулась.

Мы сели ужинать прямо перед камином, на мягкую подстилку, и пёс лёг между нами, положив голову мне на колени. Некоторое время мы молчали, пили ароматный грушевый чай и ели вкуснейший яблочный пирог с тарелог, явно сделанных вручную.

- А, и с днём рождения вас, - запоздало сказала я, краснея.

- Спасибо, и вас тоже, - откликнулся Дедушка.

- Но у меня же не день рождения, - я удивлённо посмотрела на него.

- Да, но я же никогда вас не поздравлял с ним. Так что, вот, - он протянул мне свёрток, и, не смотря на внутренний протест, мне пришлось его принять. Внутри была книга в переплёте коричневого цвета.

- Тогда и у меня для вас кое-что есть, - стараясь не расплакаться от умиления, я залезла в рюкзак и вытащила свой огромный вязаный свитер.

- Ого, - только и сказал Дедушка, и отошёл в другую комнату, чтобы примерить его. Пока он переодевался, я листала свой подарок. Книга была слегка старая, с лёгким ароматом бумаги. Её автор и заглавие мне ни о чём не говорили, но это явно был сборник рассказов.

- Ну как вам? - произнёс Дедушка, появившись в своём новом свитере, который доходил ему чуть ли не до колен.

- Вам очень идёт, - кивнула я.

- Да нет же, я про книгу.

- К сожалению, никогда о ней не слышала, поэтому пока не знаю.

- Ещё бы вы о ней знали, - хихикнул Дедушка, - Я её написал очень, очень давно. И особым успехом она никогда не пользовалась.

Я посмотрела на свой подарок совсем другими глазами. Внезапно, книга превратилась во что-то невероятно ценное.

- А вы мне её подпишите?

- С удовольствием, вы же мой первый читатель, - Дедушка улыбнулся так широко, что все его морщины стали ещё отчётливее, но от этого он показался мне даже красивее прежнего.

Дедушка подписал мне книгу и мы посидели ещё немного, попивая чай. Не знаю, как я раньше жила без грушевого чая.

- Я, милая, пожалуй пойду спать. А вы можете сидеть, сколько вашей душе будет угодно, только не забывацте подкидывать дрова

Дедушка показал мне мою комнату на первом этаже с небольшой, но очень мягкой кроватью и толстым пуховым одеялом, а сам пошёл наверх.

Спать мне совершенно не хотелось, и, когда стихли его шаги, я и пёс устроились перед камином, в свете которого я тут же начала читать книгу. Настенные часы с маятником тихо отсчитывали время, и вскорё пёс задремал, грея своим боком мне ноги. А я с удоводьствием читала рассказ за рассказом, укрывшись пледом и допивая остывающий чай. Иногда нужно было подбросить дров, которые стояли рядом, и тогда лёгкие искорки летели от камина, тут же погасая в полёте.

Уснула я только под утро, в предрассветных лучах укрывшись тёплым одеялом.

Та неделя была самой спокойной в моей жизни. Мы с Дедушкой беседовали обо всём подряд, иногда он играл мне на гитаре. Мы вместе готовили пироги, собирали грибы, играли с псом, а по ночам я читала всё, что попадалось под руку в его библиотеке.

Когда мне пришло время уезжать, у нас обоих на глазах стояли слёзы.

- Пора тебе, милая, домой, - сдерживая комок в горле, пробормотал Дедушка и улыбнулся. Пёс тихо заскулил.

В термос мне налили чаю, а в коробку положили пару кусков пирога. От денег я отказалась, сильно-сильно мотая головой. Дедушка и пёс молча проводили меня до остановки. Когда вдалеке показался автобус, мы крепко обнялись, а когда открылись двери - обнялись ещё раз.

Водитель узнал меня и, увидев моё лицо, улыбнулся и сказал, что такую грустную девушку он не может не подвезти бесплатно.

- Можете приехать и на следующий мой день рождения, - сказал дедушка, когда я высунулась в окно, чтобы попрощаться ещё раз.

- А когда он у вас будет? - уже не скрывая слёз, спросила я.

- Тогда, когда вы приедете, - улыбнулся он.

Автобус тронулся в путь.

Комментарии 0

Войдите, чтобы оставить комментарий.
Вы можете авторизоваться через ВКонтакте и Facebook